YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow § 1. Византия IV - первой половины IX в.
§ 1. Византия IV - первой половины IX в.

§ 1. Византия IV - первой половины IX в.

   Образование Византийской империи
   Византия (Восточная Римская империя), оформившаяся как самостоятельное государство в IV в. в результате разделения Римской империи на Восточную и Западную (395 г.), превосходила Западную по уровню развития ремесла и торговли, богатству своих городов, уровню духовной культуры. С упадком Рима, с перемещением центра экономической и культурной жизни империи на Восток сюда переместился и политической центр Римского государства. В 330 г. император Константин сделал столицей империи древнюю мегарскую колонию на берегах Босфора — Византии. Новая столица была названа по имени ее основателя Константинополем. Превращение Константинополя в столицу объяснялось благоприятным положением города: здесь пересекались важнейшие торговые пути из Европы в Азию и из Черного моря в Эгейское. Город был и военно-стратегическим центром, превосходно укрепленным как с суши, так и с моря.
   В ранний период в состав Византийской империи входили Балканский полуостров, Малая Азия, Сирия, Палестина, Египет, Киренаика, часть Месопотамии и Армении, острова Крит и Кипр, ряд опорных пунктов в Крыму (Херсонес) и на Кавказе (в Грузии), некоторые районы Аравии, а с V в. — Иллирик и Далмация. На землях империи жили различные племена и народности: греки, фракийцы, иллирийцы, дакийцы, эллинизированные малоазийские племена (исавры и др.), сирийцы, армяне, грузины, евреи, копты. Эллинизация и романизация коснулись преимущественно городского населения, многочисленные племена и народы Византии сохраняли местные языки, обычаи, культуру. Однако господствующее положение среди пестрого населения империи занимали греки, и греческий язык имел широкое распространение.
    
   Аграрный строй Византии в IV—VI вв.
   Византийская империя включила области с разнообразными природно-климатическими условиями. Мягкий, местами субтропический климат прибрежных районов постепенно переходил в континентальный климат внутренних областей. Горный рельеф Греции и Малой Азии, части Македонии сменялся равнинными пространствами Фракии и Фессалии на Балканах и в Северной Африке.
   Территория империи охватывала страны древней земледельческой культуры. Широкое распространение во многих областях имело хлебопашество. В сельском хозяйстве восточных провинций, особенно Египта и Сирии, значительную роль играла ирригация. Широко было развито виноградарство и культура олив, садоводство (на юге и юго-востоке — финиковых пальм); выращивали и технические культуры (лен и др.), было распространено скотоводство.
   В социально-экономическом развитии Восточной Римской империи можно отметить ряд существенных особенностей. В первую очередь, черты упадка сельского хозяйства стали ощутимы здесь позднее, чем на Западе, лишь в конце VI в. Второй особенностью было сравнительно меньшее и более медленное, чем на Западе, развитие крупного землевладения латифундиального типа. Крупные земельные владения принадлежали главным образом императорскому фиску. Домены Шифратора были разбросаны по всей империи. В ранней Византии наблюдался также значительный рост церковно-монастырского землевладения.
   Еще одной особенностью аграрного строя Византии было большое распространение и возрастание в IV—VI вв. роли свободного крестьянского землевладения и общины, которые преобладали в Придунайских провинциях, во Фракии, Македонии, центральных областях Малой Азии. Наиболее распространенным типом крестьянской общины в Византии была соседская община “митрокомия”, объединявшая крестьян, владевших небольшими участками земли с довольно Широкими правами собственности на эти участки. В деревне имела место долгосрочная аренда — эмфитевзис, — особенно часто встречавшаяся на императорских домениальных, а также церковных землях. Эмфитевтами обычно были свободные крестьяне, но иногда и крупные землевладельцы.
   Хотя рабский труд и не играл в сельском хозяйстве Византии столь большой роли, как на Западе, он применялся в хозяйстве почти всех категорий земельных собственников. Областями наибольшего распространения рабства были Греция, западная часть Малой Азии, Сирия, Египет, Киренаика. Основной формой использования труда рабов в сельском хозяйстве в IV—VI вв. в Византии стало предоставление рабам участка земли в виде пекулия. Широкое применение этой формы эксплуатации рабов несколько замедляло действие кризиса рабовладельческого строя в Византии.
   В Византии в больших масштабах, чем на Западе, был распространен и колонат (см. гл. 3). Законодательство VI в. разделяет колонов Византийской империи на две основные категории: на свободных — георгов и “приписных” — энапографов (или адскриптициев). Георги юридически считались свободными людьми, могли иметь в собственности дом, двор, инвентарь, скот и даже, наряду с арендованной у крупного землевладельца землей, свой собственный, обычно небольшой участок земли. Энапографы не имели никаких владельческих прав, жили на земле господина, которую обрабатывали, как правило, его инвентарем, и были приписаны к налоговому цензу имения. В VI в. положение колонов ухудшается. Например, идет процесс лишения имущественных прав не только энапографов, но и георгов. Еще раньше колоны были прикреплены к земле. Колоны уплачивали господину за пользование землей определенные платежи натурой, а иногда и деньгами и выполняли в его пользу полевые работы.
   Своеобразие аграрного строя Византии — сохранение значительных масс свободного крестьянства и крестьянской общины, широкое распространение колоната и рабства с предоставлением пекулия — обусловило большую экономическую устойчивость восточных провинций и несколько замедлило кризис рабовладельческого строя на Востоке, его падение, а затем и процесс феодализации.
