YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология права (В.В. Касьянов, В.Н. Нечипуренко) arrow 7.3. Девиантное поведение
7.3. Девиантное поведение

7.3. Девиантное поведение

   Во всех обществах поведение человека порой выходит за рамки, допустимые нормами. Нормы только указывают, что человек должен делать, а что не должен; но они не являются отражением фактического поведения. Когда человек ведет себя в соответствии с ожиданиями общества и социальными нормами, такое поведение называют конформным, или конформностью. Термин “конформность” имеет только это значение, хотя иногда его путают с однокоренным понятием “конформизм”, означающим подчинение мнению общества или простого большинства. Обычно большинство людей ведет себя конформно. Однако поступки некоторых индивидов нередко выходят за рамки того, что общество считает допустимым. Девиантным поведением называется поведенческое отклонение от нормы, рассматриваемое большей частью членов общества как предосудительное и недопустимое. Обычно мы оцениваем поведение как девиантное в зависимости от того, получает ли оно отрицательную оценку и вызывает враждебную реакцию. Таким образом, это оценочное определение, налагаемое на конкретные модели поведения различными социальными группами.
   Сравнение разных культур показывает, что одни и те же действия одобряются в одних обществах и недопустимы в других. Определение поведения как девиантного зависит от времени, места и группы людей. Например, если обычные люди взламывают склепы, их клеймят как осквернителей праха, но если это делают археологи, то о них говорят с одобрением, как об ученых, раздвигающих границы познания. Однако ведь в обоих случаях в места погребения вторгаются посторонние и выносят оттуда какие-то предметы. Еще один пример. Общительность, современная одежда и открытое лицо европейской женщины недопустимы во многих традиционных мусульманских странах.
   Эти примеры свидетельствуют о том, что отклонения не могут быть объективной характеристикой человеческого поведения. Общество само решает, считать или не считать какое-то поведение девиантным. Это не означает, что такие явления, как убийство, воровство, половые извращения, психические отклонения, алкоголизм, азартные игры и жестокое обращение с детьми и т.п., могли бы не иметь места, если бы им не были даны социальные определения. Просто решающее значение имеет то, как люди определяют поведение и каким конкретным образом реагируют на него.
   Кто и почему считается нарушителем и что рассматривается как отклонение от нормы, в значительной степени зависит от субъекта, дающего определение поведению и обладающего достаточной властью, позволяющей такое определение закрепить. За последние годы такие стили поведения, как гомосексуализм, алкоголизм, употребление наркотиков, традиционно считавшиеся в России девиантными, определявшиеся в терминах уголовного кодекса, были подвергнуты пересмотру. Все большее распространение получает мнение, что подобные стили поведения являются медицинскими проблемами, т.е. считаются болезнями наряду с физическими заболеваниями типа язвы, диабета, гипертонии. Страдающих от этих нарушений людей (алкоголиков, наркоманов) помещают в лечебные учреждения, где их называют пациентами и где они получают лечение по назначениям врачей.
   Некоторые социальные группы (гомосексуалисты, лесбиянки, инвалиды, матери-одиночки, живущие на социальное пособие, и т.п.) выходят на политическую арену и с успехом противостоят официальным определениям, представляющим их как источник социальных проблем.
   Нормы можно себе представить не в виде фиксированной точки или прямой линии, а скорее как определенную зону. Даже у достаточно специфичных и строго контролируемых норм есть зона допустимых вариаций, не говоря о практике, где существует целый диапазон допустимых стилей поведения, которые тем не менее могут не отклоняться от буквы закона. Приведем пример.
   Считается, что университетскому профессору положено держаться со студентами официально. Но один профессор крупного университета имеет обыкновение во время лекции взбираться с ногами на кафедру или усаживаться на ее крышку. Несомненно, в русской культуре не принято считать кафедру подходящим местом для сидения. Поэтому неудивительно, что большинство студентов на первой лекции профессора встречают его чудачества хихиканьем. Однако профессор, обладая талантом общения и будучи признанным авторитетом в своей области, вскоре завоевывает аудиторию. Оценивая курс лекций, который читает профессор, студенты обычно говорят, что сначала их ошеломили его непринужденные манеры, но вскоре они обнаружили, что стиль его поведения составляет часть эффективной методики преподавания.
