YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow § 1. Англия в XI-XII вв.
§ 1. Англия в XI-XII вв.

§ 1. Англия в XI-XII вв.

   Нормандское завоевание
   К середине XI в. в Англии в основном уже господствовали феодальные порядки, но процесс феодализации еще не завершился. Значительная часть крестьян, особенно на северо-востоке страны, в области “датского права” (“Денло”), оставалась свободной, а феодально зависимые держатели земли еще не слились в единый слой крепостных. Феодальное поместье и феодальная иерархия еще не приняли законченной формы и не получили повсеместного распространения.
   Завершение процесса феодализации в Англии было связано с нормандским завоеванием второй половины XI в. Во главе завоевателей стоял герцог Нормандии Вильгельм. Стремление к захвату добычи, к приобретению новых поместий и крепостных сплотило вокруг него не только феодалов Нормандии, но и множество рыцарей из других областей Франции и даже из Италии. Поводом для похода на Англию явились претензии герцога на английский престол, основанные на родстве Вильгельма с умершим в 1066 г. английским королем Эдуардом Исповедником. Притязания Вильгельма поддержал папа.
   В сентябре 1066 г., переплыв Ла-Манш, Вильгельм высадился со своим войском на юге Англии. Рыцарская конница и пехота нормандского герцога были более многочисленны и лучше вооружены, чем войско нового, избранного уитенагемотом после смерти Эдуарда, англосаксонского короля Гарольда, состоявшее из его личной дружины и наспех собранного крестьянского ополчения. Крупные феодалы — эрлы Средней и Северо-Восточной Англии — не оказали Гарольду необходимой помощи. В решающей битве близ Гастингса в октябре 1066 г., несмотря на упорное и мужественное сопротивление, англосаксы потерпели полное поражение. Гарольд пал в бою, а Вильгельм, захватив Лондон, стал королем Англии — Вильгельмом I Завоевателем (1066-1087).
   Но ему и нормандским баронам понадобилось несколько лет, чтобы подчинить себе всю страну. В ответ на массовые конфискации земли у англосаксов, сопровождавшиеся закрепощением сохранивших еще свободу крестьян, вспыхнул ряд восстаний. Наиболее крупные крестьянские восстания произошли в 1069 и 1071 гг. па севере и северо-востоке страны — в “Денло”. Завоеватели свирепо расправлялись с восставшими крестьянами, сжигали целые деревни, убивали жителей. Цветущая Йоркская долина и большая часть графства Дарем — основные районы восстания — были превращены в пустыню и в течение нескольких десятилетий оставались почти необитаемыми. После окончательного покорения страны почти все земельные владения англосаксонской знати были отняты и отданы завоевателям. Лишь Низший слой англосаксонских феодалов — мелкопоместные землевладельцы — сохранили в большинстве свои держания, но должны были подчиниться нормандским “баронам”, как стали теперь называть в Англии крупных феодалов. Средние и мелкие феодалы и тогда, и позднее назывались в Англии рыцарями. На высших церковных должностях, как и в светской администрации, англосаксы были заменены нормандцами — выходцами из Франции.
   Таким образом, в результате завоевания почти целиком обновилась верхушка господствующего класса.
   Раздача земли производилась постепенно, по мере ее конфискации, и в руки нормандских баронов попадали земли, находившиеся в различных графствах Англии. В результате владения многих баронов, хотя и были обширными, но оказались разбросанными, что препятствовало образованию в Англии крупных территориальных княжеств, независимых от королевской власти. Около одной седьмой части всех возделываемых земель Вильгельм оставил себе в качестве “домена короны”. В состав его вошла и значительная часть лесов, превращенных в охотничьи заповедники. Крестьянам, осмелившимся охотиться в королевском лесу, грозило страшное наказание — им выкалывали глаза.
   В домене короля находилось и большинство городов. Обладание громадными материальными ресурсами являлось одним из существенных условий сильной королевской власти в Англии.
    
   “Книга Страшного суда”
   Важное значение в укреплении феодальных порядков в Англии имела земельная перепись, произведенная Вильгельмом в 1086 г. Ее результаты, записанные на пергаменте, получили в народе название “Книга Страшного суда” (“Domesday book”). Она была названа так, видимо, потому, что лица, дававшие сведения для ее составления, обязывались под страхом наказания говорить, ничего не утаивая, как на “страшном суде”, которым, по церковному учению, должно было завершиться существование мира.
