YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Арбитражный процесс (Под ред. В.В. Яркова) arrow § 1. Понятие, принципы международного гражданского (арбитражного) процесса и его источники
§ 1. Понятие, принципы международного гражданского (арбитражного) процесса и его источники

§ 1. Понятие, принципы международного гражданского (арбитражного) процесса и его источники

1. Понятие
2. Принципы международного гражданского процесса
3. Источники международного гражданского процесса
4. Судебная практика

   1. Понятие
    
   Термин "международный гражданский (арбитражный) процесс" носит достаточно условный характер. Несмотря на существование самостоятельных судебных систем арбитражных судов и судов общей юрисдикции, исторически совокупность норм, регламентирующих рассмотрение судами гражданских (в широком смысле) дел с иностранным элементом, называется международным гражданским процессом.
   Ряд крупных работ последних лет, рассматривающих вопросы судопроизводства с иностранным элементом в деятельности всех гражданских судов, посвящены именно международному гражданскому процессу.
   Поэтому в названии данной главы учебника "Арбитражный процесс" мы используем двойное название "Международный гражданский (арбитражный) процесс", имея в виду характеристику рассмотрения дел с иностранным элементом арбитражными судами. В дальнейшем для удобства изложения материала будем использовать категорию международного гражданского процесса.
   В этом аспекте международный гражданский процесс представляет собой систему норм национального и международного права, связанных с судебной и иной юрисдикционной защитой прав участников гражданского оборота и содержащих иностранный элемент.
  
   2. Принципы международного гражданского процесса
    
   Специалисты по-разному определяют систему принципов международного гражданского процесса. Так, X. Шак выделяет принципы взаимности, равенства и lex fori (закон места судебного разбирательства).
   Л.А. Лунц в двух своих классических работах специально не рассматривает вопрос о принципах международного гражданского процесса, однако также выделяет принцип lex fori, называя его принципом "закона суда".
   Многие авторы пишут о принципах международного частного права, распространяя на международный гражданский процесс их действие как на часть данной отрасли права.
   На наш взгляд, говоря о современной системе принципов, нельзя игнорировать те начала, которые заложены в международных соглашениях, - влияние концепции прав человека. Как справедливо отмечает Н.Г. Елисеев, в последнее десятилетие возрастает роль международных соглашений в регулировании судопроизводства, что связано с признанием фундаментального значения прав и свобод человека и развитием международного экономического сотрудничества.
   Поэтому вполне можно говорить как о принципах международного гражданского процесса в отношении тех наиболее значимых положений, которые отражены в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также в судебной практике Европейского суда по правам человека. В этом плане, пусть и регионально (в рамках международного гражданского процесса стран, на которые распространяется данная конвенция), можно говорить о таких принципах международного гражданского процесса, как необходимость обеспечить доступность судебной защиты и права на справедливое судебное разбирательство в соответствии со ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Другие принципы можно вывести из содержания иных международных документов, конвенций и соглашений, например Всеобщей декларации прав человека и т.д.
   В качестве основных принципов можно привести следующие.
   Принцип lex fori отражает необходимость применения судом процессуального права своей страны. Процессуальное право иностранных государств может применяться при совершении отдельных процессуальных действий только в случаях, указанных в законах соответствующего государства. Например, согласно ст. 253 АПК РФ судопроизводство в арбитражных судах по делам, в которых участвуют иностранные лица, осуществляется в соответствии с АПК РФ и иными федеральными законами. Данное положение, как свидетельствуют Л.А. Лунц и X. Шак, отражено и в национальном законодательстве многих других стран. Например, согласно ст. 12 Закона 1995 г. N 218 "Реформа Итальянской системы международного частного права" гражданское судопроизводство, осуществляемое в Италии, регулируется итальянским процессуальным правом.
   Из этого правила есть отдельные исключения. Например, проверка вступления в законную силу решения иностранного суда осуществляется в соответствии с национальным законодательством страны, в которой вынесено решение, а не той страны, где испрашивается разрешение на принудительное исполнение.
   В ряде случаев допускается исполнение поручения иностранного суда на основании процессуального права иностранного государства (см., например, ст. 9 Гаагской конвенции о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам 1970 г.). На основе иностранного права решаются также вопросы правового статуса иностранных организаций, действительность доверенности, выданной за рубежом для представления интересов иностранной организации, и т.д. Вместе с тем, как пишет X. Шак, действие lex fori ослабевает в том плане, что применение процессуального права нередко привязано и к применению соответствующего материального права.
   Принцип равенства представляет собой правило, отражающее несколько аспектов: о равенстве правосудия различных государств, вытекающем из равенства суверенных государств, и о равенстве сторон процесса.
   Первый аспект принципа равенства вытекает из международного публичного права, отражаясь в равном статусе вступивших в законную силу актов правосудия, их взаимном признании и уважении (см., например, ст. 252 АПК РФ). Второй аспект данного принципа связан с национальным процессуальным законодательством, которое, как правило, содержит принцип равенства как основополагающий в арбитражном процессуальном праве.
   В частности, ст. 7 АПК устанавливает равенство участников процесса перед законом и судом. Кроме того, большинство национальных процессуальных законодательств устанавливают правило о равенстве процессуальных прав иностранных граждан и организаций, лиц без гражданства наряду с гражданами данного государства. Из этого правила также есть отдельные исключения, связанные, например, с требованиями судебного залога.
   Принцип взаимности связан с принципом равенства. Как отмечает М.М. Богуславский, данный принцип понимается как взаимное предоставление определенного режима (национального, наибольшего благоприятствования) или каких-либо прав иностранным гражданам и иностранным юридическим лицам.
   Данное начало международного частного права и, как следствие, международного гражданского процесса выделяют многие специалисты, например В.П. Звеков, Г.К. Дмитриева и др. Ряд авторов, например X. Шак, подвергли взаимность критике применительно к сфере исполнительного производства.
   Взаимность имеет много аспектов.
   Например, на основе взаимности подлежит применению в России иностранное право, при этом взаимность презюмируется (ст. 1189 ГК РФ). Взаимность определена как условие взаимного признания и исполнения иностранных решений в ст. 1 Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве)".
   В процессуальном праве взаимность означает равенство процессуальных прав российских и иностранных граждан и организаций с установлением ответных ограничений в случае, если такие правила также будут установлены законодательством иностранного государства (реторсия). В частности, согласно ч. 4 ст. 254 АПК РФ Правительство РФ вправе вводить ответные ограничения процессуальных прав в отношении иностранных лиц тех государств, где введены такие ограничения для российских граждан и организаций.
  