   Следовательно, общество обычно допускает и такой вариант поведения, который отличается от принятой нормы, но не выходит за рамки допустимого.
   В целом ни один стиль поведения не является девиантным сам по себе; девиантность составляет предмет социальных определений. Одно и то же поведение может рассматриваться одной группой как отклонение, а другой — как норма. Более того, многое зависит от социального контекста, в котором наблюдается такое поведение. Например, появление в нетрезвом виде на работе вызывает недовольство окружающих, однако на новогодней вечеринке именно такое поведение ее участников вполне естественно. Добрачные сексуальные отношения и разводы, всего одно поколение назад вызывавшие сильное осуждение в обществе, сейчас в целом считаются нормой. Большинство людей рассматривают девиантное поведение как плохое, как поведение, представляющее собой источник социальных проблем. Причина таких оценок — результат негативных или разрушительных последствий, которые влечет за собой большинство отклонений от нормы. Однако девиантное поведение имеет также положительные или интеграционные последствия для социальной жизни. Несомненно, большинство обществ способно ассимилировать немалое число отклонений от нормы без серьезных последствий для себя, однако постоянные и широко распространенные девиации могут нарушить организованную жизнь общества или даже подорвать ее. Социальная организация общества складывается из скоординированных действий множества людей. Если некоторые индивиды не в состоянии выполнять свои действия в надлежащее время и в соответствии с социальными ожиданиями, институциональной жизни может быть нанесен весомый урон.
   Исследования социальных психологов показывают, что девиантное и нормативное поведение— две равноценные составляющие социально-ролевого поведения. Девиантное поведение представляет собой результат сложного взаимодействия процессов, происходящих в обществе и сознании человека. Девиации направлены на преодоление фрустрации — препятствия, вставшего на пути достижения цели, и проявляются через социально значимые действия. Антифрустрирующее действие всегда сопровождается определенной долей риска, но не обязательно носит разрушительный характер. Характер девиантного поведения, направленность энергетического потенциала человека зависят, во-первых, оттого, как ему свойственно отвечать на возникающие трудности: путем созидательных или разрушительных действий, во-вторых, — от того, насколько общество стимулирует социально-инновационные, созидательные действия личности.
   По мнению О.С. Осиповой, необходимо проводить различие между двумя видами девиантного поведения: созидательным и разрушительным.
   Девиантное поведение деструктивной направленности — это совершение индивидом или группой социальных действий, отклоняющихся от доминирующих в обществе (отдельной социальной группе, страте) социокультурных ожиданий и норм.
   Созидательные девиации (социальные инновации, нововведения) — это социально значимые в действиях человека отклонения от общепризнанных норм поведения, определяющие наиболее прогрессивный вектор эволюционного развития общества. Границы между позитивной и негативными формами девиантного поведения подвижны во времени и социальном пространстве. Созидательная девиация должна рассматриваться как совершенно нормальное явление в жизни любого общества, так как даже самый совершенный закон не в состоянии учесть всего многообразия житейских ситуаций. Степень совершенства закона относительна, поскольку общество изменчиво.
   Усиление девиантноапи: некоторые современные исследователи утверждают, что СМИ своими материалами способны искусственно активизировать масштабы девиантного поведения. Обычно опубликованные материалы вызывают озабоченность широкой общественности, которая требует принятия адекватных ответных мер. В порядке реагирования государства и правоохранительных органов начинается усиленная борьба с преступностью, задерживается большее, чем раньше, число преступников. Освещая развитие событий, материалы СМИ создают впечатление, что явление, ставшее темой первых публикаций, расширяется и нарастает. Поднятой шумихой индивиды, склонные к данному типу девиант-ного поведения, могут быть также вовлечены в орбиту реализации своих преступных наклонностей и привлечены в районы, о которых идет речь в сообщениях, и в силу этого преступность там действительно принимает более широкие масштабы. Усиление девиантности может быть представлено в виде спирали.