   В “Книге Страшного суда” было подробно записано, какие земельные владения в каждом графстве принадлежат королю, какие — духовным и светским сеньорам, каким количеством вассалов (рыцарей-ленников) располагает каждый из баронов, сколько в каждом маноре (т. е. вотчине) числится гайд (в это время — уже фискальных единиц), сколько плугов земли (земельных наделов), сколько плуговых упряжек (т. е. рабочего скота, волов) на господской земле и у крестьян, сколько крестьян разных категорий. Указывалась также приблизительная доходность поместья в деньгах. Перепись преследовала в основном две цели: во-первых, король хотел точно знать размеры землевладения и доходы каждого из своих вассалов для того, чтобы требовать от них определенной службы; во-вторых, король стремился получить точные сведения для обложения населения денежным налогом.
   Перепись ускорила закрепощение крестьян, так как многие из свободных крестьян были занесены в “Книге Страшного суда” в разряд вилланов. В XI в. в Англии термин “виллан” (буквальный смысл его — поселянин, сельский житель) имел еще довольно широкое и неопределенное значение. Как правило им обозначались крестьяне, находившиеся уже в поземельной зависимости и платившие феодальную ренту, а чаще всего выполнявшие барщину. Со второй половины XII в. виллан в Англии, в отличие от Франции, где вилланами называли лично свободных крестьян, — это крепостной. Нормандское завоевание привело, таким образом, к ухудшению положения крестьян и содействовало окончательному оформлению в Англии феодальных порядков.
    
   Аграрный строй и положение крестьянства
   В XI — начале XII в. население Англии, по данным “Книги Страшного суда”, составляло около 1,5 млн. человек; из них громадное большинство (не менее 95%) жило в деревне. Преобладающим занятием населения было земледелие с характерной для Англии, где долго сохранялась сельская община, системой открытых полей, выпасом по жнивью, чересполосицей и принудительным севооборотом. На северо-востоке, главным образом в Йоркшире и Линкольншире, а также на западе, в Глостершире (возвышенность Котсуолд), на восточных склонах Пеннинских гор и в южной части Оксфордшира (Чилтернские холмы) значительное распространение получило овцеводство. Шерсть уже в это время была важным предметом торговли. Вывозили ее преимущественно во Фландрию, где фламандские ремесленники вырабатывали из нее сукна, пользовавшиеся спросом в различных странах Европы.
   После нормандского завоевания английская феодальная вотчина (манор), начавшая складываться еще в англосаксонский период, принимает законченную форму, подчинив себе ранее свободную сельскую общину, превратив ее в крепостную. Хозяйство манора основывалось главным образом на барщинном труде зависимых крестьян. В хозяйственный распорядок общины включились не только наделы зависимых крестьян-держателей (вилланов и др.), но и господские земли (домен) и земли еще сохранившегося слоя свободных крестьян. Преобладающим типом вотчины в Англии XI—XII вв. был манор с доменом, вилланами и свободными держателями, но было и немало маноров, значительно отличавшихся от этого типа. Манор XI—XII вв. оставался в основном натурально-хозяйственной организацией.
   Основную часть крестьянства, по данным “Книги Страшного суда”, составляли вилланы, имевшие полный надел земли — вирхаху. (30 акров), или часть надела, а также долю участия в общинных выпасах и лугах; они выполняли барщину, платили натуральные и денежные платежи в пользу лорда. В “Книге Страшного суда” указаны также бордарии — зависимые крестьяне с наделом, значительно меньшим, чем у виллана (обычно от 7 до 15 акров). Помимо вилланов и бордариев в английской деревне XI—XII вв. имелись коттарии (позднее коттеры)—зависимые крестьяне, держатели мелких земельных клочков — обычно в 2—3 ащт усадебной земли. Они работали на лорда и добывали средства к существованию дополнительными занятиями (коттарии были пастухами, сельскими кузнецами, колесниками, плотниками и т.п.). Самую низшую категорию зависимых крестьян составляли сервы. В основном это были дворовые люди, не имевшие, как правило, наделов и своего хозяйства и выполнявшие самые различные тяжелые работы в господской усадьбе и на господских полях.
