YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow § 2. Англия в XIII в.
§ 2. Англия в XIII в.

§ 2. Англия в XIII в.

   Экономическое развитие
   В XIII в. в Англии совершенствуется земледелие, повсеместно утверждается трехполье. Расчистка леса и осушение болот привели к увеличению площади культивируемой земли и пастбищ; повысилась урожайность зерновых и других культур. С увеличением спроса на английскую шерсть, особенно во Фландрии, а также в Италии, связано дальнейшее развитие овцеводства. Продолжается процесс отделения города от деревни.
   К концу XIII в. в Англии насчитывается уже около 280 городских поселений. Соответственно возросло и городское население. Общий рост населения в стране к середине XIII в., особенно же рост городского населения, создавал постоянный спрос на продукты сельского хозяйства, благодаря чему цены на них, особенно на хлеб, стояли относительно высокие. Это стимулировало вовлечение в рыночные связи как помещичьего, так и крестьянского хозяйства. Уже в конце XII— начале XIII в. развиваются довольно прочные внутренние экономические связи. В качестве важнейшего центра общеанглийской торговли выдвигается столица Англи Лондон.
   Одна из важнейших особенностей экономического развития Англии в средние века — большая роль деревни в развитии внутренних связей. Быстрому развитию торговли внутри страны способствовала ранняя специализация сельскохозяйственных районов — одних на производстве хлеба (Южная, Центральная и Восточная Англия), других — на производстве мясо-молочных продуктов и шерсти (Западная, Северо-Западная и Северо-Восточная Англия). Расширение внутренних экономических связей стимулировалось также развитием внешней торговли, поскольку основу последней вплоть до конца XIV в. составлял вывоз продуктов сельского хозяйства: шерсти, хлеба, кожи.
   В XIII в. основной хозяйственной и социальной ячейкой английского общества оставалась феодальная вотчина — манор. Манориальная структура отличалась пестротой, сложностью и своеобразием местных вариантов. С конца XII в. манор теряет свою натурально-хозяйственную изолированность, активно втягивается в рыночные связи. В наиболее крупных, особенно церковных, вотчинах, располагавших большим количеством вилланов, под влиянием рыночных связей барщинно-крепостническая система не только не ослабевала, но еще более укреплялась. Стремясь выбросить на рынок побольше сельскохозяйственных продуктов, владельцы таких маноров усиленно расширяли домениальное хозяйство за счет общинных угодий и расчистки пустошей, стремились увеличить барщину, чтобы иметь рабочую силу для обработки домена. С этим была связана тенденция крупных феодалов воспрепятствовать личному освобождению вилланов и даже закрепостить еще сохранивших личную свободу и полусвободных крестьян.
   В то же время товарно-денежные отношения уже в XIII в. порождали в английской деревне новые явления, исподволь подрывавшие барщинно-крепостническую систему хозяйства. В более мелких манорах, где было меньше вилланов и где связь с рынком осуществлялась не только через домениальное, но и через крестьянское хозяйство, она приводила к коммутации ренты, т. е. к постепенной замене натуральных форм феодальной ренты денежной рентой. К концу XIII в. денежная рента уже преобладала в стране. Это в значительной степени освобождало крестьян от повседневного контроля феодала. Однако английские феодалы в отличие от французских, как правило, еще не отказывались от ведения домениального хозяйства. Те из феодалов, кто стал на путь коммутации вилланских барщин, наряду с трудом вилланов или вместо него начали применять труд наемных работников из числа многочисленных в Англии этого времени малоземельных крепостных и свободных крестьян (коттеров). Однако на всем протяжении этого столетия барщинно-крепостническая вотчина в Англии все же играла решающую роль в сельскохозяйственном производстве и в снабжении внутреннего и внешнего рынка продукцией.
   Так в английской деревне XIII в. наметились две противоположные тенденции — консервативная и прогрессивная.
    
