YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Банковское право в России (вопросы теории и практики) (А.Г. Братко) arrow § 4. Субъекты банковского права
§ 4. Субъекты банковского права

§ 4. Субъекты банковского права

   Субъекты банковского права - это лица, которые предусмотрены банковским правом как возможные участники банковских правоотношений. Субъектами банковских правоотношений, как правило, являются Банк России и кредитная организация. На стадиях регистрации и лицензирования, реорганизации и ликвидации кредитной организации в качестве субъектов банковского права могут выступать Банк России и учредители (участники) кредитной организации, ее кредиторы.

1. Банк России и кредитные организации - типичные субъекты банковского права

   Кредитная организация - это сторона, которая отвечает не только перед клиентом, но и перед Банком России.
   Кредитная организация, как правило, является субъектом и гражданско-правовых, и банковских отношений. В процессе банковских операций одновременно возникают и горизонтальное (гражданско-правовое), и вертикальное (банковское) правоотношения.
   Горизонтальное правоотношение имеет самостоятельное значение, но одновременно с этим оно является тем юридическим фактом, с которым закон и нормативные акты связывают необходимость возникновения вертикального правоотношения.
   Так, например, заключение договора банковского вклада порождает правоотношение между кредитной организацией вкладчиком. Это горизонтальное (гражданско-правовое) отношение. Но одновременно с этим автоматически возникает вертикальное (банковское) правоотношение между Банком России и коммерческим банком. Суть этого правоотношения состоит в том, что кредитная организация обязана правильно (в соответствии с требованиями банковских законов и нормативных актов Банка России) осуществить операцию по привлечению вклада, например, сделать необходимые проводки в бухгалтерском учете. В этом же правоотношении Банк России приобретает право потребовать от кредитной организации, чтобы она соблюдала указанные требования.
   Например, между заемщиком, получающим кредит, и кредитной организацией возникает гражданское правоотношение с взаимными правами и обязанностями по отношению друг к другу. Но в отличие от кредитной организации заемщик не является субъектом банковского права. Заемщик, получивший кредит в коммерческом банке, не несет обязанностей и ответственности перед Банком России, не может и не должен подвергаться каким бы то ни было санкциям со стороны Банка России. Субъектом банковского права в данном случае является только кредитная организация, так как сам факт выдачи ссуды клиенту порождает банковское правоотношение между нею и Банком России. Суть этого правоотношения в нашем примере состоит в том, что кредитная организация должна отчитаться перед Банком России о том, что ею создан резерв в соответствии с требованиями ст. 36 Федерального закона "О Банках и банковской деятельности". А Банк России имеет право потребовать такого отчета. Соответственно, все требования о классификации ссуд и создании адекватного им резерва касаются только кредитной организации, так как именно она (а не клиент) должна компенсировать риск невозврата выданной заемщику ссуды.

2. Учредители (участники) кредитной организации как субъекты банковского права

   Субъектом банковского права является кредитная организация как юридическое лицо. Однако наряду с этими субъектами, в качестве исключения, закон предусматривает возможность правоотношения между Банком России и учредителями/участниками кредитной организации. Причем это правоотношение имеет гражданско-правовой характер, хотя оно регулируется банковскими законами.
   Учредители и участники кредитной организации - это нетипичные субъекты банковского права. Они вступают в правоотношения с Банком России только в период, когда принимается решение о государственной регистрации кредитной организации.
   При приобретении более 20% долей или акций кредитной организации, приобретатели должны получить разрешение на это в Банке России. При этом Банк России вправе потребовать от учредителей/участников кредитной организации представления документов подтверждающих их удовлетворительное финансовое положение.
   До внесения поправок в Гражданский кодекс Российской Федерации (июль 1999 года) в законодательстве отсутствовало четкое решение вопроса о том, являются ли субъектами банковского права учредители (участники) кредитной организации. Неясно было, в каких случаях одни и те же лица являются субъектами гражданского права, а в каких случаях - субъектами банковских правоотношений. В связи с этим необходимо было определить, во-первых, насколько законы, регулирующие банковскую деятельность, затрагивают права и интересы учредителей (участников) кредитной организации, и, во-вторых, вправе ли Банк России распространять действие своих нормативных актов на учредителей (участников) кредитной организации.
   В теории этот вопрос не рассматривался. Поэтому неопределенность в законодательстве усугублялась неопределенностью теоретических построений понятия банковского права и банковских правоотношений. Между тем необходимость ответа на этот вопрос была продиктована практикой и ее противоречиями в тех случаях, когда возникала потребность в санации кредитных организаций в связи с процедурами отзыва банковских лицензий. Ведь власть Банка России не распространялась на учредителей (участников) кредитных организаций. И даже с принятием в 1998 году Федерального закона "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций" ситуация оставалась противоречивой, так как этот Закон все же противоречил ГК РФ в части властных полномочий Банка России по отношению к учредителям (участникам) банков.
   В июне 1999 года п. 3 ст. 87 Гражданского кодекса Российской Федерации был дополнен абзацем вторым следующего содержания: "Особенности правового положения кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, права и обязанности их участников определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций". П. 5 ст. 90 ГК РФ - абзацем вторым следующего содержания: "Права и обязанности кредиторов кредитных организаций, созданных в форме обществ с ограниченной ответственностью, определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций". П. 3 ст. 96 - абзацем третьим следующего содержания: "Особенности правового положения кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ, права и обязанности их акционеров определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций". Этим же Законом п. 1 ст. 101 дополнен абзацем третьим следующего содержания: "Права и обязанности кредиторов кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ, определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций". Таким образом, внесена некоторая ясность в правовое положение Банка России, с одной стороны, и учредителей (а также участников, акционеров) кредитной организации - с другой. Теперь, с принятием указанных поправок к Гражданскому кодексу, взаимоотношения между Банком России и учредителями (участниками) кредитных организаций регулируются банковским правом, и это не противоречит гражданскому праву.
   В свою очередь, это означает, что в случаях, предусмотренных законами, регулирующими деятельность кредитных организаций, власть Банка России распространяется уже не только на кредитные организации, но и на их учредителей.
   Однако эти изменения в законодательстве, на наш взгляд, не дают ответа на второй вопрос - о праве Банка России издавать нормативные акты, регулирующие деятельность учредителей (участников) кредитной организации. Ведь в ст. 90 ГК РФ теперь используется формулировка "законы, регулирующие деятельность кредитных организаций". Это означает, что Банк России не имеет полномочий принимать нормативные акты, которые могли бы распространять свое действие на учредителей (участников) кредитной организации. В противном случае было бы сказано, что права и обязанности кредиторов кредитных организаций, созданных в форме акционерных обществ, определяются также законами, регулирующими деятельность кредитных организаций, и принятыми в соответствии с ними нормативными актами Банка России. Но в законе ничего подобного нет. Поэтому проблема субъектов банковского права еще полностью не решена. Неясности остаются.
   Например, если в банк, у которого отозвана лицензия, назначен уполномоченный представитель Банка России и появляется необходимость детализировать взаимоотношения между уполномоченным представителем и учредителями (участниками) кредитной организации - скажем, когда уполномоченный представитель утверждает смету расходов или передает дела арбитражному управляющему. Во всех этих и во многих других случаях могут возникать вопросы, которые касаются собственности учредителей, и, следовательно, их интересы могут быть затронуты действиями уполномоченного представителя Банка России. В этих и во многих аналогичных ситуациях действуют Федеральные законы "О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций", "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", "О банках и банковской деятельности", и в соответствии с нормами этих законов Банк России издает нормативные акты. Однако проблема остается нерешенной, поскольку ГК РФ не предусматривает что-либо, кроме законов, регулирующих деятельность кредитных организаций.