   Свободное крестьянство не исчезло в Англии и после нормандского завоевания, хотя численность его значительно сократилась и правовое положение ухудшилось. Наличие в деревне, наряду с зависимыми, слоя лично свободных крестьян (фригольдеров), составляло одну из характерных особенностей аграрного развития Англии в средние века. Особенно много свободных крестьян сохранилось на северо-востоке страны — в “Денло”. Хотя свободный крестьянин был обязан уплачивать лорду обычно небольшую денежную ренту, выполнять некоторые относительно легкие повинности и подчиняться его юрисдикции, он не был прикреплен к земле и считался юридически свободной личностью.
   На протяжении XII в. различные категории зависимого крестьянства все больше превращаются в единую массу крепостных крестьян — вилланов, главной повинностью которых являлась барщина, обычно в размере трех, а иногда и более дней в неделю. Кроме того, виллан платил оброк отчасти продуктами, отчасти деньгами. Он часто подвергался произвольному обложению со стороны господина, уплачивая особый взнос при выдаче замуж дочерей (меркет), отдавал помещику лучшую голову скота при вступлении в наследство (гериот); он обязан был также соблюдать мельничный, пивоваренный и другие баналитеты. Росли и многочисленные церковные поборы, самым тяжелым из которых была десятина.
    
   Развитие городов
   Города начали возникать в Англии как центры ремесла и торговли в X—XI вв., еще до нормандского завоевания. “Книга Страшного суда” насчитывает до сотни городов, в которых жило около 5% всего населения. Основой городского развития, как и в других странах, были ремесло и торговля.
   В результате усиления политических связей Англии с Нормандией и другими французскими землями окрепли и расширились ее торговые связи. Значительную торговлю с континентом вел Лондон, игравший роль главного центра в этой торговле, а также Саутгемптон, Дувр, Сендвич, Ипсвич, Бостон и другие города. Предметами вывоза наряду с шерстью были свинец, олово, скот. Несколько позже (с конца XII — начала XIII в.) стали вывозить хлеб и кожи. Уже в XI и особенно в XII в. получили значительное распространение ярмарки (Винчестерская, Бостонская, Стамфордская, в Сент-Айвзе, в Йорке и др.), которые посещались купцами не только из Фландрии, но и из Италии, Германии и других стран. Большое место на этих ярмарках занимала торговля шерстью. Шерсть продавали и светские феодалы и особенно монастыри, а также некоторые крестьяне.
   С ростом городов как экономических центров постепенно формировалось сословие горожан. Как уже говорилось, большинство наиболее значительных городов было расположено на королевской земле, и их сеньором являлся сам король. Это обстоятельство крайне осложняло борьбу горожан за освобождение от сеньориальной власти, так как бороться с таким могущественным сеньором отдельным, даже крупным городам было не под силу. Поэтому ни один из английских городов не смог добиться права полного самоуправления типа французской коммуны; английские города вынуждены были довольствоваться лишь отдельными экономическими и финансовыми привилегиями и частичным самоуправлением.
   Освобождения от обременительных феодальных платежей они обычно добивались путем уплаты сеньору ежегодной фиксированной денежной суммы (так называемой фирмы) с правом горожан самим производить раскладку и сбор этих средств среди жителей. За деньги же они часто приобретали право самоуправления и суда, ограничивавшее вмешательство королевских или сеньориальных должностных лиц в дела городской общины. Города покупали также право иметь привилегированную корпорацию горожан (так называемую торговую гильдию), в которую обычно входили не только купцы, но и некоторые ремесленники. Хартии, оформлявшие добытые горожанами права и привилегии, имели в XII в. уже многие города. Однако пользоваться ими и участвовать в управлении городом могли лишь те, кто принимал участие в уплате “фирмы”, т. е. наиболее состоятельные горожане.
