YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow § 2. Византия во второй половине IX-XI в.
§ 2. Византия во второй половине IX-XI в.

§ 2. Византия во второй половине IX-XI в.

   Разгром восстания Фомы Славянина и движения павликиан ослабил сопротивление общины натиску крупных землевладельцев. Часть разоренных общинников уходила в города, а большинство оказывалось в кабале у разбогатевших членов общины, теряло земли, искало помощи у магнатов, уступая им право собственности на свои участки и селясь на их земле на положении зависимых людей (париков). Под власть “динатов” (могущественных лиц) — попадали порой целые общины. Нередко динаты насильственным путем превращали бывших собственников общинных земель в своих париков.
   Разорение свободного крестьянства подрывало основы финансового и военного могущества империи. Разорившиеся крестьяне не могли платить налоги, обедневших стратиотов приходилось исключать из воинских списков. Императоры Македонской династии (867—1056), отражавшие интересы жившей за счет выплат из казны чиновной аристократии, издали ряд законов с целью помешать сокращению крестьянских земель. В 20-х годах X в. было восстановлено право членов общины на предпочтительную покупку земли своих односельчан, вскоре такое право было передано общинам и на покупку земли динатов. Проданный менее 30 лет назад крестьянский участок подлежал безвозмездному возвращению продавцу или его наследнику. Но законы эти соблюдались плохо.
   В Новелле 934 г. говорится, что динаты, “презирая императорские законы”, “сгоняют убогих (т. е. крестьян) с их собственных полей”. Новеллы повторяли друг друга, но в них делались все большие уступки динатам. В 60-х годах X в. у общин было отнято право на предпочтительную покупку динатской земли. Само государство конфисковывало у общин запустевшие земли, с которых 30 лет не поступали налоги, продавало эти земли или превращало в государственные поместья, в которых положение крестьян мало отличалось от положения частновладельческих париков. Выросшая внутри общины прослойка богачей сливалась с динатами. Оставаясь юридически общинниками, они использовали “право предпочтения” и порой превращали целые села в свои поместья. В 996 г. Василий II приказал считать их динатами, захватившими крестьянские земли, и возвращать эти земли в прежнее состояние; срок давности возвращения их общинам был отменен. Но и эта последняя попытка остановить процесс разорения налогоплательщиков была мало успешной.
   Чтобы помешать сокращению численности армии, в середине X в. участки стратиотов были объявлены неотчуждаемыми. Способных к несению воинской службы крестьян внесли в особые списки. С более зажиточного хозяйства должен был выставляться воин-всадник, с хозяйства меньшей ценности — моряк. Если воинский участок подвергался дроблению, совладельцы сообща выставляли конного воина или моряка.
   Но законы были бессильны остановить процесс феодализации. Большинство стратиотов постепенно сливались с основной массой крестьян. Лишь малая часть стратиотов превращалась в динатов. Изменялся и облик армии. Ее ядром становилась тяжеловооруженная конница. Стоимость вооружения всадника возрастала, а вместе с тем росли размеры и стоимость участка, с которого выставлялся конный воин.
   Владелец такого хозяйства уже резко выделялся из крестьянской среды, становился мелким вотчинником, подобным западноевропейскому рыцарю. Но в X в. таких стратиотов было еще немного. Императоры, опасаясь усиления постепенно крепнувшей военной провинциальной знати, не отменяли крестьянской воинской повинности и все чаще прибегали к услугам наемников — русских, норманнов, армян, грузин, арабов и др.
   Формировавшееся в VII—X вв. крупное землевладение было землевладением нового, феодального типа. На смену рабу, колону, полусвободному арендатору пришел парик — зависимый наследственный держатель земли, собственником которой был феодальный землевладелец. На положение париков переводились и рабы. В X в. их труд еще использовался в крупных поместьях, но в XI в. они сохранялись здесь лишь как челядь феодала. Париками нередко становились и наемные работники. Центральная власть рассматривала в качестве государственных париков также крестьян, трудившихся в поместьях императорской семьи и в различных правительственных учреждениях. Парики всех категорий не были прикреплены к земле.
   В IX—XII вв. широко была распространена отработочная рента, но неуклонно росла рента деньгами и продуктами. Когда государство передавало феодалу в качестве привилегии право на сбор в его пользу государственных налогов, эти налоги становились фактически денежной рентой.
   На свободных крестьян всей тяжестью обрушивался гнет громоздкой византийской налоговой системы. Крестьяне платили канон — основной поземельный налог деньгами, синону — натуральную подать, переводившуюся в конце X в. на деньги, капникон — подворный денежный сбор, вносившийся даже крестьянами, не имевшими тягловых животных. Существовало также множество иных регулярных и нерегулярных пошлин и поборов в пользу казны.
   В противоречии со своими новеллами уже императоры X в. начали дарить церкви и монастырям обширные территории с правом селить на них зависимых крестьян, а также свои поместья с селами государственных париков. С середины XI в. все чаще стали жаловать в управление (вначале на срок жизни) представителям светской знати и земли со свободными крестьянами с правом сбора налогов в свою пользу. Такие пожалования давались на условии несения какой-либо государственной службы и назывались прениями. Рост крупного землевладения и политика центральной власти вели к быстрому сокращению численности свободного крестьянства.
   В конце XI — начале XII в. в Византии несколько позже, чем в Западной Европе, завершился процесс вызревания основных институтов феодального строя и формирования двух главных классов феодального общества.
    