   Обострение классовой борьбы в деревне
   Развитие товарно-денежных отношений в деревне в целом тяжело отразилось на широких массах крестьянства. С развитием рынка росли потребности феодалов. Часть феодалов удовлетворяла свое стремление к увеличению доходов путем повышения размеров барщины; другие — повышая под разными предлогами денежную ренту. Наступление на крестьян шло также по линии захвата феодалами части земель, находившихся в общинном пользовании.
   Коммутация ренты ускорила и углубила начавшееся задолго до XIII в. расслоение крестьянства. Среди вилланов выделилась небольшая зажиточная верхушка, богатевшая на торговле. Отдельные представители этой группы получали возможность выкупиться на волю. Напротив, многие средние и мелкие крестьяне беднели, будучи не в состоянии уплачивать в срок повышавшуюся денежную ренту. Среди вилланов росло количество малоземельных крестьян — коттеров, вынужденных работать по найму у своих же или чужих лордов. Еще быстрее шло расслоение свободного крестьянства: в их среде резко обозначились зажиточная крестьянская верхушка, которая по своему социальному положению примыкала к низшим слоям класса феодалов и являлась одним из резервов его пополнения, и основная масса мелких фригольдеров, часто настолько бедных, что они не могли пользоваться привилегиями своего свободного статуса. Тяжелый гнет, лежавший на основной массе английского крестьянства, углублялся по мере роста государственных налогов, которыми облагались и свободные крестьяне, и вилланы.
   На усиление эксплуатации крестьянство отвечало сопротивлением. В XIII в. оно носило в основном локальный характер. Вилланы и свободные крестьяне сообща, нередко с оружием в руках разрушали изгороди, поставленные лордами на общинных землях. Целые деревни отказывались от уплаты повышенных рент и выполнения ненавистных дополнительных барщин, пытались искать правосудия в королевских судах, а иногда оказывали вооруженное сопротивление не только своему лорду или его управляющему, но и королевским чиновникам, пытавшимся принудить их к покорности. Во всех выступлениях крестьян большую роль играла община, сохранявшаяся почти повсеместно в виде крепостной общины.
   Протест вилланов против феодального гнета в XIII в., как и в XII в., выражался также в побегах в города и в леса, куда от преследований феодалов часто уходили и свободные крестьяне.
    
   Особенности социального развития класса феодалов
   Под воздействием товарно-денежных отношений различия, существовавшие со времен нормандского завоевания между крупными феодалами — баронами и мелкими — рыцарями, в XIII в. еще более углубились. Они определялись теперь не только размерами их владений и доходов, но и характером их хозяйственной деятельности и их политической позицией.
   В XIII в. особенно интенсивно втягивались в товарно-денежные отношения рыцари. В их поместьях преобладала денежная рента, кое-где применялся уже наемный труд. Английское рыцарство все более теряло характер военного сословия и превращалось в сельских хозяев. Общая заинтересованность в развитии внутреннего рынка, в ограничении произвола крупных феодалов и уменьшении королевских поборов, в дальнейшей централизации государства сближала этот слой феодалов с горожанами и с верхушкой свободного крестьянства.
   Благодаря этому класс феодалов в целом не превратился в Англии в замкнутое сословие, подобно дворянству во Франции и в Германии. Каждый свободный собственник земли, каково бы ни было его происхождение, при наличии определенного годового дохода (в 20, а позднее в 40 фунтов) обязан был принять звание рыцаря и войти в состав дворянства.
   Напротив, бароны, а также прелаты, составлявшие вместе замкнутую группу феодальной аристократии, даже если они втягивались в рыночные связи, держались за барщинные методы эксплуатации, упорно отстаивали свои сословные привилегии.
    