   Почему люди нарушают социальные нормы? Почему определенные действия считаются девиантными? Почему поведение одних индивидов называют девиантным, когда они совершают по существу те же действия, что и другие индивиды, которым удается избежать наказания, а иногда даже добиться признания? И почему число отклонений от нормы изменяется от группы к группе и от общества к обществу?
   Рассмотрим четыре наиболее распространенных социологических подхода к проблеме девиации: теорию аномии, теорию культурного переноса, теорию конфликта и теорию стигматизации.
   Теория аномии. Э. Дюркгейм утверждал, что девиантное поведение играет функциональную роль в обществе, поскольку наказание девианта способствует осознанию границ того, что считается допустимым поведением, и выполняет роль факторов, побуждающих людей подтвердить свою приверженность моральному порядку общества. Дюркгейму принадлежит понятие “аномии” — общественного состояния, которое характеризуется разложением системы ценностей, обусловленным кризисом всего общества, его социальных институтов, противоречием между провозглашенными целями и невозможностью их реализации для большинства. Когда общество находится в состоянии аномии, люди обнаруживают, что им трудно координировать свое поведение в соответствии с нормами. В периоды быстрых общественных перемен люди перестают понимать, чего ждет от них общество, и испытывают трудности в согласовании своих поступков с действующими нормами. Прежние нормы уже не представляются подходящими, а новые, зарождающиеся нормы еще слишком туманны и нечетко сформулированы, чтобы служить эффективными и значимыми ориентирами в поведении. В такие периоды можно ожидать резкого возрастания количества случаев девиантного поведения.
   Американский социолог Роберт К- Мертон попытался применить дюркгеймовские понятия “аномии” и “социальной солидарности”, анализируя социальную действительность США. Для большинства американцев жизненный успех, особенно выраженный в материальных благах, превратился в культурно признанную цель. При этом только определенные факторы, например, хорошее образование и высокооплачиваемая работа, — получают одобрение в качестве средств к достижению Успеха. Никакой проблемы не было бы, если бы все американские граждане имели одинаковый доступ к допустимым средствам достижения материального успеха в жизни. Но на деле все обстоит иначе. Бедные люди и представители национальных меньшинств часто ощущают себя загнанными в угол, поскольку им доступны лишь более низкие уровни образования и скудные экономические ресурсы.
   Если же они интернализовали в качестве цели материальный успех — а это относится не ко всем индивидам, — ограниченность в средствах может толкнуть их к неконформности и совершению асоциальных поступков, когда они поймут, что не в состоянии достигнуть культурно признанных целей культурно признанными средствами. Тогда одним из возможных решений станет снятие моральных ограничений — готовность добиваться высокого статуса, социального и материального успеха любыми доступными средствами, включая порочные и преступные.
   Однако “отсутствия возможностей” и неудержимого стремления к материальному благополучию недостаточно для того, чтобы подтолкнуть человека в сторону девиации. Общество с жесткой классовой или кастовой структурой может не давать всем своим гражданам равных шансов выдвинуться и в то же время высоко ценить богатство: примером такого общества может служить феодальная система средневековья. Лишь тогда, когда обществом провозглашаются общие символы успеха для всего населения, и при этом для множества людей ограничивается реальный доступ к социально признанным средствам достижения таких символов, создаются условия для антиобщественного поведения. Мертон выделил пять типовых реакций на дилемму цели — средства, четыре из которых представляют собой девиантные адаптации к условиям аномии (табл. 3).  

