YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Основы социологии (В.Г. Харчева) arrow 5.8. Отклоняющееся поведение и социальный контроль
5.8. Отклоняющееся поведение и социальный контроль

5.8. Отклоняющееся поведение и социальный контроль

   Социальное поведение
   Поведение человека есть результат взаимодействия его внутренней природы и процесса социализации, в качестве составных элементов которого выступают другие индивиды. Следовательно, можно сказать, что в социальном поведении человека проявляются генетические и биологические особенности, а также то, что он освоил в процессе воспитания и своего жизненного опыта.
   Поведение можно определять как реакцию человека не внутренние и внешние "раздражители", в числе которых могут быть как другие индивиды, так и различная опосредованная информация, затрагивающая интересы человека. Поведение может быть как осмысленным, так и инстинктивным, когда мы, например, оглядываемся на звук шагов идущего за нами человека. Для того чтобы выделить собственно социальный, сознательный фактор поведения, в социологии принято разделять понятия социального поведения и социального действия. Под последним подразумевается определенная, осмысленная система поступков, средств и методов, при помощи которых лицо или группа намереваются изменить поведение, установки или мнения других лиц. Отсюда большое значение приобретает категория социальной установки как формирование ориентации индивида на те или иные типы деятельности. Так как наши социальные действия направлены на изменение чужих установок и поведения, то они ведут к удовлетворению определенных потребностей, интересов или стремлений человека. Однако для общества небезразлично, какими средствами, методами и действиями пользуется человек (группа, общность), чтобы достичь своих целей.
   Важными детерминантами уровня дозволенного, так сказать, санкционированного обществом поведения являются социальные нормы, закрепленные в культуре, образе жизни общества, общности, групп и индивидов; отклонения от них мы рассматриваем как патологию.
   Основным социальным институтом, способствующим соблюдению социальных норм, является социальный контроль. В его систему входят все способы реакции общественного мнения на те или иные конкретные действия человека, все средства общественного давления для того, чтобы поставить его поведение в определенные социальные рамки, наконец, все виды прямой и обратной связи между личностью и обществом (или институтом, организациями, выступающими от его имени) — от визуального наблюдения до профилактических социальных мер и самого процесса воспитания. В периоды социальной стабильности общества система социального контроля успешно справляется с возникающей дезорганизацией нормативного поведения людей, т.е. социальная патология не превышает определенной нормы. Однако в периоды революционных преобразований общества и утраты идеалов и ценностей большей частью населения система социального контроля в обществе не справляется с нарастающей дезорганизацией и социальной патологией, что приводит к социальному кризису или распаду социальной системы.
   Норма и патология
   С понятием нормы мы уже знакомы. В широком смысле оно означает правило, руководящее начало. Однако не все правила могут рассматриваться как социальные нормы, а только такие, которые регулируют общественное поведение людей и их взаимоотношения с обществом. В этом поведении проявляется социальная сущность индивида, отражающая общественное бытие и предъявляемые обществом (или другими группами) требования к поведению личности или социальной группы.
   Источниками поддержания нормативного поведения, по мнению русского юриста социолога Л.И. Петражицкого (18671931), могут быть: — "социальный инстинкт", с которым связана наклонность человека следовать без раздумья некоторым общим правилам действия;
   — "позитивное моральное расположение" — чувство долга;
   — боязнь внешнего принуждения, наказания;
   — напоминание о божественной власти.
   Все эти факторы действуют тогда, когда эффективны социальный контроль и законы, система воспитания, формирующая у людей чувства долга, и члены общества обладают высоким уровнем религиозности. Если действие указанных факторов ослабевает, в обществе возрастает число лиц, поведение которых не соответствует социальным или даже правовым нормам. Личность, нарушающая норму, обязательно должна подвергаться тому или иному типу социального наказания, так как безнаказанность продуцирует дальнейший рост социальных отклонений. В этом случае мы вправе говорить об отклоняющемся поведении. Последнее может принимать различные формы социальной опасности. В связи с этим наряду с моральным осуждением (санкциями) в обществе появились правовые нормы и институты принуждения: суд, тюрьма и др.
   Таким образом, правовые нормы возникли в результате потребности общества сдерживать распространение отклоняющихся форм поведения, особенно опасного для других людей. Следовательно, они направлены на то, чтобы внедрить в социальную систему не только элементы согласия, но и порядка, что поддерживает состояние "нормального общества".
