YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow Глава 1. Источники по истории средних веков (V-XV вв.)
Глава 1. Источники по истории средних веков (V-XV вв.)

Глава 1. Источники по истории средних веков (V-XV вв.)

   История феодального общества Западной Европы отражена в многочисленных источниках, преимущественно письменных. Для изучения начальной стадии феодализма важны археологические памятники, а также памятники архитектуры, искусства, монеты и пр., дающие ценные сведения по истории средневекового сельского хозяйства, ремесла, строительства, денежного обращения и т. п.
   Средневековые письменные источники распадаются на несколько видов: документальные материалы (публичные акты, частные акты, документы хозяйственного характера, административные, финансовые, военные и т. п. документы государственной власти), юридические памятники (“правды”, т. е. записи обычного права германских и других народов, кодексы гражданского, уголовного и церковного права, отдельные законы и указы, городские хартии, судебные протоколы, юридические трактаты), повествовательные источники (анналы, т. е. летописи, хроники, биографии, жития святых, переписка неофициального характера, публицистика), фольклор, литературные произведения и пр.
   Документальные и юридические источники, как правило, дают обильный материал по истории хозяйства, социальных и правовых отношений. Повествовательные источники содержат преимущественно данные для политической истории.
   Из всех типов источников документальный материал обладает наибольшей достоверностью. В повествовательных источниках в большей степени, нежели в документах и правовых памятниках, события отражены сквозь призму сознания их авторов. Поэтому источникам этого типа присуща субъективность восприятия, иногда сознательное умолчание о тех или иных фактах или даже намеренное их искажение.
   Образование на территории Западной Римской империи варварских государств и складывание феодального строя потребовали письменного Оформления обычаев, действовавших у германских народов, и принятия законов, регулировавших их отношения с покоренным населением. Поэтому уже в V в. у германских народов, поселившихся на территории бывшей империи, возникли писаные законы; для начальной стадии становления феодализма они являются единственными письменными источниками, отражающими социально-экономические отношения. Будучи по своему назначению судебниками, т. е. перечнем штрафов и других наказаний за различные преступления и проступки, эти записи обычного права дают богатый и чрезвычайно ценный материал для исследования уровня производительных сил, форм собственности, начинающейся социальной дифференциации, пережитков общинно-родового строя, форм судебного процесса и т. д. в период зарождения феодального строя.
   Такие же писаные законы возникли затем у германских и кельтских народов Северной и Центральной Европы, не знавших рабовладельческого строя и римского владычества. Процесс разложения общинно-родового строя и складывания феодализма проходил у некоторых из этих народов медленнее, поэтому запись законов была осуществлена позже — в VIII—IX вв., а у скандинавских народов еще позднее — в XII—XIII вв.
   На русском языке большинство этих правовых памятников называют “правдами” по аналогии с названием “Русской правды”. Их обычное латинское наименование (большая часть написана на латыни) — lex (т. е. закон) в добавлением названия племени или народа (например, lex saxsonum, lex frisionum). Собирательно их называют обычно “Варварские правды” (“Leges barbarorum”). Они представляют собой запись уже существовавших правовых норм, постепенно выработавшихся в процессе развития общества (так называемое обычное право). Однако даже в самых ранних редакциях “правд” нормы обычного права при их фиксации подвергались некоторым изменениям под воздействием королевской власти. С течением времени “правды” изменялись и дополнялись в соответствии с развитием феодального строя; на этой стадии народ уже не принимал участия в законодательстве. Крепнувшая государственная власть издавала законы, изменявшие отдельные положения “правд”.
   Текст “правд” обычно очень сложен по своему составу вследствие позднейших наслоений, вставок, многочисленных редакций (т. е. вариантов). До нас дошли Вестготская, Бургундская, Салическая, Рипуарская, Алеманнская, Баварская, Саксонская, Фризская, Тюрингская и англосаксонские “правды”. Запись обычного права лангобардов называется “Эдикт Ротари”. Особого внимания заслуживает “Салическая правда” (закон салических франков), в своей старейшей редакции начала VI в. наиболее близкая к древнегерманским обычаям. Важнейшим источником для изучения аграрного строя Византии VIII в. является “Земледельческий закон”, представляющий собой свод византийско-славянского обычного права, по ряду своих черт напоминающий “правды” германских народов.