Таблица 3
  

Типы адаптации
  

Культурные цели
  

Институционализированные средства
  

Конформность
  

+
  

+
  

Инновация
  

+
  

-
  

Ритуализм
  

-
  

+
  

Ретритизм
  

-
  

-
  

Бунт
  

+-
  

+-
  

   Примечание: + принятие; — отрицание; + — отрицание существующей системы ценностей и замена ее новой системой.
   Конформность имеет место, когда члены общества принимают и цель — достижение материального успеха, и социально утвержденные средства для ее достижения. Подобное поведение составляет опору стабильного общества.
   Инновация наблюдается, когда индивиды твердо придерживаются культурно установленных целей, но отвергают одобренные обществом средства к их достижению. Такие люди способны торговать наркотиками, подделывать чеки, мошенничать, присваивать чужое имущество, воровать, участвовать в кражах со взломом и в разбойных ограблениях или заниматься проституцией, вымогательством и покупать символы успеха.
   Ритуализм имеет место, когда члены общества отвергают культурные цели или принижают их значимость, но при этом механически используют одобренные обществом средства достижения таких целей. Например, цели организации перестают быть важными для многих ревностных бюрократов, однако последние культивируют средства в качестве самоцели, фетишизируя инструкции и бумажную волокиту.
   Ретритизм состоит в том, что индивиды отвергают как культурные цели, так и признанные средства их Достижения, ничего не предлагая взамен. Например, алкоголики, наркоманы, бродяги и опустившиеся люди становятся изгоями в собственном обществе; “они живут в обществе, но не принадлежат к нему”.
   Бунт заключается в том, что бунтари отвергают и культурные цели общества, и средства их достижения, но при этом выдвигают на их место новые нормы. Такие индивиды порывают со своим социальным окружением и включаются в новые группы с новыми идеологиями, например, пополняют радикальные общественные движения (см. табл. 3).
   Типы индивидуальной адаптации Мертона характеризуют ролевое поведение, а не типы личности. Человек может изменять свою позицию и переходить от одного типа адаптации к другому.
   Теория культурного переноса. Ряд социологов подчеркивает сходство между способом выработки девиантного поведения и способом выработки любого другого стиля поведения. Одним из первых к такому выводу пришел Габриэль Тард, еще в конце XIX века сформулировавший теорию подражания для объяснения девиантного поведения. Тард утверждал, что преступники, как и “порядочные” люди, подражают поведению тех индивидов, с которыми они встречались в жизни, которых знали или о которых слышали. Но в отличие от законопослушных граждан они подражают поведению преступников. Иначе говоря, молодые люди становятся правонарушителями, потому что общаются и заводят дружбу с теми подростками, у которых криминальные модели поведения уже укоренились.
   Эдвин Г Сазерленд разработал теорию дифференциальной ассоциации, которая базируется на идеях символического интеракционизма и подчеркивает роль социального взаимодействия в процессе формирования взглядов и поступков людей. Согласно Сазерленду, индивиды становятся правонарушителями, потому что попадают в окружение, следующее девиантным моделям, мотивировкам и методам. Такие индивиды могут научиться употреблять и доставать запрещенные наркотические средства или воровать, а потом сбывать краденое. Чем раньше начнутся контакты индивида с криминогенным окружением, чем чаще, интенсивнее и длительнее будут эти контакты, тем выше вероятность того, что такой индивид тоже станет правонарушителем. Но в этом процессе задействовано не одно простое подражание. Девиантное поведение приобретается на основе не только подражания, но и научения; очень многое зависит от того, чему именно и от кого учатся индивиды.
   Теория дифференциальной ассоциации подтверждает правильность старинной поговорки: “Из хороших компаний выходят хорошие парни, а из дурных — плохие”. Когда родители переезжают на новое место, чтобы увезти своего сына от дружков-хулиганов, они неосознанно пользуются принципом дифференциальной ассоциации. Этому же принципу следуют охранники в тюрьме, старающиеся ограничить общение заключенных. Согласно этому же принципу, тюремное заключение может привести к явно отрицательным последствиям, если поместить юных правонарушителей в одну камеру с закоренелыми преступниками.