   3. Источники международного гражданского процесса
    
   Особенность источников международного гражданского процесса заключается в их множественности, они разбросаны по многим национальным и международно-правовым актам. Только частично отдельные институты международного гражданского процесса подверглись кодификации. Это объясняется целым рядом причин: во-первых, сложностью и неоднородностью правового материала, во-вторых, различием систем континентального (гражданского) и общего права; в-третьих, национальными традициями, поскольку право не только явление национального порядка, направленное на регулирование юридической деятельности, но и результат длительного развития, отражающий исторические и национальные черты правовой системы конкретного государства; в-четвертых, различиями в уровнях экономического развития той либо иной страны, степенью ее вовлеченности в международный экономический и гражданский оборот и, соответственно, разницей в потребностях в правовом регулировании отношений с иностранным элементом; другими факторами.
   Если соотнести, образно говоря, географическую и правовую карты нашей планеты, то в сфере международного гражданского процесса (и международного частного права) можно выделить несколько центров правового притяжения, в рамках которых существует свой правовой режим, складывается наднациональное законодательство и юридическая система, а национальное право развивается под влиянием межгосударственных органов. К их числу относятся Европейский союз (ЕС), СНГ, Северная Америка, возможно, страны Латинской Америки. Что касается стран Азии и Африки, Тихоокеанского региона, то здесь ограниченность информации не позволяет сделать какие-либо обоснованные выводы.
   Определенное (особенно в сфере защиты прав человека) интегрирующее значение в правовой сфере оказывает Совет Европы, его законодательство и решения Европейского суда по правам человека. В этом плане акты Совета Европы оказывают влияние на страны как ЕС, так и СНГ. Что касается стран СНГ, то здесь наряду с соглашениями и конвенциями, охватывающими все государства СНГ, складывается более определенная и тесная правовая общность между отдельными группами государств, в частности между Россией и Беларусью; Россией, Беларусью, Казахстаном, Кыргызстаном и Таджикистаном.
   Иерархия источников. Иерархия источников международного гражданского процесса в России заключается в приоритете норм международно-правовых над национальным законодательством (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ).
   Можно выделить 3 уровня международно-правовых источников:
   - акты наднационального характера, изданные международными союзами государства, которые имеют силу выше, чем нормы международных договоров.
   - многосторонние договоры.
   - двусторонние договоры. В них содержатся нормы как коллизионные, так и регулирующие определенные вопросы по существу. Можно отметить тенденцию в сторону увеличения второй группы непосредственно регулирующих нормативных предписаний.
   Наднациональные акты. Такие акты издаются, например, Европейским Союзом. По юридической силе различаются регламенты, директивы, решения, рекомендации и заключения (ст. 249 Договора об учреждении Европейского сообщества). Среди них следует назвать Регламент Совета Европейского союза от 22.12.2000 г. N 44/2001 о юрисдикции, признании и принудительном исполнении судебных решений по гражданским и торговым делам, вступивший в силу с 01.03.2002 г. (далее - Регламент 44/2001).
   Регламент 44/2001 является составной частью законодательства ЕС и имеет высшую юридическую силу после Договора о создании ЕС, что позволяет ему быть непосредственно применяемым на всей территории сообщества. Процедура внесения изменений в регламенты проще, чем процедура изменения конвенций. Поэтому вступление в состав Европейского сообщества нового участника автоматически распространяет на него обязательство по соблюдению всего законодательства сообщества. Другие регламенты посвящены иным вопросам европейского гражданского процесса, в частности трансграничной несостоятельности, вручению процессуальных документов, получению доказательств, рассмотрению семейных споров.
   Многосторонние соглашения и договоры. Это, пожалуй, самая значительная часть правовой основы международного гражданского процесса. X. Шак в связи с этим замечает, что главной причиной конфликтов между конвенциями является огромное множество занимающихся разработкой международных договоров международных органов и организаций. "Утешает лишь то, что не из каждого яйца вылупится птенец", - пишет X. Шак.
   В соответствии со сложившейся классификацией можно выделить универсальные и региональные соглашения. Часть из них посвящена преимущественно вопросам международного гражданского процесса, а другие содержат нормы как международного частного, так и процессуального права.
   Универсальные соглашения. Универсальный характер носят многие Гаагские конвенции, подготовленные усилиями Гаагской конференции по международному частному праву, в частности:
   - Конвенция по вопросам гражданского процесса (1954 г.);
   - Конвенция о вручении за границей судебных и внесудебных документов по гражданским и торговым делам (1965 г.);
   - Конвенция о получении за границей доказательств по гражданским и торговым делам (1970 г.);
   - Конвенция, отменяющая требование легализации иностранных официальных документов (1961 г.);
