YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология права (В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко) arrow 5.4. Социальные группы
5.4. Социальные группы

5.4. Социальные группы

   Не только социологи, но и педагоги, социальные психологи, психотерапевты и не в последнюю очередь теологи занимаются изучением групп — прежде всего малых, обозримых групп с их структурой, динамикой и значением для индивида.
   Человек — не просто социальное существо. Его своеобразие заключается в том, что в силу своей природы он стремится к отношениям в маленьких, обозримых группах. Он не только вырастает в семье, но и пытается искать связи с малыми группами в течение всей дальнейшей жизни. Если последнее ему не удается, это наносит серьезный ущерб его личности. Ощущение принадлежности к большой массе людей или включение в крупную организацию не компенсируют ему этого недостатка. Когда стремительные социальные изменения или возросшая социальная мобильность вырывают людей из связей в малых группах, это приводит к дез-интеграционным явлениям, к отчуждению, аномалиям, увеличению числа психических заболеваний и т.д.
   Не все социальные структуры обладают характером групп. В разговорной речи и в специальной литературе по социологии слово “группа” выступает в самых разных значениях. Только за одним из этих значений можно закрепить понятие “социальная группа”. Например, с точки зрения статистики, члены профессиональной группы не образуют социальной группы. О социальной группе можно говорить в том случае, если работники образуют профсоюз и общность профессионального положения дает основание для формирования группы.
   Прежде всего нужно упомянуть две категории групп, которые не считаются “социальными группами”. Это:
   а) статистические группы (например, группа с одинаковым доходом, возрастная группа, профессиональная группа). Она создается тогда, когда исследователь подводит под единое понятие носителей определенных общих качеств. Объединение носителей общих свойств в одном понятии как таковое еще не означает, что данному понятию соответствует какая-то конкретная социальная реальность.
   Статистически можно осуществить группирование населения по возрастному признаку, например, распределить всех по году рождения или по фазам жизни, которым соответствует определенный социальный или экономический статус: дети школьного возраста, дети, выросшие в семье с трудоспособными родителями, пенсионеры и т.д. Несмотря на это, “статистическая группа” или “статистическая категория” являются лишь обращенными извне на действительность понятиями, а не частью реальности; они не являются социальной структурой — последняя возникает, когда люди сами “группируются” посредством интегрирующего поведения. Именно об этом идет речь, когда мы говорим о “социальных группах”;
   б) референтные группы. Мы оцениваем себя и задаем направление своему поведению в соответствии со стандартами, заложенными в групповом контексте. Но поскольку все люди принадлежат к множеству различных групп, каждая из которых в определенном смысле представляет собой уникальную субкультуру или контркультуру, стандарты, которыми мы пользуемся для оценки и организации нашего поведения, также различаются. Референтные группы — это социальные единицы, на которые индивид ориентируется в оценке и формировании своих взглядов, чувств и действий. В процессе формирования своих установок и убеждений и по ходу действий люди сравнивают или идентифицируют себя с другими людьми или группами людей, чьи установки, убеждения и действия воспринимаются ими как достойные подражания.
   Референтная группа может быть или не быть группой, к которой принадлежим мы сами. Мы можем рассматривать референтную группу как источник психологической идентификации. Наличие референтных групп помогает объяснить кажущиеся противоречия в поведении, возникающие, когда индивиды берут за образец людей, относящихся к чужой социальной группе.
   Референтные группы выполняют как нормативные, так и сравнительные функции. Поскольку нам хотелось бы видеть себя полноправными членами какой-нибудь группы (или мы стремимся к членству в какой-то группе), мы принимаем групповые стандарты и мнения. Мы культивируем в себе соответствующие жизненные принципы, политические убеждения, музыкальные и гастрономические вкусы, сексуальные нормы и отношение к употреблению наркотиков. Мы также пользуемся стандартами своей референтной группы как эталонной меркой, когда оцениваем свою внешнюю привлекательность, интеллект, здоровье, положение в обществе и жизненный уровень. Когда группа, членом которой мы являемся, не соответствует нашей референтной группе, у нас может возникнуть ощущение