    
   Города, ремесло и торговля
   Византия IV—VI вв. по праву считалась страной городов и обгоняла Запад по уровню развития ремесла и торговли. Богатые запасы железа, золота, меди, мрамора стимулировали развитие горных промыслов, рост производства оружия, орудий для ремесла и сельского хозяйства. Совершенствовались также строительная техника, стекольное и текстильное производство, особенно выработка тончайших полотняных и шерстяных, а с VI в. — шелковых тканей.
   В то время как на Западе города пришли в упадок, на Востоке они продолжали развиваться как центры ремесла и торговли. Первое место среди них принадлежало Константинополю. В его мастерских искусные ремесленники изготовляли предметы самой утонченной роскоши. Столица империи была знаменита изысканными произведениями ювелиров — эмальеров, мозаичистов, украшавших великолепными мозаиками стены дворцов и храмов. Широкой известностью пользовались константинопольские скриптории, в которых изготовлялись рукописные книги, богато иллюстрированные художественными миниатюрами. Изделия византийских мастеров оставались недосягаемым эталоном для ремесленников многих стран.
   Обилие удобных гаваней и господство над проливами, соединяющими Средиземное и Черное моря, способствовали развитию в Византии мореплавания и морской, в том числе транзитной, торговли. Все раннее средневековье империя оставалась великой морской державой. Византийские купцы проникали на востоке в Индию, Тапробан (Цейлон) и Китай, на юге — в Аксумское царство (Эфиопия), а также в Аравию. Оживленная торговля велась с Ираном и Согдианой (Средняя Азия). С Востока византийские купцы привозили шелк-сырец (метаксу) для изготовления шелковых тканей, слоновую кость, золото и драгоценные камни, жемчуг, перец и другие пряности, а вывозили туда ткани, одежды, вышивки, стеклянные изделия. На севере корабли византийских мореходов достигали Британских островов и берегов Скандинавии. На Средиземном море весь этот период византийцы сохраняли неоспоримую гегемонию. Фактории византийских купцов появляются в Неаполе, Равенне, Массилии (Марселе), Карфагене. Возрастает торговля Византии со странами Причерноморья и Кавказа. Византийские монеты — золотые солиды — играли роль международной валюты. В столицу Византийской империи съезжались купцы из самых отдаленных стран мира. Недаром К. Маркс называл Константинополь “золотым мостом” между Востоком и Западом. Крупными экономическими центрами империи помимо Константи-йвполя были Александрия в Египте, Антиохия в Сирии, Эдесса в Се-вврвой Месопотамии, Тир и Бейрут в Финикии, города Малой Азии — Эфес, Смирна, Никея, Никомидия, а в европейской части империи — фессалоника и Коринф.
   В ремесленном производстве в городах Византии широко применялся рабский труд. Помимо рабов-ремесленников, работавших в мастерских — эргастериях, принадлежавших частным лицам, существовала довольно многочисленная категория государственных рабов и рабов, находившихся в распоряжении муниципальных властей отдельных городов. Большинство государственных рабов работали в императорских мастерских, монополизировавших изготовление оружия и одежды для армии, а также предметов роскоши для императорского двора.
   В ремесленном производстве также все больше начинает практиковаться предоставление рабу пекулия в виде ремесленной мастерской или лавки, что приводило к некоторой интенсификации рабского труда в ремесле. Благодаря широкому применению рабского труда в городском ремесле города в Византии в течение долгого времени оставались оплотом рабовладельческих отношений. Однако здесь наряду с эргастериями известное значение приобретали мелкие мастерские свободных самостоятельных ремесленников, объединявшихся в некоторых городах в корпорации.
   Расцвет ремесла и доходы от богатых городов и широкой заморской торговли доставляли правительству значительные ресурсы для содержания сильной армии и могущественного военного флота, оплаты наемников. Это помогло Византии в отличие от Западной империи, где города в это время деградировали, избегнуть варварского завоевания и сохраниться в виде целостного независимого государства с сильной центральной властью.
    
   Государство
   После падения Западной Римской империи Византия выступала как единственная законная наследница Рима и претендовала на господство во всем цивилизованном мире. Идея всемирной монархии с центром в Константинополе жила и в варварских королевствах Запада, которые вплоть до создания империи Карла Великого пусть номинально, но все же признавали верховную власть константинопольского императора. В самой Византийской империи получила оформление доктрина божественного происхождения императорской власти. Император (по-гречески — “василевс”), в руках которого сосредоточивалась широкая законодательная и исполнительная власть, был окружен поклонением и восточной роскошью. Правда, реальная власть императора была несколько ограничена такими учреждениями, как сенат, государственный совет (консистерий) и организации свободных граждан городов (димы). Димы (от греческого “демос” — народ) были политическими организациями свободных граждан византийских городов, они выполняли хозяйственные, политические и военные функции. В своей политике император должен был считаться и с церковью.
   В области государственного устройства в Вкзантии были особенно устойчивы традиции поздней Римской империи. Центральное управление сосредоточивалось в императорском дворце и делилось на ряд ведомств, во главе которых стояли высшие чиновники, назначаемые императором. Провинциальное управление было также строго централизовано и подчинено центральной власти, которая постоянно и упорно боролась со всякими проявлениями сепаратизма провинциальных правителей. Вся сложная иерархия бюрократического аппарата определялась табелью о рангах.
   В ранней Византии продолжала существовать римская система налогового обложения, сложившаяся при Диоклетиане и Константине.
   Организация армии также была унаследована от Римской империи. Однако в IV—VI вв. в ней произошли существенные изменения. Все чаще начинает практиковаться замена поставки рекрутов землевладельцами уплатой денежных взносов. Все большую роль в армии играют наемники из различных варварских племен. Но в отличие от Западной Римской империи, где армия была сильно варваризована, в Византии значительную часть армии и особенно флота составляли еще контингенты, набранные из местного свободного населения.
