YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Социология труда (Н.М. Токарская, И.С. Карпикова) arrow Социология труда в послереволюционный период
Социология труда в послереволюционный период

Социология труда в послереволюционный период

   Развитие социологии труда с 1917 г. до 1930-х годов характеризуется значимыми событиями, отразившими драматические коллизии истории России. В этот период социология прошла путь от наивысших достижений в области теории и прикладных исследований, признанных на мировом уровне, до полного разгрома и уничтожения ведущих научных школ и всего социологического направления.
   Условно можно выделить два направления научных исследований в социологии труда в 1920-1930-е годы: разработка общетеоретических вопросов социализма и практические работы в области организации труда.
   Теоретическая социология наибольшее развитие получила в начале рассматриваемого периода, который связан с именами таких видных ученых, как Н.А. Бердяев, А.А. Богданов, С.Н. Булгаков, П.М. Сорокин, П.Б. Струве и др. Теоретические исследования наиболее ярко отразили противоречия переходного периода в России, связанные с борьбой идеологий: марксизма как выразителя идеологических интересов нового революционного общества и различных идеалистических направлений в социологии. Борьба окончилась не в пользу последних: в 1922 г. ряд представителей дореволюционной теоретической социологии, среди которых оказались Н.А. Бердяев и П.М. Сорокин, были высланы за пределы страны. Выехал за границу и С.Н. Булгаков. Классические традиции теоретической российской социологии были прерваны, и возрождение их в дальнейшем так и не состоялось.
   Тем не менее данный период характеризовался созданием значимых социологических теорий. В качестве примера отметим исследования А.А. Богданова в области теории управления. Его взгляды были изложены в фундаментальной работе «Тектология. Всеобщая организационная наука» [11], в которой рассматриваются универсальные принципы организации, присущие природе и обществу.
   Богданов считал, что все проявления индивидуальной и общественной жизни основаны на определенных организационных принципах, которые назвал принципами тектологии. В своей работе он представил формы реализации данных принципов в неорганической природе, поведении людей, структуре общества и трудовой деятельности, наконец, в человеческой истории.
   На основе изложенных им взглядов на правильные принципы управления Богданов сделал вывод о том, что система управления послереволюционной Россией несовершенна, поскольку деятельность Советов как органов государственной власти направлена на революционную борьбу и разрушение. Такая структура власти, по мнению исследователя, гораздо менее пригодна для управления государством, чем парламентская демократическая республика.
   Богданова по праву считают одним из ученых, стоявших у истоков создания современных управленческих теорий. Уже в то время им высказывались идеи о необходимости перехода от жестко заданных управленческих структур к более органичным, изменяющимся, о важности внедрения инновационных мероприятий и психологической переориентации работников. К сожалению, западные теоретики в области управления не заметили этих идей русского мыслителя и разрабатывали свои теории вне всякой связи с ними, хотя многие их выводы поразительно совпадали с выводами представителя российской социологии.
   Научная теория Богданова в некотором роде подготовила переход от теоретической социологии к практическим исследованиям в области организации труда, которые были широко представлены в 20-30-е годы прошлого столетия. С одной стороны, формирование данного направления происходило полностью в русле общемировых тенденций (напомним, что само появление западной индустриальной социологии и социологии труда пришлось на 1920-е годы). С другой стороны, развитие названного направления в нашей стране было обусловлено изменением идеологической установки в обществе, что потребовало переустройства экономической жизни на качественно иной основе. Перед молодой Советской республикой встала задача доказать всему миру жизнеспособность тех идеологических принципов, на основе которых она зародилась.
   Независимо ни от чего рассматриваемый нами период характеризовался небывалым подъемом активности ученых-социологов. Результаты многих исследований были признаны уникальными, вошли в золотой фонд мировой практической социологии и не потеряли своей значимости по сей день. Более того, по ряду полученных научных результатов можно судить об опережающем развитии советской социологии труда в 1920-е годы.
   Исследования в области социологии труда проводились как на микро-, так и на макроуровне, однако несомненный приоритет был за исследованиями конкретной трудовой деятельности, для чего создавались разнообразные научно-исследовательские структуры, которые значительно различались по своим подходам к изучению сферы труда.
   Одним из первых учреждений подобного рода стал Центральный институт труда (ЦИТ), созданный в 1921 г. Его возглавил А.К. Гастев - представитель новой формации советских ученых прагматической ориентации. Его единомышленники провозгласили отказ от буржуазной созерцательной социологии, т.е. от создания социологических теорий. Теперь в центре внимания социологов оказались конкретные вопросы организации труда, связанные с проблемами построения нового общества. В своей книге «Как надо работать» Гастев обосновал необходимость отказа от познания глубинного существа труда и предложил рассматривать деятельность работника в рамках конкретных производственных и трудовых операций [17].