   До нас дошла лишь малая часть реально существовавших документальных материалов раннего средневековья. Кроме того, сама общественная жизнь того времени ограничивалась сравнительно узкой областью отношений, требовавших официального закрепления в документах. Постановления королевского суда (местные суды еще не фиксировали свои решения), акты дарений, купли-продажи и обмена земли, завещания, акты, закреплявшие отношения зависимости, — основные типы раннефеодальных грамот. Наряду с ними существовали еще сборники формул, т. е. образцов типичных грамот, по которым писались реальные документы различного содержания, дающие представление о всех типах совершавшихся сделок, но в абстрактной форме, без упоминания имен, дат, конкретных описаний земель и т. п. VIII—IX вв. в монастырях возникают полиптики, т. е. описи поместий (например, составленный в начале IX в. подробный полиптик Ирминона, аббата Сен-Жерменского монастыря под Парижем), и картулярии, т. е. сборники грамот и других документов, обычно в копиях. В это же время появляются инструкции по управлению крупными поместьями. К последним относится, например, “Капитулярий о поместьях” (“Capitulare do villis”) Карла Великого, составленный около 800 г. Полиптики, картулярии, инструкции дают представление об организации крупного феодального землевладения, формах эксплуатации зависимого населения, основных типах зависимости крестьян.
   В империи Карла Великого появляется обширное и разнообразное королевское законодательство — капитулярии (названные так потому, что текст разделяется на капитулы, т. е. главы). В Византии издание императорских указов не прерывалось со времени поздней Римской империи.
   Источниками по политической и отчасти социальной истории раннего средневековья являются анналы и “истории” отдельных народов. Анналами (лат. — annales от annus — год) назывались в Западной Европе летописи. Унаследованные от Рима, они появились в монастырях с VI в. и имели форму кратких заметок на пасхальных таблицах, в которых на несколько лет вперед были указаны дни празднования подвижного церковного праздника пасхи. Первые записи появились вначале против отдельных лет, при этом далеко не каждый год отмечался каким-нибудь событием; затем записи стали более частыми, а с конца VII в. — ежегодными. К VIII—IX вв. относятся анналы более широкого территориального охвата, составлявшиеся при королевских дворах: “Королевские анналы” при дворе Карла Великого, “Англосаксонская хроника” при дворе короля Альфреда в Англии.
   Наряду с анналами в странах Западной Европы с VI в. появились “истории” отдельных германских племен, расселившихся в провинциях бывшей Римской империи. В них содержатся предания о предках, о переселениях, о первых герцогах и королях, народные песни, саги, а также гораздо более подробные, чем в анналах, известия о первых веках истории отдельных германских народов: “О происхождении и деяниях готов” Иордана, “История готов” Исидора Севильского, “История франков” Григория Турского, “История лангобардов” Павла Дьякона, “Церковная история народа англов” Беды Достопочтенного и т. д. Ценные сведения по политической истории содержат также появившиеся с IX в. биографии государей, епископов и других крупных феодалов, среди которых широкую известность получила “Жизнь Карла Великого” Эйнгарда.
   Особую ценность имеют повествовательные источники этого периода в Византии. Авторы византийских исторических сочинений — высшие сановники или монахи — широко используют античные историографические традиции и, обладая более широким политическим кругозором, чем историки Запада, дают в своих трудах историю не только Византии, но и соседних с ней народов. Наибольшую известность получили труды историка VI в. Прокопия Кесарийского, посвященные событиям правления императора Юстиниана. Позднее в X в. развитие производительных сил нашло отражение в византийском трактате “Геопоника”, где собрано много данных по сельскому хозяйству. К X в. относится и важный источник по истории византийского города — “Книга Эпарха” — собрание правительственных распоряжений, регулировавших организацию ремесла и торговли в Константинополе. Книга дает ценные сведения о хозяйственной жизни и цеховом строе византийской столицы.
   Важный исторический источник раннего средневековья представляют собой жития святых. В них, несмотря на обилие легендарного материала, сохранились многие черты народной жизни и ценные сведения по истории церкви, о росте ее землевладения, о быте, нравах, идеологии, чаяниях и верованиях народных масс.