   Феодальный город. “Книга эпарха”
   Со второй половины IX в. начался подъем византийских городов: возрождались старые, переживавшие ранее упадок, и возникали новые городские центры. Значительно возросло производство ремесленных изделий, улучшилось их качество, расширилась внутренняя и внешняя торговля. Увеличилось количество денег в обращении. Крупнейшую роль в торговле с южнославянскими странами, с Востоком и с Западной Европой играла Фессалоника. Возросло также значение Коринфа, Фив, Адрианополя, Амастриды, Эфеса, Никеи, Трапезунда. Самым крупным и многолюдным городом Европы по-прежнему оставался Константинополь.
   О формах организации труда ремесленников и торговцев, составлявших основное население Константинополя, дает сведения важный памятник начала X в. “Книга эпарха” — сборник постановлений столичного эпарха — сановника, возглавлявшего городское управление. Основные виды ремесла и торговли были объединены в производственные корпорации. Ремесленники и торговцы, не зачисленные в корпорации, не пользовались привилегиями. Если их конкуренция противоречила интересам членов корпорации, представители власти препятствовали их деятельности.
   Наиболее привилегированными были торговые, а не ремесленные корпорации. Состоятельные члены корпораций использовали труд рабов и наемных работников — мистиев. Корпорации находились в полной зависимости от центральной власти, обеспечивавшей их заказами на вооружение и снаряжение армии и флота, на роскошные одежды и убранство дворцов и церквей. Государство придирчиво контролировало деятельность корпораций. Масштабы производства, качество и форма изделий, запасы сырья, объем, время и место торговли отпределяли не корпорации, а чиновники эпарха, исходившие из интересов казны. В этом заключалось главное отличие константинопольских корпораций от западноевропейских цехов.
    
   Государственный аппарат
   В X—XI вв. система государственного управления существенно усложнилась. Сложилась громоздкая иерархия должностей. Количество ведомств возросло до шестидесяти. Финансовое управление было сосредоточено в трех из них, главным из которых было налоговое ведомство. Крупную роль играли ведомства государственной почты и внешних сношений и ведомство, обеспечивавшее набор стратиотского ополчения. Каждому должностному лицу присваивался титул и руга — денежное и натуральное довольствие. Титулы составляли сложную иерархическую систему, узаконенную специальной табелью о рангах.
   Помимо высших сановников, возглавлявших ведомства, имелись крупные должностные лица императорского дворца, руководившие многочисленным штатом. Придворные вельможи бывали иногда всесильными, играя роль некоронованных монархов при слабом императоре. Императорский совет (синклит) порой также оказывал большое влияние на политику центральной власти. Со второй половины IX и почти до конца XI в. в синклите преобладала чиновная аристократия.
    