    
   Христианская церковь и еретические движения
   В идеологической и социально-политической жизни византийского общества большую роль играла христианская церковь, в IV в. ставшая союзницей и опорой государства.
   И в сфере церковной организации, и в области церковной догматики уже в этот период намечаются различия между западной и восточной церквами. Восточная церковь постоянно соперничает с западной в борьбе за главенство во всем христианском мире. Константинопольский патриарх старается ни в чем не уступать римскому папе. Однако отличительной чертой организации восточной церкви была исторически сложившаяся большая зависимость церкви в Византии от императорской власти.
   Уже в ранней Византии в основном складывается сложная и разветвленная церковная иерархия. Церкви принадлежали многочисленные земельные владения, обрабатываемые рабами, колонами, мелкими арендаторами, а в городах — эргастерии и лавки. Церковь получала ряд привилегий: духовенство освобождалось от уплаты налогов и повинностей (за исключением поземельного налога); епископы и другие высшие духовные сановники имели право суда над всеми клириками.
   Основные догматические положения господствующей христианской церкви создавались в ожесточенной богословской и социально-политической борьбе. Много споров и возражений вызвал главнейший догмат христианского “символа веры” о “троичности бога”. Противоречивые истолкования этого догмата породили еретические учения. За этими богословскими разногласиями в ересях всегда скрывались общественные силы, выступавшие против господствующей церкви и государства. В этот период широкое распространение в Восточной империи получило арианство, отрицавшее божественную природу Христа.
   Арианское духовенство первоначально вело простой образ жизни, чуждалось стяжательства и накопления богатств, резко критиковало господствующую церковь, чем привлекло симпатии широких народных масс и вызвало жестокие гонения со стороны церкви. Позднее арианство аристократизировалось и утратило свою связь с народом. В 30—40-х годах V в. в Сирии возникло новое еретическое учение — несторианство, названное по имени главы движения Нестория. Несториане также критиковали догмат о троичности бога и видели в Христе только человека, на которого временно снизошел божественный разум. Основное ядро несториан составляло духовенство и купечество восточных провинций Месопотамии, Сирии, отчасти Египта, настроенных сепаратистски по отношению к центральному правительству и ортодоксальной церкви. Но оппозиционность несторианства породила к нему симпатии народных масс. В 431 г. на вселенском соборе в Эфесе (Малая Азия) несторианство также было объявлено ересью и подвергнуто суровым гонениям.
   Большое распространение в ранней Византии получило монофи-зитство. В отличие от ариан и несториан монофизиты считали, что Христос обладает лишь одной и притом божественной природой. Они также требовали от духовенства отказа от роскоши и земных благ, что привлекло к ним сочувствие народных масс. Для купцов, крупных землевладельцев, высшего духовенства Египта, Палестины и Сирии оно также было знаменем сепаратизма. В 451 г. на Халкидонском церковном соборе монофизиты были осуждены как еретики.
    
   Правление императора Юстиниана
   Наивысшего расцвета Византийская империя достигла в середине VI в. в правление императора Юстиниана (527—565). В это время происходит внутренняя стабилизация Византийского государства и осуществляются широкие внешние завоевания.
   Юстиниан родился в Македонии в семье бедного иллирийского крестьянина. Его дядя император Юстин (518—527), возведенный на престол солдатами, сделал Юстиниана своим соправителем. После смерти дяди Юстиниан стал властелином огромной империи. Юстиниан получил очень противоречивую оценку современников и потомков. Историограф Юстиниана Прокопий Кесарийский в своих офи^ циальных трудах и в “Тайной истории” создал двойственный образ императора: жестокий тиран и властный честолюбец уживался в нем с мудрым политиком и неутомимым реформатором. Обладая недюжинным умом, силой воли и получив блестящее образование, Юстиниан с необычайной энергией занимался государственными делами.
   Он был доступен людям различного звания, обворожителен в обращении. Но эта кажущаяся и внешняя доступность были только маской, скрывавшей натуру беспощадную, двуличную и коварную. По словам Прокопия, он мог “тихим и ровным голосом приказать перебить десятки тысяч ни в чем не повинных людей”. Юстиниан был фанатически одержим идеей величия своей императорской особы, которой, как он считал, выпала миссия возрождения былого могущества Римской империи. Сильное влияние на него оказывала его жена Феодора, одна из самых ярких и своеобразных фигур на византийском престоле. Танцовщица и куртизанка, Феодора благодаря своей редкой красоте, уму и твердой воле покорила Юстиниана, стала его законной женой и императрицей. Она обладала недюжинным государственным умом, вникала в дела правления, принимала иностранных послов, вела дипломатическую переписку, в трудные минуты проявляла редкое мужество и неукротимую энергию. Феодора безумно любила власть и требовала рабского поклонения.
   Внутренняя политика Юстиниана была направлена к усилению централизации государства и укреплению экономики империи, на активизацию торговли и поиски новых торговых путей. Большим успехом византийцев было раскрытие секрета производства шелка, тайны которого веками оберегались в Китае. По преданию, два несториан-ских монаха в своих полых посохах вывезли из Китая в Византию грены шелковичного червя; в империи (в Сирии и Финикии) возникло в VI в. собственное производство шелковых тканей. Константинополь в это время стал средоточием мировой торговли. В богатых городах империи наблюдался подъем ремесленного производства, совершенствовалась строительная техника. Это дало возможность Юстиниану воздвигать в городах дворцы и храмы и оборонительные сооружения в пограничных районах.