   Развитие городов
   В XIII в. заметно возросла экономическая и социально-политическая роль английских городов. Большую роль в их экономической и политической жизни начинает играть купечество.
   Города становятся крупными центрами накопления богатств: вх доля в общегосударственных налогах все более повышается. Это заставляет королевскую власть в какой-то мере считаться с их интересами, поэтому увеличивается число городов, имеющих хартии. Если к началу XIII в. хартии имели 80 наиболее крупных городов, то на протяжении XIII в. различные привилегии получили еще 113 городов. Горожане окончательно оформляются в единое сословие, которое обычно выступает как политический союзник королевской власти. Но рост государственного обложения вызывал сильное недовольство горожан. Это, как и их экономические и политические интересы в целом, сближало позиции горожан с позицией рыцарства и верхушки свободного крестьянства.
   С начала XIII в. в городах заметно обостряются социальные противоречия. Городская верхушка крупных городов, состоящая из городских землевладельцев, наиболее богатых купцов и ростовщиков, захвативших городское управление и финансы, разными способами притесняет и эксплуатирует основную массу городских ремесленников и мелких торговцев, а также городскую бедноту — плебейские массы. Жизнь английских городов во второй половине XIII в. наполнена борьбой между ремесленной массой и городской олигархией за право участия в управлении городом.
    
   Основные направления политического развития Англии в XIII в.
   Политическое развитие Англии в XIII в., но мере укрепления внутренних экономических связей, шло в направлении дальнейшей централизации феодального государства. В ней в той или иной степени был заинтересован класс феодалов в целом — чтобы держать в повиновении эксплуатируемые массы, а также рыцарство, городское сословие и верхушка свободного крестьянства — для обуздания баронской вольницы. Процесс централизации государства, происходивший в атмосфере обострения классовой борьбы в деревне, социальных конфликтов в городах и противоречий в среде самих феодалов, сопровождался длительной политической борьбой, которая иногда приводила к вооруженным конфликтам.
   Первый этап политической борьбы XIII в. падает на время правления короля Иоанна, прозванного Безземельным (1199—1216), — младшего сына Генриха II. Иоанн использовал унаследованный им от отца сильный государственный аппарат для нажима на все слои населения. Произвольными конфискациями земель, арестами и казнями неугодных ему магнатов, постоянными нарушениями феодальных обычаев он возбудил против себя оппозицию баронов. Раздражали их также слишком частые и чрезмерные требования субсидий и “щитовых денег” в связи с неудачными войнами Иоанна во Франции, в которых они совершенно не были заинтересованы. Баронов поддерживала церковь, недовольная вмешательством короля в церковные выборы и его бесконечными поборами. Лишь небольшая часть крупных феодалов, близких к королевскому двору и находившихся в особо привилегированном положении, была на его стороне.
   В отличие от всех предшествующих столкновений короля с баронами в лагере последних оказались на этот раз и те слои населения, которые раньше всегда поддерживали короля против баронов, — рыцарство и горожане. К поддержке баронов их побудили произвол королевской администрации и бесконечные поборы, особенно с городов. Неудачная внешняя политика Иоанна еще более усилила всеобщее недовольство. В войне 1202—1204 гг. французский король Филипп II Август захватил ряд владений Иоанна во Франции: Нормандию, Анжу, Мэн, Турень, часть Пуату. Поражение Иоанна и его союзников в битвах при Ларош-о-Муане и Бувине положило конец его попыткам вернуть эти земли. Еще до этого (в 1207 г.) Иоанн вступил в длительный конфликт с папой Иннокентием III из-за того, что тот без согласия короля назначил архиепископом Кентерберийским Стефана Ленгтона.
   В 1212 г. папа издал буллу о лишении Иоанна престола и передал права на английскую корону французскому королю Филиппу II. Опасаясь восстаний своих подданных, Иоанн в 1213 г. капитулировал перед папой, признал себя его вассалом и обязался ежегодно выплачивать папе 1000 марок серебром. Этот позорный акт еще больше усилил оппозицию. Весной 1215 г. бароны при поддержке рыцарства и горожан начали войну против короля. Лондонцы открыли им ворота столицы. Король был вынужден подчиниться требованиям восставших баронов и 15 июня 1215 г. подписал так называемую Великую хартию вольностей.
    
