YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow § 2. Франция в XIV-XV вв.
§ 2. Франция в XIV-XV вв.

§ 2. Франция в XIV-XV вв.

   Город и деревня в XIV в.
   В первой трети XIV в. экономика Франции продолжала интенсивно развиваться.
   Дальнейшее развитие в городах ремесла и торговли и тесно связанное с этим широкое распространение в деревне денежной ренты внесли много нового в жизнь французского общества.
   Наиболее важные перемены произошли в городах. Изменилась структура цеха, и особо богатые цехи (суконщиков, меховщиков, ювелиров, мясников и др.) подчинили себе цехи смежных профессий. Внутри цехов мастера оплачивали труд подмастерьев столь скудно, что те не имели теперь возможности открыть свои мастерские и стать мастерами. Мастера увеличивали число подмастерьев и учеников, удлиняли рабочий день. Формально сохраняя звание членов цеха, подмастерья фактически приближались по положению к наемным рабочим и для борьбы с мастерами начали организовывать свои собственные союзы (компаньонажи). В городах оыло много мелких цеховых ремесленников и внецеховой бедноты, местной и пришлой из деревень (грузчики, возчики, подсобные рабочие, слуги и др.), жившей на скудный и зачастую случайный заработок. Права всех этих численно преобладавших слоев городского населения были сведены к минимуму. Они не имели отношения к управлению городом. Все резче проявлялись острые социальные противоречия между богатой городской верхушкой и беднотой и средними ремесленниками. Чрезвычайно возросший в XIV в. налоговый гнет еще более углубил эти противоречия. Резко увеличилось число городских восстаний; многие из них приобрели небывало ожесточенный характер.
   Широкое распространение денежной ренты и личная свобода крестьянства укрепили его наследственные владельческие права на цензиву, ставшую в XIV в. господствующей формой держания. При условии регулярной уплаты определенного обычаем ценза крестьянин мог не только передать по наследству свою цензиву, но и заложить и даже продать ее, уплатив сеньору особый побор за такую сделку. Это способствовало социальному расслоению крестьянства и появлению в деревне, с одной стороны — богатых, с другой — малоимущих и малоземельных хозяев, которые вынуждены были за деньги наниматься к соседям или к сеньорам на сезонные работы, так как собственные участки не могли прокормить их. Так возникала первая форма наемного труда в деревне, носившая еще феодальный характер, поскольку крестьянин по-прежнему оставался феодальным держателем.
   Денежная рента окончательно отвратила французских феодалов от ведения собственного хозяйства. Развившиеся товарно-денежные отношения давали возможность купить за деньги все, что было по карману. Однако по мере дальнейшего развития экономики страны потребности сеньоров возрастали, средние и мелкие рыцари испытывали все более острую нужду в деньгах. Роскошь вельмож, высшего духовенства и богатого купечества была для них сильным соблазном, рыцарское вооружение становилось все более сложным и дорогим, одежда и быт — все более изысканными. Деньги же поступали с крестьян в неизменном объеме, в соответствии с установленным в свое время (зачастую еще в XIII в.) “вечным”, т.е. неизменным, цензом. Французское рыцарство искало выхода из затруднений в войне и разбое, а порой поддерживало сепаратистские тенденции крупных феодалов.
    
   Французское государство в начале XIV в.
   В начале XIV в. королевский домен охватывал уже большую часть страны. Присоединение в XIII в. Лангедока (так стало называться бывшее графство Тулузское) дало Капетингам возможность проникать в юго-западные области не только с северо-востока, но и с юго-востока. Это значительно укрепило позиции французского государства в борьбе против Англии. В 1308—1309 гг. к домену Капетингов отошла часть Аквитании — графства Ангумуа и Марш, а затем и почти все течение рек Дордони и Гаронны. В руках англичан осталась лишь узкая полоса вдоль Бискайского побережья от Сента до Пиренеев (причем с 1285 г. Наварра, маленькое королевство в Пиренеях, считалось французским владением). На восточной границе были присоединены богатое графство Шампанское (1284) и крупный город Лион (1307).
   Филипп IV Красивый (1285—1314) попытался подчинить себе также графство Фландрское, тесно связанное с Францией торговыми отношениями, но политически лишь номинально входившее в состав королевства. Главную роль во Фландрии играли богатые города, особенно Гент, Ипр и Брюгге — центры процветавшего сукноделия и крупной торговли. Филипп IV вмешался во внутреннюю борьбу в этих городах, став на сторону патрициата. Сначала ему удалось фактически установить там свою власть, но введение им тяжелых налогов вскоре вызвало широкое народное движение. Борьба против французов соединилась для фландрских цехов с борьбой против местного патрициата. В 1301 г. восстали ремесленники важнейшего торгово-промышленного центра — города Брюгге; им удалось захватить власть. Французы подавили это восстание, но скоро оно вспыхнуло с новой силой. В 1302 г. в Брюгге произошла резня французского гарнизона и местных патрициев, так называемая Брюггская заутреня. Она послужила сигналом, по которому вся страна поднялась и сбросила владычество французского короля. В этом движении принимали участие не только городские ремесленники, но и крестьяне, так как французское господство сопровождалось общим усилением феодального гнета.
   Филипп IV двинул против Фландрии свою армию. При Куртре(1602) произошла битва, в которой пешее ополчение фландрских ремесленников и крестьян нанесло страшное поражение французским рыцарям. Французы принуждены были очистить Фландрию. В результате дальнейших военных действий и дипломатических переговоров Филиппу IV удалось удержать только несколько фландрских городов.
   Многочисленные войны требовали значительных денежных средств. Были увеличены налоги (так называемая королевская талья).
   Особенно большие субсидии король требовал от городов. Сломив в основном самостоятельность крупных феодалов, король теперь мог не считаться с городами. Со времени Филиппа IV короли стали постепенно лишать города их прав в области самоуправления и налогового обложения, все более подчиняя их себе политически.
    