   Для изучения истории культуры раннего средневековья первостепенное значение имеют памятники народной поэзии: ирландские, исландские, скандинавские саги и англосаксонский эпос. Древний эпос других германских народов дошел до нас, как правило, в позднейших переработках, но и они содержат много интересных данных.
   На территории бывшей Западной Римской империи правовые и повествовательные источники раннего средневековья писались по латыни. Но, как правило, это был не литературный латинский язык, а народные провинциальные диалекты, усвоенные германскими народами. В Англии, Ирландии и Исландии законы и некоторые исторические труды писались на народном языке, так как латинский язык был чужд кельтам и англосаксам и оставался в этот период в значительной степени языком церкви. В империи Карла Великого язык анналов и особенно исторических произведений был ближе к литературному латинскому языку, понятному лишь духовенству и отчасти знати, но для народа он становился все менее понятным, так как народные языки все более отходили от латыни. Византийские источники, документальные и повествовательные, были написаны на греческом языке, которым пользовалось большинство населения.
   Период развитого феодализма характеризуется значительным прогрессом в жизни народов Европы. Появились города, начали складываться национальные государства, зарождалась национальная культура. Все это способствовало количественному росту источников, их многообразию и появлению новых видов.
   Рост производительных сил в XI—XV вв. прослеживается уже не только по археологическим данным и по косвенным свидетельствам документов и анналов. В XIII в. в Западной Европе был составлен ряд сельскохозяйственных трактатов; от XIV—XV вв. до нас дошли трактаты по торговому делу, по сукноделию. Очень ценными источниками по истории городского ремесла являются цеховые статуты. На миниатюрах рукописей, на барельефах и витражах соборов и ратушей, на коврах сохранилось много изображений сцен ремесленного и сельскохозяйственного труда: косьбы, жатвы, молотьбы, приготовления вина и масла, ткачества, строительства.
   Картина феодальных производственных отношений отражена в разнообразных документах. Грамоты, описи поместий, списки крестьянских повинностей являются основными документами для аграрной истории XI—XII вв. К сожалению, основная масса этих документов дошла до нас не в подлинниках, а в копиях или в виде резюме, вписанных в картулярии.
   В связи с развитием товарно-денежных отношений в XIII—XV вв. появились новые виды документов: акты, оформлявшие различные земельные сделки (куплю-продажу, залог и аренду земли, залог и продажу земельной ренты и т. п.), установление фиксированных крестьянских повинностей, выкуп крестьян из крепостного состояния и т. п. Большая часть этих документов также сохранилась в копиях — в форме нотариальных минут (т. е. кратких записей о содержании сделки) или же в составе городских и сеньориальных регистров. Важный материал по аграрной и социальной истории Англии XI—XIII вв. дают земельные переписи — результаты правительственных расследований. Наибольший интерес среди них представляют “Книга Страшного суда”, составленная в Англии в 1086 г. и являющаяся переписью почти всех землевладений, населенных пунктов, включая города, и населения страны, а также . “Сотенные свитки” 1279 г. — сплошная опись земельных владений некоторых графств Центральной Англии. Для Германии характерно появление в XIII в. “Марковых уставов“, т. е. записей обычного права, в которых фиксировались общинные распорядки, а иногда также повинности крестьян в пользу феодалов.
   В странах, где и при развитии товарно-денежных отношений феодалы продолжали в значительных масштабах вести барское хозяйство, большое значение приобрели в XIII в. описи поместий (экстенты в. Англии, урбарии в Германии и других странах), отчеты управляющих, счета, инструкции и т. д. Эти источники дают порой возможность даже производить более или менее точные статистические подсчеты.
   Развитие городов вызвало к жизни городские хартии и статуты, регулировавшие внутригородскую организацию и отношения городов с сеньорами. В XIII в. впервые стали записываться уставы, определявшие внутреннее устройство цехов. Среди источников такого рода выделяется составленная в Париже около 1268 г. “Книга ремесел” — свод 100 цеховых статутов. Начиная с XIV в. в городах появляется большое число актов, оформлявших дарения, куплю-продажу, завещания, брачные контракты, закладные и долговые обязательства, кредитные документы и т. п. В тех странах, где еще в XIV—XV вв. появились зачатки капиталистических отношений, например в Италии, в крупных компаниях уже ведутся торговые книги.
