YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология права (В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко) arrow 1.4. Методы социологии права
1.4. Методы социологии права

1.4. Методы социологии права

   Будучи ответвлением общей социологии, социология права заимствует методологию преимущественно у нее. Как известно, общая социология является одновременно и теоретической, и эмпирической дисциплиной, и соответственно пользуется методами как эмпирического, так и теоретического ряда. К эмпирическим методам, используемым социологией права, относятся наблюдение, опрос, анализ документов и эксперимент. Наиболее доступным для нее является сравнительно-исторический метод, применяемый к феноменам-институтам, поскольку он требует только чтения и анализа исторических и этнографических документов. Если одно и то же явление наблюдается во многих правовых системах, — есть основание говорить о его общем характере. Несходства же могут навести на след каузальной связи. В “Эссе о даре” (1923) Марсель Мосс, формулируя гипотезу о том, что дар был первобытной формой товарообмена, продемонстрировал применение сравнительно-исторического метода в социологии права.
   Феномены-казусы требуют описания. Например, таковы монографии Ле Пле и представителей его школы. Когда феномены-казусы представляют собой совокупность явлений, современным инструментом для их изучения становится статистика. Но нужны еще и современные статистические технологии. У социологии права их нет. Она использует подсчеты, проводимые с другими целями (например, акты регистрации гражданского состояния и др.).
   Появление методики социологических опросов способствовало тому, что социология права стала равнодушно относиться к недостатку статистических данных. При допустимом риске ошибки исследование путем опроса позволяет произвести квантификацию, сравнимую со статистической. К тому же опрос имеет существенные преимущества: его проведение дешевле и быстрее, оно легко сообразуется с конкретными целями исследователя в отличие от составленных административными органами анкет. Поэтому экстенсивное исследование стало излюбленным методом социологии права (изучение фактов, знаний, мнений). В общей социологии применяются те же технологии (выборка групп для опроса, составление вопросника и т.д.). Нельзя сказать, что переход методов общей социологии в ее конкретную отрасль не требовал их корректировки. И, может быть, еще недостаточно изучены изменения, которым должны подвергнуться привычные процедуры исследования, чтобы с их помощью можно было учитывать особенности правового материала. К примеру, нужно ли в опросе на тему законодательства ограничиваться сухой формулировкой двух возможных ответов (как это делается у нас) или же нужно подкреплять их некоторыми аргументами “за” и “против” (как это было сделано в США в опросе по поводу родительских прав)? И как отличить в ответах респондентов то, что проистекает из знания права (позитивного), пусть даже смутного, и то, что может исходить от интуитивного знания права (естественного)?
   Применяемые в социологии права методы иногда кажутся оригинальными, но эту оригинальность им придает как раз правовой характер объекта.
   Охарактеризуем основные методы, которые наиболее часто используются в социологии права, — методы наблюдения, интерпретации, сравнения, анализа документов, эксперимента, опроса.
   1. Метод наблюдения. Под наблюдением в социологии понимается сбор первичных данных, связанных с объектом исследования, осуществляемый исследователем лично путем непосредственного восприятия. Наблюдение проводится различными способами в зависимости от того, к какому обществу относятся изучаемые правовые феномены: к современным индустриальным обществам, современным традиционным обществам архаичного типа или исчезнувшим обществам.
   Легче всего проводить наблюдение в современных индустриальных обществах. Источники информации здесь многочисленны и разнообразны. Что касается архаических обществ, то здесь использование наблюдение сталкивается с рядом трудностей, обусловленных различиями в менталитете, обычаях, иногда оказываемом сопротивлении исследованию, наконец, сложностью интерпретации зафиксированных фактов.