   Прогресс строительной техники был важным стимулом и для расцвета архитектуры. В VI в. заметно улучшилась и обработка металлов. Широкие военные предприятия Юстиниана стимулировали производство оружия и расцвет военного искусства.
   В своей аграрной политике Юстиниан покровительствовал росту крупного церковного землевладения и в то же время поддерживал средние слои землевладельцев. Он проводил, хотя и не последовательно, политику ограничения власти крупных землевладельцев и, в первую очередь, старой сенаторской аристократии.
   В правление Юстиниана была проведена реформа римского права. Коренные изменения социально-экономических отношений требовали переработки старых правовых норм, препятствовавших дальнейшему прогрессу византийского общества. В короткий срок (с 528 по 534 г.) комиссией из выдающихся юристов во главе с Трибонианом была проведена огромная работа по пересмотру всего богатейшего наследия римской юриспруденции и создан “Свод гражданского права” (“Corpus juris civilis”). Он состоял первоначально из трех частей: “Кодекс” Юстиниана — собрание важнейших законов римских императоров (от Адриана до Юстиниана) по различным гражданским делам (в 12 томах); “Дигесты”, или “Пандекты”, — сборник авторитетных мнений знаменитых римских юристов (в 50 книгах); “Институции” — краткое элементарное руководство по римскому гражданскому праву. Законы, изданные самим Юстинианом с 534 по 565 г., составили впоследствии четвертую часть “Свода” и получили название “Новеллы” ( т. е. “Новые законы”).
   В законодательстве, как и во всей общественной жизни Византии этого времени, определяющей была борьба старого рабовладельческого мира с нарождающимся новым — феодальным. При сохранении в Византии в VI в. основ рабовладельческого строя фундаментом Corpus juris civilis могло быть лишь старое римское право. Отсюда и консерватизм законодательства Юстиниана. Но вместе с тем в нем (особенно в “Новеллах”) отразились и коренные, в том числе прогрессивные, изменения в общественной жизни. Центральными среди социально-политических идей законодательства Юстиниана становится идея неограниченной власти государя-самодержца — “представителя бога на земле” — и идея союза государства с христианской церковью, защиты ее привилегий, отказа от веротерпимости и преследование еретиков и язычников.
   В законодательстве Юстиниана (особенно в “Кодексе” и “Новеллах”) поощрялось предоставление рабам пекулия, облегчался отпуск рабов на волю, получил четкое юридическое оформление институт колоната.
   Сохранение в Византии в IV—VI вв. ряда крупных городских центров, развитых ремесла и торговли требовали строгой регламентации и охраны права частной собственности. И здесь римское право, эта “совершеннейшая, какую мы только знаем, форма права, имеющего своей основой частную собственность”, явилось источником, из которого юристы VI в. могли черпать необходимые законодательные нормы. Поэтому в законодательстве Юстиниана видное места отводится регулированию торговых, ростовщических и ссудных операций, аренды и т. п.
   Однако и в сферу частноправовых отношений были внесены важные изменения: отменялись все старые, уже изжившие себя формы собственности и вводилось юридическое понятие единой полной частной собственности — основы всего гражданского права.
   Законы Юстиниана закрепили начавшиеся еще в Римскую эпоху империи тенденции к фактической ликвидации правовых различий между римскими гражданами и покоренными народами. Все свободные граждане империи отныне подчинялись единой правовой системе. Единое государство, единый закон и единая система заключения браков для всех свободных жителей империи — такова основная идея семейного права в законодательстве Юстиниана.
   Обоснование и защита права частной собственности обусловили живучесть основных положений “Свода гражданского права” Юстиниана, которые сохранили свое значение в течение всего средневековья, а впоследствии были использованы в буржуазном обществе. Широкая строительная деятельность Юстиниана, завоевательная политика, содержание государственного аппарата, роскошь императорского двора требовали огромных расходов, и правительство Юстиниана принуждено было резко повысить налоговое обложение подданных.
   Недовольство населения налоговым гнетом и преследованиями еретиков привели к восстаниям народных масс. В 532 г. вспыхнуло одно из самых грозных народных движений в Византии, известное в истории как восстание “Ника”. Оно было связано с обострившейся борьбой так называемых цирковых партий Константинополя.
   Любимым зрелищем жителей Византии были конные ристания и различные спортивные игры в цирке (ипподроме). Вместе с тем цирк в Константинополе, как и в Риме, был центром социально-политической борьбы, местом многолюдных собраний, где народ мог видеть императоров и предъявлять им свои требования. Цирковые партии, которые были не только спортивными, но и политическими организациями, носили названия по цвету одежд возниц, участвовавших в конных состязаниях: венеты (“голубые”), прасины (“зеленые”), левки (“белые”) и русии (“красные”). Наибольшее значение имели партии венетов и прасинов.
   Социальный состав цирковых партий был очень пестрым. Во главе партии венетов стояла сенаторская аристократия и крупные землевладельцы, партия прасинов отражала прежде всего интересы купцов и владельцев крупных ремесленных эргастерий, торговавших с восточными провинциями империи. Партии цирка были связаны с ди-мами городов Византии, в них входили и рядовые члены димов, принадлежавшие к средним и низшим слоям свободного населения городов. Различались прасины и венеты и по своим религиозным убеждениям; венеты были сторонниками ортодоксального церковного вероучения — православными, а прасины выступали в защиту моно-физитства. Юстиниан покровительствовал партии венетов и всячески преследовал прасинов, что вызвало их ненависть к правительству.
   Восстание началось 11 января 532 г. с выступления в константинопольском ипподроме оппозиционной партии прасинов. Но вскоре к “зеленым” присоединилась и часть венетов; низы обеих партий объединились и потребовали сокращения налогов и отставки наиболее ненавистных чиновников. Восставшие стали громить и поджигать дома знати и правительственные здания.