   Борьба с папством
   Филипп IV начал облагать налогами и церковные земли. Это вызвало протест со стороны папы Бонифация VIII. Между королем и папой в 1296 г. разыгрался открытый конфликт. Специальной буллой папа запретил светским государям под страхом отлучения облагать по своему произволу церковь, а духовенству — платить им без разрешения Рима. Филипп ответил на это запрещением вывоза из Франции золота и серебра, что ударило по папским финансам, ибо папа не мог теперь получать денег от французского духовенства. Вскоре конфликт приобрел более широкое значение, так как Бонифаций VIII выступил с притязаниями на верховенство духовной власти над светской. Подобно Григорию VII, он утверждал, что папы поставлены над королями и императорами. Но королевская власть во Франции к тому времени уже достаточно укрепилась, чтобы выдержать борьбу с папскими притязаниями и отстоять суверенитет светского государства. С целью воздействовать на общественное мнение королевские легисты организовали искусную кампанию против папы, возникла обширная антипапская публицистика. Чтобы заручиться широкой поддержкой, Филипп IV созвал в 1302 г. Генеральные штаты, где были представлены три сословия (штаты) — духовенство, дворяне и горожане. Дворянство и горожане во всем поддерживали короля; духовенство в вопросе о притязаниях папы заняло неопределенную позицию. Бонифаций VIII послал во Францию своего легата, имевшего задание провозгласить отлучение Филиппа IV, если последний не подчинится требованиям папы, но легат был арестован. В свою очередь, Филипп IV решил добиться низложения папы и с этой целью отправил в Италию агентов, которые не жалели денег и привлекли на свою сторону многих влиятельных врагов папы. Заговорщики ворвались в папский дворец (в небольшом городке Ананьи) и стали всячески оскорблять папу. Надломленный этим потрясением, Бонифаций VIII вскоре умер.
   В 1305 г. под давлением Филиппа IV папой был избран французский прелат под именем Климента V. В 1309 г. он перенес свой двор в город Авиньон на Роне, где папы пробыли до 1378 г. (так называемое Авиньонское пленение пап). Хотя Авиньон не входил в королевский домен, папы фактически оказались в зависимости от французских королей. Пользуясь этим, Филипп IV сумел уничтожить находившийся ранее под особым покровительством папства богатейший духовно-рыцарский орден тамплиеров, занимавшихся ростовщичеством, и конфисковать его казну.
   Королевская власть одержала решительную победу над папством; его политическое и международное значение в Европе было сильно подорвано.
    
   Возникновение сословной монархии
   При Филиппе IV во Франции оформилось сословное представительство. Уже в XIII в. короли неоднократно созывали для решения главным образом финансовых вопросов представителей от городов или рыцарей. В отдельных областях существовали свои местные сословные собрания — “штаты”, рассматривавшие областные дела и местное налоговое обложение. Начиная с 1302 г. штаты стали созываться все чаще. Генеральными штатами они назывались в тех случаях, когда на них присутствовали представители сословий из всех областей королевского домена. Но в XIV—XV вв. Генеральные штаты созывались все-таки сравнительно редко. По большей части на юге отдельно созывались штаты Лангедока, а в северных областях — штаты Лангедойля. Наряду с ними собирались и многие областные штаты.
   Французское сословное представительство имело ряд особенностей, коренившихся в социальной структуре страны. Все три сословия заседали отдельно, и каждое из них составляло особую палату. Палата первого сословия — духовенство — состояла обычно из архиепископов, епископов, аббатов больших монастырей. Второе сословие — дворянство — включало представителей лишь средних и мелких рыцарей, являвшихся естественной поддержкой королевской власти. Светская знать вообще не входила в число членов ни одной из палат; герцоги и графы составляли на заседаниях штатов окружение короля и не смешивались с депутатами. В третьей палате (с конца XV в. она стала называться палатой “третьего сословия”) заседали представители “добрых городов” — мэры и члены городских советов, т. е. богатейшие и влиятельнейшие в городах люди. Каждая палата имела лишь один голос, и решение штатов в целом зависело от соотношения голосов палат.
   Генеральные штаты не превратились в регулярно действующий политический орган. Они созывались лишь по инициативе короля и обсуждали предложенную им программу. По большей части штаты решали вопрос о субсидиях или поддержке короля в том или ином важном политическом деле. Роль духовенства и дворянства сводилась к тому, что они разрешали королю взыскивать с живших на их земле крестьян королевскую талью. Сами же феодалы государственных налогов не платили. Главную роль на штатах играли города, поддерживавшие политику централизации и дававшие королю основную часть субсидий. Поэтому в первой половине XIV в. между королевской властью и штатами, как правило, не было разногласий, и они были важным фактором в процессе укрепления феодальной монархии. Результатом борьбы городов против своих сеньоров и их рыцарей была непримиримая вражда между городами и рыцарями северной части страны, усугублявшаяся тем, что города пытались добиться распространения налогов и па рыцарей. Короли использовали в своих интересах рознь сословий, очень редко выступавших совместно. Поэтому генеральные штаты так и не добились тех больших прав, которые завоевал английский парламент.
   С окончательным оформлением сословно-представительных собрании во Франции завершился процесс складывания новой формы феодальнего государства — сословной монархии (или феодальной монархии с сословным представительством), более централизованной, чем французское государство в XII—XIII вв.
   Наиболее крупные и сепаратистски настроенные феодалы по-прежнему противодействовали процессу централизации. Пытаясь вернуть утраченные права, они с помощью оружия добились от Людовика X (преемника Филиппа IV) некоторых уступок. Однако эти уступки, носившие формальный характер, не могли подорвать уже достаточно сильную французскую сословную монархию.
    