   По степени вовлеченности исследователя в наблюдаемые им процессы различают включенное и невключенное наблюдение. Под невключенным наблюдением понимается такой способ осуществления наблюдения, когда исследователь не участвует непосредственно в наблюдаемых событиях, изучая их отстраненно, как бы извне. Такой вид наблюдения обычно используется при изучении массовых процессов. Включенное наблюдение, напротив, предполагает полное или частичное участие наблюдателя в исследуемом процессе. В таких случаях исследователь либо находится в прямом контакте с участниками этого процесса, либо сам входит на правах участника в исследуемую группу. Прежде всего социолог, осуществляющий включенное наблюдение, должен решить, в какой форме войти в социальную группу, которую собирается изучать. Он может выступать в роли “открытого” включенного наблюдателя, откровенно поставив в известность членов группы о том, кто он такой и каковы его цели, а может играть роль “скрытого” включенного наблюдателя, не объявляя никому, кто он на самом деле. У социологов нет однозначного мнения, какая форма наблюдения предпочтительнее. С одной стороны, открытое включенное наблюдение позволяет социологу не участвовать в действиях, которые являются аморальными или незаконными, к тому же открытость представляется более предпочтительной с точки зрения морали. Более того, если у социолога сложились доверительные отношения с членами группы, он может задать им необходимые вопросы. Однако открытое присутствие исследователя, несомненно, сказывается на поведении членов группы.
   При закрытой форме включенного наблюдения, когда изучаемые не знают, что за ними наблюдают, они ведут себя естественно. Некоторые исследования вообще можно проводить только в закрытой форме, даже скрывая подлинное имя социолога, ибо в противном случае исследователь не получил бы допуска в изучаемую группу (группа воров, банда насильников, тоталитарные религиозные секты). В этом случае перед ученым встает задача засекречивания исследовательского процесса и его результатов. Однако все это окупается шансом добыть более достоверную и обоснованную информацию. Хотя весь процесс сопряжен со значительными трудностями собственно научного документирования собранной информации: многое приходится держать в памяти, записи подчас можно сделать значительно позже события.
   Сторонники включенного наблюдения считают, что этот метод сводит к минимуму воздействие исследователя на изучаемую среду. Используя методы опроса или интервью, социолог заранее расставляет приоритеты исследования. Включенное наблюдение подчас ломает прежние представления, ибо осуществляемое день за днем исследование повседневной жизни той или иной социальной группы может дать неожиданные результаты. С помощью этого метода ученый может быть непосредственным свидетелем жизни людей, а не полагаться на их ответы, которые, в силу отмеченных выше причин, не всегда являются достоверными. С помощью метода наблюдения исследователю легче понять мотивы поведения членов группы, так как оно изучается непосредственно, довольно длительное время и в контексте определенной субкультуры, о которой до начала исследования можно иметь лишь поверхностное представление.
   Методы включенного и в особенности полного включенного наблюдения имеют большие преимущества, поскольку позволяют осуществлять сбор эмпирических данных с максимальной полнотой. Применительно к правовым отношениям метод включенного наблюдения может использоваться с серьезными ограничениями, если речь идет об изучении криминальной среды, вхождение в которую представляет опасность для исследователя и несет с собой ряд этико-правовых проблем. Однако его можно использовать, например, в процессе изучения судебной практики, в частности, взаимодействия судьи и народных заседателей в ходе принятия решения. Такого рода исследования проводились еще в доперестроечный период, несмотря на имевшие тогда место ограничения идеологического порядка. В настоящее время таких ограничений не существует, однако ученый или журналист, практикующий метод включенного наблюдения, должен сознавать, что его действия ограничены действующим законодательством, а также нормами этики, предписывающими уважение к личности человека, статусу судьи и других лиц, наделенных особыми юридическими полномочиями, соблюдение элементарных человеческих прав (см. ст. 21 Конституции РФ, гарантирующую соблюдение достоинства личности и запрещающую без добровольного согласия человека подвергать его научным, медицинским и иным опытам).
   Недостатком метода наблюдения является неизбежное проявление субъективизма исследователя, проистекающее из самого факта его личной вовлеченности в жизнь наблюдаемого объекта.
   Этнографические наблюдения. У так называемых примитивных обществ (их иногда именуют обществами без письменности) письменные документы отсутствуют, однако зададим себе вопрос: есть ли в этих обществах право? Если есть, важно ли с ним ознакомиться? Мы уже сталкивались с первым вопросом и ответили на него утвердительно. Правовые нормы примитивных народов обязательно должны войти в область исследований, — они необычайно интересны.