   Вскоре их возмущение обратилось и против самого Юстиниана. Повсюду раздавался клич “Побеждай!” (по гречески “Ника!”. Император и его приближенные были осаждены во дворце. Юстиниан решил бежать из столицы, но императрица Феодора потребовала немедленно напасть на восставших. В это время среди участников движения начались разногласия, часть аристократии из партии “голубых”, испугавшись выступления народных масс, отшатнулась от восстания. Правительственные войска, возглавляемые полководцами Юстиниана — Велисарием и Мундом, внезапно напали на собравшийся в цирке народ и учинили страшную резню, во время которой погибло около 30 тыс. человек.
   Разгром восстания “Ника” знаменует резкий поворот в политике Юстиниана в сторону реакции. Однако народные движения в империи не прекращались.
    
   Внешняя политика и войны Юстиниана
   В своей внешней политике на Западе Юстиниан руководствовался прежде всего идеей восстановления Римской империи. Для осуществления этого грандиозного замысла Юстиниану нужно было покорить варварские государства, возникшие на развалинах Западной Римской империи. Первым пало в 534 г. под ударами византийских войск государство вандалов в Северной Африке. Внутренние междоусобия вандальской знати, недовольство местных берберийских племен правлением вандалов, помощь византийцам со стороны римских рабовладельцев и ортодоксального духовенства, притесняемых вандалами-арианами, обеспечили победу полководцу Юстиниана Велисарию.
   Однако восстановление рабовладельческих отношений и римской налоговой системы в завоеванной провинции вызвало протест населения. Его разделяли и солдаты византийской армии, недовольные тем, что правительство не обеспечивало их в завоеванной стране земельными участками. В 536 г. солдаты восстали, к ним присоединились местные берберийские племена и беглые рабы и колоны. Во главе восстания встал византийский солдат Стотза. Только к концу 40-х годов VI в. Северная Африка была окончательно подчинена власти империи.
   Еще больших жертв стоило империи завоевание королевства остготов в Италии. Высадившись летом 535 г. в Сицилии, Велисарий быстро захватил этот остров, переправился в Южную Италию и начал успешное продвижение в глубь страны. Опираясь на помощь италийской рабовладельческой знати и ортодоксального духовенства (готы, как и вандалы, были арианами), Велисарий в 536 г. овладел Римом.
   Но и здесь реставраторская политика Юстиниана и произвол завоевателей вызвали широкое народное движение, которое возглавил остготский король Тотила (551—552), талантливый полководец и дальновидный политик. Как представитель остготской знати он, отнюдь не желая отмены института рабства, понимал, что без поддержки широких масс ему не разбить врага. Поэтому Тотила принимал в свою армию беглых рабов и колонов и давал им свободу. Одновременно он поддерживал свободное землевладение остготского и италийского крестьянства и проводил конфискацию поместий части крупных римских собственников, особенно выступавших против остготов. Это обеспечило ему поддержку всех слоев населения Италии, страдавших от реставраторской политики правительства Юстиниана. Тотила одержал блестящие победы над византийскими войсками. В 546 г. он взял Рим, вскоре отвоевал у византийцев большую часть Италии, а также Сицилию, Сардинию и Корсику.
   Победы Тотилы обеспокоили его соперников из числа остготской знати. Многие знатные остготы стали отходить от него. В то же время и сам Тотила не был последователен в своей политике. Часто он шел на уступки остготской и италийской знати, отталкивая тем самым от себя народные массы и теряя сторонников. В 552 г. в Италию с громадной армией прибыл преемник Велисария полководец Нарсес. В июне того же года в битве у местечка Тагина армия Тотилы, несмотря на проявленный остготами героизм, потерпела жестокое поражение, а сам Тотила пал в сражении. Однако остготы продолжали упорное сопротивление, и лишь к 555 г. Италия была полностью завоевана византийцами.
   Как и в Северной Африке, Юстиниан пытался сохранить в Италии рабовладельческие отношения и реставрировать римскую систему государственного управления. В 554 г. он издал “Прагматическую санкцию”, которая отменяла все реформы Тотилы. Земли, ранее конфискованные у рабовладельческой знати, возвращались ей. Колоны и рабы, получившие свободу, вновь передавались их господам.
   Одновременно с завоеванием Италии Юстиниан начал войну с вестготами в Испании, где ему удалось захватить ряд опорных пунктов в юго-восточной части Пиренейского полуострова.
   Таким образом, казалось, что мечты Юстиниана о реставрации Римской империи близки к осуществлению. К Византийскому государству были вновь присоединены многие из ранее входивших в нее областей. Однако господство византийцев вызывало недовольство покоренного населения, и завоевания Юстиниана оказались непрочными.
   На Востоке Византия в VI в. вела изнурительные войны с Сасанидским Ираном. Важнейшей причиной векового спора между ними были богатые области Закавказья и в первую очередь Лазика (современная Западная Грузия). Кроме того, Византия и Иран издавна соперничали в торговле шелком и иными драгоценными товарами с Китаем, Цейлоном и Индией. Воспользовавшись тем, что Византия была втянута в войну с остготами, сасанидский царь Хосров I Ануширван в 540 г. напал на Сирию. Так началась тяжелая война с Ираном, длившаяся с перерывами до 562 г. По мирному договору Лазика осталась за Византией, Сванетия и другие области Грузии — за Ираном. Византия обязалась платить Ирану ежегодную дань, но все же не допустила персов к побережью Средиземного и Черного морей. Неудачными для Юстиниана были и войны на северных границах империи. Почти ежегодно через Дунай переправлялись и нападали на территорию Византии славяне, авары, гунны, протоболгары, герулы, гепиды и другие варварские племена и народы. Особенно опасными для Византии были вторжения славян.