   - Конвенция о международном доступе к правосудию (1980 г.). Из универсальных соглашений, посвященных вопросам как материального, так и процессуального права, следует отметить:
   - Конвенцию об урегулировании инвестиционных споров между государствами и физическими или юридическими лицами других государств
   (Вашингтон, 1965 г.);
   - Венскую конвенцию о дипломатических сношениях (от 18.04.1961 г.);
   - Венскую конвенцию о консульских сношениях (от 24.04.1963 г.);
   - Конвенцию ООН по морскому праву (1982 г.) и др.
   Региональные соглашения. Они заключаются между группами стран, связанных, как правило, территориальной, политической, экономической и иной близостью. Например, в рамках СНГ можно назвать, следующие соглашения:
   - Конвенцию о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Минск, 22.01.1993 г.);
   - Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20.03.1992 г.).
   Достаточно много соглашений заключено в рамках Европы, преимущественно между странами-участницами ЕС, а также другими государствами Европы. В их числе, к примеру, можно выделить:
   - Европейскую конвенцию о внешнеторговом арбитраже (Женева, 12.04.1961 г.);
   - Брюссельскую конвенцию по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения судебных решений в отношении гражданских и торговых споров (27.09.1968 г.);
   - Луганскую конвенцию по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения судебных решений в отношении гражданских и торговых споров (16.09.1988 г.);
   - Европейскую конвенцию об иммунитете государств (от 16.05.1972 г.).
   Из неевропейских актов можно выделить Кодекс международного частного права (Кодекс Бустаманте), принятый на VI Международной американской конференции (вступил в силу 25.11.1928 г.). Он является региональным договором, заключенным между странами Центральной и Южной Америки, и представляет собой пример относительно полной кодификации норм международного частного права и международного гражданского процесса. Кодекс явился первым достаточно успешным опытом унификации, включает 437 статей и действует уже в течение более чем 70 лет для 15 государств Латинской Америки.
   Двусторонние соглашения и договоры. Многие страны, включая Россию, не только являются участниками многосторонних конвенций и соглашений, но и заключают двусторонние договоры, которые могут содержать особые условия правового взаимодействия, отличные от установленных многосторонними договорами. В соответствии со сложившимися правилами толкования положения двустороннего договора имеют приоритет над аналогичным правилом многосторонней конвенции.
   Как сказано в п. 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 11.06.1999 г. N 8 "О действии международных договоров Российской Федерации применительно к вопросам арбитражного процесса", суд учитывает, что двусторонний международный договор является специальным нормативным актом по отношению к многосторонним международным договорам регионального и всеобщего характера. Однако на практике столь прямолинейное толкование может оказаться сомнительным, например в тех ситуациях, когда многосторонняя конвенция устанавливает более льготный правовой режим, чем двусторонний договор.
   Модельное (типовое) законодательство. Перспективы развития международно-правовых источников. В качестве одной из тенденций развития системы гражданской юрисдикции следует отметить постепенное сближение правил и процедур.
   При характеристике развития модельного процессуального законодательства в рамках СНГ можно говорить о двух направлениях работы.
   Во-первых, работа по правовому регулированию вопросов международного частного права и международного гражданского процесса, определению коллизионных норм, вопросов взаимного исполнения судебных актов и иного процессуального взаимодействия. В этом плане уже приводились ранее ряд конвенций и соглашений, заключенных между странами СНГ (например, Киевское соглашение).
   Во-вторых, работа в рамках Межпарламентской ассамблеи стран СНГ над проектами двух кодифицированных актов - Модельного ГПК стран СНГ и Модельного кодекса судопроизводства по экономическим правоотношениям государств СНГ.
   Российские источники. В нашей стране нет единого кодифицированного акта, посвященного вопросам международного гражданского процесса применительно к деятельности арбитражных судов. Поэтому в этом плане следует выделить целую группу различных актов, так или иначе содержащих нормы международного гражданского процесса в самых разных их аспектах:
   - АПК РФ: ст. 3, 13, 14, 16; гл. 30-33 и др.;
   - Основы законодательства РФ о нотариате: разд. XXI "Применение нотариусом норм иностранного права" и некоторые др.;
   - ГК РФ: часть третья, разд. VI "Международное частное право";
   - Федеральный закон "Об исполнительном производстве": ст. 10 и 11;
   - Федеральный закон "О несостоятельности (банкротстве)": ст. 1 - о приоритете международных договоров над национальным законодательством о банкротстве, о принципе взаимности при признании решений судов иностранных государств и др.;
   - Федеральный закон от 09.07.1999 г. N 160-ФЗ "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации": ст. 5 - о судебной защите прав иностранных инвесторов и др.
   Есть и другие федеральные законы и акты федеральных органов исполнительной власти, где так или иначе затрагиваются вопросы международного гражданского процесса.
  