   Столетняя война (начальный период)
   В 30-х годах XIV в. нормальное развитие Франции было прервано Столетней войной с Англией (1337—1453), приведшей к массовому уничтожению производительных сил, убыли населения и сокращению производства и торговли. На французский народ обрушились тяжелые несчастья — длительная оккупация Франции англичанами, разорение и опустошение многих территорий, страшный налоговый гнет, разбой и междоусобицы французских феодалов.
   Столетняя война была в основном борьбой из-за юго-западных французских земель, находившихся под властью английских королей. В первые годы войны немалое значение имело также и соперничество из-за Фландрии, где сталкивались интересы обеих стран. Французские короли не оставили намерений подчинить себе богатые фландрские города. Последние же стремились сохранить независимость при помощи Англии, с которой они были тесно связаны экономически, так как получали оттуда шерсть — сырье для сукноделия. В дальнейшем главной ареной военных действий стал (наряду с Нормандией) Юго-запад, т. е. территория бывшей Аквитании, где Англия, стремившаяся вновь овладеть этими землями, нашла себе союзников в лице еще независимых феодалов и городов. Экономически Гиень (западная часть бывшей Аквитании) была тесно связана с Англией, куда шли вина, сталь, соль, фрукты, орехи, красящие вещества. Богатства крупных городов (Бордо, Ла-Рошели и др.) в значительной степени зависели от этой очень выгодной для них торговли.
   Непосредственным поводом к войне послужили династические притязания английского короля Эдуарда III, внука Филиппа IV Красивого (по женской линии). В 1328 г. умер последний из сыновей Филиппа IV; Эдуард III заявил о своих правах на французскую корону, но во Франции королем был избран старший представитель боковой ветви Капетингов Филипп VI Валуа (1328—1350). Эдуард III решил добиваться своих прав оружием. Война началась в 1337 г. Вторгшаяся английская армия имела ряд преимуществ перед французской: она была невелика, но хорошо организована, отряды наемных рыцарей находились под командованием капитанов, которые непосредственно подчинялись главнокомандующему; английские стрелки из лука, набиравшиеся главным образом из свободных крестьян, были мастерами своего дела и сыграли в сражениях важную роль, поддерживая действия рыцарской конницы. Во французской армии, состоявшей преимущественно из рыцарского ополчения, стрелков было мало, и рыцари не желали с ними считаться и согласовывать свои действия. Армия распадалась на отдельные отряды крупных феодалов; по-настоящему король командовал лишь собственным, хотя и самым крупным, отрядом, то есть только частью войска. Французские рыцари сохранили старую тактику и начинали сражение, обрушиваясь на противника всей своей массой. Но если противник выдерживал первый натиск, то в дальнейшем конницу обычно разъединяли на отдельные группы, рыцарей стаскивали с коней и брали в плен. Получение выкупов за пленников и грабеж населения скоро стали главной целью английских рыцарей и лучников.
   Англичане победили на море (в 1340 г. при Слейсе, у берегов Фландрии) и на суше (в 1346 г. при Креси, иа севере Пикардии), что позволило им взять в 1347 г. Кале — важный военный и перевалочный пункт вывозившейся из Англии шерсти. Таким образом, они не только сохранили, но и укрепили свои позиции во Фландрии. В остальном же военные действия англичан на севере были безуспешными. Тогда они перенесли их на юго-запад и снова захватили с моря области Гиень и Гасконь. Наместником английского короля Эдуарда III в Бордо стал его сын Эдуард, прозванный по цвету лат Черным Принцем. Его отряды вместе с гасконскими рыцарями совершали грабительские набеги на центральные французские области, жгли города и села, захватывали богатую добычу. В один из таких набегов в 1356 г. они были настигнуты около Пуатье французами. Численно французская армия намного превосходила английскую, по в ней не было единого командования. Англичане победили благодаря искусному маневру своих лучников, поддержанных рыцарями. Французы понесли тяжелейшее поражение. Цвет рыцарства погиб или сдался в плен, был захвачен и король — Иоанн Добрый (1350—1364). Для Франции настало тяжелое время, казна была совершенно пуста, армии фактически не было. Дальнейшее ведение войны, выкуп пленников, в том числе короля, требовали огромных денег.
    
   Парижское восстание 1356-1358 гг.
   Поражение при Пуатье вызвало озлобление народа против дворян и короля, не сумевших организовать защиту страны от врага. Поэтому, когда сын пленного короля, дофип (так назывался во Франции наследник престола) Карл, для изыскания средств созвал в октябре 1356 г. Генеральные штаты, представители городов, получившие значительное влияние ввиду ослабления дворянства после поражения при Пуатье, потребовали, важных реформ: отставки членов Королевского совета и других крупных должностных лиц, передачи ведения всех дел особой комиссии из 28 депутатов штатов, без согласия которой дофин не имел права отдавать приказы по армии, смещать и назначать чиновников. Штаты потребовали также введения нового подоходного налога, который взимался бы и с дворян, причем в большем размере, чем с горожан.
   Дофин отказался выполнить эти требования. Тогда в Париже начались волнения. Во главе парижан стал глава парижского муниципалитета купеческий старшина Этьен Марсель. Дофин был вынужден вновь обратиться к штатам. Они собрались в марте 1357 г. и составили обширный план реформ, получивший название “Великий мартовский ордонанс”. По ордонансу дофин обладал лишь ограниченной исполнительной властью, штаты самостоятельно собирались дважды в год без его разрешения и решали все важнейшие дела, вплоть до заключения перемирия или мира. Они назначали королевских советников, вотировали налоги и сами собирали их. Королевский аппарат сводился к минимуму. Все действия дофина контролировались назначенной штатами комиссией, куда вошли сторонники Этьена Марселя.
   Однако это продолжалось недолго. Этьен Марсель и его ближайшие приверженцы принадлежали к числу богатейших купцов и владели крупными по тем временам состояниями. Они разделяли охватившее всю страну негодование дворянами и правительством, но не собирались поступаться своими доходами ради облегчения налогового бремени городского населения и крестьянства и не имели поэтому настоящей опоры в народных массах Парижа. Вотированная штатами субсидия падала на мелкие доходы в большем проценте, чем на крупные. Правда, она распространялась и на дворян, но дворяне отказались уплачивать ее и фактически перестали принимать участие в работе штатов.
   Этьен Марсель и парижская верхушка не получили поддержки и в других городах. Крупное купечество везде было самой влиятельной силой, но сами города еще не были достаточно связаны друг с другом, а порой даже соперничали между собой. Несмотря на всеми признанную главенствующую роль столицы, прочие города были недовольны тем, что власть оказалась в руках парижан. Дофин использовал эту обстановку. Он стал объезжать города и стягивать к себе рыцарей; его целью был созыв штатов вне Парижа для получения от них субсидий.
   Когда в феврале 1358 г. в Париже снова собрались Генеральные штаты, представлявшие в основном лишь парижскую верхушку, стало очевидно, что они потеряли свой авторитет в стране. Тогда Этьен Марсель решил подчинить себе дофина силой. 22 февраля 1358 г. он собрал на площади вооруженных ремесленников, а сам с несколькими сторонниками явился во дворец, где в присутствии дофина были убиты два его ближайших советника — маршалы Шампанский и Нормандский. На перепуганного дофина Этьен Марсель надел свою сине-красную шапку (цвета города Парижа), обещая ему безопасность и беря его под свое покровительство. На следующий день дофин согласился принять в свой Совет представителей парижской верхушки и подтвердил ордонансы, изданные по инициативе штатов. Но через месяц он бежал из столицы и стал готовить осаду Парижа.
    