   Церковь во второй половине IX—XI в.
   Во второй половине IX—XI в. снова возросло влияние церкви на общественную жизнь империи. Ее союз с государством, в котором церковь была всецело подчинена императорской власти, был в Византии особенно прочен. Патриарх не был, подобно папе, главой светского государства; выборы патриарха целиком зависели от императора, как и доходы церкви. У епископов не было личных владений и строго определенных бенефициев. Размеры имевших силу обычая приношений населения в пользу церкви лишь в конце X в. были узаконены как церковный денежный и натуральный налог (каноникон), уплачивавшийся подворно.
   Официально христианская церковь считалась единой. Фактически это единство стало фикцией уже в эпоху падения Западной Римской империи. Разобщенность превратилась в соперничество, когда римский первосвященник (папа) получил от франкского короля (VIII в.) светское государство — Папскую область.
   Соперничество особенно обострилось во второй половине IX в.: византийские миссионеры Кирилл и Мефодий достигли успеха в Моравии; приняла христианство по восточному образцу и Болгария; влияние византийской церкви усиливалось в Сербии, а через столетие эмиссары папы потерпели неудачу и на Руси — киевского князя Владимира крестили византийские священники.
   В середине XI в. укрепившееся папство, воспользовавшись ослаблением власти империи в Южной Италии, стало подчинять ее своему церковному главенству. Патриарх энергично протестовал. Летом 1054 г. папские легаты (послы), прибывшие в Константинополь, потребовали восстановить “законные права” папы на Иллирик и Болгарию. Получив отказ, легаты провозгласили анафему патриарху Константинополя, а патриарх в ответ — анафему легатам. Произошел официальный разрыв церквей— “схизма”. С тех пор восточную церковь, т. е. церковь Византии и стран, принявших христианство по византийскому образцу, стали называть греко-католической (она присвоила себе также название православной, т. е. ортодоксальной, правоверной), а западную — римско-католической.
   В ходе этой борьбы, неоднократно обострявшейся и впоследствии, ее подлинные политические и материальные причины неизменно прикрывались полемикой по догматическим, обрядовым и организационным вопросам. Исторически сложившимся оттенкам и различиям в догматике, богослужении и устройстве церкви придавалось принципиальное значение. Обе стороны были неуступчивы; запальчивые споры находили живой отклик у горожан, так как взаимная антипатия подогревалась торгово-ремесленной конкуренцией купечества империи с городами Италии.
   Несравненно более многочисленными, чем на Западе, были в Византии монашество и монастыри. Мистические настроения широко распространенные среди угнетенных, способствовали тому, что немало крестьян уходили в монастыри как в убежища от безотрадной действительности. Но и там они попадали в разряд низшей братии, целыми днями, подобно парикам, трудившейся на монастырских владениях. Особенно быстро росли монастыри в XI—XII вв.: каждый император, сановник, полководец, церковный иерарх воздвигал и наделял владениями свой монастырь. Крупнейшие из них (Студийский в столице и монастыри Афона) активно вмешивались в светские дела. Спорившие за власть группировки господствующего класса добивались поддержки влиятельного монашества.
    