   В плюралистических обществах, где сосуществует множество субкультур, у различных групп населения могут быть разные взгляды и мотивировки поведения. Социолог Вальтер Б. Миллер, основываясь на этом принципе, провел исследование девиантного поведения в среде молодежи из низших социальных слоев. Он определял их поведение как адаптацию к культурным образцам, приобретенным такими людьми в процессе их социализации в гетто и внутригородской среде. Культура низших слоев, по Миллеру, придает огромное значение ряду таких “первостепенных” принципов, как нарушение общественного спокойствия (приветствуются стычки с полицейскими, школьным начальством, социальными работниками и прочими официальными представителями власти); доказательство своей “крутизны” (наличие физической силы и умение побеждать в драке); наглость (способность перехитрить, надуть, оставить в дураках других людей); азарт (поиск острых ощущений, стремление к риску, игра с опасностью); судьба (вера в то, что большинство важнейших событий в жизни не поддается контролю, что миром правят случай и судьба); свободолюбие (желание освободиться от внешнего контроля и принуждения). Хотя все эти принципы не являются обязательно преступными, следование им создает ситуации, в которых высока вероятность использования моделей поведения, носящих противозаконный характер. Так, желание выглядеть “крутым” влечет за собой словесные оскорбления других и физическое насилие над ними, а стремление к острым ощущениям может привести индивида, например, к угону автомобиля. Итак, теория культурного переноса показывает, что социально порицаемое поведение может вызываться теми же процессами социализации, что и социально одобряемое. Эта теория позволяет понять, почему количество случаев девиантного поведения изменяется от группы к группе и от общества к обществу. Однако с ее помощью нельзя объяснить некоторые формы девиантного поведения, особенно у тех правонарушителей, которые не могли заимствовать у других ни способы, ни подходящие дефиниции и взгляды. Примерами этого могут служить злостные нарушители финансовых соглашений; наивные изготовители фальшивых чеков; люди, случайно нарушившие закон; непрофессиональные магазинные воришки; люди, совершающие преступления “на почве любви”. Индивиды могут попадать в одни и те же ситуации, но воспринимать их по-разному, с различными результатами.
   Теория конфликта. Сторонники теории культурного переноса подчеркивают, что для индивидов, принадлежащих к разным субкультурам, характерны несколько различающиеся модели поведения, поскольку процесс их социализации базируется на различных традициях. Приверженцы теории конфликта согласны с этим положением, но пытаются ответить на вопрос: какая социальная группа сумеет выразить свои принципы в законах общества и заставить членов общества подчиняться этим законам? Поскольку институциональный порядок вызывает столкновение интересов основных групп — классов, полов, расовых и этнических групп, организаций бизнеса, профсоюзов и т.п., — возникает еще один вопрос: кто получает львиную долю преимуществ от конкретной социальной системы? Или другими словами: почему структура общества дает преимущества одним социальным группам, а другие группы остаются в невыгодном положении и даже клеймятся как преступающие закон?
   Хотя в последние десятилетия появилось множество новых направлений конфликтологического подхода к проблеме девиации, его происхождение восходит к марксистской традиции. Согласно ортодоксальной марксистской теории, правящий класс капиталистов эксплуатирует и грабит народные массы и при этом ухитряется избежать возмездия за свои преступления. Трудящиеся — жертвы капиталистического угнетения — в своей борьбе за выживание вынуждены совершать поступки, которые правящий класс клеймит как преступные. Другие типы девиантного поведения — алкоголизм, злоупотребление наркотиками, насилие в семье, сексуальная распущенность и проституция — являются продуктами моральной деградации, основанной на беспринципной погоне за наживой и угнетении бедняков, женщин, представителей этнических меньшинств. Психологические и эмоциональные проблемы объясняются отчуждением людей от средств производства, с помощью которых они добывают себе средства к жизни, т.е. от самого базиса своего существования.