   Жакерия
   В конце мая 1358 г. вспыхнуло крупнейшее в истории Франции и одно из крупнейших в истории Европы крестьянское восстание — Жакерия. Оно было подготовлено всем ходом социально-экономического развития Северной Франции. Рост городов и господство денежной ренты привели к усилению эксплуатации крестьянства. Увеличивались государственные налоги. В 1348 г. на Францию обрушилась эпидемия чумы (“черная смерть”), унесшая тысячи жителей. Убыль населения привела к повышению заработной платы, что, в свою очередь, вызвало издание законов, направленных против ее роста. Эти законы особенно тяжело отразились на беднейших слоях сельского и городского населения. Все эти обстоятельства сами по себе были достаточно тяжелы для народа. Война их усугубила.
   Готовясь к блокаде столицы, дофин обязал окрестных крестьян укреплять замки и снабжать их продовольствием. Это было последней каплей, переполнившей чашу народного терпения. 28 мая в области Бовези (на север от Парижа) крестьяне в стычке с дворянским отрядом убили нескольких рыцарей, что послужило сигналом к восстанию. С необыкновенной быстротой восстание охватило многие области Северной Франции: Бовези, Пикардию, Иль-де-Франс, Шампань. Восстали преимущественно крестьяне; к ним примкнули деревенские ремесленники, мелкие торговцы, сельские священники. Восставших называли “Жаками” (от обычной в то время клички крестьянина “Жак-простак”). Отсюда произошло появившееся позднее название “Жакерия”. Современники же называли восстание “войной недворян против дворян”, и это название хорошо вскрывает суть движения. С самого начала восстание приняло радикальный характер: жаки разрушали дворянские замки, уничтожали списки феодальных повинностей, убивали феодалов, стремясь “искоренить дворян всего мира и самим стать господами”. Общее число восставших во всех областях, по сведениям современников, достигало примерно 100 тыс.
   Некоторые города открыто перешли на сторону крестьян; в других восставшие пользовались сочувствием городских низов. Парижане, стремясь помешать блокаде столицы дофином, помогли жакам в разрушении многих замков вокруг Парижа, послав на помощь несколько отрядов. Но настоящий союз горожан и крестьян не сложился.
   Наибольший размах восстание приняло в Бовези. Во главе объединившихся отрядов крестьян стал Гильём Каль, человек бывалый и знакомый с военным делом. Он назначал капитанов в отдельные отряды и рассылал по другим областям приказы, запечатанные печатью с королевским гербом; у восставших были и знамена с королевским гербом. Крестьяне выступали против феодалов, но за “доброго короля”. 8 июня около селения Мелло крестьяне встретились с войском Карла Злого, короля Наваррского, который спешил со своими на-варрскими и английскими рыцарями в Париж, рассчитывая захватить французский престол. Крестьяне и рыцарские отряды простояли два дня друг против друга в полной боевой готовности. Но так как численный перевес был на стороне Жаков, то Карл Злой предложил перемирие и выразил готовность сотрудничать с крестьянами, называя себя союзником Этьена Марселя. Поверив рыцарскому слову короля, Каль явился к нему для переговоров, но был вероломно схвачен. После этого рыцари бросились на лишенных военачальника крестьян и жестоко их разгромили. Гильом Каль и его товарищи были преданы мучительной казни. На этом восстание в Бовези прекратилось. В других областях, где действовали по большей части разрозненные крестьянские отряды, волнения продолжались до августа 1358 г. Характерно, что сил местного дворянства оказалось недостаточно, и для победы над крестьянами повсюду потребовались королевские отряды. После подавления восстания дворянство жестоко расправилось с крестьянами: казни, штрафы и контрибуции обрушились на деревни и села. Однако, несмотря на победу, феодалы долго не могли забыть панического ужаса, охватившего их во время восстания, и боялись повышать феодальные платежи.
   Жакерия разделила обычную судьбу крестьянских восстаний эпохи феодализма, которые неизбежно кончались поражениями. Свою цель — уничтожение феодалов — жаки понимали отчетливо и активно ее осуществляли. Но их смутные социально-политические чаяния, сводившиеся к свободной жизни “без господ” под главенством “доброго короля”, были неосуществимой мечтой. В этом проявились монархические иллюзии, характерные для крестьянских восстаний средневековья.
   Жакерия способствовала дальнейшему ходу начавшегося разложения феодальных отношений. Рост товарного производства, укрепление самостоятельности крестьянского хозяйства и его связей с рынком, развитие денежной ренты — эти процессы во французской деревне еще более ускорились и углубились после Жакерии. Крестьяне не смогли сокрушить феодальный строй и были разбиты, но их самоотверженная борьба до известной степени пресекла попытки сеньоров увеличить феодальную эксплуатацию и отстояла возможность дальнейшего развития личной свободы крестьянина и его хозяйства.
   Разгром крестьян означал также конец парижского восстания. В конце июня дофин с большой армией подошел к стенам Парижа. Потеряв надежду на помощь от других городов, Этьен Марсель согласился впустить в столицу английский отряд, приведенный Карлом Злым. Это вызвало возмущение парижан. От Этьена Марселя отшатнулось большинство его приверженцев, и в конце июня он был убит сторонниками дофина. Дофин вступил в Париж и расправился с главными участниками восстания. Мероприятия штатов были отменены, и в дальнейшем они опять стали созываться только по воле короля для вотирования субсидий на войну.
   Из бурных событий 1356—1358 гг. королевская власть извлекла некоторые уроки. При Карле V (1364—1380) была проведена налоговая реформа, упорядочен сбор субсидий и установлен контроль над сборщиками. Еще больший урок извлекла для себя городская верхушка. Она воочию убедилась в опасности, которая крылась для нее в народных движениях, и уже не пыталась больше бороться с королевской властью.
    