   Великая хартия вольностей
   Большинство статей Великой хартии вольностей (Magna Carta Libertatum) отражало интересы баронов и церковных феодалов. Король обязался соблюдать свободу церковных выборов; обещал не брать со-своих непосредственных вассалов больших поборов, чем установлено обычаем. Он обязался не собирать со своих непосредственных держателей феодального вспомоществования и “щитовых денег” без согласия “общего совета королевства”. В состав этого совета должны были входить непосредственные держатели короля, т. е. в основном те же бароны. Баронов в отличие от представителей всех других сословий могли судить только люди равного с ними звания — пэры. Король обязался не арестовывать баронов, не лишать их имущества, не объявлять их вне закона без законного приговора пэров. Отменялось утвердившееся после реформы Генриха II право короля вмешиваться в юрисдикцию сеньориальных судов. Наконец, для наблюдения над выполнением хартии избирался комитет в составе 25 баронов, который в случае нарушения хартии королем мог начать против него войну.
   Значительно меньше хартия дала рыцарству и верхушке свободного крестьянства. Баронам и королю запрещалось требовать с держателей рыцарских феодов больше служб и феодальных платежей, чем полагалось. Всем свободным людям была обещана защита от злоупотреблений королевских чиновников и чрезмерных штрафов; для них Великая хартия сохраняла судебные порядки, введенные Генрихом II. Еще меньше, чем рыцари, получили города. Хартия только подтвердила неприкосновенность уже существующих вольностей Лондона и других городов, но не ограничила права короны собирать с них особенно ненавистный для горожан побор — талью (tallagium). Было установлено единство мер и весов. Хартия разрешила свободный въезд и пребывание в Англии иностранных купцов. Эта мера, хотя и способствовала развитию внешней торговли, была невыгодна горожанам, так как нарушала их монополию. Основной массе английского народа — вилланам — Великая хартия не дала никаких прав. Хартия лишь еще раз подчеркнула их полное бесправие в феодальном государстве.
   Некоторые постановления хартии были прямым проявлением феодальной реакции; вместе с тем Великая хартия имела для своего времени и известное прогрессивное значение. Она ограничивала королевский произвол не только в отношении баронов, но также рыцарства и горожан — социальных слоев, которые в ту эпоху являлись носителями прогрессивных тенденций в экономическом развитии страны, и ограждала эти слои от притеснений крупных феодалов.
   Великая хартия не была осуществлена на практике. Иоанн, заручившись поддержкой папы, объявившего баронов бунтовщиками, отказался ее соблюдать. Началась война, в разгар которой Иоанн умер, и бароны признали королем его малолетнего сына Генриха III (1216-1272).
    
   Установление баронское олигархии
   В правление этого короля разыгрался новый, еще более крупный политический конфликт, начавшийся в 1258 г. Бесконечными поборами, щедрыми пожалованиями земель и доходов родственникам — французам и провансальцам, дружбой с папой, которому он позволял обирать Англию, Генрих III вызвал всеобщее недовольство. Как и в 1215 г., бароны, стремившиеся контролировать короля, нашли себе временных союзников в лице рыцарства, а также городов.
   Когда весной 1258 г. Генрих III потребовал у баронов на военную авантюру в Италии, в которую его втянул папа Иннокентий IV,треть всех доходов страны, произошел взрыв всеобщего недовольства. Бароны, явившись вооруженными к королю, потребовалипроведения политических реформ. Король вынужден был уступить. В июне 1258 г. в Оксфорде собрался совет магнатов, названный впоследствии “бешеным”, который утвердил “Оксфордские провизии”, установившие в стране режим баронской олигархии. Всю власть они передавали совету 15 баронов, без согласия которых король не мог принимать никаких решений. Кроме того, бароны избрали 12 человек, которые собирались трижды в год и вместе с советом 15-ти обсуждали государственные дела.
   Бесконтрольное хозяйничание баронов не удовлетворяло их союзников — рыцарей и города. В рядах оппозиции произошел раскол. В 1259 г. рыцари выдвинули ряд самостоятельных политических требований. При поддержке наиболее дальновидной части баронов во главе с Симоном де Монфором, графом Лестерским, были приняты “Вестминстерские провизии”, защищавшие рыцарство и верхушку свободного крестьянства от произвола крупных феодалов. Однако большая часть баронов держалась олигархической программы.
    