   В Лондоне, Линкольне, Йорке, Гантингдоне, Винчестере и других городах еще в конце XI — начале XII в. появляются собственно ремесленные гильдии (цехи), которые вступают в борьбу со стоявшей у власти городской верхушкой. Острые социальные противоречия между массой ремесленников и мелких торговцев, с одной стороны, и богатыми горожанами — с другой, в полную силу проявились в лондонском восстании 1196 г., возникшем на почве несправедливого распределения налогов представителями городской верхушки. Вo главе недовольных стоял Уильям Фиц-Осберт, прозванный Длиннобородым. Он открыто обличал лондонских богачей, обвинял их в стремлении “сохранить собственные карманы за счет бедных налогоплательщиков”. Движение было жестоко подавлено, Фиц-Осберт в девять его единомышленников были повешены.
    
   Особенности ленной системы политического развития страны. Значение нормандского завоевания.
   Новые крупные феодальные землевладельцы — нормандские бароны являлись непосредственными вассалами короля. Они обязаны были ему военной службой и значительными денежными платежами. Но Вильгельм требовал вассальной службы не только от баронов, но и от более мелких феодалов — рыцарей, являвшихся вассалами баронов. Все рыцари, чьими бы вассалами они ни были, обязаны были принести присягу в верности королю и по его требованию нести службу в королевском войске. С введением прямой вассальной зависимости всех феодальных землевладельцев от короля система вассалитета получила в Англии более законченный и более централизованный характер, чем на континенте, где обычно действовало правило: “Вассал моего вассала — не мой вассал”.
   Это своеобразие ленной системы в Англии наряду с наличием крупного королевского домена, включавшего богатые города, а также с отсутствием крупных территориальных княжеств сыграло существенную роль в том, что королевская власть в Англии уже в XI— начале XII в. была более сильной, чем в странах континента. Важную роль в усилении королевской власти в стране, особенно непосредственно после завоевания, сыграла также враждебность местного населения — крестьянства, а отчасти и мелкого англосаксонского рыцарства — к нормандским завоевателям, которая заставляла последних сплачиваться вокруг короля. После завоевания Вильгельм провел ряд мер, обеспечивших контроль за управлением. Во главе графств, на которые делилась Англия, были поставлены шерифы — назначаемые королем должностные лица, представители центральной власти на местах. Они ведали делами администрации и суда, сбором налогов и королевских доходов. Вместе с тем в организации местного управления королевская власть стремилась опереться на прежние учреждения англосаксов. Так, собрания свободных жителей сотен и графств использовались для распределения и взыскания налогов, для суда и правительственных расследований. Были сохранены и увеличены все налоги, введенные в англосаксонский период. В результате этого в руках короля оказался мощный административный аппарат, крупные военные и финансовые ресурсы.
   Таким образом, нормандское завоевание имело ряд важных последствий для истории Англии. Оно содействовало окончательному завершению процесса феодализации, начавшегося еще в англосаксонский период, привело к общему ухудшению положения английского крестьянства и к усилению его эксплуатации. Результатом нормандского завоевания было усиление связей Англии с континентом, расширение внешней и внутренней торговли, быстрый рост городов. Завоевание усилило королевскую власть, закрепило политическое единство страны и содействовало образованию в Англии относительно централизованного феодального государства.
    
   Развитие английского феодального государства в XII в.
   Усиление центральной власти продолжалось в Англии и в XII в. Теперь, когда факт завоевания уже не являлся определяющим, продолжение этого процесса обусловливалось сложившимся в стране соотношением сил.
   Укрепление феодального государства отвечало коренным интересам класса феодалов в целом, так как обеспечивало подавление сопротивления народных масс феодальному гнету. Нормандские бароны, для того чтобы удержать господство над враждебным англосаксонским населением, над закрепощаемым крестьянством, вынуждены были, по крайней мере на первых порах, поддерживать сильную королевскую власть. Правда, эта поддержка имела относительный и непостоянный характер. В дальнейшем, по мере укрепления их положения в стране, бароны нередко вступали в открытые конфликты с королевской властью. Однако у английских королей была и более постоянная поддержка. В борьбе с непокорными баронами они неизменно опирались на средних и мелких феодальных землевладельцев (рыцарство) как нормандского, так и англосаксонского происхождения. Сильная королевская власть ограждала рыцарей от крестьянских восстаний, обеспечивала возможность закрепощения и беспощадной эксплуатации крепостных и в то же время оберегала от земельных захватов и других посягательств на их права со стороны крупных феодалов.