   Франция во второй половине XIV в.
   Мир с Англией, заключенный в 1360 г. в Бретиньи, был для Франции очень тяжелым. Английские владения простирались теперь на юг от Луары вплоть до Пиренеев, что составляло не менее трети страны. Франция должна была готовиться к новым сражениям. При Карле V были проведены реформы: усилена появившаяся в это время артиллерия, увеличены наемные отряды, укреплена власть коннетабля (главнокомандующего королевской армией). На эту должность, вопреки феодальному местничеству, был назначен мелкий бретонский рыцарь Дюгеклен — осторожный и ловкий полководец. Избегая крупных сражений и действуя одновременно почти по всей обширной границе английских владений, французская армия постепенно оттеснила англичан к морю, так что к середине 70-х годов XIV в. у них остались только Бордо, Байонна и побережье между ними. Но эти крупные успехи были достигнуты в результате чрезвычайного напряжения сил. Огромные расходы на войну легли тяжелым бременем на плечи народа — крестьянства и основной массы городского населения, так как привилегированные сословия и городская верхушка по-прежнему перекладывали на них главную долю платежей.
    
   Народные восстания
   В 1379—1384 гг. по всей стране прокатилась волна восстаний, начавшихся в городах Лангедока. Как только в конце 1379 г. был объявлен новый чрезвычайный налог, вспыхнуло восстание в Монпелье. Ремесленники и беднота ворвались в ратушу и убили королевских финансовых чиновников, а затем обратили свой гнев против купцов и дворян, грабя и убивая их. Такие же восстания разразились в Алэ, Ниме и Клермоне. Правительству пришлось уступить и уменьшить размеры налога.
   В начале 1382 г., когда правительство попыталось вновь вернуться к прежней налоговой политике, начались восстания в северных городах. В феврале в Руане восстали мелкие ремесленники, подмастерья и внецеховая беднота. Часть членов городского совета бежала. Восставшие провозгласили отмену всех налогов и несколько дней были хозяевами города. Такие же восстания произошли в Амьене, Сен-Кантене, Лане, Суассоне, Реймсе, Орлеане.
   Одновременно с руанскими событиями и по той же причине вспыхнуло восстание в Париже. Мелкие ремесленники и торговцы вместе с городской беднотой взялись за оружие, образовали отряды, перегородили улицы цепями, поставили стражу у ворот. Восставшие убили главного сборщика налогов и, захватив в ратуше боевые молоты (maillets — отсюда название повстанцев maillotins, майотены, что значит “люди с молотами”) и другое военное снаряжение, стали грабить и убивать налоговых сборщиков, членов городского совета, богатых купцов и мастеров, а также дворян. Правительство вынуждено было отменить новые налоги и дать восставшим амнистию, но затем расправилось с их вождями.
   Характерно, что все эти восстания начинались с выступлений против правительственных налогов, но затем сразу же следовали насильственные действия против представителей городских властей, богатой городской верхушки и дворян. Городские восстания 80-х годов были жестоко подавлены. Города тяжело пострадали от репрессий и огромных штрафов, потеряли многие свои права и привилегии.
   Вслед за горожанами вновь пришло в движение крестьянство. Отдельные и разрозненные выступления имели место на севере — в районах, где ранее происходила Жакерия. Но главные события развернулись в Лангедоке, Оверни, Пуату, Дофинэ. Там разразилась настоящая крестьянская война, охватившая большую, чем Жакерия, территорию и длившаяся свыше двух лет (с весны 1382 г. по лето 1384 г.). Восставшие крестьяне, к которым присоединились и многие городские ремесленники, именовались тюшенами (tauche — лесок, т. е. “скрывающиеся в лесу”. Но возможно, что здесь существует аналогия с именем восставших тогда же крестьян Савойи — тукинов). Война началась с протеста против введения нового тяжелого налога, но вскоре тюшены объявили себя врагами дворянства, духовенства, купцов, “всех, кто не имел шершавых и мозолистых рук”. В открытом бою близ Нима они, как и жаки, были разбиты, но, действуя мелкими отрядами и нападая из засады, оставались неуловимыми. Им удалось захватить немало замков и мелких городков. Даже в крупных городах (Бокере, Ниме, Нарбонне, Каркассоне) они находили приют и поддержку, так как и там народ восставал против налогов, а городская верхушка была порой бессильна подавить движение низов. В первой половине 1383 г. на юге тюшены фактически были господами положения, но летом 1383 г. дворянские отряды заставили их отступить в Севеннские и Овернские горы. В 1384 г. главные силы крестьян были разбиты, но отдельные их отряды действовали еще в 1390 г. На южные города и на сельское население обрушились жестокие репрессии и штрафы. Однако правительству все же пришлось снизить налоги, и в конце XIV — начала XV в. оно не рисковало больше их повышать.
    
   Феодальная междоусобица. Восстание кабошьенов.
   В правление психически больного Карла VI (1380—1422) началась ожесточенная усобица двух феодальных партий, во главе которых стояли дядья и опекуны короля — герцоги Бургундский и Орлеанский. Последний действовал совместно со своими родственниками, крупными феодалами юга — графами Арманьяками, поэтому усобица называлась “войной бургундцев и арманьяков”. Пользуясь временным ослаблением центральной власти, принцы королевского дома стремились к полной самостоятельности в своих апа-нажах (владениях, выделявшихся им из состава королевского домена), а южные феодалы жаждали сохранить свою независимость. Обе партии истребляли друг друга и нещадно грабили казну и народ, нанося огромный ущерб экономике и населению страны.
   Париж, ставший в начале XV в. крупнейшим торгово-ремесленным центром не только Франции, но и всей Западной Европы, представлял особо желанную цель для бургундцев и арманьяков. Но парижское население воспротивилось им. На созванных в 1413 г. Генеральных штатах были высказаны протест против междоусобицы и жалобы на невыносимые злоупотребления назначенных герцогами чиновников. Однако штаты были бессильны чего-либо добиться.
   Тогда в апреле 1413 г. в Париже вспыхнуло восстание. Главную роль в нем играли мелкие ремесленники (особенно мясники, дубильщики, скорняки), подмастерья и городская беднота. По имени одного из вождей — Симона Кабоша они стали называться “кабошьенами”. Восставшие требовали умиротворения страны, снижения налогов и упорядочения их взимания. Выступление кабошьенов было использовано зажиточными слоями города, которые добились от правительства осуществления умеренных реформ в финансовой и судебной областях. Однако по мере развертывания восстания все более обнаруживалась враждебность кабошьенов по отношению к городской верхушке. Напуганные этим зажиточные слои горожан отошли от движения. В результате к началу сентября Париж заняли арманьяки, которые при поддержке городской верхушки жестоко расправились с восставшими. Объявленные реформы были отменены.
    