   Гражданская война 1263-1267 гг.
   Рассчитывая на противоречия в лагере оппозиции, Генрих III отказался соблюдать “Оксфордские провизии”, и в 1263 г. началась гражданская война. Во главе оппозиции стал Симон де Монфор, который опирался не только на баронов, но и на широкие слои рыцарей, свободных крестьян и городского населения. Во многих городах в результате ожесточенной внутренней борьбы было свергнуто господство купеческой олигархии. Средние и низшие слои горожан активно поддерживали Монфора. Лондонцы прислали на помощь Монфору 15-тысячное ополчение. В битве при Льюс (1264) королевская армия была разбита, Генрих III и его старший сын Эдуард попали в плен. Монфор стал фактическим правителем Англии. Не доверяя баронам, он управлял страной, опираясь на рыцарство и верные ему города.
   В январе 1265 г. Монфор впервые созвал собрание, на которое кроме крупнейших прелатов и баронов пригласил по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от наиболее значительных городов. Это было началом английского парламента.
   Победа над королем привела к расширению и углублению гражданской войны. В движение включились массы фригольдеров, а кое-где и вилланы. Крестьяне громили поместья сторонников короля, отнимали у них огороженные ими общинные угодья, отказывались от выполнения повинностей. Страх перед народным движением заставил баронов искать соглашения с королем. Когда принц Эдуард бежал из плена, большая часть баронов присоединилась к нему. В битве при Ившеме (1265) войска Монфора были разбиты, а сам он убит.
   Массовые конфискации земель у сторонников Симона де Монфора, проведенные Генрихом III, вызвали их вооруженное сопротивление, активную роль в котором играло свободное крестьянство. Испуганные широким размахом народных движений борющиеся группировки господствующего класса пошли на взаимные уступки и помогли королю в 1267 г. подавить это движение. Власть Генриха III была окончательно восстановлена. Однако и король и бароны убедились в невозможности держать в повиновении народные массы без поддержки рыцарства и состоятельных горожан. Поэтому результатом гражданской войны явилось возникновение сословного представительства — парламента, в котором наряду с баронами заседали депутаты рыцарства и городов.
    