   Постоянную поддержку королю оказывала также церковь, крупнейший в Англии феодальный землевладелец. Вильгельм не скупился на богатые пожалования церкви, во главе которой были поставлены его сподвижники — нормандцы. Он дал церкви ряд важных привилегий (особенно право иметь самостоятельные церковные суды, независимые от обычной судебной организации). Королевская власть охраняла права и имущество церкви от захватов светских феодалов.
   Поддерживали Вильгельма и горожане. Города, заинтересованные в укреплении внутренних экономических связей, нуждались в политической централизации страны. Поддержка таких значительных городов, как Лондон, Дувр, Норич, Ноттингем, имела важное значение для укрепления королевской власти. Наконец, в централизации государства было заинтересовано также свободное крестьянство, искавшее у короля защиты от феодалов, стремившихся к его закрепощению.
   Опираясь на эти слои населения, преемники Вильгельма Завоевателя еще более укрепили систему государственного управления, центром которой был королевский дворец. При Генрихе I (1100— 1135), младшем сыне Вильгельма, значительную роль в управлении государством стал играть постоянный королевский совет — королевская курия (curia regis), являвшаяся одновременно судебным, административным и финансовым органом. В нее входили некоторые крупные феодалы, королевские судьи и лица, ведавшие королевской канцелярией, казной и сбором налогов (юстициарий, канцлер, казначей и др.). Кроме того, важное значение приобрели разъездные королевские судьи, периодически посылаемые в графства для судебных расследований, податного обложения и сбора налогов, контроля над деятельностью королевских должностных лиц в графствах. При Генрихе I наряду с королевским казначейством возникла и “Палата шахматной доски” (название это было связано с системой подсчета денежных сумм. Столы в палате были разделены продольными линиями на несколько полос, по которым в определенном порядке раскладывались и передвигались стопки монет, что напоминало игру в шахматы), ведавшая сбором королевских доходов и проверкой отчетности шерифов. Как и судебное ведомство, она составляла часть королевской курии.
   После смерти Гещэиха-J (И35), не оставившего после себя сыновей, началась длительная борьба за престол между его дочерью Матильдой, бывшей замужем за французским графом, владельцем области Анжу, Жоффруа Плантагенетом, и племянником Генриха I Стефаном Блуаским. Пользуясь усобицей и ослаблением центральной власти, феодалы разоряли и грабили страну, особенно крестьянство и города. Феодальная анархия прекратилась лишь после заключения в 1153 г. соглашения между обеими враждующими сторонами, в силу которого после смерти Стефана престол должен был перейти к сыну Матильды — Генриху Плантагенету.
   В правление Генриха II Плантагенета (1154—1189) во владения английского короля входили кроме Англии обширные земли анжуйского дома во Франции — Анжу, Мэн, Турень, Пуату, а затем и Аквитания. Английским королям со времени Вильгельма Завоевателя принадлежала и Нормандия. Англия стала таким образом частью большой державы Плантагенетов.
   Опираясь на мелкое рыцарство и горожан, Генрих II беспощадно подавил пытавшихся продолжать смуты феодалов, распустив их отряды и срыв замки. Он сместил большую часть шерифов, принадлежавших к крупным землевладельцам, и стал назначать на эту должность менее знатных людей, всецело подчиненных королевской курии.
   Важную роль в укреплении централизации государства сыграли реформы Генриха П. Стремясь расширить компетенцию королевского суда за счет сеньориальных судов, он провел судебную реформу. Сущность ее заключалась в том, что каждый свободный человек мог за определенную плату получить разрешение перенести свое дело из любого вотчинного суда в королевский, где дело расследовалось через присяжных, тогда как в вотчинных судах судебный процесс осуществлялся по-прежнему с помощью “божьего суда”. (“Божий суд” — древняя форма судебного процесса, распространенная у германских народов еще до варварских вторжений. При этой системе виновность обвиняемого в уголовных делах определялась с помощью “ордалии” — испытания водой, каленым железом, кипятком и т. п. В имущественных, а частности земельных, тяжбах решение зависело от результатов “судебного поединка” между тяжущимися).