   Возобновление Столетней войны
   В 1415 г. началось новое вторжение англичан во Францию. Английский король Генрих V высадился с войском в устье Сены и направился через Пикардию к Кале. В битве при Азенкуре в октябре 1415 г. рыцарская армия арманьяков была разбита. Многие французские феодалы оказались в плену или были убиты; в плен попал герцог Орлеанский. Затем англичане захватили Нормандию и Мэн. Опять, как и в 1356 г., Франция осталась без армии и без денег. По сравнению с XIV в. положение было даже худшим, так как междоусобица не только страшно разорила страну, но и привела к расколу ее территории. Герцог Бургундский стал независимым государем не только в своем герцогстве, но и почти во всех восточных и некоторых северных землях Франции (Пикардия). Он также владел богатейшими в ту пору областями Западной Европы — Нидерландами (так стали называться Фландрия, Брабант и другие земли на территории теперешних Бельгии и Голландии) и Люксембургом. Стремясь сохранить свое независимое от короля положение, он вступил в союз с англичанами. Для населении Франции, сперва на севере, а потом и повсюду, бургундцы скоро стали такими же врагами, как и англичане.
   В результате военньгх успехов англичане навязали Франции тяжелейшие условия мира (договор в Труа в 1420 г.), по которому она утратила независимость и стала частью объединенного англо-французского королевства. При жизни Карла VI правителем Франции становился английский король Генрих V, а затем престол должен был перейти к сыну английского короля и французской принцессы (дочери Карла VI) — будущему Генриху VI. Дофин Карл (сын Карла VI) был отстранен от наследования. Но смерть настигла Генриха V в 1422 г. в полном расцвете сил; спустя несколько месяцев умер и Карл VI. Невзирая на условия договора, дофин Карл провозгласил себя королем Франции Карлом VII (1422—1461). Англичане и герцог Бургундский признали королем Англии и Франции десятимесячного Генриха VI, за которого стал править его дядя — герцог Бедфорд.
   Север Франции был занят англичанами; на востоке их владения плотно смыкались с владениями герцога Бургундского. Герцог Бретонский тоже был союзником англичан. Владения Карла VII были сведены к провинциям, расположенным в центре страны, на юге (Лангедок) и на юго-востоке (Дофинэ). Королю принадлежала также область Пуату на Бискайском побережье, зажатая между Бретанью и английскими владениями на юго-западе. По размеру королевские земли не уступали территории, занятой англичанами. У короля было много крупных городов, оказавших ему в войне неоценимую помощь деньгами и людьми. Однако в целом территория короля была менее компактна, менее населена, менее плодородна, чем владения его врагов. Но в такой длительной войне, когда на карту было поставлено существование Франции как независимого национального государства, значение имели не только территория, но и другие факторы, сыгравшие немалую роль в дальнейших событиях.
   Одним из них была политика англичан на завоеванных землях. Генрих V рассматривал захваченную территорию как свою собственность и сразу же принялся раздавать ее английским рыцарям и баронам, а некоторые порты в Нормандии заселил только англичанами. Для французов было только одно средство вернуться в родные края — борьба до победы.
   В чрезвычайно тяжелом положении оказалось крестьянство оккупированной территории. Новые сеньоры неукоснительно взимали все феодальные поборы, новые власти взыскивали контрибуции и налоги, военные действия до крайности разорили сельское хозяйство. Малейшее неповиновение каралось самым свирепым образом. Все это вызывало у крестьян страстную ненависть к англичанам.
   Английская стратегия заключалась в методичном продвижении с опорой на линию частых пограничных крепостей, которая постепенно отодвигалась к югу. Однако из-за действий партизан (см. ниже) гарнизоны приходилось держать и в тех крепостях, которые оказывались удаленными от линии сражений. В итоге все владения англичан были усеяны крепостями, что потребовало значительного рассредоточения их военных сил и ослабляло их. Гарнизоны этих крепостей грабили окрестное население, ибо добытые таким путем военные трофеи рассматривались как законное дополнение к жалованию солдат и капитанов.
    
   Партизанская война
   Самым важным фактором, обеспечившим конечную победу Франции, стало народное сопротивление захватчикам. Партизанская война населения оккупированной территории началась чуть ли не с начала вторжения англичан (1415) и разгоралась все больше и больше. Неуловимые партизанские отряды, находившие у жителей (хотя это грозило жестокими казнями) помощь и поддержку, подрывали владычество англичан. Последние уже не рисковали передвигаться иначе, как многочисленными и хорошо вооруженными отрядами. Порой они даже не осмеливались покидать свои крепости. Многие из занятых англичанами городов находились в тайных сношениях с королем. В Париже и Руане были раскрыты заговоры. Англичане пытались найти выход в дальнейшем продвижении на юг. С этой целью была предпринята осада Орлеана, который непосредственно примыкал к английской территории. В 1428 г. небольшая армия, состоявшая из прибывших из Англии и собранных по нормандским гарнизонам отрядов, прибыла под Орлеан и начала возводить вокруг него осадные укрепления.
   Весть об этом ужаснула французов. Взяв эту первоклассную по тем временам крепость и перейдя Луару, англичане не встретили бы дальше, по дороге на юг, хорошо укрепленных городов. В случае же, если бы с юго-запада к ним навстречу двинулись войска из Бордо, то королевская армия, зажатая с двух сторон, оказалась бы в безнадежном положении. В это крайне тяжелое и опасное для Франции время борьбу с иноземными захватчиками возглавила Жанна д'Арк, сумевшая добиться решающего перелома в войне.
    