   Они настолько оригинальны, что их изучение должно стать отдельной дисциплиной, а именно, юридической этнологией. Мы будем говорить здесь о примитивном праве лишь для того, чтобы заострить внимание на методе, который следует использовать на начальной стадии, — стадии наблюдения. При отсутствии письменности информацию можно было получить лишь путем общения с туземцами, а в основном, посредством включенного наблюдения в обычном смысле этого слова. Для этого необходимо использовать самые совершенные инструменты, которые предлагает нам современная наука. Этнограф, миссионер или бизнесмен, желающий ознакомиться с правом этих народов, должны, насколько это возможно, внедриться в их жизнь, добиться доверия этих людей, участвовать в их социальной жизни, присутствовать на их праздниках и ритуалах. Этот тесный контакт лучше чем слова позволит исследователям по-настоящему пролить свет на юридическое и экономическое устройство этих обществ.
   2. Анализ документов. Важные сведения о процессах, происходящих в обществе, в том числе и связанных с правовыми отношениями, исследователь может почерпнуть из документальных источников: прессы, радио, телевидения, деловых документов.
   Анализ документов дает ему возможность увидеть многие стороны социальной жизни, помогает выявить нормы и ценности, свойственные той или иной социальной группе в определенный исторический период, проследить динамику взаимодействия между социальными группами и индивидами.
   Документом в социологии называется специально созданный человеком предмет, предназначенный для передачи или хранения информации. По форме фиксации документы делятся на: письменные документы; архивы эмпирических данных в машиночитаемой форме (перфокарты, перфоленты, магнитные ленты и диски, компакт-диски СБ); иконографическую документацию (кино-, видео- и фотодокументы, картины и т.д.); фонетические документы (магнитофонные записи, грампластинки).
   При всем многообразии можно выделить два основных типа анализа документов: традиционный (качественный) и формализованный (количественный, контент-анализ). Под традиционным анализом понимается все многообразие интеллектуальных операций, направленных на интерпретацию сведений, содержащихся в документе, с определенной точки зрения, принятой исследователем в каждом конкретном случае. Традиционный анализ — это цепочка логических построений, направленных на выявление сути анализируемого материала. Основной слабостью этого метода является его субъективность, ибо интерпретация документов, невзирая на старания исследователя, будет всегда субъективной.
   Желание избавиться от субъективности традиционного анализа привело к выработке формализованных (количественных) методов анализа документов. Суть этих методов сводится к тому, чтобы найти такие легко подсчитываемые признаки, черты, свойства документа (например, частота употребления определенных терминов), которые отражали бы существенные стороны содержания.
   Категории анализа — это рубрики, в соответствии с которыми будут сортироваться единицы анализа (единицы содержания). От выбора категорий зависит характер полученных результатов. Категории должны быть четко определены и между ними следует установить градацию. Но необходимо помнить, что укрупнение категорий может привести к уменьшению степени дифференциации исследуемого явления.
   Единицей анализа — смысловой или качественной — является та часть содержания, которая выделяется как элемент, подводимый под ту или иную категорию. За единицу анализа могут быть приняты слово, высказывание, часть текста, объединенная определенной темой, автором, героем, социальной ситуацией, текст в целом.
   Смысловой единицей контент-анализа должна быть социальная идея, правовая категория. Она может выражаться отдельным понятием, сочетанием слов (например, “враг народа”). Это могут также быть имена людей, названия организаций, географические названия, упоминание какого-либо события.
   Выбрав смысловую единицу и ее показатели, исследователь должен определить также и единицу счета, которая станет основанием для количественного анализа материала. Единица счета — количественная характеристика единицы анализа, фиксирующая регулярность, с которой встречается в тексте та или иная смысловая единица. За единицу счета могут быть приняты:
   1) частота появления признака категории анализа;
   2) объем внимания, уделяемый категории анализа в содержании текста. Для установления объема внимания могут быть приняты: количество печатных знаков, абзацы, площадь текста, выраженные в физических пространственных единицах. Для газетных и других стандартных текстов — ширина колонки и высота высказывания.
   Насколько документы являются надежными и передают достоверную информацию? Этот вопрос особенно остро стоит в отношении средств массовой информации. Чтобы прийти к определенным выводам относительно надежности содержания, необходимо сопоставить все данные содержания с какими-то другими данными. Здесь возможно несколько вариантов проверки: сравнение содержания документов, исходящих из одного источника; метод независимых источников; сопоставление данных со стандартами (стандартами могут быть экспертные оценки, теоретические выводы и т.п.).
