YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История средних веков. Том I (Под ред. С.Д. Сказкина) arrow Глава 13. Испания и Португалия в XI-XV вв.
Глава 13. Испания и Португалия в XI-XV вв.

Глава 13. Испания и Португалия в XI-XV вв.

   Арабы в Испании
   Завоевание арабами Испании в начале VIII в. привело к созданию на Пиренейском полуострове могущественного Кордовского эмирата (с X в. — халифата). Арабы и североафриканские племена — берберы, получившие впоследствии общее название — мавры, овладели почти всей Испанией, за исключением горных районов на севере полуострова. В руки мусульман попали области, наиболее богатые естественными ресурсами и экономически развитые еще с римских времен.
   Завоевание арабами готской Испании совершилось на том этапе ее развития, когда там шел усиленный процесс феодализации. Этот процесс ускорялся сильной романизированностью Испании: рабы и колоны составляли здесь основную массу непосредственных производителей. Родовая знать варваров к VII в. либо стала на место класса рабовладельцев, либо слилась с ним. Вестготские свободные общины быстро подчинились знати, которая вскоре после завоевания Южной Галлии и Испании превратилась в крупных землевладельцев. Феодально зависимое крестьянство формировалось главным образом за счет сервов и либертинов (испано-римских и германских), а также колонов. Арабы захватили земли вестготской и испано-римской знати, церкви и королевского фиска. Многие вестготские феодалы бежали на север, в горные районы Астурии и Пиренеев. Крестьянство же в большинстве случаев осталось на прежних местах и даже испытало вначале некоторое облегчение. Но крестьяне остались в личной и поземельной зависимости и платили феодальную ренту. Кроме того, они платили налоги завоевателям. Гнет феодальных повинностей и государственных налогов с течением времени становился все тяжелее. Его тяжесть впоследствии усугублялась вспышками религиозного фанатизма мусульман по отношению к покоренному христианскому населению.
   Арабы Испании, сохранившие связи с более высокоразвитыми странами Востока, обогатили ее сельское хозяйство. Они ввели ряд новых культур: рис, сахарный тростник, финиковые пальмы, гранатовое дерево, шелковицу. При арабах расширяется система оросительных каналов, что во многом способствовало подъему земледелия, процветают виноградарство и виноделие. Развивалось и скотоводство (по преимуществу перегонное овцеводство). В экономике существенную роль играл горнорудный промысел и различные ремесла (производство шелка, выделка сукон, производство оружия, стекла, керамики, изделий из кожи, предметов роскоши, а также тряпичной бумаги).
   Большой подъем в Арабской Испании переживали города. Уже в X в. их насчитывалось до 400. Столица Арабского государства — Кордова — стала в X в. одним из крупнейших ремесленных, торговых и культурных центров Европы. Арабская Испания обладала сильным флотом, что способствовало оживленной торговле городов с Африкой, Италией, Византией и Левантом; сухопутная торговля велась с Южной Францией и Ломбардией. Испанские товары достигали Индии и Средней Азии. Главными предметами вывоза были продукты сельского хозяйства, горнодобывающих промыслов и ремесленные изделия. Большое значение имела работорговля. Развивалась и внутренняя торговля.
   Экономические успехи арабской Испании сопровождались ее культурным подъемом. В Кордове находились огромная библиотека и университет. Библиотеками славились многие другие города страны. Высшие школы в арабской Испании были одними из первых в Европе. Значительный подъем переживают науки: медицина, математика, география. Арабская Испания — родина виднейших прогрессивных философов своего времени: Ибн-Рошда (Аверроэса) и Маймонида. Расцвет искусства и литературы, особенно поэзии, в Испании приходится на то время, когда уровень культуры в остальной Западной Европе был еще очень низким; некоторые европейцы приезжали учиться в университетах Кордовы, Севильи, Малаги, Гранады.
   Арабская культура в Испании оказала влияние не только на Европу; она занимает важное место в истории мировой культуры. Через Кбрдовский халифат европейские страны познакомились (в переводах) с трудами арабских ученых по математике, астрономии, географии, физике, алхимии, медицине, анатомии, зоологии, философии. Запад узнал (преимущественно в латинских переводах с арабского) многие произведения древнегреческих мыслителей и ученых. Высокого уровня в Испании достигло строительное дело. До нашего времени сохранились великолепные памятники арабско-испанской архитектуры: знаменитая мечеть в Кордове, построенная в VIII—X в., а в XIII в. превращенная в христианский храм, дворец властителей Гранады Альгамбра (XIII—XV вв.), дворец-крепость Алькасар в Севилье (XII в.) и др.