   Современный марксистский подход к проблеме девиации сформулировал американский социолог Ричард Квинни. Согласно Квинни, правовая система США отражает интересы и идеологию правящего капиталистического класса. Закон объявляет нелегальными некоторые поступки, оскорбляющие мораль властей предержащих и представляющие угрозу для их привилегий и собственности: “Закон — это инструмент правящего класса. Криминальное право, в частности, представляет собой средство, созданное и используемое правящим классом для сохранения существующего порядка. В Соединенных Штатах государство и его правовая система существуют для защиты и поддержания капиталистических интересов правящего класса”.
   Для того чтобы “понимать природу преступления, необходимо понимать развитие политической экономии в капиталистическом обществе”. Но если государство служит интересам капиталистического класса, то и преступление в конечном итоге представляет собой классово-обусловленный политический акт, заложенный в структуре капиталистической социальной системы.
   В целом, по Квинни, преступление присуще капиталистической системе. Когда общество создает социальные проблемы и не может справиться с ними естественным образом, оно придумывает и вводит политику контроля за населением. Следовательно, преступление и уголовное правосудие составляют неотъемлемую часть более крупных проблем исторического развития капитализма.
   Теория конфликта побудила социологов к изучению влияния интересов правящего класса на составление и исполнение законов. Многие социологи отмечают, что преступление определяется в основном с точки зрения ущерба, нанесенного собственности (кража со взломом, грабеж, угон автомобилей, вандализм), в то время как корпоративные преступления как бы остаются в тени. Более того, наказание за преступления против собственности — тюремное заключение, а наиболее общепринятой формой наказания за правонарушения в сфере бизнеса является денежный штраф. Американский социолог Амитаи Етциони обнаружил, что в 1975—1984 годы 62% крупнейших корпораций США были замешаны в одной незаконной операции или более; 42% — в двух и более, а 15% — в пяти и более. Нарушения состояли в фиксации цен и назначении завышенных цен, подкупе местных и зарубежных должностных лиц, мошенничестве и обмане, нарушении патентных прав. Однако в отличие от воров и мошенников корпорации и их должностные лица не несут уголовной или иной ответственности. И если ФБР ведет дело по каждому факту убийства, изнасилования, оскорбления действием и угона автомобиля, зарегистрированному в США, то ни одно государственное агентство не ведет регистрацию преступлений, совершенных корпорациями.
   В теории конфликта многое справедливо. Совершенно очевидно, что составляют законы и обеспечивают их исполнение облеченные властью индивиды и социальные группы. Вследствие этого законы не являются нейтральными, но служат интересам определенной социальной группы и выражают основные ее ценности.
   Теория стигматизации. Сторонники теории стигматизации (от греч. 8т1^то — клеймо) взяли за основу главную идею конфликтологии, согласно которой индивиды часто не могут поладить друг с другом, так как расходятся в своих интересах и взглядах на жизнь; при этом те, кто стоит у власти, имеют возможность выражать свои взгляды и принципы в нормах, управляющих институциональной жизнью, и с успехом навешивают отрицательные ярлыки на нарушителей этих норм. Их интересует процесс, в результате которого отдельные индивиды получают клеймо девиантов и начинают рассматривать свое поведение как девиантное.
   Приверженцы теории стигматизации Эдвин Лемерт, Говард Бекер и Кай Эриксон утверждают, что, во-первых, ни один поступок сам по себе не является криминальным или некриминальным. “Отрицательность” поступка обусловлена не его внутренним содержанием, а тем, как окружающие оценивают такой поступок и реагируют на него. Отклонение всегда есть предмет социального определения.
   Во-вторых, всем людям свойственно девиантное поведение, связанное с нарушением каких-то норм. Сторонники данной теории отрицают популярную идею о том, что людей можно разделить на нормальных и имеющих какие-то патологии. Например, некоторые превышают скорость езды, совершают кражи в магазинах, скрывают доходы от налоговой инспекции, напиваются, участвуют в актах вандализма в честь победы любимой футбольной команды, нарушают права частной собственности или без спроса раскатывают в машине своего приятеля. Сторонники теории стигматизации называют такие действия первичной девиацией, определяя ее как поведение, нарушающее социальные нормы, но обычно ускользающее от внимания правоохранительных органов.