   Социология права имеет дело преимущественно с текстовыми документами — законодательными актами, договорами, материалами суда и следствия, арбитражными делами и т.д. Анализируя эти документы, исследователь стремится выяснить в первую очередь их реальное социальное содержание, социальную обусловленность интересов сторон, представленных в документах, и т.д. Так, исследователь может принять решение отобрать в суде или офисе адвоката ряд досье с аналогичными делами (например, мошенничество, развод, усыновление), чтобы извлечь из них некое количество социологически интересных данных. Он может проделать ту же работу над актами гражданского состояния (к примеру, брачные контракты) в нотариальных архивах. Анализируемые документы являются чисто юридическими (поэтому для аналитика полезно иметь юридическое образование), но сам метод есть не что иное, как качественный анализ содержания документов, который практикуется всеми социологами. В общем и целом, анализ содержания тоже представляет собой новый метод, который окрестили социологическим анализом судебной практики. Он противопоставляется догматическому анализу по известному толкованию приговора, когда юрисконсульт анализирует правовые мотивы судебного решения, чтобы юридически оценить его суть. При социологическом анализе исследователь выясняет фактические мотивы, чтобы обнаружить за приговором социологические контуры судебного дела. Это излюбленный метод социологов, имеющих юридическое образование, потому что материал имеется в сборниках по юриспруденции, которые у них всегда под рукой.
   Особенно интересны с точки зрения социально-правового исследования такие текстовые документы, как жалобы граждан, направленные в различные официальные инстанции, письма читателей в редакции газет, журналов, радио- и телепрограмм. Уже один только анализ затрагиваемых в таких обращениях вопросов оказывается очень продуктивным, поскольку позволяет выявить реально существующие в обществе проблемы. Анализ личных обращений погружает исследователя в сферу живых правоотношений, дает ему возможность понять, в какой степени в обществе охраняются права личности, соблюдается законность.
   Другим важным моментом является анализ законодательных актов. Помимо исследования самого текста, весьма продуктивно изучение откликов населения на принимаемые законы в той же читательской почте газет и журналов. К сожалению, в последние годы активность населения в этом плане заметно снизилась, что объясняется дороговизной подписки и нарастающим разочарованием в политических лидерах и политике вообще.
   Что касается обществ, прекративших свое существование и известных нам только по дошедшим до нас свидетельствам, то в применении к ним метод анализа документов зависит, естественно, от того, что представляют собой эти свидетельства. Есть среди них такие, из которых невозможно извлечь ценную информацию о понятии права в этих обществах. Несмотря на все усилия, институты доисторического человечества нам практически неизвестны. Только с момента возникновения письменности можно реально говорить о документах, имеющих отношение к социальным институтам исчезнувших цивилизаций. Имеется два типа таких письменных памятников: речь может идти о прямых или косвенных сведениях. Во втором случае мы имеем дело с данными, предоставленными третьей стороной, например, Геродотом о персах, Посидонием о фракийцах, Тацитом о германцах и т.д. Напротив, свидетельства являются прямыми и, в принципе, менее подлежащими критике, когда они исходят именно из той среды, в которой проводятся исследования. Несмотря на массу утерянных документов, мы все же имеем их весьма большое количество по одним народам и почти ничего — по другим. Например, по Египту времен фараонов существует очень мало текстов, тогда как тысячи папирусов, повествующих о той же стране, имелись в наличии в птолемеевскую эпоху и в последующие эпохи. Что же касается права у древних евреев, то мы должны довольствоваться информацией, почерпнутой в Ветхом Завете. Примерно то же можно сказать о древнеиндийском праве, которое известно нам лишь по ведическим сборникам и законам Ману. Напротив, число юридических документов из Месопотамии, написанных клинописью, настолько велико, что для их расшифровки понадобится несколько десятков лет. В Западной Европе у нас не осталось никаких непосредственных данных ни о галлах, ни о древних германцах (исключение составляют ирландцы и скандинавы, но речь идет о более поздних по времени сборниках). С другой стороны, римляне оставили нам довольно обширную юридическую литературу и не столько в смысле количества, сколько в смысле ее ценности. Из этого следует, что в силу определенных случайных обстоятельств, как, например, изобретение алфавита в Малой Азии, сухой климат, позволивший сохранять папирусы, или прочность месопотамских глиняных табличек, мы довольно много узнали о шумеро-аккадском, эллинистическом или римском праве, тогда как другие юридические системы нам почти неизвестны.
   В общем можно сказать, что и для относительного недавнего периода, каким является начало или даже середина XIX века, нам остается иметь дело только с письменными документами, поскольку живых свидетелей нет.