   Для периода XIII—XV вв. характерны записи феодального обычного права (“Зерцала” в Германии, “Кутюмы” во Франции, “Фуэрос” в Испании, “Иерусалимские ассизы” в государстве крестоносцев и т. д.), что отразило перемены, происходившие в социально-экономическом развитии тех или иных стран. В этих документах, составленных, как правило, судьями, оформлялось право, действовавшее в пределах более или менее крупных областей и регулировавшее отношения феодальной собственности на землю, судопроизводство, взаимоотношения отдельных сословий, вассальные связи и имущественные отношения внутри класса феодалов, а также оброчные денежные отношения между крестьянами и земельными собственниками. В Византии вследствие сохранения централизованного государства и законодательства, а также в силу длительного господства римского права юридические сборники представляли собой руководства для юристов в форме изложения отдельных судебных случаев (сборник “Пира” XI в. и др.).
   В XIII—XV вв. в городах оформилось свое собственное городское право, построенное в значительной степени на нормах римского права.
   В государствах с крепнувшей центральной властью в это же время развивалось королевское законодательство (ордонансы — во Франции, статуты и ордонансы — в Англии), внесшее известное единообразие в сферу судопроизводства и обеспечившее нормальные условия для развития торговли и промышленности. Для Византии характерно непрерывное развитие императорского законодательства. Особо следует отметить появление в середине XIV в. в Англии, Франции, Испании, Италии, Нидерландах так называемого рабочего законодательства, устанавливавшего рабочий день и фиксировавшего заработную плату появившихся в то время наемных рабочих.
   Все эти правовые памятники, а также протоколы (регистры) судебных учреждений начиная с XIII в. становятся вместе с документами хозяйственного, финансового и административного характера важнейшими источниками по истории имущественных и социальных отношений. Они обрисовывают также управление, суд, полицию и финансы феодального государства.
   Важнейшими источниками для политической истории X—XV вв. являются анналы и хроники. В феодально раздробленной Европе X—XII вв. анналы велись в отдельных, довольно многочисленных центрах летописания — монастырях и других церковных учреждениях. Одновременно появляются хроники, в которых в отличие от анналов дается связное и порой очень подробное изложение событий в хронологической последовательности, но с отступлениями, вставками, сопоставлениями и т. п. Анналы носят безличный характер. В хрониках же отчетливо проявляются личность автора, его интересы, симпатии, литературный стиль; это уже авторские произведения. Хроники X — XII вв., особенно XIII в., по кругу своих интересов и по своим политическим тенденциям шире анналов. Крестовые походы, рост городов и их политической роли, расширение экономических, политических и культурных связей — все эти новые явления нашли отражение в хрониках.
   В XIII в. (а во Франции и в Италии с XII в.) с ростом городов появляются городские анналы, которые с самого начала имели иной, светский характер и другие политические задачи. Для них характерны антифеодальные тенденции, выработавшиеся в длительной борьбе городов с сеньорами, ясное изложение, деловой подход ко всем вопросам. Очень быстро городские анналы превратились в связные и подробные городские хроники, составлявшиеся преимущественно городскими должностными лицами. Эти хроники, особенно многочисленные в Италии и Германии, представляют собой важнейший источник для истории городов и один из главных источников для политической истории этого периода.
   В Англии, Франции, Испании и в других странах появились своды “королевских хроник” (например, “Большие французские хроники”, “Сент-Олбанские хроники” в Англии), в которых под пером сменявших друг друга хорошо осведомленных авторов создавалась история страны, последовательно освещенная с прогрессивной для того времени точки зрения интересов центральной власти. Эти хроники, отразившие начальный этап становления централизованных государств, получили в XIV—XV вв. дальнейшее развитие и широкое распространение, что привело к созданию в XV в. во многих странах исторических произведений национального масштаба.
   В отличие от более раннего периода авторами хроник XIII в. были не только монахи, но и светские люди, главным образом рыцари и крупные феодалы, писавшие уже на национальных языках и предназначавшие свои произведения для более широких кругов читателей и слушателей, чем монахи — авторы латинских хроник.