   По мнению известного российского ученого В.Н. Кудрявцева, такое общество отличается высокой жизнеспособностью, гибкостью, адаптивностью к изменяющимся условиям. Оно характеризуется целостностью, устойчивостью общественных систем, постоянным импульсом к развитию, открытостью, плюрализмом, восприимчивостью и управляемостью в его социальной стратификации и мобильности.
   Что касается проблемы "девиации", под которой понимают любого рода отклонения от действующих в обществе норм (как нравственных, так и правовых), то она может иметь как положительную, так и отрицательную направленность. Например, героизм и самопожертвование мы можем оценивать как поведение, отклоняющееся от обыденной нравственной жизни, поскольку оно не предписано социальными нормами и выступает как личная позиция индивида. Так как в обществе всегда существуют люди, нарушающие не только нравственные, но и правовые устои, возникает необходимость применять к ним различного рода санкции. Ученые утверждают, что нормально развивающееся общество состоит примерно на 10-12% из "героев" и на эти же 10-12% из "нарушителей".
   Наиболее целостный взгляд на проблему отклонений дается в работах Р. Мертона, в концепции аномии, под которой он понимал ситуацию, когда конкретное лицо проявляет недостаточное уважение к основным социальным нормам данной социальной системы или стремится усмотреть в этих нормах определенную утрату их обязательности для него самого [5.20]. Следовательно, аномия не означает отсутствие норм, а лишь констатирует, что тот или иной субъект относится к социальным нормам негативно или равнодушно. То, что основным структурным элементом концепции аномии является конфликт норм и понимания индивида, позволяет нам подчеркнуть характер разрешения данного противоречия в социальном взаимодействии.
   При оценке отклоняющегося поведения существует две концепции: относительная и абсолютная. Сторонники первой считают, что нравственные и даже некоторые правовые нормы могут анализироваться только в связи с конкретным обществом, его социальной организацией и культурой. То, что будет нормой для дикаря, не может быть таковой для цивилизованного человека. Сторонники абсолютной позиции утверждают, что должны быть найдены и зафиксированы общечеловеческие нравственные ценности и нормы.
   Крайней формой социальных отклонений является преступное поведение.
   Социологические подходы к объяснению преступности
   Основной аспект социологического изучения отклоняющегося поведения — поиски причин преступности как крайней формы социальных отклонений. Наиболее видными последователями этого направления являются Р. Мертон и Э. Дюркгейм. Ученые считают причинами социальных отклонений противоречия между ценностями и социокультурными нормами, господствующими в обществе, а также между целями общества и социально одобряемыми средствами их достижения.
   В свете такой постановки проблемы рассматривается и возникновение девиантного (отклоняющегося) поведения, проявляющегося как кризис между интересами и потребностями человека и невозможностью (по его мнению) их реализовать никакими другими путями, кроме отклоняющихся от нравственных и правовых норм.
   Изучение причин преступности имеет своей основой определение понятий "преступление" и "преступник". Эти понятия — предмет традиционной криминологии и сформулированы правоведением. Однако мы не сможем осуществлять эмпирические исследования преступности, если не будем иметь какую-либо основу для разграничения преступного поведения от иных видов отклоняющегося поведения, а преступников от других лиц. чтобы не путать эти явления в наших наблюдениях.
   Точное и наименее двусмысленное определение преступления — это то, согласно которому преступным признается поведение, запрещенное уголовным кодексом. Различие уголовных кодексов разных стран позволяет нам утверждать их относительную, субъективную интерпретацию преступности. Однако Э. Дюркгейм считает, что преступность как социальное явление свойственна любым человеческим сообществам и имеет естественную природу. Поэтому не существует обществ, не сталкивающихся с этой проблемой. В своей работе "Правила социологического метода" (I950) он отмечает, что если преступность достигает характерного для общества определенного типа уровня, но не превышает его, то это является нормальным явлением. Преступления и другие социальные болезни коренятся в конкретных общественных условиях. Отрицательные последствия преступлений нейтрализуются обществом через наказания, и фактически преступность не приносит большого вреда обществу как таковому: социальный организм продолжает существовать и функционировать. Дюркгейм считал, что норма и патология не могут быть определены абстрактно и абсолютно вне общественного лица. Хотя Дюркгейму не удалось полностью обосновать понимание нормального, важно подчеркнуть сформулированный им принцип соответствия этого явления социальным условиям общественной жизни. Поэтому в условиях переходного периода, каким он считал современное общество, критерий нормального как общего неприменим. Во время бурных социальных перемен изменяются условия функционирования общества, следовательно, изменяются и следствия, т.е. нормальные или патологические социальные явления [4.4]. Главная ценность социологической теории Дюркгейма состоит в том, что он представлял социальную среду (условия) как фактор, детерминирующий и нормальные и патологические явления.