   4. Судебная практика
    
   Судебная практика играет значительную роль в понимании, толковании и реализации положений международного гражданского процесса.
   Во-первых, национальные суды толкуют нормы международного гражданского процесса, включая содержащиеся в международных договорах по гражданскому процессу. Такой порядок рационален применительно к толкованию национального законодательства о международном гражданском процессе. Однако при толковании международных договоров судами различных государств всегда есть риск того, что ими в отношении одних и тех же норм будет даваться разное толкование.
   Поэтому, во-вторых, в ряде международных договоров, действующих в рамках ЕС, сложился другой способ толкования - одним судом, что позволяет обеспечить единообразие толкования и правоприменения. В рамках ЕС таким образом был решен вопрос о толковании Брюссельской конвенции по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения судебных решений в отношении гражданских и коммерческих споров (далее - Брюссельская конвенция). Согласно протоколу о толковании, заключенному в Люксембурге 03.06.1971 г., Суд Европейских сообществ в Люксембурге как надгосударственная судебная инстанция получил право толкования Брюссельской конвенции в соответствии с предварительными запросами национальных судов. С 1976 г., по свидетельству X. Шака, вынесено 105 предварительных решений, в том числе 40% по запросам судов Германии.
   В связи с этим, отмечая позитивную роль толкования одним судом, X. Шак справедливо отмечает проблемы толкования Луганской конвенции по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения судебных решений в отношении гражданских и коммерческих споров (далее - Луганская конвенция), которое осуществляется национальными судами, что привело к различной практике ее толкования.

 
< Пред.   След. >