   В XIV—XV вв. хроники писались, как правило, королевскими советниками, рыцарями, горожанами или городскими духовными лицами, близкими к горожанам по своим политическим интересам. В центре их внимания стоят длительные войны уже не местного, а европейского масштаба, способствовавшие более отчетливому проявлению национальных интересов и симпатий. За немногими исключениями повествования хронистов о многочисленных народных восстаниях этого времени резко враждебны народу, а факты нередко искажены. На содержании и стиле хроник отразились изменившиеся запросы читателей, круг которых постоянно расширялся. Это способствовало росту количества хроник. Но значение их как исторических источников постепенно уменьшается отчасти потому, что с середины XIV в. увеличивается количество документального материала, который становится основным источником для воссоздания политической истории; отчасти в силу того, что хроники XIV—XV вв., за исключением городских или составлявшихся королевскими советниками, утратили важнейшее качество источника по политической истории — достоверность сообщаемых сведений. Усложнение социальной и политической жизни и начавшееся в это время засекречивание некоторых сторон деятельности государства затрудняло своевременное получение большинством хронистов необходимой информации. Хроники этого периода в массе своей сохраняют большое значение главным образом как источники для истории общественного мнения, идеологии, культуры и быта, а также для истории языка и литературы той эпохи. Наиболее характерна в этом отношении французская хроника XIV в., принадлежавшая перу “певца рыцарства” Фруассара.
   Иной характер имели хроники в Византии. Историографическая традиция там не прерывалась. По-прежнему авторами были близкие к правительству крупные сановники, подражавшие стилю античных историков, или монахи, писавшие на разговорном языке. Гибель почти всего византийского документального материала делает повествовательные памятники основными источниками по политической истории Византии XI—XV вв.
   Начиная с XIV в. во всех странах быстро увеличивается число документов, связанных с государственным управлением, дипломатией и т. д., — регистры, счета, отчеты, инструкции, ранее немногочисленные. Теперь эти документы лучше хранятся и регистрируются; сама жизнь вызывает появление все новых и новых документов — протоколов заседаний центральных и местных органов управления, повседневной деловой переписки, многочисленных писем и инструкций руководящих лиц, крупных общественных деятелей и т. д. Ценность этих источников для истории Западной Европы очень велика; это самые надежные исторические источники. Они непосредственно и точно отражают действительность, фиксируют все перемены в политике правительства и вскрывают ее тайные пружины, детально освещают деятельность многих крупных политических и общественных деятелей, надежны в отношении дат, имен и вообще фактического материала. В документальных источниках (главным образом, в судебных протоколах, городских регистрах и т. д.) содержится много ценных сведений по истории классовой борьбы XIV—XV вв.
   Особое место занимают источники по истории католической церкви и папства. Главные из них — папские грамоты (“апостолические грамоты”, с XIV в. обычно называвшиеся буллами (буллой называлась свинцовая печать, подвешенная на шнурке к папской грамоте; это название затем было перенесено и на саму грамоту), и малые грамоты — бреве, издававшиеся по поводу различных конкретных событий) ; они отражают политику папства в странах Западной Европы. Акты церковных соборов раскрывают католическое вероучение и освещают жизнь церковных учреждений. Церковь и духовенство жили по особому церковному (каноническому) праву, которое в начале XIII в. было сведено в единый кодекс. По истории ересей основными источниками являются богословские трактаты и протоколы инквизиционных судов.
   Фонд источников по истории культуры XI—XV вв. чрезвычайно велик и многообразен. Тут и народные песни, баллады, сказки, и городской театр с его мистериями (представлениями на евангельские темы) и фарсами, и богатая рыцарская литература: рыцарские поэтические и прозаические романы, любовная лирика, обработка древних эпических сказаний. Источниками по истории научных знаний в средние века могут служить появившиеся в XII в. философские, медицинские, филологические и другие трактаты. Большой материал по истории средневековой культуры дают архитектурные памятники, а также памятники изобразительного искусства, представленные главным образом миниатюрами в многочисленных рукописях, витражами и скульптурой в соборах.

 
< Пред.   След. >