YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow § 1. Италия в XI-XII вв.
§ 1. Италия в XI-XII вв.

§ 1. Италия в XI-XII вв.

   Города Северной и Средней Италии
   Главной особенностью Северной Италии и Тосканы было более раннее и гораздо более быстрое развитие городов, чем в других странах средневековой Европы. В XI—XII вв. в городах этого района развивалось ремесло: в Сиене, Пизе, Флоренции, Пьяченце, Милане производились сукна, в Кремоне — лькяные, в Лукке — шелковые ткани; в Венеции, Генуе, Пизе строили корабли; венецианские изделия из стекла славились далеко за пределами города; в Тоскане и Ломбардии добывалось железо; Милан был известен выделкой различных видов оружия и металлических кард (гребней для чесания шерсти). Развитию ремесла, в частности строительного дела, способствовала необходимость создания городских укреплений. Ремесленники итальянских городов, как и повсюду в Западной Европе, были объединены в цехи. В XII— XIII вв. корпорации ремесленников создаются в большинстве городов Северной и во многих городах Средней Италии. Так, в Милане в конце XII в. возник союз ремесленных корпораций — “Креденца св. Амвросия”; во Флоренции оформляются несколько ремесленных цехов: цех “Лана”, объединявший ремесленников, вырабатывавших шерстяные ткани из привозного сырья, цех “Калимала”, в который входили суконщики, занимавшиеся переработкой и улучшением грубых французских и немецких сукон. На базе ремесленного производства в городах развивается торговля, перерастающая рамки местного значения. Например, в Милане кроме обычного ежедневного рынка четырежды в год собирались ярмарки, на которые приезжали купцы из других итальянских и европейских городов; здесь торговали оружием, сукнами, восточными товарами. Венеция в XII в. стала главным посредником в торговле между Адриатикой и Ломбардией; город видел у себя многочисленных купцов из городов Паданской равнины, Тосканы, Эмилии, а немецкие купцы имели в нем свое подворье (фондако). В Ферраре ярмарки проходили дважды в год; сюда съезжались купцы из Ломбардии, Тосканы, а также из Франции и Германии.
   В XI—XII вв. расширились и выросли международные экономические связи итальянских городов: Генуя укрепилась в Каталонии и Провансе и имела свои колонии в Северной Африке; Пиза располагала целыми кварталами в городах Южной Франции, на Корсике и Сардинии; Венеция подчинила себе некоторые города и земли на Далматинском берегу Адриатического моря. Развитию торговли способствовало освобождение морей, омывающих Италию, от господства византийцев и арабов, а также крестовые походы. В результате крестовых походов Венеция, Генуя, Пиза, Анкона установили постоянные торговые связи с Ближним Востоком (Левантом), где они основали многочисленные фактории. Они привозили оттуда перец и другие пряности, хлопок, красители для шерсти и сукна и вывозили хлеб, скот, металлические изделия. Левантийская посредническая торговля приносила итальянским городам баснословные прибыли. В Северной и Средней Италии уже в начале XII в. города становятся ведущей экономической силой.
    
   Борьба городов с сеньорами в Северной и Средней Италии
   Однако у городов был враг — феодальные сеньоры. В Италии ими, как правило, были епископы. Их положение укрепилось еще больше в связи с походами в Италию Оттона I, который предоставил епископам широкие привилегии: право суда, административного управления, сбора таможенных и рыночных пошлин, чеканки монеты и т. п. Вся политическая и экономическая жизнь города находилась под контролем епископа — сеньора. Такое положение тормозило дальнейшее развитие городов, сковывало производительные силы. Торгово-ремесленное население городов — пополаны (от popolo — народ), — значительно усилившееся в XI—XII вв., вступает в борьбу со своими сеньорами. Первые вспышки этой борьбы относятся еще к IX—X вв., но наибольшего размаха она достигает в XI в. Как и в Германии, в этой борьбе у итальянских городов не было союзника в лице королевской власти, поскольку Северная Италия не являлась самостоятельным королевством, а власть германского императора оставалась здесь чисто номинальной. Но горожане часто вступали в союз с мелкими феодалами — вальвассорами, которые нередко имели отношение к торговле и были заинтересованы в ослаблении власти крупных феодалов; будучи профессиональными военными, вальвассоры способствовали успешной борьбе горожан против сеньоров. Они участвовали, например, в восстании горожан Милана в 1035 г., а в 1042 г. в союзе с ними миланским горожанам после ожесточенной борьбы удалось изгнать из города своего сеньора — архиепископа — вместе с поддерживающей его феодальной знатью (капитанами). В 1044 г. архиепископ потерпел окончательное поражение и Милан получил самостоятельность.
   Борьба городов с сеньорами шла с переменным успехом. Однако в конечном итоге сеньоры вынуждены были постепенно уступать горожанам. Сначала горожане добивались введения своих представителей в епископский совет и в епископский суд, а затем нередко получали от сеньоров грамоты, подтверждающие политическую самостоятельность города. С начала XI в. до начала XII в. такие грамоты получили Мантуя, Феррара, Пиза, Кремона, Болонья и многие другие города. Так города Ломбардии и Тосканы постепенно превращаются в частично или полностью независимые коммуны, а затем становятся самостоятельными городами-государствами.
    
