YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Политология: Политическая теория, политические технологии (А.И. Соловьев) arrow Место и роль групп давления в политическом процессе
Место и роль групп давления в политическом процессе

Место и роль групп давления в политическом процессе

   Особое место среди различных групп интересов принадлежит группам давления. Термин “группы давления” (press groups) впервые появился в США приблизительно в середине 20-х гг. XX столетия, а первые исследования деятельности этих объединений относятся к 1928-1929 гг. (Э. Сайт, П. Херринг, X. Чаялд). Первоначально характеристика групп давления была связана со специфическими способами выполнения ими своих функций. Как указывает Р.-Ж. Шварценберг, они рассматривались как организации, созданные для защиты интересов и оказания давления на общественные власти с целью добиться принятия таких решений, которые соответствовали их интересам. В немалой степени такое понимание сохраняется в определенных кругах западной науки и поныне. Как указывается в американской энциклопедии, группы давления – это “некоторое число индивидов, пытающихся оказать давление на правительство для достижения своих целей”.
   Описывая деятельность этих ассоциаций, ученые оперировали разными понятиями, в частности, “потенциальные группы”, “официальные лица”, “лобби”, “группировки интересов обязательного характера”, “перераспределительные ассоциации” и т.д., выделяли разные грани и аспекты их деятельности. Работы Д. Трумэна показали, что ни одна из этих групп не может полностью подчинить себе правительство. В исследованиях М. Олсона особое внимание уделяется возможности индивидуального давления на правительство, а в трудах Р. Салисбери указана роль политического организатора группы, поскольку “именно он обязан принимать решение в случае изменения ситуации... Он распоряжается капиталом, направляет его на предоставление услуг членам группы”. Тем самым определяющим фактором выполнения группой давления своих функций был признан ее организатор.
   Постепенно роль и значение этой разновидности групп интересов стали исследоваться более углубленно, давление начали интерпретировать как форму деятельности, но не ее главный признак. Опыт показал, что группы давления занимают такое положение в обществе и его отдельных сферах, при котором их так или иначе затрагивают принимаемые в государстве решения, в силу чего они просто обязаны включаться в управление. Более того, эти группы фактически владеют важными ресурсами и потому нередко через их деятельность формальные основания власти приводятся в соответствие с властью фактической. Не случайно Р. Даль говорил, что анализ их деятельности помогает вскрыть действительные центры власти в обществе. Так что деятельность данных групп – это не просто давление на власть сверху, сбоку или снизу, а механизм иерархического согласования решений, перераспределения власти путем заключения сделок между бюрократией и немногими привилегированными группами.
   Как подчеркивает С. Файер, ассоциации подобного рода стремятся оказать целенаправленное воздействие на политический процесс, но при этом не претендуют на прямое участие в управлении государством. Тем самым они избегают какой-либо политической ответственности за свои действия. Отказываясь от претензий на высшую политическую власть, они все свое влияние сосредоточивают на решении конкретных хозяйственных вопросов, на управлении государством. Причем если другие группы интересов могут предъявлять требования другу к другу, то группы давления делают это только по отношению к органам власти.
   К особенностям действий групп давления можно отнести и то, что они активны в основном только в сфере принятия (исполнительных или законодательных) решений. В силу этого их отличает малочисленность контактов с массами, связь лишь со специфическими, а не общими интересами, более узкий набор средств, применяемых в политической игре, менее публичная деятельность. Такие же формы деятельности, как отбор кандидатов на предстоящие выборы, издание средств массовой информации, образование фондов поддержки кандидатов и т.п., являются, скорее, исключением, чем правилом их взаимоотношений с обществом и властью.
   В качестве основных форм и способов решения своих задач группы давления используют советы, рекомендации, консультации для ответственных лиц и органов управления, помощь политикам и управленцам в составлении речей, содействие им в выполнении решений, обеспечение связи с прессой, финансирование политических групп, работа в депутатских комиссиях, выступления на слушаниях, неофициальные контакты, инспирирование писем и телеграмм (поддержки или протеста), контроль за законами при сотрудничестве с администрацией и т.д. В то же время в их арсенал входят шантаж, оказание ответственным лицам незаконных услуг, угрозы, подкуп, финансовая поддержка нелегальных объединений, контроль за личной жизнью политиков в целях сбора компромата и т.д. (причем эти методы особо влияют на впервые избранных депутатов). Таким образом, характер осуществления группами давления своих функций прежде всего зависит от того, законны или незаконны способы их деятельности.
   Среди разнообразных видов групп давления можно выделить, например, группы “прямого вхождения”, предпочитающие оказывать давление на властные структуры с помощью отдельных представителей бизнеса; “коридорный лоббизм”, означающий наличие “своих людей” в органах власти (подкупленных чиновников); “корпоративный лоббизм”, выражающий различные формы (сочетания) сращивания представителей исполнительной власти и бизнеса; “продвинутые группы”, частично берущие на себя решение чисто политических проблем; “кластеры связей”, представляющие собой группировки, построенные на неформальных связях; “парантеллы”, базирующиеся на клановых или родственных связях; “олигархии”, выражающие смыкание отраслевых элит и криминальных групп, и др. Наиболее влиятельные группы давления получили название “групп вето” (Д. Рисмэн), обозначающее их способность блокировать или не допускать не устраивающие их решения.
   В целом приоритет тех или иных способов деятельности групп давления определяется степенью демократичности, открытости политической системы, уровнем законодательного урегулирования. Вместе с тем типичные способы взаимоотношений групп интересов с властями могут влиять на определенные тенденции в развитии национальной государственности, а порой и изменять их. Так, в ряде латиноамериканских государств, в Италии, частично в России и некоторых других бывших республиках СССР деятельность отдельных групп интересов способствует нарастанию теневых форм правления, коррумпированности государственных чиновников, криминализации сферы принятия решений. В ряде других государств эти политические институты, напротив, делают область государственного управления более открытой для общественности, укрепляют свои связи с другими посредниками между населением и властью (например, в США общенациональные партии представляют собой совокупность гибких ассоциаций, групп интересов граждан, сотрудничающих между собой в процессе выборов в федеральные органы власти).
   Как показал опыт, возникновение групп давления в новых отраслях может способствовать продвижению общества вперед, а деятельность “традиционных” групп – консервировать реформы и т.д. Эффективность же деятельности групп давления зависит от характера связей между органами исполнительной и законодательной власти, установившейся правовой системы, наличия поддержки в разных ветвях власти и финансовой сфере, а также СМИ. Отрицательные для общества следствия деятельности групп давления будут там, где высока бюрократизация власти, отсутствует правовое регулирование лоббизма, низка степень развития гражданского общества и контроля за элитой, высока экономическая зависимость СМИ от коммерческих группировок.

 
< Пред.   След. >