    
   Вторжение славян
   До середины VI в. варвары, проникая через Дунайскую границу, либо уходили дальше на запад, либо возвращались с добычей за Дунай. Положение изменилось с середины VI в., когда решающей силой в этих вторжениях стали славянские племена.
   В VI в. славяне были ближайшими и наиболее опасными соседями Византии. Византийские историки того времени делили славян на две основные группы — склавинов и антов. Склавинами они называли племена, жившие между Днестром и Дунаем, к северу — до Вислы, жа западе — до среднего течения Савы. Анты заселяли земли в Северном Причерноморье — к востоку от Днестра и в Поднепровье, а также области к северо-востоку от Азовского моря, между Донцом и Доном.
   Основной отраслью хозяйства славянских племен издавна было оседлое земледелие, как свидетельствует византийский автор Псевдо-Маврикий в своем произведении “Стратегикон” (VI — начало VII в.). Археологические раскопки славянских поселений обнаружили рядом с жилищами славян зерновые ямы — погреба, а также земледельческие орудия — железные сошники, серпы, косы, жернова для размола зерпа и др. Широкое распространение у славян получило и скотоводство. Немалое значение в их хозяйственной жизни имели рыболовство, охота и бортничество. По данным археологии, у славян были развиты обработка металлов, ювелирное дело и гончарное производство с гончарным кругом. Многочисленные находки в славянских могильниках и поселениях римских монет и предметов свидетельствуют о развитии торговых связей с империей.
   В VI в. у славян происходит распад родовых связей. Основной хозяйственной и социальной единицей становится община, близкая, по-видимому, по своему характеру к германской земледельческой общине, переходящей затем к соседской общине-марке. Наряду с ней у славян еще долго сохраняются большие семьи, или домашние общины (у южных славян они называются задругами). В это время у них существовало и рабство патриархального типа.
   Политический строй славян Прокопий Кесарийский характеризует чертами, присущими военной демократии. “Эти племена, склавины и анты, — пишет он, — не управляются одним человеком, но издревле живут в народоправстве (демократии)...” Наиболее важные дела решались у славян на народных собраниях. Каждое племя имело своих вождей, называемых князьями. В VI—VII вв. у славян растет имущественная и социальная дифференциация. В процессе образования классов власть князей становится наследственной, усиливается влияние знати, а отдельные славянские племена объединяются в племенные союзы.
   Славяне были храбрыми и искусными воинами. Псевдо-Маврикий особо отмечает любовь славянских племен к свободе. По его словам, их “никоим образом нельзя обратить в рабство или подчинить”.
   В конце V — начале VI в. начались массовые вторжения славян в пределы Византийской империи. Особенно опасными нападения славян становятся в правление Юстиниана, когда они повторялись почти ежегодно. Славяне доходили почти до предместий Константинополя. При Юстиниане империя, хотя и с трудом, отбивала их нашествия. Но со второй половины VI в. внутреннее ослабление Византии открыло славянам и другим варварским племенам путь для новых вторжений и для поселения в пределах империи.
    
   Византия в конце VI—VII в.
   При преемниках Юстиниана истощенная длительными войнами и разоренная непосильными налогами империя вступает в полосу упадка. В конце VI — начале VII в. кризис рабовладельческого способа производства достиг в Византийской империи наибольшей остроты. В стране растет количество заброшенных земель, ухудшается агрикультура, разрушаются ирригационные сооружения. Растет крупное землевладение, основанное уже на эксплуатации зависимых земледельцев разных категорий. Широкое распространение получает патронат. В личной зависимости от крупных землевладельцев — патронов — оказываются не только отпускаемые на волю рабы, но и многие свободные земледельцы, т. е. все большее развитие получают формы хозяйства и общественных отношений, характерные для феодального общества.
   Втягивание в зависимость ранее свободных людей вызывало обострение классовой борьбы, особенно в восточных провинциях империи — в Сирии, Палестине, Египте. Широкий размах приобретает здесь движение “разбойников” (latrones), как рабовладельцы с ненавистью и пренебрежением называли беглых колонов, боровшихся в вооруженных отрядах со своими угнетателями.
   В 602 г. вспыхнуло восстание в армии, стоявшей на Дунае. Императором был провозглашен простой центурион (сотник) Фока. При поддержке народных масс восставшие свергли и казнили императора Маврикия. В стране началась открытая гражданская война, охватившая восточные провинции, в результате которой в 610 г. Фока тоже был свергнут и казнен, а престол захватил представитель феодализирующейся провинциальной знати Ираклий (610—641).
   Экономический упадок, социально-политический кризис и гражданская война начала VII в. обусловили территориальные потери империи и проникновение на ее земли славян. В начале VII в. славяне уже заселили Фракию, Македонию, Грецию, Далмацию и Истрию. К середине VII в. славянские поселения покрывают почти всю территорию Балканского полуострова. В 70-х годах VII в. на северовосточных границах Византии возникло первое крупное славянское государство на Балканском полуострове — Болгария. Немало славян переселяется и в Малую Азию.
   На Востоке ослабевшая империя подвергается частым нападениям персов, хотя императору Ираклию удалось временно предотвратить захват персами восточных провинций. Но в середине 30-х годов VII в. Византии пришлось столкнуться на Востоке с новым грозным врагом — арабами. С 636 по 642 г. арабы отвоевали у Византии ее наиболее богатые и плодородные восточные провинции (Сирию, Палестину, Верхнюю Месопотамию, Египет), что сильно подорвало экономику империи. В конце VII в. арабы захватили и владения Византии в Северной Африке.