    
   Реконкиста
   На севере Пиренейского полуострова сохранялись независимые от арабов территории — Астурия, Галисия и Баскония. Из этих христианских государств началось отвоевание (по-испански — реконкиста) захваченных арабами земель. Началом реконкисты считается битва при Ковадонге в 718 г., когда войско вестготов под предводительством Пелайо разгромило отряд арабов. Астурия в начале X в., раздвинув в ходе реконкисты свои границы, превратилась в королевство Леон. В X в. из него выделилось новое государство—Кастилия, ставшая в 1037 г. королевством. Несколько позже эти два королевства объединились. В конце VIII — начале IX в. в результате походов франков на северо-востоке Пиренейского полуострова образовалась Испанская марка со столицей в Барселоне; в IX в. из Испанской марки выделилась Наварра, а несколько позднее — государства Каталония и Арагон. В 1137 г. Каталония и Арагон соединились в одно королевство — Арагонское. В конце XI в. на западе Пиренейского полуострова возникло графство Португальское, также ставшее в XII в. королевством.
   К концу XII в. христианские государства отвоевали у арабов значительную часть полуострова. Их победа над Арабским халифатом, экономически более развитым, отчасти объясняется распадом Арабского государства, превратившегося в начале XI в. в ряд (свыше 20) враждовавших между собой эмиратов. Однако это не было главной причиной: единства не было и в испанских государствах. В них, несмотря на наличие королевской власти, крупные феодалы вели яростную борьбу друг с другом и в этой борьбе прибегали даже к помощи мусульманских государств. И все же испанский Север оказался и более сплоченным политически, и более сильным в военном отношении, чем арабско-мавританский Юг.
   Для победителей — арабов местное христианское население Испании было объектом эксплуатации. Побежденные, не исключая и усвоивших арабский язык и некоторые арабские обычаи, но сохранивших христианскую религию (мосарабы) и даже принявших ислам (ренегадос), оставались на положении подвластного и эксплуатируемого населения — низших слоев в городах, крепостных крестьян в деревне. Первоначальная относительная веротерпимость арабов постепенно сменилась ярым фанатизмом. Угнетенное христианское население городов и деревень не раз восставало и уходило на Север, что сильно ослабляло арабские государства.
   Несмотря на непрекращавшуюся борьбу между христианскими государствами, особенно между Кастилией и Арагоном, несмотря на постоянную вражду феодалов друг с другом, в решающие моменты испанцы выступали сплоченно против общего врага. Реконкиста с самого начала приняла характер массового военно-колонизационного движения, в котором активно участвовали все слои населения. Крестьянство, составлявшее основную массу войск христианских государств и потому имевшее в своих руках оружие, на вновь отвоеванных территориях получало не только землю, но и личную свободу, оформленную в “фуэрос” (зафиксированные в грамотах обычаи) и поселенных хартиях. Поэтому оно было заинтересовано в реконкисте и выступало в пей вместе с феодалами, с которыми их объединяла также общность народности и религии. Кроме испанцев, в реконкисте в разные периоды принимали участие также французские и итальянские рыцари. Папство не раз объявляло походы реконкисты “крестовыми” и приглашало буйных европейских рыцарей проявить свою удаль в “священной” войне против “полумесяца”.
   Реконкиста определила особенности социального и политического строя стран Пиренейского полуострова. По словам К. Маркса, “местная жизнь Испании, независимость ее провинций и коммун, отсутствие единообразия в развитии общества” были первоначально обусловлены “географическим обликом страны”, а затем развились исторически “благодаря тому, что различные провинции самостоятельно освобождались от владычества мавров, образуя при этом маленькие независимые государства...”.