   Введение присяжных привлекло в королевский суд огромный приток судебных дел из сеньориальных курий. Падению влияния последних содействовало и то, что Генрих II изъял из их компетенции все тяжкие уголовные преступления и значительно ограничил их юрисдикцию по земельным искам. Королевская курия была признана высшим апелляционным судом для всех сеньориальных судов. От этой реформы выиграло прежде всего рыцарство, а также зажиточные свободные крестьяне и горожане. Подавляющего большинства населения страны — крепостного крестьянства — эта реформа не коснулась. Королевские суды не принимали иски вилланов против их господ; крепостные остались подсудны суду своего господина. Судебная реформа Генриха II отвечала классовым интересам феодалов. Усилив королевскую власть, оказав поддержку рыцарям и верхушке свободного крестьянства, она углубила пропасть между свободными и крепостными, оставила последних вне защиты королевских судов и тем содействовала ухудшению их юридического положения и усилению феодального гнета.
   Расширение судебных функций королевской курии увеличило доходы короля. Но широкие массы населения страдали от тяжелых штрафов, налагавшихся королевскими судами.
   В процессе судебной практики королевских судов стало постепенно вырабатываться так называемое общее право (common law) — единое для всей страны королевское право, которое постепенно вытесняло местное право, применявшееся в сеньориальных судах и судах сотен и графств. Генрих II провел также военную реформу. Она заключалась в том, что военная служба феодалов в пользу короля ограничивалась определенным, сравнительно небольшим сроком. Взамен остальной, а иногда и всей службы феодалы должны были уплачивать особую денежную сумму—“щитовые деньги”. На эти деньги король нанимал рыцарей, что уменьшало его зависимость от ополчения баронов. Кроме того, король предписывал, чтобы каждый свободный человек в соответствии с его имущественным положением имел определенное вооружение и по призыву короля должен был являться для участия в походе. Тем самым как бы восстанавливалось пришедшее в упадок старинное ополчение свободного крестьянства (англосаксонский “фирд”).
   Все эти реформы усиливали королевскую власть и содействовали централизации феодального государства.
   Неудачной оказалась попытка Генриха II поставить под контроль государства церковные суды. На этой почве он столкнулся с главой английской церкви, архиепископом Кентерберийским Томасом Бекетом. В ходе борьбы по негласному приказу короля Бекет был убит (1170). В дело вмешался папа, вынудивший Генриха II под угрозой отлучения принести публичное покаяние и отказаться от реформы церковных судов.
   Во второй половине XII в. началось завоевание Ирландии. К этому времени там только зарождался феодализм, еще силен был клановый строй и пережитки первобытнообщинных отношений. Английские бароны, используя междоусобную борьбу вождей ирландских кланов, предприняли в 1169—1170 гг. завоевательные походы в Ирландию. В 1171 г. сюда прибыл со своим войском и Генрих II. Одержав победу над ирландскими клановыми вождями, Генрих II вынудил их признать его “верховным правителем”. Английские бароны захватили часть ирландских земель в прибрежной юго-восточной части острова и образовали здесь укрепленный район, названный позже “Пэйл” (буквально — ограда, огороженная территория). Отсюда английские феодалы делали постоянные набеги на другие области Ирландии. Отнятые у ирландских кланов земли стали собственностью английских феодалов, а многие свободные члены этих кланов постепенно превращались в зависимых людей.
    
   Слияние нормандцев с англичанами
   Нормандцы и другие выходцы из Франции не сразу слились с коренным населением Англии. На протяжении XII в. короли нередко обращались в официальных актах к своим подданным как к “французам и англичанам”. Но к концу XII в. этнические и языковые различия между массой местного населения и нормандскими завоевателями фактически стерлись. Французский элемент влился в этнический состав складывавшейся английской народности. Разговорным языком основной массы населения крестьян, горожан и подавляющего большинства феодалов, особенно рыцарства, был английский язык. Лишь феодальная знать, представители королевской администрации, юристы пользовались не только английским языком, но и французским, который употреблялся наряду с латинским как официальный язык в государственных учреждениях.

 
< Пред.   След. >