   Жанна д'Арк
   Жанна д'Арк родилась в 1412 г. в местечке Домреми на самой границе Франции с Лотарингией. К 1428 г. война докатилась и до этой окраины. Как и все французские патриоты, Жанна тяжело страдала, видя бедствия, обрушившиеся на горячо любимую родину. Постепенно в ней зрело убеждение, что она должна отправиться к Карлу VII и стать во главе армии, чтобы изгнать англичан из Франции. Ей казалось, что она слышит голоса святых, которые обещали ей свою помощь. Весть о начавшейся осаде Орлеана заставила Жанну решиться на крайний шаг. Она явилась в ближайший городок Вокулёр и сумела убедить его жителей и коменданта замка в том, что ей предстоит спасти Францию. Ей дали коня, оружие, мужскую одежду и провожатых. Через занятые англичанами и бургундцами области она добралась в Шинон к Карлу VII. В окрестностях и в самом Орлеане народ уже знал о Жанне и верил в нее. Находясь в безвыходном положении, король поставил Жанну во главе армии, окружив ее своими военачальниками. Под их руководством Жанна быстро усвоила военную тактику того времени, а ее природный ум и наблюдательность помогали ей ориентироваться в обстановке и принимать верные решения. У нее было необычное отношение к рядовым воинам. Военачальники видели в них только солдат. Для Жанны каждый из них был прежде всего соотечественником, которому были дороги судьбы отчизны. Воодушевленная идеей, она проявляла удивительную отвагу и энтузиазм, зажигая им окружающих. Она была впереди всех в самых опасных местах и увлекала других.
   В конце апреля Жанна прибыла с армией в Орлеан. Английские укрепления под городом отстояли довольно далеко друг от друга, так как армия была недостаточно велика, чтобы окружить город плотным кольцом. За четыре дня эти форты были поодиночке взяты французами, и 8 мая — день этот и теперь празднуется в Орлеане — англичане сняли осаду крепости. Победа под Орлеаном имела столь же огромное значение, сколь велика была опасность потерять этот город. Кроме того, это была первая большая победа после многих поражений и долгих лет национального унижения. По всей стране прокатилась волна восторга, и слава о Жанне дошла до самых отдаленных уголков.
   После освобождения Орлеана Жанна отправилась с Карлом VII в Реймс, где состоялась торжественная коронация. Положение Карла VII как короля независимого от англичан французского государства было узаконено не только в глазах народа, но и во мнении правителей и населения других стран Европы.
   Слава и популярность Жанны возросли необычайно. Народ, города, армия видели в ней не только спасительницу родины, но и своего вождя. Ее мнения спрашивали по самым различным поводам. Необыкновенная популярность Жанны отодвинула в тень не только советников короля, но и его самого. В этом была причина охлаждения к Жанне со стороны Карла и его ближайшего окружения.
   Поход в Реймс, коронация и занятие Шампани резко улучшили позиции короля. Однако предпринятая Жанной попытка штурма Парижа кончилась неудачей. В Париже стоял большой английский гарнизон, и взять силой огромный город было трудно.
   В мае 1430 г. в стычке под Компьеном, куда Жанна явилась, чтобы выручить осажденный бургундцами город, она была захвачена в плен. Герцог Бургундский продал свою пленницу англичанам за 10 тыс. золотых. В конце 1430 г. Жанну перевезли в Руан — центр английских владений — и предали инквизиционному суду. Чтобы умалить значение военных успехов французов, англичанам нужно было осудить Жанну. Церковники во главе с епископом Кошоном прибегли к излюбленному приему, обвинив ее в колдовстве. Жанна мужественно защищалась, но инквизиторы пустили в ход все средства, чтобы ее погубить. Жанна была приговорена к смерти и в мае 1431 г. погибла на костре. Карл VII, которому Жанна оказала такую помощь, ничего не предпринял, чтобы спасти ее. Уход Жанны д'Арк с политической арены был на руку королю и придворной клике. Лишь спустя четверть века Карл VII приказал пересмотреть судебный процесс, и героиня Франции была признана невиновной в предъявленных ей обвинениях.
   Вопреки расчетам англичан и их пособников казнь Жанны д'Арк не спасла их. В 1435 г. герцог Бургундский заключил союз с Карлом VII. Затем англичане потеряли Париж, Руан, Нормандию, Бордо, и на этот раз навсегда; в их руках оставался только Кале.
   В 1453 г. кончилась война, стоившая французскому народу неисчислимых жертв, ценой которых он спас независимость своей родины. Полностью был восстановлен государственный суверенитет Франции и ликвидированы притязания английских королей на французскую корону и французские земли. Возобновился прерванный войной процесс складывания централизованного государства.
    
   Деревня во второй половине XV в.
   Война нанесла тяжелый урон экономике Франции. Особенно пострадали северо-восточные провинции, лишь через 20—30 лет снова достигшие уровня, на котором находились до начала войны, в 30-х годах XIV в. Запустение многих жизненно важных районов на севере было настолько значительно, что правительство было вынуждено принять срочные меры. В 1451 г. король освободил на восемь лет от налога тех крестьян, которые вернутся на прежние места. Сеньоры, чьи земли были заброшены и почти не приносили дохода, звали к себе крестьян, предоставляя им землю в наследственное держание за низкий и неизменный ценз или за ренту в 1/8—1/12 часть урожая, причем держателям предоставлялось право распоряжения землей. Возможность получить землю на таких льготных условиях вызвала переселение сервов из центральных и восточных районов, где в отдельных местах еще существовало крепостное право. Их сеньоры, стремясь удержать крестьян и привлечь новых поселенцев, соглашались на выкуп из крепостной зависимости. Но как только жизнь более или менее наладилась, феодалы и королевская власть перешли в наступление на крестьян. За сеньорами было признано право собственности на запустевшие земли. Они воспользовались этим, чтобы полностью присвоить себе многие общинные угодья, возобновить отмершие баналитеты, повысить ценз и другие поборы. Крестьяне вели с сеньорами упорную борьбу. Сельские общины после освобождения крестьян от личной зависимости в XIII—XIV вв. расширили свою компетенцию и были признаны официально. Они окрепли во время войны, когда деревни были зачастую брошены на произвол судьбы и крестьянам приходилось прибегать к вооруженной самозащите. В XV в. сельские коммуны завоевали себе многие права. У них были выборные должностные лица, которые ведали раскладкой и сбором налогов, представляли коммуну в королевских судах при тяжбах с сеньорами, управляли всеми внутренними делами деревни. Сплоченность крестьян в пределах сельской общины помогала им противостоять попыткам сеньоров увеличить феодальный гнет, которые в общем потерпели неудачу: ценз остался неизменным, а прочие поборы повысились лишь в незначительной мере.
   Однако начавшееся в 40-х годах XV в. укрепление центральной власти принесло крестьянам новые тяготы. За 22 года правления короля Людовика XI (1461—1483) одна лишь королевская талья, уплачивавшаяся преимущественно крестьянами, повысилась более чем в три раза. Налоги разоряли малоимущие слои деревни и тяжело ложились на крестьянство в целом. В конце XV в. трудолюбие крестьянства вернуло Франции известное изобилие в производстве пшеницы, вина, мяса и других продуктов, так что в урожайные годы зерно вывозилось в Англию, Нидерланды, Испанию и непрерывно рос экспорт высококачественных вин. Все это означало рост продуктивности именно крестьянского хозяйства.
    