   Реконкиста особенно активизировалась в XII—XIII вв. Важную победу испанцы одержали в 1085 г., когда они овладели Толедо — одним из крупнейших городов арабской Испании. Обессилевшие в войне и в междоусобной борьбе, мусульманские государи обратились за помощью к альморавидам — североафриканским берберам, которые нанесли поражение кастильским войскам и на время приостановили реконкисту. В середине XII в. на смену альморавидам появились новые завоеватели — альмохады (племена, жившие в горах Марокканского Атласа), которые были призваны эмирами для свержения господства альморавидов. Однако альмохады не смогли объединить мусульманские эмираты полуострова.
   В 1212 г. общие силы Кастилии, Арагона, Португалии и Наварры нанесли маврам при Лас-Навас-де-Толоса страшное поражение, от которого они уже не смогли оправиться. В 1236 г. кастильцами была взята Кордова, в 1248 г. — Севилья, в 1229—1235 гг. Арагонское королевство захватило Балеарские острова, а в 1238 г. — Валенсию. В 1262 г. кастильцы, отвоевав Кадис, вышли на побережье Атлантического океана. К концу XIII в. у мавров остался лишь Гранадский эмират с центром в Гранаде — богатая область на юге Испании с высокой земледельческой и городской культурой. На этой территории мавры держались до 1492 г.
   Реконкиста сопровождалась закреплением за победителями отвоеванных территорий, заселением опустошенных войной областей. Большую роль в реконкисте наряду с крестьянством играло население городов — ремесленники, тянувшиеся к развитым городским центрам Южной Испании, мелкое рыцарство. Выгоды же от реконкисты получили в основном крупные феодалы, создававшие на завоеванных землях огромные владения. Особенно велики были земельные приобретения возникших в период реконкисты духовно-рыцарских орденов — Сант-Яго, Алькантара и Калатрава. Обширные земли получила также католическая церковь, игравшая в Испании в связи с длительными войнами против мусульман еще большую роль, чем в других странах Европы. Памятником героической борьбы за независимость складывавшейся испанской народности является поэма о Сиде, кастильском дворянине, организаторе победоносной войны против мавров.
   История каждого из государств, образовавшихся на Пиренейском полуострове, имела свои особенности.
    
   Кастилия
   Центральная часть Испании — королевство Кастилия — занимала три пятых всего полуострова и сыграла главную роль в реконкисте.
   В Кастилии в процессе завоевания сложилось могущественное и независимое крупное землевладение церкви, духовно-рыцарских орденов и светских феодалов. Но наряду с этим значительное развитие получило мелкое дворянское землевладение. Рыцари — идальго, принимавшие деятельное участие в реконкисте, были в Кастилии особенно многочисленны. Он” отличались неукротимой воинственностью и презрением к мирному труду. Большинство их жили очень бедно.
   Кастилия в переводе с испанского — страна городов или замков. Здесь действительно было множество городов своеобразного характера. Они представляли собой прежде всего крепости, предназначенные для обороны, и служили опорными пунктами для дальнейшего продвижения реконкисты. Население этих городов должно было нести военную службу, образуя отряды пехоты и кавалерии, причем руководящая роль принадлежала рыцарской коннице. Их роль в реконкисте давала городам значительную самостоятельность. Каждый город имел письменно зафиксированные права, обычаи и привилегии — так называемые фуэрос. Всякие попытки ликвидировать их встречали со стороны городов энергичный отпор. Города заключали между собой союзы — эрмандады (т.е. братства), имевшие целью совместные действия против мавров, а также отстаивание своих интересов против феодалов, а иногда и против короля. В борьбе за свои права города нередко выступали в союзе с крестьянскими общинами. Первоначально (до XII в.) кастильские города по своему характеру мало отличались от деревень. Лишь постепенно они превращались в развитые центры ремесла и торговли, в них возникали цеховые организации. В отвоеванных у арабов городах ремесло и торговля вплоть до конца XV в. находились в руках арабского и еврейского населения, которое в значительном количестве оставалось на завоеванной территории и до середины XIV в. не подвергалось сильным преследованиям.