   Английский парламент в XIII—XIV вв. Возникновение сословной монархии
   Парламент окончательно сложился в правление Эдуарда I (1272—1307). С этого времени английское феодальное государство приобретает форму сословной монархии. Создание парламента еще более укрепило феодальное государство, сплотило все эксплуататорские группы. Опираясь на парламент, король энергично проводил антикрестьянскую политику. В то же время он, стремясь подорвать опасное для королевской власти политическое влияние светской и духовной аристократии, провел проверку и частично отменил судебные привилегии крупных феодалов, запретил церковным учреждениям приобретать земли без разрешения короля. Эдуард I и его преемники нуждались в парламенте, так как видели в нем противовес крупным феодалам. Парламент давал возможность королю больше опираться на рыцарство и городскую верхушку. Даже субсидии королю, утвержденные парламентом, легче собирались и давали большие суммы, чем прежние произвольные поборы.
   По своей структуре английский парламент отличался от французских Генеральных штатов. В него приглашались личными королевскими письмами архиепископы, епископы, аббаты крупнейших монастырей и бароны. Кроме того, туда вызывались по два рыцаря от каждого графства и по два горожанина от наиболее крупных городов. Рыцари и городские представители избирались на местных собраниях в графствах и в городах наиболее зажиточными людьми. Массы свободного крестьянства и городская беднота не были представлены в парламенте. Вилланам прямо запрещалось участвовать в выборах.
   Король договаривался с парламентом относительно обложения населения налогами. Эдуард I пытался иногда собирать налоги и повышать пошлины и без согласия парламента. Своими вымогательствами он вызвал недовольство рыцарства и горожан, которых поддержали и бароны. В 1297 г. под угрозой нового конфликта Эдуард I издал “Подтверждение хартии”, официально утвердившее право парламента участвовать в установлении налогов. Разумеется, основная масса налогоплательщиков — крестьянство и трудящиеся города, не имевшие представительства в парламенте, — никакого участия в этом не принимали.
   В первой половине XIV в. парламент стал делиться на две палаты: верхнюю — палату лордов, где заседали прелаты и бароны, и нижнюю — палату общин, где заседали рыцари и представители городов: вместе они имели численный перевес над баронами. Прочный союз рыцарства и городской верхушки в парламенте обеспечил им большее политическое влияние по сравнению с сословно-представи-тельными собраниями других стран, в частности с Генеральными штатами Франции. В XIV в. помимо права устанавливать налоги парламент приобрел право участвовать в издании статутов (законов), которые обычно принимались королем и палатой лордов по петиции палаты общин.
   Многие буржуазные историки, особенно английские и американские, восхваляют английский парламент как якобы “надклассовый” орган народного представительства. В действительности же английский парламент, как и всякое средневековое сословно-представитель-ное собрание, стоял всецело на службе класса феодалов и отчасти городской верхушки и ничего общего не имел с “народоправством”. Несмотря на отдельные столкновения с королем, в целом парламент не столько органичивал его действия, сколько подкреплял их своим авторитетом. В частности, парламент активно поддерживал все антикрестьянские мероприятия феодального государства.
   Возникновение парламента и сословной монархии отразило успехи политической централизации Англии и, в частности, факт складывания в стране общегосударственных сословных групп — баронов, рыцарства и горожан. В свою очередь, парламент своим возникновением способствовал дальнейшему укреплению феодального государства. Являясь орудием господствующего класса, парламент все же играл в Англии XIII—XIV вв. прогрессивную роль, поскольку он ограничивал политические притязания наиболее реакционного слоя феодалов — баронства — и направлял политику короля в интересах более передовых слоев общества того времени — рыцарства и верхушки горожан. Допущение в парламент городских представителей означало официальное признание определенных прав и возросшего значения городского сословия.
    
   Захватнические войны Англии в Уэльсе, Шотландии и Ирландии
   В интересах феодалов Эдуард I и его преемники вели активные завоевательные войны. В 1282—1283 гг. Эдуарду I удалось завоевать и присоединить к Англии Уэльс. Земли уэльских феодалов он раздал своим баронам. Его попытки завоевать Шотландию после смерти ее короля Александра III (1286), который не оставил наследников, не увенчались успехом. Вначале при поддержке части крупных шотландских феодалов король добился присоединения Шотландии к Англии, но затем, в 1297 г., там вспыхнуло восстание крестьян и горожан под руководством Уильяма Уоллеса, а в 1306 г. началась всеобщая война за независимость, в которой приняло участие также шотландское рыцарство. Борьбу шотландцев возглавил Роберт Брюс. Война окончилась в 1314 г. победой шотландцев, когорым удалось отстоять политическую самостоятельность своей страны.
   В Ирландии англичане предпринимали дальнейшие попытки к расширению захваченной в XII в. территории. При этом король стремился подчинить своей власти пользовавшихся большой самостоятельностью английских баронов Пэйла, которые к этому времени в значительной степени смешались с местной клановой знатью и составили слой могущественной и сепаратистски настроенной англоирландской аристократии, отстаивавшей политическую автономию Пэйла.

 
< Пред.   След. >