   В-третьих, будут ли конкретные поступки людей рассматриваться как девиантные, зависит от того, что делают эти люди, и от того, как реагируют на это другие люди, т.е. эта оценка зависит от того, каким правилам предпочтет строго следовать общество, в каких ситуациях и в отношении каких людей. Не всех, кто превысил скорость езды, совершил магазинную кражу, утаил доходы, нарушил права частной собственности и т.п., осуждают.
   В-четвертых, навешивание ярлыков на людей влечет для них определенные последствия. Оно создает условия, ведущие к вторичной девиации — девиантному поведению, вырабатывающемуся у индивида в ответ на санкции со стороны других. Приверженцы теории стигматизации утверждают, что такое новое отклонение от нормы инициируется враждебными реакциями со стороны законодательных органов и законопослушных граждан. Индивид получает публичное определение, которое возводится в стереотип, и объявляется правонарушителем, “чокнутым”, фальшивомонетчиком, насильником, наркоманом, бездельником, извращенцем или преступником. Ярлык способствует закреплению индивида в статусе аутсайдера (“человека не нашего круга”). Подобный “главный” статус подавляет все прочие статусы индивида в формировании его социального опыта и в результате играет роль самореализующегося пророчества. Нарушители норм начинают воспринимать свой статус как конкретный тип девиантности и формировать на основе этого статуса собственную жизнь.
   В-пятых, те, кто получил клеймо правонарушителей, обычно обнаруживают, что законопослушные граждане осуждают их и не хотят иметь с ними дела; от них могут отвернуться друзья и родные; в некоторых случаях их могут заключить в тюрьму или поместить в больницу для душевнобольных. Всеобщее осуждение и изоляция подтолкнут стигматизованных индивидов к де-виантным группам, состоящим из людей, судьба которых похожа на их собственную. Участие в девиантной субкультуре — это способ справиться с критической ситуацией, найти эмоциональную поддержку и окружение, где тебя принимают таким, какой ты есть. В свою очередь вступление в подобную девиантную группу Укрепляет у индивида представление о себе как о правонарушителе, способствует выработке девиантного жизненного стиля и ослабляет связи с законопослушным окружением.
   Итак, согласно теории стигматизации, девиация определяется не самим поведением, а реакцией общества на такое поведение. Когда поведение людей рассматривается как отступающее от принятых норм, это дает толчок ряду социальных реакций. Другие определяют, оценивают поведение и навешивают на него определенный ярлык. Нарушитель норм начинает согласовывать свои дальнейшие поступки с такими ярлыками. Во многих случаях у индивида вырабатывается самопредставление, совпадающее с этим ярлыком, в результате чего он способен вступить на путь девиации.
   Теория стигматизации, не концентрируя внимания на причинах совершения девиантных поступков, помогает понять, почему один и тот же поступок может рассматриваться как девиантныи или нет в зависимости от ситуации и характеристик индивида, о котором идет речь. Многие сторонники теории стигматизации обратились к положениям теории конфликта, в первую очередь к существующему в обществе неравенству, чтобы понять, что является основой структуры социальных институтов, как составляются и проводятся в жизнь законы.
   Таким образом, ни одна социологическая теория не способна дать полного объяснения девиантному поведению. Каждая высвечивает какой-то один важный источник отклонения поведения от нормы. А девиантное поведение может принимать множество форм. Поэтому следует тщательно анализировать каждую форму девиации для определения задействованных в ней специфических факторов.
   Сам по себе термин “девиантность” охватывает самый широкий спектр поступков и способов поведения. Его применение просто означает констатацию того факта, что данное индивидуальное поведение отклоняется от принятого обществом. Причем такое отклонение может быть как негативным, так и позитивным. Поведение гения, например, тоже представляет собой девиацию. Для обозначения специфически деструктивных форм поведения, опасных для общества, применяются понятия “делинквентное поведение” и “криминальное (преступное) поведение”. Для того чтобы четко обозначить границы употребления каждого термина, всю совокупность проявлений отклоняющегося (девиантно-го) поведения нужно разделить на три группы: девиан-тное в собственном смысле этого слова, делинквентное и криминальное поведение.