   3. Опрос. Опрос представляет собой метод сбора первичной информации об изучаемом объекте в ходе непосредственного или опосредованного социально-психологического общения исследователя и опрашиваемого (респондента) путем регистрации ответов респондента на заранее подготовленные вопросы.
   Основное назначение метода опроса состоит в том, чтобы получить отраженную в сознании опрашиваемого информацию о фактах, событиях, оценках, связанных с его жизнедеятельностью. Эта информация выражается в форме высказываний респондентов.
   Опрос является ведущим методом в изучении сферы человеческого сознания. Особенно возрастает значение этого метода в исследовании социальных явлений и процессов, малодоступных непосредственному наблюдению, а также в тех случаях, когда изучаемая сфера мало обеспечена документальной информацией. Наиболее эффективно его применение в сочетании с другими методами исследования.
   Однако метод опроса имеет ограничения в применении. Дело в том, что данные, полученные в результате опроса, выражают не объективные факты, а субъективное мнение опрошенных. Поэтому выводы, сделанные на базе полученной в ходе опроса информации, нуждаются в сопоставлении с данными, полученными другими методами, более адекватно отражающими объективное положение дел. Необходим учет смещений, происходящих из-за неизбежной субъективности ответов респондентов.
   Имеется две основные разновидности опроса. Анкетирование — это письменная форма опроса, в которой используется опосредующее звено: готовый вопросник, или анкета. Интервью — это опрос в форме устной беседы исследователя с респондентом. Задаваемые интервьюером вопросы ориентированы на конкретную исследовательскую цель и заранее подготовлены таким образом, чтобы ответы респондента выявляли его реальное отношение к тем или иным фактам. Если заполнение анкеты происходит без прямого участия исследователя и потому ответы, полученные таким способом, можно считать более объективными, то в ходе интервью исследователь задает наводящие вопросы и своим эмоциональным участием и пояснениями оказывает определенное влияние на респондента. Однако преимуществом этого метода является более глубокий уровень понимания респондентами сути задаваемых вопросов, обеспечиваемый прямым контактом с интервьюером. Оптимальные результаты получаются в результате сочетания обоих методов.
   Существует и такая разновидность опроса, как экспертный опрос, когда в роли респондента выступают “эксперты”, люди, в силу профессии, обстоятельств, жизненного опыта обладающие большей информацией по изучаемой проблеме, чем все остальные.
   Большое значение приобрели статистические методы организации опроса и обработки полученных данных. В социологии существует два типа опроса — сплошной и выборочный. Если исследование охватывает всю совокупность членов той или иной группы в качестве респондентов, оно называется сплошным, а опрашиваемая группа — генеральной совокупностью.
   Если же опрашивается не вся группа, а выборочно отдельные ее представители, такая форма опроса называется выборочным, а опрошенные люди — выборочной совокупностью, или выборкой. Таким образом, выборка — это специально отобранная по особым критериям часть генеральной совокупности.
   Выборка должна быть репрезентативной. Репрезентативностью называется способность выборки отражать реальные характеристики генеральной совокупности. Это значит, что выборочная совокупность людей, подвергнутых опросу, должна иметь такое же статистическое распределение изучаемых свойств и качеств, что и генеральная совокупность. В таком случае выборка точно отражает объективное состояние дел во всей генеральной совокупности, и, исследуя выборку, социолог получает такие же результаты, как если бы он опрашивал всю генеральную совокупность. Тем не менее всегда существует так называемая ошибка выборки, в нормальных случаях составляющая до 5%. Если величина ошибки больше 5%, это говорит о том, что выборка была произведена неправильно. Обычно возникновение ошибки объясняется недостаточным знанием структуры генеральной совокупности.
   Социологи пользуются в своих исследованиях различными способами составления выборки. Например, выборка может быть вероятностной, то есть случайной. Если число отобранных респондентов достаточно велико, вступают в действие статистические закономерности, и структура такой выборки с большой вероятностью воспроизводит структуру генеральной совокупности. Квотная (пропорциональная) выборка осуществляется с сохранением структурной пропорции генеральной совокупности. Это означает, что опросу подвергается столько, допустим, пенсионеров или предпринимателей в процентном отношении к общему количеству опрошенных, сколько в процентном же отношении представителей этих категорий населения насчитывается в генеральной совокупности.