относительной депривации — неудовлетворенности, связанной с разрывом между тем, что мы имеем (обстоятельства, сопутствующие нашей принадлежности к определенной группе), и тем, что, по нашему мнению, должны были бы иметь (положение, характерное для референтной группы). Например, клерк в большей степени ощущает свою депривированность, когда сравнивает себя с теми из своих коллег, которые получили повышение по службе, и в меньшей, когда сравнение проводится с теми из них, кто остался в прежней должности. Ощущение относительной депривации часто приводит к социальному отчуждению и подготавливает почву для коллективных выступлений и революционных общественных настроений. Следовательно, в понятии референтной группы содержится ключ к пониманию социальных изменений. Однако не все референтные группы являются положительными. Мы используем также негативные референтные группы — социальные единицы, сравнением с которыми мы стремимся подчеркнуть различия между нами и другими.
   В большинстве групп функционируют всеобщие нормы, которые признаны также во всем обществе, поскольку они имеют значение для жизни внутри группы. Группа придает значение также соблюдению иных норм, следование которым не играет непосредственной роли в жизни группы. Особенно в группах, члены которых тесно общаются друг с другом и зависят друг от друга, все стремятся иметь дело с людьми солидными, надежными и обладающими чистой репутацией, такими, которые “не опозорят” группу.
   Но существуют и нормы, которые относятся специально к жизни в группе. Большинство из них неоригинальны. Общество наследует по традиции ряд норм, касающихся жизни групп вообще или определенного рода групп, например, семьи. Некоторые из этих норм, действующих для групп определенного рода, фиксируются юридически (семейное право, совокупность правовых норм, регулирующих деятельность объединений, союзов и корпораций) и установлены для отдельных групп.
   Некоторые нормы группы устанавливают для себя сами. Речь прежде всего идет о нормах солидарности, которые во всех группах приблизительно похожи. Но соблюдение их касается лишь членов соответствующей группы. Остальное общество мало интересует, распадется ли шахматный клуб из-за того что несколько его членов упрямы. Конечно, государственная юстиция следит за тем, чтобы при закрытии клуба не было совершено незаконных действий в отношении имущества союза.
   Некоторые группы имеют нормы, отличающиеся по содержанию от тех, которые обычно существуют в обществе. Например, представления о чести в относительно небольших группах офицерского состава полка принципиально ориентируются на представления о чести всего общества. Но они жестче и точнее: здесь очень четко знают, когда нарушена честь и что поэтому должно произойти.
   Но существуют также специфические групповые нормы, которые полностью отклоняются от нормативной структуры общества или даже противоречат ей. Тогда “локальная культура” группы может закрепиться в форме “субкультуры”.
   О “субкультуре” можно говорить тогда, когда не просто в отдельной сфере общества формируются особые ценностные и нормативные структуры и особые модели смыслов, но когда таким образом выражается особенно отклоняющийся характер локальной культуры, и это ведет к созданию специальных форм выражения, моделей значений, ценностных представлений и норм. Несомненно, есть такие группы, которые при определенных условиях окружающего мира вынуждены создавать самостоятельную субкультуру с особенно жесткими нормами проявления групповой солидарности и ценностными ориентирами, которые обеспечивают самосознание группы, стабильную и надежную жизнь в группе и одновременно защищают от идущего извне “культурного давления” и других опасностей. Такие черты мы наблюдаем у многих сект, которые образовались из прежде открытых больших религиозных движений. После того как последние потерпели неудачу, оставшиеся последователи сплотились в прочные, жесткие группы. Своеобразная косность и ограниченность группового мышления в таких случаях объясняется низким социальным положением меньшинства, которое не могло утвердиться иначе как через закрытость для внешнего мира и попытку создать для себя “святой и совершенный мир”. Но такие тенденции наблюдаются, правда, в ослабленной форме, во многих малых группах.
   Если существующие в обществе и имеющие отношение к жизни групп нормы недостаточно гарантированы господствующим во всем обществе порядком — в особенности это касается содержательно расходящихся норм — группа обращается к санкциям. Она хочет сама решать, когда и какие санкции уместны, что должно наказываться строго, а что можно расценивать как “простительный грех”.

 
< Пред.   След. >