   Формирование городских коммун в Северной и Средней Италии
   В отличие от большинства западноевропейских стран, где центром политической и административной жизни почти в течение всего средневековья был замок феодала, в Италии с возникновением коммун таким центром становится город. Хотя независимые от феодалов коммуны возникали в результате ожесточенной борьбы простых горожан — ремесленников и мелких торговцев — с сеньорами, плодами их побед во всех городах воспользовались городские богачи и мелкие феодалы. С установлением коммуны власть от сеньора переходила в руки коллегии консулов, исполнительного органа, ведающего хозяйственными, военными и судебными делами города. Консулы избирались от знати (капитанов), мелких феодалов (вальвассоров) и купечества. Представители ремесленников и мелких тррговцев в коллегию не допускались. Законодательную власть в коммунах осуществлял “совет доверенных лиц” — креденца, избиравшийся от всех районов города.
   После возникновения коммуны накопления от торговли и ремесла в городах шли уже не в казну феодала, а на развитие городскойэкономики; это было одной из причин значительного развития итальянских городов в XII—XIII вв. Коммуна не ограничиваласвою власть стенами города: обычно ей подчинялась окружающаяее сельская местность с деревнями и замками феодалов, называемая “контадо”. В XII в. устанавливается экономическое и политическоевлияние города на его сельскую округу. В последующие века многиеитальянские городские коммуны расширили пределы своих владений, подчинив себе другие города с их округами; эта более обширная территория именовалась “дистретто” и нередко представляла собой целое государство.
   Так в Северной и Средней Италии сложились многочисленные города-государства — Флоренция, Сиена, Милан, Равенна, Падуя, Венеция, Генуя, Пиза и др.
   Распространение власти городов на сельскую округу значительно подорвало политическое могущество феодалов. Начиная с XI в. некоторые из них покидают замки и переселяются в города. Однако большинство феодалов продолжали сопротивляться городу. Они мешали хозяйственной деятельности ремесленников и купцов, контролировали торговые пути, горные переходы, нарушали постановления коммун. В XII в. пополаны начинают вооруженную борьбу с грандами (феодалами), разрушая и поджигая их замки, а их самих насильно переселяя в город. Феодалы, переселившись в город, и здесь строили замки с высокими стенами и башнями, но эти военные укрепления, хотя нередко еще угрожали коммуне, находились теперь под ее повседневным контролем и поэтому были менее опасны.
   Так городам-коммунам Италии, в отличие от городов других стран Западной Европы, удалось сломить политическое и экономическое могущество феодалов. Благодаря этому им удалось также ликвидировать конкуренцию сельского ремесла и поставить хозяйство подчиненной им территории на службу городу. Победа городов над сеньорами способствовала процветанию экономики Северной и Средней Италии и дальнейшему росту экономического и политического значения городов в этих областях страны.
    