   В начальный период Реконкисты крестьянство в исконных северных областях Кастилии было закрепощено, и положение его было очень тяжелым. Иным было положение крестьян в отвоеванных у мавров провинциях. На обширные опустошенные территории привлекались поселенцы для освоения и защиты этих территорий, им дава-днсь всякого рода льготы и вольности и прежде всего личная свобода. Поселенцы составили уже в XII—XIII вв. многочисленный слой свободных крестьян, живших общинами. Широкое распространение получили вольные общины — “бегетрии”, члены которых имели право свободно избирать и менять сеньоров. Наличие значительной прослойки свободных крестьян не могло не оказать влияния и на положение крепостных на исконно христианских территориях. Широкие возможности для бегства крестьян, которые открывала реконкиста, заставляли кастильских феодалов постепенно ослаблять эксплуатацию крестьян в старых областях королевства. Этому содействовал и своеобразный характер сельского хозяйства Кастилии. Обширные каменистые плоскогорья этой области хорошо подходят для овцеводства, которое не требовало большого числа рабочих рук и барщинного труда. Испанская шерсть находила хороший сбыт в Италии, в частности во Флоренции, Поэтому развитие товарно-денежных отношений в Кастилии в основном было связано с ростом овцеводства. Крупные собственники, особенно духовно-рыцарские ордена, заводили огромные стада овец, которые перегонялись с одного пастбища на другое, нередко через всю Кастилию. Уже в конце XIII в. для регулировки пастбищного дела возник союз кастильских овцеводов — “Места”. Эта организация крупных скотоводов получила от королей ряд важных привилегий, имела свою казну, администрацию и суд.
    
   Арагон
   Арагонское королевство сложилось в XII— XIII вв. из собственно Арагона, составившего его западную часть, и прибрежных областей — Каталонии и Валенсии, присоединившейся в XIII в. Собственно Арагон был одной из отсталых в экономическом отношении областей Испании, а Каталония отличалась значительным развитием городов, ремесла я торговли. Но политический перевес всегда оставался на стороне могущественных арагонских феодалов. И в Арагоне, и в Каталонии крестьянство находилось в полнейшей зависимости от феодалов, было лишено всякой защиты от произвола сеньоров. Крестьян угнетали не только обычные крепостные повинности, но в “дурные обычаи”. Согласно этим обычаям, сеньор захватывал все имущество крестьянина, умершего бездетным, и большую часть наследства, если оставались дети. Брались особые штрафы с крестьян за нарушение супружеской верности, в случае пожара во владениях сеньора и т. д.
   К “дурным обычаям” относятся также право первой ночи, насильственный привод кормилиц и ряд других унизительных повинностей. В Каталонии тяжелое положение крестьянства усугублялось значительным развитием товарно-денежных отношений. Рост потребностей господ и широкие возможности сбыта сельскохозяйственных продуктов в города вызывали здесь усиление нажима феодалов на зависимое крестьянство.
   Крупные феодалы Арагонского королевства (“рикос омбрес”, т.е. богатые люди) отличались значительной политической самостоятельностью. Свободные от всяких иодатей, они заключали между собой союзы, сами выбирали и низлагали короля, могли объявить ему войну. Низшее дворянство находилось в зависимости от них. Экономически слабые города в самом Арагоне не пользовались политическим влиянием. В Каталонии и Валенсии, которые были связаны со средиземноморской торговлей и поддерживали оживленные -сношения с Италией и Южной Францией, города имели больший политический вес. Города Каталонии, в первую очередь Барселона, являлись не только торговыми центрами; в них развивалось и процветало ремесло: добыча и обработка металлов, кожевенное производство, судостроение и пр.
   В результате присоединения Балеарских островов (XIII в.), Сицилии (1302), Сардинии (1324) и Неаполитанского королевства (1442) Арагонское королевство превратилось в мощнуюморскую державу.
    
   Португалия
   Третьим самостоятельным королевством Пиренейского полуострова была Португалия. Ее политическое и социальное развитие имело много общего с Кастилией, составной частью которой она длительное время являлась. В середине XII в. португальские короли окончательно отделились от Леоно-Кастильской монархии, признав себя вассалами папского престола с обязательством уплаты ему ежегодного ценза. Это во многом определило огромное значение церкви в политической жизни страны. Большое влияние приобрели здесь духовно-рыцарские ордена, в том числе Ависский, которые сыграли важную роль в реконкисте и в ходе ее захватили большие земельные владения. В отвоевании у мавров земель и их колонизации принимало также участие и свободное крестьянство. Поэтому в Португалии, как и в Кастилии, наряду с крупными земельными владениями феодалов, церкви и духовно-рыцарских орденов, имелось немало городских и вольных крестьянских общин, юридический статус которых был закреплен в “фораиш”, аналогичных кастильским фуэрос.