   Не менее авторитетной концепцией отклоняющегося поведения является теория дифференцированной связи известного западного юриста Э. Сатерланда. Он считал, что преступное или делинквентное поведение связано с усвоением, во-первых, технических приемов совершения преступлений и, во-вторых, мотивов, побуждений, рациональных объяснений и установок, благоприятствующих нарушению закона. Наиболее плодотворна в этой концепции идея делинквентной субкультуры, которая дает соответствующую патологическую) социализацию человеку, находящемуся в этой среде.
   Основной характеристикой делинквентной субкультуры является система ценностей, противоположных ценностям законопослушного, респектабельного общества. Мир делинквентности — это мир тех, кто подчиняется своим законам, и его социальные нормы составляют силу, направленную против существующего социального порядка. В отличие от Э.Дюркгейма Э.Коэн не принимает делинквентную культуру как нечто данное, естественное, а напротив, считает, что функции делинквентных ценностей являются способом разрешения социальных проблем, стоящих перед подростками. Коэн рассматривает процесс развития делинквентной культуры как создание, поддержание и укрепление кодекса норм поведения, существующих по принципу противоположности и отрицания господствующих ценностей — и особенно ценностей среднего класса [5.27].
   Итак, делинквентное поведение — явление, вызванное наличием системы ценностей и норм, отклоняющихся от доминирующих в обществе, при этом индивид, воспринимавший делинквентную культуру, определяет свое поведение как правильное. При всем различии двух социологических концепций отклоняющегося поведения (Дюркгейма — Са- терланда и Коэна) они имеют нечто общее — внешнюю опо- средованность возникновения и существования социальных отклонений. Это значит, что ведущим фактором воспроизводства преступности в обществе являются все те же общественные отношения, а точнее говоря, их несовершенство. Последнее связано с тем, что социальное поведение человека детерминируется огромным количеством факторов, контролировать и корректировать которые на сегодняшний день не способна ни одна социальная система. Социальноэкономическое несовершенство систем, стимулирующее общественное неравенство, приводит к обострению и увеличению количества конфликтов между обществом и личностью, что также увеличивает шансы возникновения делинквентного поведения.
   Биологическое направление в объяснениях природы преступлений
   В 1897 году психиатр, криминалист, антрополог Ч. Ломброзо (1835-1909) выступил в печати со своей теорией "прирожденного преступника". В числе основных факторов, ведущих начало от биологии субъекта, выдвигались атавизм, дегенерация, эпилепсия, которые он определял понятием "умственная неполноценность". Эта теория была воспринята научной общественностью неоднозначно. Особенно критически к ней отнесся марксизм, отрицающий какую-либо биологическую детерминированность преступного поведения. Вместе с тем данные психиатрических и криминологических исследований преступного поведения, проявляющегося в раннем детстве, свидетельствуют о том, что в социальной среде усваивается, скорее всего, не преступное, а нормальное поведение.
   Психологические исследования показывают, что в ранних попытках самовыражения и формирования собственного "Я" не обладающий навыками социального поведения, невоспитанный и необученный ребенок прибегает ко лжи, хитрости, уверткам, гневу, ненависти, воровству, агрессии, насилию и другим формам асоциального поведения. Изменение поведения ребенка, связанное с утверждением социальных норм общежития, альтруизмом, воздержанностью от насилия как раз и является результатом воспитания, социализации, в процессе которой ребенок осознает, что получить одобрение взрослых можно лишь в том случае, если поведение будет соответствовать общепринятым социальным нормам.
   Таким образом, можно утверждать, что формирование законопослушной личности связано с эффективностью процесса социализация и воспитания.
   Однако односторонняя негативная оценка биологической концепции также весьма опасна. Исследования, проведенные российскими социологами и криминологами, в частности М.В. Лупандиным и В.Н. Кудрявцевым, доказывают, что умственная отсталость, имеющая, в том числе и наследственные истоки, характерна в тех или иных формах почти для одной трети лиц, совершивших различные, особенно связанные с насилием над личностью, преступления.