   Собственно девиантное поведение — это такое поведение, которое не является нарушением уголовного законодательства, то есть не является противоправным, а просто не совпадает с принятыми в обществе стандартами. Например, гомосексуализм — это чисто девиантное в узком смысле слова поведение. В недавнем прошлом гомосексуализм рассматривался как преступное поведение и соответствующим образом наказывался, однако в настоящее время общество стало терпимее к таким отклонениям.
   Термином “делинквентное поведение” обозначается совокупность противоправных поступков, не подпадающих под уголовное наказание, но уже являющихся не-значительным правонарушением. Если поведение, не одобряемое общественным мнением, называется девиантным, то поведение, которое не одобряется законом, — Делинквентным. Грань между делинквентным и преступным поведением находится там, где кончается сфера административной ответственности и начинается область уголовно наказуемых поступков. Например, если подросток стоит на учете в детской комнате милиции, не посещает школу, появляется в пьяной компании в общественных местах,.его поведение является Делинквентным, но не преступным. Преступным оно станет тогда, когда он совершит деяние, расцениваемое законом как уголовное преступление, и будет осужден по закону как преступник.
   Наиболее податливую к делинквенции группу населения составляет молодежь, прежде всего вырастающая и проходящая социализацию в преступной или девиантной среде. Такую среду или семью в обыденной терминологии называют неблагополучной. Чаще всего склонность к делинквентному поведению возникает под влиянием пьющих родителей, нередко побывавших в местах лишения свободы.
   Однако негативное влияние оказывает не только неблагополучная семья, но и более широкая социальная среда: друзья, компании, соседи. Особенно опасны в этом отношении районы с высокой плотностью делинквентного и криминального поведения. В таких районах число несовершеннолетних правонарушителей всегда выше среднего показателя. Такие районы называют криминогенными, а категории населения, обладающие повышенной склонностью к преступному или делинквентному поведению, — группами риска.
   Среди возрастных групп наиболее склонны к делинквентному поведению подростки. Это объясняется их социальной незрелостью и повышенной подверженностью влияниям извне. Подростков влечет к новым острым ощущениям, они стремятся доказать родителям и обществу свою независимость и самостоятельность, но не всегда умеют предвидеть последствия своих поступков. Подросток часто не соответствует социальным требованиям и ожиданиям. При этом он обычно считает, что это общество недостаточно совершенно и относится к нему несправедливо. Складывается противоречие между социальной незрелостью подростков и требованиями общества, которое становится реальным источником делинквентного поведения. По оценкам психологов, несовершеннолетних правонарушителей отличает самоуверенность, дерзость, обидчивость и плохо контролируемая агрессивность. Некоторым из них присуща заниженная самооценка. Другие поддерживают уровень самооценки, игнорируя свои проблемы, отказываясь брать на себя ответственность за свои поступки и перекладывая с себя вину на других людей и внешние обстоятельства. Иногда правонарушения служат проявлением глубоких неврозов, страхов, тревог, фрустрации.

Вопросы и задания

   Что такое социальная норма и девиация?
   В чем, по-вашему, заключается причина девиантного поведения:
   - в несовершенстве человеческой природы?
   - в несовершенстве общества?
   - в ограниченности и относительности любой социальной нормы?
   В чем состоит относительность девиации? Как меняются представления о норме и девиации в различных культурах?
   Что такое социальный контроль? Какие элементы он включает и какие функции в обществе выполняет?
   Как, по-вашему, возможна ли практическая реализация общества, в котором не было бы никакого социального контроля? Обоснуйте свое мнение.
   Проанализируйте историю России, установите периоды, когда был особенно сильно развит, внешний контроль и особенно слабо — внутренний. Перечислите известные вам типы социальных норм и виды наказания, которые могут последовать за их нарушения.
   Какие теории девиации вы знаете?
   Какое из высказываний, по-вашему, верно, а какое — нет, и почему:
   - девиантное поведение представляет собой абсолютное социальное зло;
   - девиантное поведение может быть как негативным, так и позитивным фактором в обществе.

 
< Пред.   След. >