   Города и торговля
   Даже в самые тяжелые годы войны ремесло находилось в несколько лучшем состоянии, чем сельское хозяйство. Защищенные крепкими стенами города не знали такого безудержного грабежа и разорения, которое выпало на долю деревни. Поэтому ремесло возродилось быстрее; к тому же Людовик XI, стремясь к развитию экономики страны, покровительствовал городам и особенно поощрял такие отрасли производства, как шелкоткачество, металлургия и металлообработка, книгопечатание, изготовление стекла, легких шерстяных тканей (более дешевых, чем сукно) и др. Он предоставлял различные льготы и привилегии ремесленникам и купцам, выписывал специалистов из Германии и Италии. В его экономической политике, особенно в отношении таможенных тарифов, уже проступали черты будущего меркантилизма (государственного покровительства отечественной промышленности и торговле с целью привлечения в страну денег), но в основном она была направлена лишь на то, чтобы страна не тратила денег на ввоз изделий, а производила их сама. Людовик XI приложил много усилий для того, чтобы укрепить цеховую систему, главным образом из фискальных соображений, ибо звание мастера покупалось у короля. Он распространил эту систему на многие южные города, где до того господствовало свободное ремесло. Мастера имели в цехах полную власть, а подмастерья были поставлены в подчиненное и бесправное положение. Их объединения — компаньонажи — запрещались.
   Вторая половина XV в. была для Франции периодом расцвета ярмарок — общефранцузских, провинциальных, местных, игравших большую роль в развитии общенационального рынка. Обеспечивая постоянные торговые связи между отдельными частями страны, ярмарки способствовали развитию хозяйственной специализации провинций. Крупная оптовая торговля велась на лионских и нормандских (в Руане и Кане) ярмарках, затем товары перепродавались на ярмарках местного значения. Очень выросло значение Лиона как крупнейшего торгового центра, связывавшего северные области с южными,, средоточия итальянских и немецких банкиров. Наряду с иностранными банкирами начали действовать и французы. Еще при Карле VII крупные займы предоставлял правительству богатейший купец Жак Кёр, наживший огромное состояние на торговле с Левантом, на эксплуатации рудников и откупе налогов. Расцвела морская торговля, способствовавшая образованию крупных купеческих капиталов.
    
   Политическое объединение Франции
   В 30-х годах XV в. в связи с победами французской армии возобновился прерванный войной и длительной феодальной усобицей процесс укрепления центральной королевской власти, которая в ту пору явилась выразителем национального единства и государственного суверенитета. Принцы королевского дома, крупные сеньоры южных областей и особенно герцоги Бретонский и Бургундский, которые были полновластными государями в своих владениях, пытались протестовать против мероприятий Карла VII, направленных к умалению их прав. При Людовике XI дело дошло до вооруженной борьбы с королем. Принцы образовали так называемую Лигу общественного блага и провозгласили демагогическое требование уничтожения налогов с целью использовать недовольство городов и крестьянства усилением налогового гнета. Главой Лиги был герцог Бургундский Карл Смелый (1467—1477), чьи владения выросли за счет северных нидерландских провинций и областей по Рейну. Бургундские земли простирались с северо-востока Франции почти до Лиона и включали чисто французские области — Бургундию, Нивернэ, Пикардию.
   Лигу поддерживала часть среднего и мелкого дворянства, а также верхушка некоторых городов, находившихся на территории принцев. Большую роль во время войны Лиги сыграл Париж. Основная масса парижан была на стороне короля и не допустила вступления принцев в столицу, но большая часть духовенства, чиновничества и купечества прислушивалась к обещаниям Лиги вернуть им права, незадолго до того отобранные королем. Эта позиция верхов столицы заставила Людовика XI подписать в конце 1465 г. тяжелые условия мира и предоставить членам Лиги значительную свободу в их владениях. Король получил передышку и воспользовался ею для укрепления союза с городами и разъединения своих врагов. Он натравливал их друг на друга и затем расправлялся с каждым в отдельности. Но главная политическая задача заключалась в подчинении Карла Смелого. Она оказалась трудной и потребовала больших расходов и тонкой дипломатии, в которой Людовик XI был очень искусен.
   Потерпев неудачу в военных действиях против Карла Смелого, Людовик XI перешел к политике поддержки его врагов — лотаринг-цев и швейцарцев, страдавших от агрессии герцога Бургундского. Король поддерживал также города Фландрии, восставшие против Карла Смелого. Гибель герцога в 1477 г. в битве при Нанси (в Лотарингии) позволила Людовику XI воссоединить с Францией Пикардию, Нивернэ и герцогство Бургундское (т. е. западную половину Бургундии). Графство Бургундское (Франш-Конте) и Нидерланды остались у дочери Карла Смелого Марии, вышедшей замуж за Максимилиана Габсбурга, сына германского императора. Эти владения послужили впоследствии основой для формирования фамильных владений Габсбургов.
   В 1481 г. к Франции был присоединен Прованс с крупнейшим средиземноморским портом Марселем, игравшим большую роль в торговле французских купцов с Левантом, Италией, Испанией и северным побережьем Африки. В итоге к концу правления Людовика XI объединение страны в единое государство с крепкой центральной властью было в основном завершено. Уже после смерти Людовика XI (в 1491 г.) в результате брака Карла VIII и Анны Бретонской к Франции была присоединена Бретань (но окончательно она вошла в состав Франции в следующем столетии). Вне французских границ в конце XV в. оставались Лотарингия, Франш-Конте, Руссильон и Савойя, присоединение которых растянулось до середины XIX в. Значительно продвинулся, хотя еще далеко не завершился, процесс слияния двух народностей. В XIV—XV вв. в Северной Франции сложился на основе парижского диалекта единый язык, развившийся затем в современный общефранцузский язык; однако на юге продолжали существовать местные диалекты провансальского языка. Все же в XVI век Франция вступила как крупнейшее из централизованных государств Западной Европы с развивающимися экономическими связями, богатыми городами и растущей культурной общностью.

 
< Пред.   След. >