   Дальнейшее развитие биологическое направление получило в трудах современных американских ученых, связывающих отклоняющееся поведение с характером строения тела и объясняющих преступное поведение аномалией половых хромосом. Пока что можно утверждать, что все существующие концепции такого рода находятся на уровне научных гипотез, которые требуют дополнительных изысканий.
   Если рассматривать влияние собственно биологических факторов на возникновение преступного поведения, то речь может идти лишь о лицах, имеющих ярко выраженную патологию, деформирующую способность к объективному восприятию действительности, самоконтролю, самоанализу. Следовательно, врожденная патология биопсихологической системы личности является серьезной объективной предпосылкой формирования преступного поведения индивида.
   Психоаналитическая теория мотивации преступного поведения
   Психоаналитическая теория мотивации поведения личности связана с именами З.Фрейда, А.Адлера и др. Об этой теории уже говорилось выше, однако для раскрытия данной темы вспомним некоторые основные моменты.
   Зигмунд Фрейд строил свою теорию мотивации поведения человека на основе абсолютизации роли сексуальных и агрессивных побуждений. Для обоснования первостепенной роли таких побуждений в поведении человека З.Фрейд использовал огромный эмпирический материал, являющийся результатом его наблюдений. Фрейд вводит понятие "пластичность" мотивов, что подразумевает многообразие путей удовлетворения потребностей. Именно это позволяет придавать мотивации поведения человека более или менее приемлемую форму.
   Отличительная черта психоаналитической теории Фрейда заключается в том, что в представлении индивида события не всегда кажутся такими, какими они являются в реальности. Часто они представляются индивидам противоположными этой социальной реальности. Выявить истинные значения событий можно лишь в том случае, если обнаружить, каким образом трансформировались лежащие в их основе сексуальные и агрессивные потребности. Такая трансформация редко бывает полной, а иногда не наступает совсем, поэтому младенческие потребности (например, в агрессивности) принимают форму подсознательного — состояние, которое благоприятствует их фиксации. В этом случае мож
   но говорить о так называемой патологической социализации личности. Представления, отодвинутые в подсознание, остаются неизменными и продолжают существование по своим собственным законам, воздействуя на наше сознание и, следовательно, поведение.
   Фрейд и его последователи выдвинули ряд концепций, объясняющих, как подсознательные процессы проявляются в сознательном поведении; каким образом их трансформация или маскировка совмещается с сознательными устремлениями; как наиболее сознательные контролирующие системы личности предохраняют себя, защищаются от подсознательных процессов, усмиряют, направляют и ассимилируют их.
   Психоаналитическая концепция Фрейда и его последователей представляла агрессивность как врожденное, присущее человеку качество, не снятое в процессе социализации и проявляющееся в виде веления Id ("Оно"), т.е. подсознательного, тогда как в Ego ("Я") должны реализоваться рациональные устремления. Своими выводами психоаналитики подводят весьма основательную научную базу под значение процесса социализации для снятия естественной (врожденной) агрессивности человека, так как в некоторой неблагоприятной ситуации врожденная агрессивность может стать источником преступного поведения.
   Личность преступника
   Понятие "личность преступника" взаимосвязано с общесоциологическим пониманием личности как социальной сущности человека, проявляющейся в его статусе в системе общественных отношений. Для того чтобы определить понятие "личность преступника", надо уточнить, вероятно, суть категории преступления.
   Криминологи отмечают, что до сих пор в определении этого понятия существуют путаница и многозначность. Эта позиция в большей мере представляет собой проявление существующего среди социологов убеждения, что не все срезы антисоциального поведения запрещены правовыми законами, а следовательно, не все являются преступлениями. Отсюда традиционное определение преступления как нарушения закона представляется весьма условным и неточным. К тому же даже правовые законы динамичны и имеют относительный характер, а это в свою очередь препятствует развитию системы научных гипотез, обладающих всеобщей ценностью [5.28].
   Ряд ученых возражают против данного выше традиционного определения преступления и в связи с тем, что желают выявить и изучить абсолютное и вечное содержание понятия преступления, а не просто нарушение норм статусного или прецедентного права, меняющихся в зависимости от времени и места.
   Наконец, в последнее время появляются протесты против ортодоксальных концепций преступности и преступника, которые исходят из самых различных позиций. Общим для них является факт отрицания формально-юридической и произвольной доктрины, согласно которой, лица, осужденные по уголовному закону,— преступники. Такие доктрины усугубляют трудности в определении границ области криминологических исследований.