   В XIII в. расцветают города Португалии, чему способствовало ее положение на торговых путях из Англии, Франции, Фландрии в Средиземноморье. Из приморских городов Португалии наибольшее значение приобрел Лиссабон, ставший в середине XIII в. ее столицей (вместо Коимбры) и одним из крупных торговых центров Европы. Города являлись опорой королевской власти в ее единоборстве с сепаратистскими устремлениями, в первую очередь, духовных, а также светских феодалов.
   В середине XIII в. с освобождением области Альгарви на юге реконкиста в Португалии была в основном завершена. Но в XIV в. североафриканские племена неоднократно совершали набеги на южные области страны. Борьба с ними способствовала развитию кораблестроения, а также мореплавания. В связи с этим находятся первые географические открытия португальцев, которые уже в XIV в, положили начало складыванию Португальской колониальной империи. Контуры ее уже отчетливо вырисовываются в XV в.
    
   Королевская власть и кортесы
   Во всех королевствах Пиренейского полуострова в XII—XIII вв. складываются сословные монархии. Королевская власть была ограничена собраниями представителей сословий — кортесами. Сословия в них заседали по отдельности. В кастильских кортесах было три палаты: духовенства, дворянства и городов. До начала XV в. представители городов иногда заседали вместе с представителями крестьянских общин. Это было особенностью кастильских кортесов. Особенностью арагонских кортесов было то, что мелкое и среднее дворянство заседало отдельно от крупных феодалов. Там кортесы состояли из четырех палат: высшей знати, мелкого и среднего дворянства, духовенства и городов. Кортесы были также в Португалии, Каталонии и Валенсии. Они ограничивали действия монархической власти, вотировали налоги, решали спорные вопросы престолонаследия, оказывали влияние на внутреннюю и внешнюю политику.
   К. Маркс отмечал, что при формировании королевств Пиренейского полуострова существовали благоприятные условия для ограничения королевской власти: “С одной стороны, в течение длительной борьбы с арабами небольшие части территории были в разное время отвоеваны и превращены в особые королевства. В ходе этой борьбы возникали народные законы и обычаи. Постепенные завоевания, совершавшиеся главным образом дворянством, чрезвычайно усиливали его могущество, в то же время ослабляя власть короля. С другой стороны, населенные пункты и города внутри страны приобрели крупное значение, ибо жители вынуждены были селиться вместе в укрепленных местах и искать там защиты.от непрерывных вторжений мавров; в то же время положение Испании как полуострова и постоянные сношения с Провансом и Италией способствовали образованию первоклассных торговых приморских городов на побережье. Уже в XIV столетии представители городов составляли самую могущественную часть кортесов, в состав которых входили также представители духовенства и дворянства”.
    
   Обострение классовой борьбы
   Развитие товарно-денежных отношений в государствах Испании повлекло за собой усиление эксплуатации феодально зависимого крестьянства. Свободное крестьянство также в большой степени ощущало на себе власть сеньоров. Развитие овцеводства в Кастилии имело следствием в XIV—XV вв. массовое превращение крестьянских земель в пастбища. Все это обостряло в кастильской деревне классовую борьбу, которая осложнялась конфликтами между феодалами и городами и борьбой самих феодалов за власть.
   Особенную известность получило восстание “эрмандиносов” (братьев) в Кастилии, подавленное правительством в 1437 г. Крестьянские восстания происходили в XIV—XV вв. на Балеарских островах, где к крестьянам присоединялась угнетаемая купечеством городская беднота.
   Ареной особенно упорных и массовых крестьянских движений в течение нескольких десятилетий XV в. была Каталония, где, как отмечалось, положение крестьянства было особенно тяжелым. Движение среди каталонских крепостных возникло в начале XV в. Крестьяне требовали отмены личной зависимости и “дурных обычаев”. В 1462—1472 г. на севере Каталонии вспыхнула настоящая крестьянская война. К восставшим крепостным примкнули и свободные крестьяне, малоземельные и безземельные, требовавшие передела земли. Восстание приняло довольно организованный характер: его участники были разделены на военные отряды, среди них собирались взносы на военные надобности. Во главе восставших стал бедный идальго Вернтальят. Арагонский король Хуан II, враждовавший с каталонской знатью и городами, использовал восстание в своих целях. При помощи Вернтальята и его крестьянской армии Хуан II утвердил свою власть над Каталонией. Вернтальят получил за это богатые земельные владения и титул виконта, а крестьян успокоили некоторыми ничтожными уступками, которые, впрочем, были скоро отменены кортесами.