   Для опросного исследования малых групп предназначен социометрический метод, разработанный американским психологом Я. Морено. В его основу положено естественное психологическое стремление человека дистанцироваться от несимпатичных ему людей и контактировать преимущественно с теми, кто ему симпатичен и приятен. Респонденту задаются вопросы типа “Кого бы вы взяли с собой в путешествие?” или “С кем бы вы пошли в разведку?”. Результаты по каждому из вопросов суммируются, и полученная сумма характеризует социометрический статус изучаемой личности в группе. На основе социометрического метода могут быть вычислены показатели конфликтности или сплоченности группы.
   4. Статистический метод. Статистика стала использоваться в юриспруденции сравнительно недавно. В 1827 году во Франции опубликовали первые статистические данные о судебной практике под названием “Отчет о правосудии по гражданским и уголовным делам”, которые сохранилось до сего времени. Эта официальная публикация, осуществленная под эгидой министерства юстиции, была документом скорее административным, чем научным, и предназначалась для информирования правительства о том, как отправляется правосудие. Этот отчет предполагалось выпускать ежегодно и, за исключением форс-мажорных обстоятельств (во время войны), каждый год выходил один том. Инициативу французов посчитали привлекательной, и их примеру последовали другие страны Европы. “Отчеты о правосудии” подвергались резкой критике; их даже считали несостоятельными с научной точки зрения. Однако в такого рода материалах содержится большое количество информации, которую невозможно найти в другом месте и которая относится к очень важному аспекту юридической практики — судебной практике. Естественно, что правовая статистика — иногда называемая номостатистикой — начиналась именно в сфере судебной практики, поскольку дела, находящиеся на рассмотрении судов, сравнительно легко перечислить.
   Поразительно, что на протяжении столетий поколения юристов занимались изучением таких юридических явлений, как брачные договора, завещания, признание внебрачных детей, никогда не задаваясь вопросом, какое место они занимают в социальной жизни. В научном плане развитие юридической статистики является настоятельной необходимостью. Правовая статистика дает сведения об общем количестве правонарушений в обществе, включая административные, гражданские, уголовные. Число зарегистрированных преступлений образует показатель уровня преступности, существующего в данном обществе. Помимо этого показателя, в правовой статистике фигурируют также данные о числе преступников и присужденных им мерах наказания. На основе этих первичных данных вычисляются обобщающие показатели, представляющие собой среднестатистические величины: средний срок наказания, средний срок рассмотрения дел, средняя сумма ущерба, нанесенного обществу преступниками. Сопоставление этих показателей во времени дает общую динамику процесса роста или снижения преступности, которая выражается в показателях абсолютного прироста, темпов роста и прироста преступности, и т.п. Важным показателем правовой статистики является процент раскрываемых преступлений, говорящий об эффективности работы правоохранительных органов. Большое значение имеет статистическая оценка криминогенности в обществе по регионам, которая позволяет сравнить состояние дел на местах и выявить наиболее благополучные и самые неблагополучные в этом отношении регионы. Это, в свою очередь, дает возможность проанализировать локальные причины усиления криминогенности. Главным показателем криминогенности региона является коэффициент преступности, вычисляемый из расчета числа преступлений, приходящегося на каждые 10 тыс. человек, проживающих в данном регионе. Составляются статистические сводки по регионам, построенные на вычислении “сводного индекса преступности”.
   5. Сравнительный метод. Когда мы говорили о применении метода анализа документов, мы подчеркивали, что речь идет об исследовании юридических текстов, которые представляют собой наиболее обширный источник наших знаний о праве. Однако социология права направлена не только на изучение источников. Ее основная цель — исследование правовых институтов, т.е. в конечном счете совокупности позитивных или негативных ритуалов или, если хотите, поведенческих моделей, которые предписывает своим членам общество для достижения тех или иных результатов. На этом уровне социолог-юрист должен пользоваться прежде всего сравнительным методом. Нам следует немного остановиться на этом методе, который успешно применялся в точных и гуманитарных науках, в частности, в области лингвистики и мифологии, но, похоже, не слишком уверенно используется в юриспруденции и социологии права.