   Созданный и возглавляемый Гастевым ЦИТ являлся мощным прикладным институтом, выполнявшим программу превращения социологии труда в сугубо прикладную отрасль науки. Главной задачей исследовательского коллектива стало создание нового типа работника. В основе всех проводимых исследований лежал тезис о том, что никакая современная техника не даст повышения эффективности производства, если не будет воспитан новый тип работника, поэтому в разработках института большое внимание уделялось проблеме трудовой культуры в самом широком смысле этого слова. Трудовая культура превращалась в важнейший фактор организации труда.
   Отличительной чертой разработок ЦИТа была установка на практическое использование. С этой целью работники института проанализировали и отработали механизм внедрения новых форм организации труда и управления им. На основе разработанных методик была создана система обучения работника нового типа, которая охватила более 500 тыс. квалифицированных рабочих. Новые системы управления внедрялись на десятках предприятий страны. В ЦИТ приезжали учиться менеджеры из других стран.
   Таким образом, важнейшей особенностью деятельности ЦИТовцев являлось практическое применение результатов прикладной социологии труда. Поскольку в рамках проводимых социологических исследований изучались прежде всего вопросы организации конкретной трудовой деятельности, можно считать этот период началом становления социальной инженерии, которая в западной социологии труда сложилась лишь к 60-м годам XX в. Это еще одно доказательство высочайшего уровня развития, которого достигла прикладная социологическая наука в послереволюционный период.
   Другими представителями научной школы в области организации трудовых процессов являлись П.М. Керженцев, И.М. Бурдянский, М.П. Рудаков. Несмотря на единый объект исследования - проблемы научной организации труда, их подходы несколько отличались от тех, которых придерживался Гастев. Так, сотрудники ЦИТа опирались в своих исследованиях на профессиональную лабораторную работу, а их оппоненты считали, что основываться проводимые работы должны на непосредственном производственном опыте, дающем возможность использовать творческую инициативу широких масс трудящихся.
   Также активно развивалось направление социологии труда, связанное с управленческими аспектами. В 1920-х годах проблемами теории и практики управления занимались свыше 10 научно-исследовательских институтов, выходили до 20 журналов по вопросам управления и организации производства. Среди наиболее известных исследователей в области управления назовем Ф.Р. Дунаевского, который возглавлял Всеукраинский институт труда. Сотрудники института занимались изучением вопросов управленческого контроля, коллегиальности и единоначалия, совершенствования организационной структуры управления, анализом психологии авторитарного руководства и стилей управления [69, с. 216-217].
   Необходимо особо выделить еще одно направление в социологии труда и производства - психотехнику. Данное направление было посвящено разработке психоло- го-технических методов решения практических задач организации трудового процесса. В число таких методов входили профотбор, профконсультация и профобу- чение, рационализация и научная организация труда, психогигиена и психотерапия, борьба с профессиональным утомлением и производственным травматизмом. В 20-х годах прошлого века в стране сформировались центры по проведению подобных исследований, среди которых особо выделялись Институт по изучению мозга и психической деятельности в Петрограде под руководством В.М. Бехтерева, Казанский институт НОТ, психофизиологическая лаборатория при Горьковском автозаводе.
   Исследования факторов трудового поведения работников проводились и на макроуровне, в рамках общества в целом. Видным представителем этого направления являлся С.Г. Струмилин. Начало его деятельности относится к дореволюционному периоду, однако пик ручной активности ученого пришелся на 1920-е годы, когда объектом его анализа становятся проблемы стимулирования и мотивации труда, оптимального соотношения между трудом и отдыхом, условия быта работающего населения. Под руководством Струмилина проводились масштабные исследования по изучению бюджетов трудящихся города и села. Отметим также, что в рассматриваемый период разрабатывались и некоторые другие вопросы социологии труда: трудовые конфликты, профессиональная ориентация в школе, проблемы рабочей молодежи, бюджеты времени рабочих и служащих и др.
   Таким образом, в социологии труда 1920- 1930-х годов проявилось чрезвычайное многообразие направлений и тематики исследований, объединенных следующей идеей: для достижения наибольшей эффективности производства крайне необходимы индивидуальный подход к каждому работнику, максимальное использование его возможностей, что, в свою очередь, предполагает широкое применение достижений научной организации труда и управления. В эти годы социологии труда отводилось достойное место в ряду других экономических и социальных наук, однако известные исторические события не позволили социологическому знанию получить свое дальнейшее развитие.
   В середине 1930-х годов по стране прокатилась волна политических репрессий, которые не обошли стороной представителей науки. Около 100 ученых-социологов были репрессированы, среди них А.К. Гастев. ЦИТ подвергся реформированию, после чего практически потерял свое прежнее лицо. Для сталинской индустриализации, основанной на методах административного нажима и теории «человека-винтика», оказались ненужными и даже опасными тонкие инструменты познания социально-экономических сторон труда, которыми в полной мере располагала социология, поэтому ее и постигла такая участь.
   В результате с середины 1930-х до конца 1950-х годов социология труда не существовала в бывшем СССР как отрасль научного знания. Произошел разрыв связи поколений, нарушилась преемственность в передаче знаний. Все это происходило на фоне бурного развития мировой социологической науки в целом и индустриальной социологии в частности. Опыт последующих лет показал, что возникший в то время пробел в социологии труда в России не восполнен до сих пор и вряд ли когда-либо будет целиком восполнен.

 
< Пред.   След. >