   В Италии за Византией сохранились лишь Равеннский экзархат, часть Южной Италии (Калабрия и Апулия) и остров Сицилия. К этому времени территория Византии составляла менее трети тех земель, которые входили в империю при Юстиниане. Армения и Лазика стали независимыми от Византии. Изменился и этнический состав населения: значительная часть Балканского полуострова и некоторые местности Малой Азии были заселены славянами, в восточной части Малой Азии появились многочисленные поселения армян, персов, сирийцев и арабов.
    
   Социально-экономические и политические изменения в Византии в VII—VIII вв.
   Вторжения славян и других варварских племен в сочетании с народными движениями способствовали дальнейшему сокращению крупного землевладения рабовладельческого типа. Большое значение приобрели теперь свободные местные и славянские сельские общины. Сохранившееся крупное землевладение все более перестраивалось на новой феодальной основе; сокращалось применение труда рабов и увеличивалось значение эксплуатации различных категорий зависимых земледельцев.
   Коренным образом меняется административное устройство Византийского государства. Старые диоцезы и провинции заменяются новыми военно-административными округами — фемами. Ядро их населения составили расселенные в Византии массы колонистов из славян, армян, сирийцев и представителей других племен. Из них, а также из еще свободных византийских крестьян создавалось в VIII в. особое военное сословие стратиотов. За несение военной службы стратиоты получали от правительства в наследственное владение земельные наделы. Стратиотское землевладение стало привилегированным, освобожденным от всех налогов, кроме поземельного. Стратиоты составили главную силу фемного войска и основу фемного строя. Во главе фем стояли командиры фемного войска — стратиги, которые сосредоточивали в своих руках всю полноту военной и гражданской власти в фемах.
   Создание фемного строя означало известную децентрализацию государственного управления, которая была связана с феодализацией страны. Однако особенностью византийского государственного устройства, по сравнению с большинством других раннефеодальных государств было сохранение и в этот период сравнительно сильной центральной власти.
   Византийские города в VIII — первой половине IX в. переживали упадок. Потеря Византией ее восточных провинций неблагоприятно сказалась и на состоянии городской экономики империи. Правда, в IX в. Византии удалось частично восстановить торговые связи с Востоком и укрепить торговлю с Франкским государством, особенно же со славянскими странами — Болгарией, сербскими и хорватскими землями, с Велико-Моравской державой и Русью (через Херсонес), с народами Закавказья, с Северной Африкой. Константинополь, Фес-салоника, Трапезунд оставались крупными центрами ремесла и торговли. Однако большинство городов империи пришло в упадок, происходила общая натурализация хозяйства, центр тяжести экономики все более переносился из города в деревню.
   В византийской деревне в VIII — первой половине IX в. преобладала свободная сельская община. Ее разложение дало основу для формирования феодальных отношений. Это засвидетельствовано составленным, как полагают, в VIII в. “Земледельческим законом”.
   “Земледельческий закон” подобно варварским правдам представляет собой запись обычного права. По его данным, в византийской деревне преобладала свободная соседская община, которая являлась верховным собственником земли. Пахотные земли, сады, виноградники находились в частном владении общинников. Луга, выгоны, леса и другие угодья оставались в общем пользовании. Община в целом платила налоги государству.
   В византино-славянской общине, по данным “Земледельческого закона”, происходил уже процесс имущественной дифференциации: наряду с основной категорией свободных общинников — георгов — появляются неимущие бедняки — апоры, которые сдают свои участки в аренду более зажиточным общинникам либо бегут в чужие края. В деревне уже встречаются и наемные работники — мистии (главным образом пастухи) и рабы, которыз используются как всей общиной, так и в отдельных хозяйствах зажиточных общинников. Но общинные отношения были еще настолько сильны, что “Земледельческий закон” не разрешал продавать землю нечленам общины: ее можно было обменивать и сдавать в аренду, но только своим односельчанам.
   Община не только разлагалась изнутри, но и испытывала нажим извне — со стороны светских и духовных крупных землевладельцев, стремившихся захватить ее земли и подчинить общинников своей власти. Этот длительный и тяжелый процесс размывания общины, роста за ее счет крупного феодального землевладения и закрепощения крестьян — процесс феодализации — начинается в VII—VIII вв. и завершается в основном в XI в.
   Особенностью генезиза феодализма в Византии было сохранение в больших масштабах, чем в большинстве стран Западной Европы, пережитков рабовладения. Рабский труд, хотя уже и не был основным, все же еще сохранялся в VII—IX вв. как в сельском хозяйстве, так и в ремесле.
   В VIII — первой половине IX в. в империи обостряется борьба за землю между военно-служилой фемной знатью, с одной стороны, и городской сановной аристократией и растущим церковно-монастыр-ским землевладением — с другой. Малоазийской фемной знати удается посадить на престол своего ставленника Льва III Исавра (717— 741), основателя Исаврийской династии (717—867). Опираясь на фемное войско, Лев III добивается коренного перелома в борьбе с арабами. Он успешно отражает в 718 г. натиск огромной армии арабского халифа, в течение года державшей в осаде Константинополь, а в 740 г. наносит сокрушительное поражение арабам. При сыне Льва III Константине V (741—775) в 746 г. византийцы сами вторгаются во владения Халифата в Сирии, доходят до берегов Евфрата и границ Армении. Успешные наступательные действия вели византийские войска и против своего северного соседа — Первого Болгарского царства.