   На наш взгляд сравнение можно и нужно проводить в двух планах — временном, или историческом, и пространственном, или географическом, пользуясь модной метафорой — в горизонтальном и вертикальном разрезе. Не все современные юридические системы допускаются в качества элемента сравнения с изучаемой правовой системой. Например, из рассмотрения априорно исключаются общества, хотя и расположенные в нескольких часах полета от наших столиц, но имеющие правовые принципы, коренным образом отличающиеся от тех, что приняты у нас: это так называемые примитивные общества.
   Впрочем, большой интерес может представлять сравнение какого-либо института, наличествующего в примитивном обществе, с институтом более высокого культурного уровня. Некоторые институты примитивных обществ могут прояснить отдельные черты современных институтов, а наш опыт помогает понять некоторые правовые особенности этих обществ. Никакой пропасти между ними и нами нет, напротив, существует преемственность. Соединительным звеном между прошлым и настоящим может служить этнология. Общества примитивных народов являются, с точки зрения социологии, живым прошлым нашего общества. Из этого следует, что если сопоставление их институтов с нашими может быть полезным, то же самое справедливо и для обществ, которые существовали в недавнем прошлом и которые нам, несомненно, ближе. Стало быть, сравнение в историческом плане (сравнение по вертикали) так же оправдано, как и сравнение в географическом плане (сравнение по горизонтали).
   В области права сравнение связано с огромными трудностями и должно проводиться с максимальной осторожностью. Тот факт, что некий институт выполняет определенную функцию с помощью той или иной процедуры, порождает вопрос об истоках этой процедуры, о том, была ли она создана в собственной среде или ее заимствовали из какой-то другой юридической системы. С другой стороны, серьезным источником затруднений является терминология. Одно и то же слово в родственных языках не только означает иногда совершенно разные вещи, но даже в одном и том же языке может с течением времени обозначать разные институты. Таким образом, сравнение, по-видимому, должно проводиться на основе реальных функций, а не институтов, и тем более не на основе употребляемых терминов.
   6. Эксперимент. Одним из самых распространенных методов научного познания является эксперимент. Этот метод используется практически во всех научных дисциплинах. Исторически метод эксперимента возник и получил широкое распространение в естествознании. В социальных науках он стал использоваться в 20-е годы XX века. Эксперимент является оптимальным методом исследования реакции тех или иных социальных групп на воздействие факторов, способствующих изменению сложившейся ситуации. В таких случаях перед исследователем стоит задача искусственно воспроизвести условия, в которых можно будет выявить и зафиксировать подобные реакции на дестабилизирующие факторы. Таким образом, экспериментатор вмешивается в действия социальной общности и подчиняет их ' условиям своего эксперимента. Однако социальная реальность представляет собой гораздо более трудный объект экспериментирования, чем реальность физическая или биологическая. Применение эксперимента к изучению социальных явлений жестко ограничено прежде всего тем, что на социальном уровне вступает в действие субъективный фактор — сознание, воля, интересы и ценности задействованных в эксперименте людей, и экспериментатор вынужден принимать в расчет этот труднопредсказуемый фактор. Кроме того, проведение эксперимента с людьми и обществом ограничено существующими в этом обществе моральными и правовыми нормами. Наконец, социальная система обладает функцией сохранения и поддержания своей целостности и сопротивляется вторжению новых факторов, если они представляют угрозу для ее нормального функционирования.
   Однако несмотря на наличие жестких ограничений метод эксперимента занимает прочное место в социологии, и в частности, в социологии права.
   Под социологическим экспериментом понимается специфический метод исследования, позволяющий получить информацию о возникновении количественных и качественных изменений в жизнедеятельности исследуемого социального объекта в результате воздействия вводимых и контролируемых экспериментатором новых факторов.
   Структура эксперимента как исследовательской процедуры образуется такими элементами, как экспериментатор, или субъект исследования; объект эксперимента — социальная общность или группа, поставленная экспериментатором в искусственно созданные условия; экспериментальный фактор, или независимая переменная — управляемые и контролируемые исследователем специальные условия, интенсивность и направленность воздействия которых ограничена рамками эксперимента; экспериментальная ситуация — ситуация, искусственно создаваемая исследователем до ввода в нее экспериментального фактора.
   Если представить себе исследуемый социальный объект как систему взаимосвязанных переменных величин, как это делается при разработке гипотетической модели эксперимента, то вводимый экспериментатором фактор выступает в роли чужеродной для системы независимой переменной. Она называется независимой потому, что не зависит от системы и любого из ее элементов и подчиняется воле экспериментатора. Независимая переменная оказывает воздействие на зависимые переменные, то есть сложившиеся внутри исследуемой системы взаимоотношения, влияния, параметры и свойства.