   Таким образом, определенная часть ученых утверждает, что факт нарушения уголовного кодекса представляет собой относительный (искусственный) показатель, а следовательно, не соответствует требованиям науки, так как имеет "случайный" характер и "не возникает органически".
   Если считать, что любые виды антисоциального поведения противоречат интересам общества, то возникает вполне определенный вопрос: что представляют собой эти интересы? Какие из них валены настолько, чтобы посягательство на них можно было бы рассматривать как преступное поведение?
   Все стандарты общественного поведения, в соответствии с которыми устанавливаются социальные нормы, являются "плодом" исторического развития общества и его институтов, а значит, относительны, изменчивы. Поэтому взаимосвязь общественных интересов и социальных норм будет всегда конкретной, характерной лишь для данного этапа общественного развития.
   Однако общество обладает не только законами, но и социальными институтами, которые следят за их исполнением, а при их нарушении наказывают человека. Такими институтами принуждения являются суд и тюрьма. Значит, именно эти институты устанавливают виновность человека перед обществом и определяют характер наказания. От имени этих институтов выступают люди, исполняющие соответствующие социальные роли: судьи, прокурора, следователя и др. Соотношение характера преступления и характера наказания является одной из серьезнейших проблем, которую должна решать не только наука, но и социальная практика. Пока что, при всей научной значимости этой проблемы и различных новаторских концепциях, считается, что преступниками являются люди, признанные таковыми по суду. Такое понятие преступника (а значит, преступного поведения) более близко к социологическому пониманию социального контроля, который также осуществляет санкции по отношению к нарушителям социальных норм.
   Личность преступника как разновидность понятия личности включает в себя прежде всего общие признаки последней. Как для социолога, так и для криминолога эти общие признаки важны, поскольку в структуре личности преступника они приобретают особое содержание и значение, становятся так или иначе связанными с антиобщественным поведением человека.
   Структуру личности преступника характеризуют также признаки, специфические для подобного человека, определяющие и выражающие его общественную опасность, характер и степень последней. Таким образом, характеристики личности преступника представляют собой структуру качеств, которые в своей совокупности определяют лицо, совершающее то или иное преступление, различные стороны и проявления его общественного существования и жизненной практики. Эти показатели прямо или косвенно связаны с антиобщественным поведением человека, обусловливают или облегчают совершение преступления либо дают возможность понять его причины. При этом структура личности преступника отражает не только разнообразие образующих ее признаков, их роль в этиологии преступного поведения, но в то же время и их взаимосвязь и взаимодействие [5.28].
   При социологическом анализе преступности представляется важным выделять следующие показатели [5.29].
   1. Социально-демографические и уголовно-правовые признаки.
   2. Социальное поведение в различных сферах общественной жизнедеятельности субъекта.
   3. Нравственные свойства субъекта.
   4. Психологические особенности субъекта.
   К первому блоку относятся: пол, возраст, образование, социальное и семейное положение, род занятий, принадлежность к городскому или сельскому населению, материальное положение, жилищные условия и т.д. Данные признаки характеризуют каждого человека, любую группу людей, все население в целом. Однако взятые в конкретном выражении применительно к людям, совершившим преступление, они указывают на существенные "сдвиги" в характеристике именно этого контингента, т.е. дают социологическую информацию, имеющую важное научное и практическое значение. Информация позволяет проанализировать данные о половом составе преступников, удельном весе различных возрастных категорий, профессиональных группах и построить социальную типологию личности преступника.
   Для характеристики преступника большое значение имеют интеллектуальное, эмоциональное и волевое свойства. К интеллектуальным свойствам относятся: уровень умственного развития, объем знаний, широта или узость взглядов, содержание и разнообразие интересов. Эмоциональные свойства личности — это уравновешенность или подвижность нервных процессов (темперамент), динамичность чувств, степень эмоциональной возбудимости, сила и темп реакции на различные раздражители и ситуации, постоянство или изменчивость переживаний и т.д. Волевыми свойствами личности считаются: умение регулировать свое поведение, способность принимать решения и осуществлять их, добиваться намеченной цели.
   Показателем нравственного развития личности является направленность ее поведения, отражающаяся в целом в образе жизни человека (группы, общества). Взаимодействие всех указанных сторон структуры личности достаточно отчетливо проявляется в случаях преступного поведения. Различные соотношения показателей позволяют утверждать, что человек может стать преступником как под воздействием неблагоприятных внешних условий (социальной среды), так и в результате внутренних факторов, патологических структур личности, например из-за интеллектуального недоразвития, психической болезни и т.д.