    
   Иконоборческое движение
   Военные успехи укрепили положение фемной знати, которая стала требовать передачи управления государством военно-служилому сословию, проведения частичной секуляризации монастырских земель и раздачи этих земель военным людям. Внутри господствующего класса начинается борьба за землю и право взимания ренты с крестьян, которая приняла форму идеологической борьбы — иконоборчества с иконопочитанием.
   Желая подорвать идеологическое влияние высшего духовенства и тесно связанной с ним городской сановной знати, иконоборцы выступили против почитания икон, называя его идолопоклонством. Иконоборческое движение возглавили сами императоры Исаврийской династии, выражавшие интересы военно-служилой фемной знати. Император Лев III, например, открыто выступил в 726 г. против почитания икон. Иконоборческие идеи нашли отклик и среди части народных масс, недовольных ростом монастырского землевладения и усилением эксплуатации со стороны высшего духовенства. В народной среде иконоборческие идеи принимали более радикальный характер и поддерживались еретическими сектами, например сектой павликиан. Иконоборчество встретило самый ожесточенный отпор со стороны высшего духовенства и монашества. Фанатическому монашеству в европейских областях империи удалось поднять против иконоборцев и часть народных масс. Поддержку иконопочитателям оказала городская сановная знать и верхушка константинопольских торгово-ремесленных кругов, обеспокоенная усилением военного сословия.
   С особой силой борьба иконоборцев и иконопочитателей развернулась при императоре Константине V, который начал проводить конфискацию церковных сокровищ и секуляризацию монастырских земель. Эти земли передавались в виде пожалований военно-служилой знати. В 754 г. Константин V созвал церковный собор, осудивший иконопочитание и отстранивший от церковных должностей всех его сторонников. Однако иконоборческое движение продолжалось до середины IX в.
    
   Народные движения в VIII — первой половине IX в.
   Рост крупного феодального землевладения и наступление феодалов на свободное крестьянство привели к обострению классовой борьбы. Одним из наиболее значительных по своему размаху и по своим последствиям было народно-еретическое движение павликиан. Оно возникло в конце VII в. в Армении, но особенно значительное распространение получило в VIII—IX вв. в Малой Азии. Павликиане требовали восстановления порядков и обычаев раннехристианской церкви, имея в виду прежде всего равенство раннехристианских общин, которое они понимали не только как равенство перед богом, но и как социальное равенство. Их религиозное учение носило дуалистический характер: мир представлялся им разделенным на два враждебных мира — царство бога и царство сатаны, на мир духовный и мир материальный. Господствующую церковь с ее богатством они относили к царству сатаны. Павликиане требовали также упрощения богослужения, уничтожения церковной иерархии и почитания икон, ликвидации монашества. Требования павликиан нашли самый широкий отклик среди народных масс империи.
   На почве борьбы против закрепощения крестьянства в 820 г. вспыхнуло и восстание Фомы Славянина. Фома, военный командир в одной из малоазийских фем, провозгласил себя императором и поднял восстание против центральной власти. Ядро восставших состояло из закрепощаемого крестьянства, стратиотов, притесняемых военной знатью, и части городской бедноты. В восстании участвовали и рабы.
   Поддержку восстанию оказали павликиане и последователи других еретических течений. Восстание охватило большую часть Малой Азии. Когда затем Фома с большой и хорошо вооруженной армией переправился во Фракию и Македонию, его поддержало также славянское население империи. В течение года восставшие держали в осаде Константинополь. Однако правительству путем подкупа удалось отколоть колеблющиеся элементы и значительно ослабить восставших. Для подавления восстания император использовал также военную помощь болгарского царя. Несмотря на героическое сопротивление, повстанцы были в 823 г. разбиты, Фома был захвачен в плен и после страшных пыток казнен.
   Восстание Фомы Славянина напугало господствующий класс и заставило его преодолеть раскол в своих рядах, вызванный иконоборчеством. Императрица Феодора, правившая в малолетство своего сына Михаила III (842—867), восстановила в 843 г. иконопочитание. Однако большая часть земель, конфискованных у монастырей, осталась в руках военно-служилой знати. Примирение правительства и светской аристократии с монашеством сопровождалось жестокими преследованиями павликиан. Павликиане ответили на это восстанием (в середине IX в.). Центром его стала крепость Тефрика в Малой Азии, где они создали свою республику. Под знамена павликиан стекались толпы вооруженных крестьян, ремесленников, городской бедноты. В войсках восставших царила суровая дисциплина. Они не раз наносили поражение императорским армиям. Лишь ценою напряжения всех сил правительство смогло их разбить. В 872 г. крепость Тефрика пала. Однако павликианское движение в Малой Азии не прекратилось и после этого, а в X в. распространилось и на Балканы, где, слившись с еретическим движением крестьянских масс Болгарии, стало одной из составных частей богомильства.
   Итак, с IV по VII в. в Византии шел процесс разложения рабовладельческих отношений и зарождались первые элементы будущего феодального строя. С VII в. в Византии начинается период генезиса феодализма. Своеобразие этого процесса в империи по сравнению со странами Западной Европы состояло в более длительном сохранении рабовладельческого уклада (в Византии в формировании класса зависимого крестьянства значительно большую роль сыграли унаследованные от рабовладельческого периода категории зависимых людей, в первую очередь рабы), в устойчивости и жизнеспособности свободной сельской общины, крупных городов как центров ремесла и торговли. Деурбанизация ощущалась в Византии VII — середины IX в. много слабее, чем на Западе.
   Наконец, важной особенностью генезиса феодализма в Византии было наличие там в эпоху раннего средневековья сильного централизованного государства.

 
< Пред.   След. >