   В качестве независимой переменной обычно выбираются объективные факторы, способные к изменению по воле экспериментатора и оказывающие воздействие на субъективные характеристики деятельности испытуемых. Например, это различные виды наказаний и поощрений за те или иные поступки, определенные стимулы и препятствия и т.д. Зависимыми переменными выступают упомянутые нами только что субъективные характеристики деятельности: поведенческие мотивации, навыки, стереотипы, политическая, правовая, религиозная, экономическая активность и т.п.
   Эксперимент может быть — в зависимости от типа создаваемой в ходе его ситуации — полевым или лабораторным, контролируемым или неконтролируемым (естественным).
   Контролируемым называется такой эксперимент, когда экспериментальный фактор искусственно вводится исследователем с целью зафиксировать и изучить его воздействие на объект эксперимента.
   Неконтролируемым, или естественным, называется такой тип эксперимента, когда исследователь сам не вводит в действие экспериментального фактора, а лишь наблюдает за влиянием на объект изучения определенных уже существующих факторов, которые условно рассматриваются как экспериментальные.
   Полевой эксперимент — это такой вид эксперимента, когда влияние ввода независимой переменной прослеживается в естественных условиях, существовавших и до начала эксперимента.
   В отличие от него лабораторный эксперимент — это исследование воздействия независимой переменной в специально искусственно созданных для этого условиях.
   Еще одна классификация эксперимента основывается на различии между мысленно моделируемой ситуацией и ситуацией реально существующей.
   Реальный эксперимент — это эксперимент, проводимый посредством ввода независимой переменной в контекст реально существующей социальной ситуации.
   Мысленный, или идеальный, эксперимент — это эксперимент, который проводится не в реальном социальном контексте, а в информационном поле. Современная форма мысленного эксперимента в социологии состоит в создании математической модели социального объекта или процесса и проработке возможных вариантов воздействия на них различных экспериментальных факторов. Мысленный эксперимент имеет неизмеримо более широкие возможности, чем реальный, поскольку его проведение не ограничивается рамками, в которые неизбежно бывает замкнут реальный эксперимент. Например, в условиях мысленного эксперимента можно моделировать экстремальные для существования человечества ситуации с тем, чтобы изучить возможные варианты развития событий. Так, в 60-е годы XX века американские социологи Р. Сиссон и Р. Акофф разработали математическую модель различных вариантов развития социального конфликта, в которой прослеживалось воздействие ряда экспериментальных факторов, таких как наличие или отсутствие разрушений, материальные и людские потери, разрушительная мощь используемого в войне оружия. Ясно, что экспериментальное исследование такого рода могло проводиться только посредством мысленного эксперимента. В зависимости от формы организации выделяют параллельный и последовательный эксперимент. Параллельным называют такую форму эксперимента, когда исследователем проводится сравнение состояния экспериментальной группы, на которую оказывает действие независимая переменная, и контрольной группы, по своей структуре и основным параметрам идентичной экспериментальной, но не подвергающейся воздействию экспериментального фактора. Все выводы в этом случае делаются на основе проводимого сравнения.
   Последовательный эксперимент также основан на сравнении, но оно проводится не между двумя группами участников, а между состоянием одной и той же экспериментальной группы до ввода независимой переменной и после того как независимая переменная оказала на нее свое действие.
   К качеству проведения эксперимента обычно предъявляются два основных требования. Первое — это требование чистоты проводимого эксперимента, то есть максимально возможного отсутствия в ходе его побочных и непрогнозируемых воздействий, искажающих картину и оказывающих влияние на исход эксперимента. Социальная реальность в этом смысле представляет собой неблагодарный объект экспериментирования, поскольку добиться требуемой чистоты здесь очень трудно: социальные объекты являются гораздо более сложными и многофакторными, чем любые другие. Второе — требование репрезентативности эксперимента, то есть максимальное обеспечение того, чтобы искусственно создаваемая экспериментальная ситуация воспроизводила основные характеристики и черты естественной ситуации. Только в этом случае полученные в ходе эксперимента результаты можно считать достоверным отображением изучаемой реальности.

 
< Пред.   След. >