   В 1484 г. в Каталонии началось новое мощное восстание под руководством крестьянина Педро Хуана Салы. Действия правительственных войск против восставших были неудачны, так как солдаты неохотно выступали против крестьян. Захват в плен и казнь Салы не остановили движения. В 1486 г. правительству пришлось пойти на соглашение с восставшими и отменить личную зависимость крестьян в Каталонии, что было зафиксировано в “Гвадалупской сентенции”. “Дурные обычаи” отменялись, но почти все за большой выкуп. Крестьяне стали лично свободными и могли уходить с земли со своим движимым имуществом, но их наделы по-прежнему оставались в собственности сеньоров и за них взималась феодальная рента. Полностью были сохранены поборы в пользу церкви.
   Таким образом, крестьянские войны в Испании XV в. в отличие от подавляющего большинства крестьянских восстаний средневековья достигли хотя бы частичного успеха. Обострение классовой борьбы ускорило процесс централизации государства.
    
   Объединение Кастилии и Арагона
   Опираясь на союз с церковью, городами и мелким дворянством, располагая большими доходами от морской торговли, королевская власть как Кастилии, так и Арагона в XIV—XV вв. повела решительное наступление на политические права крупных феодалов и лишила их значительной доли самостоятельности. К концу XV в. она отняла у крупных феодалов право чеканить монету, вести частные войны, конфисковала у них многие земли. Король завладел также землями духовно-рыцарских орденов.
   В 1479 г. Арагон,и. Кастилия объединились в единое государство под властью супружеской пары — Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской. Это событие явилось одним из важных этапов в усилении королевской власти в Испании. В деле сокрушения могущества крупных феодалов королевской власти оказывали поддержку города. В 1480 г. города Кастилии заключили между собой союз — “святую эрмандаду”, которая организовала собственную милицию для борьбы с феодалами. Но, использовав военные силы городов для обуздания феодалов, королевская власть исподволь урезывала самостоятельность самих городов. Огромную поддержку королевской власти оказывала также церковь, особенно инквизиция, введенная в Испании в 1480 г.
   Борясь со всякого рода антицерковными ересями, инквизиция тем самым преследовала всякую социальную и политическую оппозицию существующему строю. В Испании, по словам Маркса, “благодаря инквизиции церковь превратилась в самое несокрушимое орудие абсолютизма”. Первым возглавил испанскую инквизицию свирепый Торквемада, имя которого стало нарицательным.
   Укрепив позиции внутри страны, испанские короли направили удар на Гранадский эмират — последнее владение арабов в Испании. После длительной осады в 1492 г. Гранада капитулировала. С ее падением весь Пиренейский полуостров, за исключением Португалии, оказался в руках испанских королей. Мавры сдали Гранаду при условии сохранения за ними и евреями собственности и свободы вероисповедания. Но эти обещания не соблюдались. Преследуемые мусульмане подняли ряд восстаний. Перед ними встала дилемма: либо креститься, либо покинуть Испанию. Значительная часть мусульман и евреев, живших на юге страны, переселилась в Африку. Таким образом из Испании ушла большая часть торгово-ремесленного населения, игравшая важную роль в экономическом развитии страны. Оставшиеся в Испании и перешедшие в христианство мавры (мориски) подвергались постоянной травле со стороны церкви.
   При Фердинанде и Изабелле в Испании устанавливается абсолютная монархия. Крупные феодалы утратили политическую самостоятельность, превратились в придворную аристократию. Кортесы теряют свое прежнее значение и созываются все реже. Управление принимает бюрократический характер, сосредоточиваясь в центре в руках королевских советов, а на местах — в руках королевских чиновников (коррехидоров). Однако сложившаяся веками провинциальная и сословная разобщенность Испании нашла свое отражение в крайней громоздкости и неслаженности аппарата управления.

 
< Пред.   След. >