   Влияние развития города на деревню в Северной и Средней Италии
   Расцвет коммун не означал и не мог означать уничтожения феодальных отношений. Но в существующую систему феодальной иерархии было внесено важное изменение. Сами коммуны как бы стали на место феодалов, к ним перешла политическая власть в пределах подвластной территории. Но при этом город продолжал оставаться феодальным организмом и в хозяйственном и в политическом отношении. Одним из проявлений феодальной природы городов было их стремление к экономической и политической обособленности, которой они достигали с превращением в самостоятельные государства. Политический сепаратизм городов-республик Северной и Средней Италии явился одной из причин того, что ни в Италии в целом, ни в более экономически развитой северной ее части до конца средних веков не сложилось единого государства. В отличие от северофранцузских и английских городов, итальянские, как и немецкие, города не стали центрами политического объединения страны, а нередко даже ему препятствовали. Это объяснялось тем, что уже в XII в. они были больше связаны с внешним, чем с внутренним рынком. Более того, на внешних рынках, как восточных (Левант, Египет, Византия), так и западных (Франция, Германия, Англия, Фландрия), города соперничали в торговле, а позднее — ив банковских операциях. Торговыми соперниками были Венеция и Генуя, Генуя и Пиза; Флоренция соперничала с Сиеной, Пизой и Луккой. В самой Италии это соперничество выливалось в непрекращающиеся столкновения между городами-государствами. Причиной столкновений явилось также стремление одних городов расширить свою территорию за счет других, более слабых. На этой почве долгое время происходили войны между Миланом и Кремоной, Болоньей и Моденой и др. Итальянские города временно объединялись лишь тогда, когда им угрожал кто-нибудь извне, в частности германский император. Быстрое развитие городов и товарно-денежных отношений в Северной и Средней Италии подрывало основы натурального хозяйства и приводило к существенным изменениям в аграрном строе. Растущий спрос городов на продукты сельского хозяйства, который покрывался в основном за счет мелкокрестьянского производства, привел к расширению обрабатываемой площади путем расчистки пустошей, осушения болот и т. д. К концу XI в., особенно в XII в., крупные феодалы стали резко сокращать господское хозяйство и сдавать домен в аренду крестьянам, мелким рыцарям, а также горожанам на условиях либеллярного держания или эмфитевтической аренды. Значительная часть земель в деревне переходит в руки городской верхушки, которая скупает их или превращает аренду в фактическую собственность. Уже в XI в. начинается коммутация ренты. Денежная рента в XI—XII вв. получает очень широкое распространение, сокращается барщина, полевая барщина в значительной части заменяется извозной повинностью. Следует отметить, что в Северной и Средней Италии было сравнительно немного крепостных и отработочная рента никогда не преобладала; натуральная и даже денежная ренты уже с VIII—IX вв. получили довольно широкое распространение, в том числе и среди крепостных крестьян. В некоторых областях Северной Италии рост товарно-денежных отношений вызвал увеличение удельного веса продуктовой ренты: собранные у крестьян продукты феодалы отправляли на рынок. В результате активной борьбы крестьян с сеньорами в XI—XII вв. в этой части Италии значительная часть крестьянских повинностей была фиксирована, выросла и ранее значительная прослойка лично свободных крестьян. В некоторых отсталых районах Северной и особенно Средней Италии сохранились прежние формы эксплуатации и даже крепостничество; такое положение было в некоторых горных местностях Альп и Апеннин.
    
   Сельские коммуны
   Ослабление власти феодалов в условиях быстрого роста политического и экономического влияния городов привело в XI—XII вв. к оживлению сельских общин. Община сохранялась в Италии с лангобардских времен, сначала в виде свободной, а затем крепостной общины. В XI—XII вв. североитальянские общины имели в своем пользовании пастбища, леса, луга, пустоши, реже — пахотные земли. Хотя общины уплачивали феодалу как собственнику земли чинш за пользование угодьями, однако они могли обменивать их, дарить, сдавать в аренду и даже продавать, не считаясь с феодалами. Общинные организации в XI—XII вв. часто ведут тяжбы со своими сеньорами. К концу XII в. многие из них в упорной борьбе добиваются самоуправления. Города в этот период нередко помогали крестьянским общинам в борьбе с феодалами, которые являлись их общим врагом. С их помощью были отняты у феодалов судебная власть над крестьянскими общинами и право на взимание некоторых поборов. Высвобождаясь из-под власти феодалов, сельские общины не получали, однако, полной независимости или пользовались ею очень недолго. Как правило, их очень скоро подчиняли своему контролю соседние города. Город как бы заменил сельским общинам их прежнего феодального сеньора. При этом города признавали некоторую автономию сельских общин. Переход сельских общих из-под власти феодалов под власть города, хотя и не избавлял их от эксплуатации, в целом сыграл определенную положительную роль. Включение сельской округи в состав города-государства способствовало дальнейшему развитию товарно-Денежных отношений и ликвидации крепостничества.
   В XIII—XIV вв. сельские общины превращаются в самоуправляющиеся общины — сельские коммуны. Подобно городским коммунам, они избирают должностных лиц (консулов), формируют свой финансовый, судебный аппарат и даже издают законодательные постановления — статуты, регулирующие жизнь деревни.
    