   Вопрос о роли приобретенного (социального) и врожденного (биологического) в преступном поведении человека имеет принципиальное научно-практическое значение. Для социолога-исследователя важна констатация факта: в поведении преступника (в период формирования преступного намерения и совершения преступления) чаще всего взаимодействуют две группы личностных факторов: биопсихологиче- ские и социальные, так как мотив преступного поведения представляет собой отражение в сознании человека действительно существующих (или воображаемых) потребностей. Как правило, эти потребности социально обусловлены, средства их удовлетворения всегда избираются человеком в соответствии с его жизненным опытом, установками, ценностными ориентациями.
   Классификация преступников
   В отечественной юридической литературе вопрос классификации личности преступников рассматривается в основном в связи с задачами наказания и исполнения наказаний, т.е. в уголовно-процессуальном и исправительно-трудовом аспектах.
   Например, известный отечественный юрист-криминалист М.Д. Шаргородский в основу классификации преступников предлагает включить следующую группу показателей:
   — физиологические критерии: пол, возраст, болезнь;
   — социальные критерии: стойкие рецидивисты, лица, совершающие преступления в первый раз;
   — дифференциация преступников в зависимости от характера совершенного преступления: его целей, мотивов, средств и способов действий [5.30].
   Эта классификация была усовершенствована Н.А. Беляевым, который дополнил ее такими характеристиками, как:
   — особо опасные государственные преступники;
   — совершившие все иные преступления.
   Во второй группе он различает лиц, совершивших умышленные преступления, и тех, кто их совершил по неосторожности. Группу умышленных преступников он предлагает подразделить на корыстных преступников, преступников против личности, хулиганов, некорыстных преступников, совершивших неумышленные преступления [5.31].
   Особый интерес для социологов представляет следующая социально-психологическая классификация преступников.
   1. Глобальный преступный тип, для которого характерна "полная преступная заряженность". К нему относят бандитов, особо опасных рецидивистов и т.д.
   2. Парциальный тип, т.е. с "частичной преступной заря- женностью". Эта лица нравственно "раздвоенные", в которых соседствуют черты нормального типа личности и типа личности преступника. Например, люди, систематически совершающие хищения на производстве.
   3. Предкриминальный тип характерен для лиц, которым присуща большая эмоциональная возбудимость, недостаточное самообладание и т.д. В конфликтной ситуации они способны на преступление, хулиганство, убийство из ревности и т.д. Следовательно, в зависимости от целей и задач исследования классификация преступников может быть различной. Знание этой классификации необходимо, во-первых, для проведения социологических исследований такого социального явления, как преступность, во-вторых, для осуществления сравнительного анализа эмпирических данных криминологов и социологов.
   Социальная коррекция преступного поведения
   В настоящее время все большее значение придается такому новому научному направлению социологии, как социальная работа. Подготовка специалистов в данной сфере требует знаний в области не только теории и практики социологии, но и социальной терапии (термин Дж. Морено). В связи с этим знакомство с проблемами коррекции социального поведения является необходимой частью знаний, особенно для тех, кто будет специализироваться по социальной работе.
   Преступное поведение, осуждаемое обществом и его социальными институтами, подлежит социальной коррекции. Во-первых, она необходима потому, что общество должно охранять себя от элементов, вносящих дезорганизацию в социальные отношения (на разном уровне: от межличностных и групповых до более всеобщих). Во-вторых, такая социальная коррекция позволяет обществу реабилитировать лиц, возвратившихся из заключения, т.е. вернуть им возможность нормального образа жизни.
   В зависимости от типа личности преступника существующие законы и суд выбирают меры наказания, которые в различных обществах предусматривают различные виды принуждения. Высшей мерой наказания является смертная казнь, которая признается адекватной преступлению как таковому (безотносительно оценки тяжести и последствий) лишь некоторыми странами.
   Тюремные (пенитенциарные) системы в том или ином виде применяются всеми странами без исключения и определяются как места лишения свободы лиц, признанных преступниками по закону. Различные общества имеют разные пенитенциарные системы со своими задачами и целями, которые осуществляют не только социальную, но и психологическую помощь.