   Внешняя политика империи во второй половине IX—конце XI в.
   При основателе Македонской династии Василии I (867—886) внешнеполитическое положение империи временно упрочилось. Был отражен натиск арабов. Однако в конце IX — начале X в. арабы и болгары снова наносят Византии удар за ударом. Арабы овладели Кипром и почти всей Сицилией, угрожая владениям империи в Южной Италии. Крит стал гнездом арабских пиратов, опустошавших острова и побережье. В 904 г. арабы разграбили Фессалонику.
   Не менее жестокие поражения терпела Византия и в борьбе с усилившейся Болгарией. Война с ней длилась почти 30 лет.
   Военные неудачи империи были результатом глубоких социальных сдвигов. Стратиотское ополчение было подорвано процессом феодализации. Феодальная конница еще не стала основой армии, а наемное войско было слишком немногочисленно. Международное положение Византии стало вновь улучшаться с середины X в., чему немало способствовали ослабление Болгарии и распадение Багдадского халифата на ряд феодальных княжеств. Империя отвоевала у арабов Верхнюю Месопотамию, часть Малой Азии и значительные области Сирии, вернула Крит и Кипр. Влияние Византии снова распространилось на Грузию и Армению.
   Во второй половине X в. империя начала наступление против Болгарского царства. Энергичный и жестокий Василий II “Болгаробойца” (976—1025), пользуясь стабилизацией положения на восточных границах, стянул на Балканы огромные силы. Искусно сея раздоры и предательство среди болгарских феодалов, Василий II предпринял систематическое наступление на болгарские земли, и в 1018 г. Болгария была завоевана. Весь Балканский полуостров до Дуная вошел в состав Византийской империи.
   Однако после смерти Василия II раздираемая внутренними смутами империя перешла к обороне. Границы ее стали сокращаться. На восточные владения обрушился новый враг — турки-сельджуки, а в европейские хлынули из степей Причерноморья полчища печенегов, натиск которых становился все более опасным.
   О столкновении русских с византийцами известно с VIII — начала IX в. Русские нападали уже в начале IX в. на владения империи в Крыму (Херсон) и на южное побережье Черного моря. В 860 г. их войска внезапно появились перед Константинополем, осадив его и с суши, и с моря. Столкновение закончилось заключением договора. Начались регулярные русско-византийские связи. Однако в конце IX — начале X в. произошел разрыв. Летом 907 г. на судах-однодеревках, выдолбленных из цельного ствола дерева, русские снова подошли к Константинополю и разорили его окрестности и берега Босфора. Византия была вынуждена заключить весьма выгодный для русских договор, подписанный в 911 г. Начались оживленные торговые сношения. “Великий путь из варяг в греки” был хорошо известен византийцам уже в первой половине X в.
   В 941 г. князь Игорь вновь опустошил побережье Босфора, Никомидии и Пафлагонии, но под Константинополем его флот был разбит с помощью “греческого огня” (горючая смесь). Через три года, когда русское войско уже дошло до Дуная, византийцы предпочли возобновить торговый договор с Русью.
   Князь Святослав вмешался в византийско-болгарские войны и совершил два похода на Балканы. В 969 и 970 гг. он вместе с болгарами разорил Северную Фракию, но в 971 г. Иоанну I Цимисхию (969— 976) удалось вытеснить Святослава и захватить Северную Болгарию. Во время мятежа малоазийской крупной знати против Василия II князь Владимир прислал русский отряд. Условием этой помощи было согласие на брак Владимира с сестрой императора Анной. Русские подавили мятеж, но Василий II не выполнял условия. Тогда Владимир взял осадой Херсон в Крыму и вернул город только после женитьбы на Анне (989). В это же время на Руси было принято христианство из Византии, вместе с которым активно воспринимались элементы более высокой византийской культуры. Из Византии и Болгарии ввозились сначала церковные, а затем и светские книги, приезжали византийские живописцы и зодчие.
   Последний поход русских на Константинополь в 1043 г. был также связан с ущемлением торговых и политических интересов Руси. Хотя флот русских, понесший урон от бури и “греческого огня”, должен был повернуть вспять, конфликт завершился новым договором. В 1047 г. русские помогли Константину IX Мономаху (1042—1055) подавить мятеж феодалов, а вскоре дочь Мономаха стала женой Всеволода — сына киевского князя Ярослава Мудрого.
    
   Классовая борьба и борьба внутри господствующего класса
   В X—XI вв. классовая борьба в отличие от предшествующего периода носила в основном узкий местный характер. Разновременные выступления разобщенного закрепощаемого крестьянства не сливались в единое широкое движение. Относительно крупным было лишь вспыхнувшее в 932 г. в феме Опсикий в Малой Азии восстание под руководством Василия по прозвищу “Медная Рука”. Овладев здесь крепостью, восставшие громили поместья феодалов. Правительственные войска подавили восстание. Василий был сожжен на площади в Константинополе.
   Гораздо чаще вспыхивали городские восстания, главной причиной которых были налоговый гнет и произвол чиновничества. Наиболее крупным было восстание в столице в апреле 1042 г., завершившееся свержением Михаила V. Восставшие овладели частью дворца и уничтожили налоговые описи.
   Значительно большими масштабами, длительностью и упорством отличались восстания на окраинах империи, населенных иноплеменными народами, в Южной Италии, Болгарии, Армении. Народно-освободительные в своей основе, эти движения носили также антифеодальный характер. Таким было, например, крупнейшее в XI в. восстание славянских западных фем в 1040—1041 гг. во главе с Петром Деляном.
   Усилившаяся в X в. военно-служилая знать Малой Азии попыталась в начале правления Василия II вырвать власть у чиновной аристократии. Мятежники овладели почти всеми восточными фемами империи. С огромным трудом Василий II разбил их лишь на берегах Геллеспонта (Дарданелл). Однако борьба за власть вскоре возобновилась. Процесс феодализации подорвал позиции чиновной аристократии, на которую в основном продолжала опираться императорская власть.
   Ожесточенные феодальные усобицы в середине XI в. ослабили военные силы империи. В 1071 г. турки-сельджуки разгромили ее армию при Манцикерте (Армения). Роман IV Диоген (1067—1071) попал в плен. Турки заняли Армению и почти всю Малую Азию. В том же году норманны взяли последний принадлежавший Византии в Италии город — Бари (в Апулии).
   Наступил новый этап феодальной междоусобицы, завершившийся в 1081 г. торжеством провинциальной служилой землевладельческой знати, посадившей на трон империи Алексея I Комнина (1081—1118).

 
< Пред.   След. >