   Римская республика. Арнольд Брешианский
   По-иному шло развитие Папской области, занимавшей значительную часть Средней Италии. Поскольку ее государь был одновременно главой католической церкви, а Рим — ее организационным и идеологическим центром, на историю этого государства оказывала значительное влияние европейская политика папства, в основе которой лежало стремление к верховенству над светскими государями Европы. В XI—XII вв., когда в результате успехов папства в борьбе с империей заметно усилилось его влияние в Европе, папам удалось расширить подвластную им территорию за счет части Тосканы, Сполето и Веневента; в конце XII в. они подчинили один из крупнейших итальянских городов — Перуджу. В экономическом отношении Папская область отставала от Северной Италии и Тосканы. Города здесь развивались медленнее, в деревне сохранялись крепостнические отношения. Немало способствовала отсталости политика папства, направленная против предоставления прав самоуправления Риму и другим городам Папской области, на сохранение старых форм эксплуатации в деревне. Сам Рим был настоящим гнездом феодалов, кроме папской резиденции здесь насчитывалось около двухсот феодальных замков.
   Рим в экономическом отношении отставал от таких развитых центров, как Милан или Флоренция. Значительные доходы его населению приносило обслуживание папского двора и многочисленных паломников.
   Реакционный характер политики папства по отношению к городам ярко проявился в 40-х годах XII в., когда в Риме обострилась борьба за установление коммуны. В 1143 г. горожане и мелкие рыцари захватили Капитолий, провозгласили республику и избрали сенат; руководители республики считали себя наследниками традиций Древнего Рима. Особым влиянием во вновь созданной Римской республике пользовался Арнольд Брешианский. Ранее он уже возглавлял оппозиционное движение в Брешии (откуда был родом), направленное против епископа и богатого духовенства. За это его изгнали из Италии. Несколько лет он провел во Франции, где стал последователем прогрессивного философа XII в. Абеляра, впоследствии осужденного церковью. Арнольд Брешианский требовал отказа церкви от земельных владений и богатств, выступал против светской власти папы и протестовал против господства феодальной знати, мечтал о могуществе Рима и единстве Италии. Под влиянием его проповедей римские горожане разрушали дома кардиналов, феодальные замки; папе пришлось бежать из Рима.
   В это время в Италию вторглись полчища германских феодалов во главе с Фридрихом I Барбароссой. Надеясь на помощь Фридриха в борьбе против папы, сенат Римской республики предложил ему императорскую корону. Однако Фридрих отверг это предложение, и, вступив в Рим, принял корону от папы Адриана IV. Насилия германских рыцарей привели к взрыву возмущения горожан, оказавших императору вооруженное сопротивление. Папа наложил интердикт на Рим; в связи с этим прекратился приток паломников, что лишило горожан доходов. В сенате Римской республики одержали верх умеренные элементы; Арнольд Брешианский был изгнан из города, а затем по приказу Фридриха схвачен и предан мучительной казни (1155). Римская республика была ликвидирована, а власть папы восстановлена.
    
   Южная Италия
   В Южной Италии и Сицилии феодальные отношения развивались в условиях чужеземного владычества, что наложило отпечаток на их историю. В XI в. эти области были захвачены норманами (выходцами из Нормандии); в 1130 г. Южная Италия и Сицилия при Рожере II объединились в единое государство — Сицилийское королевство. Норманское завоевание ускорило развитие феодальных отношений: короли-завоеватели захватили большую часть земель местной знати и крестьян и раздали их в качестве феодов норманским феодалам и церкви. Большие земельные владения вошли в состав королевского домена. Крестьяне, превратившиеся в зависимых держателей, в значительной части утратили свою свободу. В XII в. в Сицилийском королевстве было много крепостных (сервов), которые не имели права перехода, а также полусвободных — вилланов, пользовавшихся ограниченным правом перехода на определенных условиях. И те и другие обязаны были выполнять барщину и платить натуральные и денежные оброки. В целом процесс развития феодальных отношений в Сицилийском королевстве проходил медленнее, чем в Северной и Средней Италии. Поэтому на юге сохранилась значительная прослойка свободных крестьян-аллодистов, живших общинами и упорно боровшихся против закрепощения; они неоднократно поднимали восстания против феодалов и королевской власти (в 1123, 1168 1178 1199 гг.).
   Иначе, чем на севере, сложилась и судьба южноитальянских городов. В XI—XII вв. они также достигли значительного расцвета, однако он был связан преимущественно с транзитной торговлей, а собственное ремесленное производство и местная торговля здесь были развиты слабо. Поэтому и товарно-денежные отношения не оказывали здесь существенного воздействия на жизнь деревни. В силу этого, а также потому, что с начала XII в. в Южной Италии сложилось относительно сильное государство, южноитальянским городам не удалось добиться независимости и даже автономии и они навсегда остались в подчинении сильной центральной власти.
    