   Гуманизация общественных отношений, крушение тоталитарных режимов, в том числе в бывших социалистических странах, ведут к поиску новых форм и путей реабилитации лиц, совершивших преступные деяния.
   Значительное место в реабилитации и профилактике преступлений отводится социальной работе, она ведется не только с предкриминальными лицами и группами, но и с лицами, уже совершившими преступления. Например, в настоящее время в крупных городах США применяется метод интеграции в делинквентные шайки подростков социальных работников, принимающих непосредственное участие в социализации их отклоняющегося поведения. Социальный работник вступает в контакт с шайкой (в условиях привычной для них среды) и пытается переориентировать деятельность подростков, переводя ее с делинквентной основы на конструктивную. Работа с такими группами требует специальной профессиональной подготовки, например знания "теории промежуточной группы" известного западного психолога Л. Яблонского, поскольку к делинквентам нельзя подходить как к нормальным группам и социальным организациям. Отсюда частые неудачи.
   Л. Яблонский, исследовавший структуры 30 групп делинквентов, выявил три уровня. Первый — центр шайки, представлен вожаками. Это те юноши, которым шайка нужна больше всех. Это "ядро" неустойчивых подростков представляет собой главную цементирующую силу внутри шайки. Они сплачивают шайку и заставляют действовать. Второй уровень — подростки, объявившие о своем участии в деятельности шайки в соответствии со своими эмоциональными потребностями в данное время. Третий уровень — периферийные члены группы, участвующие в ее деятельности от случая к случаю, причем и тогда редко отождествляющие себя с ней.
   Яблонский считает, что наиболее эффективна социальная работа по реабилитации "промежуточных групп", т.е. на втором и третьем уровнях. Концепция промежуточной группы является важной не только для криминалистического, но и для социологического изучения преступного поведения и реабилитации преступников. Активная социальная работа с лицами с пограничными формами поведения позволяет обществу значительно сократить число преступников.
   Борьба с отклонениями в поведении не ограничивается указанными мерами. Государственные органы социального обеспечения, так же, как и частные организации, существующие в различных странах, занимаются широким спектром социальной деятельности: обращают особое внимание на помощь бедным семьям, детям, воспитывающимся без родителей, активно участвуют в решении задач социального контроля, осуществляющего функцию согласования поведения индивида (группы, общности) с социальным целым. Эти органы и учреждения формируются из работников, обеспечивающих социальный патронаж (социальные работники), представляют собой многочисленную специализированную профессию с вполне определенной философией, профессиональным языком, методами работы, сложившимися под сильным влиянием патопсихологии и психиатрии.
   Работники социального патронажа, как правило, рассматривают проблемы отклоняющегося поведения как проблемы психической патологии индивида или проблемы дефектов воспитания, требующие сочувствия, терпения поддержки и совета, а иногда и психиатрического и психологического вмешательства. Такой подход к проблемам отклоняющегося поведения наиболее ярко выражен в США, особенно среди высокообразованных людей, считающих проблемы социальных отклонений не столько юридическими, сколько медицинскими или психологическими.
   Данная позиция определяет и социальную терапию (лечение) отклонений, которые рассматриваются как результат разочарований, безнадежности, отчаяния, отчуждения от социальных институтов, существующих в данном обществе. Примером подобной социальной программы (социальной терапии) может служить эксперимент по предупреждению преступности в Нью-Йорке, получивший название "Мобилизация ради молодежи". Программа финансируется главным образом из средств федерального правительства и рассчитана на многие миллионы долларов.
   Активно развивается социальная работа и в России. В частности, в университетах страны созданы факультеты социальной работы, занимающиеся подготовкой работников социального патронажа (социальных работников), которые будут работать с различными социальными группами населения: молодежью, заключенными, женщинами, наркоманами, алкоголиками и т.д.
   Многие из отечественных программ социальной работы основываются на социологических концепциях природы отклонений в поведении, согласно которым большинство отклонений — не столько индивидуальная патология, сколько факт социального взаимодействия индивидов, способствующий негативной социализации.
   Роль социальной среды в формировании социальных отклонений вплоть до преступного поведения признается и западными учеными. Поэтому должны быть и новые социальные программы борьбы с отклонениями. Они должны способствовать социальной терапии всего общества, повышению его физического здоровья, культуры и благосостояния. Только путем изменения организационной культуры общества можно выйти на более высокие уровни социальных отношений, что будет способствовать росту социальных форм поведения населения.

 
< Пред.   След. >