   Борьба городов Северной и Средней Италии против германских феодалов
   Во второй половине XII в. над Италией нависла угроза германского порабощения. Германские феодалы во главе с Фридрихом I Барбароссой считали основанием для своей агрессии формальную принадлежность части итальянских земель к так называемой Римской империи. Угроза иноземного порабощения прежде всего нависла над яфоцветающими североитальянскими городами. До итальянских походов Фридриха Барбароссы зависимость городов Ломбардии и Тосканы от империи была номинальной: в некоторых случаях они давали императору денежные субсидии и поставляли вспомогательные отряды, откупаясь таким образом от чужеземного сюзерена. Фридрих I уже в первом походе в Италию показал себя душителем городских вольностей. Ронкальский сейм 1158 г. под его давлением принял решение о полной ликвидации независимости североитальянских городов. Услужливые болонские юристы, приглашенные на сейм, обосновали это решение известной формулой римского права: “Что угодно государю, имеет силу закона” (“Quod principi placuit, legis habet vigorem”). Мы уже знаем, что Фридриху не удалось добиться осуществления Ронкальских постановлений, несмотря на жестокую варварскую расправу с миланцами, которая, как и грабеж страны германскими захватчиками, подняла дух сопротивления городов, где уже хозяйничали подеста, назначенные императором.
   В 1167 г. была основана Ломбардская лига, в которую вошли возродившийся Милан, Мантуя, Феррара, Кремона, Брешия и другие города, временно забывшие свои распри перед угрозой порабощения. К союзу против императора примкнули Сицилийское королевство и Венеция, опасавшиеся укрепления позиций империи в Северной Италии. Папство, боровшееся с империей за господство над феодальной Европой, также поддержало Лигу ломбардских городов. Таким образом, борьба с германскими феодальными захватчиками приобрела общеитальянский характер; исход ее решал судьбу всей страны.
   Ломбардская лига воздвигла у переправы через реку По крепость Алессандрию — заслон против германских вторжений. Когда Фридрих в очередной, пятый, раз перешел Альпы, он не смог взять эту крепость. Потерпев поражение от Ломбардской лиги в битве при Леньяно (1176), Фридрих вынужден был капитулировать перед папой. После мирного договора, заключенного между папой и императором в Констанце в 1183 г., Ронкальские постановления были, по существу, аннулированы и все коммунальные вольности североитальянских городов восстановлены. Поражение империи принесло также значительное политическое усиление папству. Победа городов-коммун в борьбе с германскими феодальными захватчиками спасла Италию от иноземного порабощения и содействовала экономическому, политическому и культурному процветанию страны в последующие века. Однако временное единство городов в годы грозной опасности ослабело, как только эта угроза миновала. Вновь возобновились соперничество и борьба между городами-республиками.
   В ходе борьбы с германскими захватчиками в Италии в конце XII — начале XIII в. возникли враждебные друг другу политические течения гвельфов и гибеллинов. Название “гвельфы” возникло от фамилии враждебного династии Гогенштауфенов рода саксонских герцогов Вельфов; “гибеллины” — от латинизированного наименования одного из замков Гогенштауфенов Гаубелинга (по-немецки — Вайблинген). Гвельфы были противниками императоров и союзниками папы как главы антиимператорского лагеря в Италии; они опирались главным образом на торгово-ремесленные слои городов. Гибеллины — сторонники императора — искали социальную опору среди феодального дворянства. Кровавая вражда этих двух политических группировок наложила отпечаток на всю жизнь Италии XIII в. Нередко города с одинаковым социально-экономическим профилем примыкали к враждебным политическим лагерям лишь вследствие их экономического соперничества: если Флоренция была гвельфским городом, то ее конкуренты в области торговли и ремесла — Пиза и Лукка — были гибеллинскими. Ожесточенная борьба между гвельфами и гибеллинами еще более усложняла обстановку в Италии, закрепляя политическую раздробленность страны.

 
< Пред.   След. >