3. Значение различий в правовом статусе субъектов

   Банк России как субъект банковского права не заинтересован в том, чтобы банковское право подменялось, скажем, гражданским правом и, наоборот, чтобы размывалась граница между ними.
   Если такая подмена понятий все же происходит, если граница между банковским и гражданским правом теряется, то это создает необоснованную ответственность Банка России не только как субъекта банковского права, но и как субъекта гражданского права.
   Например, пределы банковского надзора четко очерчены в ст. 56 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Поэтому в ней, помимо прочего, сказано, что "Банк России не вмешивается в оперативную деятельность кредитной организации, за исключением случаев, предусмотренных федеральными законами".
   Но если бы Банк России имел право и обязанность (компетенцию) вмешиваться в оперативную деятельность кредитной организации, контролировать, как она соблюдает нормы гражданского права и свои договорные обязательства, давать ей в этой части указания, то тогда он мог бы нести солидарную ответственность в случае нарушения кредитной организацией своих договорных отношений.
   Банк России должен осуществлять надзор за тем, как кредитная организация соблюдает банковские законы, финансовые нормативы и требования нормативных актов Банка России. При этом Банк России изучает и то, насколько кредитная организация соблюдает нормы гражданского права, но только в той части, в какой это связано с проверкой соблюдения кредитной организацией банковских правил, поскольку гражданско-правовые отношения чаще всего являются теми юридическими фактами, которые, как уже об этом было сказано, порождают банковские правоотношения.
   Поэтому, чтобы Банк России в процессе банковского надзора мог, скажем, проверить соблюдение кредитной организацией экономических нормативов, он должен помимо всего прочего изучить, для начала, кредитные договоры и те условия, которые ими предусмотрены. Но это делается не для того, чтобы разбираться во взаимоотношениях между кредитной организацией и заемщиками, в их возможных претензиях друг к другу (такой спор решается в суде), а для того, чтобы проверить наличие юридических фактов (размер ссуды, сроки, проценты, обеспечение, наличие просрочки и т.п.) и определить степень риска по конкретной ссуде, проверить правильность начисления доходов и расходов с учетом этой ссуды, проверить правильность банковского учета и другие факты, которые предусмотрены банковским правом и, следовательно, могут стать предметом надзора и инспектирования со стороны Банка России.
   В юридическом аспекте эти договорные условия как факты одновременно порождают права и обязанности в конкретных банковских правоотношениях между Банком России и кредитной организацией. Например, кредитная организация в результате такой проверки может быть определена Банком России как финансово неустойчивая или как представившая недостоверную отчетность. На нее может быть наложен штраф, или, что еще хуже, у нее может быть отозвана лицензия.
   Все это и есть банковское право, и его надо четко разграничить с правом гражданским. Это необходимо в интересах защиты прав всех участников банковских правовых отношений, укрепления законности и правопорядка.

4. Гарантии защиты вкладчиков и других банковских клиентов

   Как уже говорилось, банковское право императивно, поэтому клиенты кредитных организаций, в частности вкладчики, являются не субъектами банковского права, а субъектами денежно-кредитных отношений, причем лишь в той части, которая регулируется гражданским правом.
   Если бы банковское право распространялось на клиентов и вкладчиков, то такое регулирование вошло бы в противоречие с гражданским правом, которое предусматривает свободу договоров. Поэтому если банковское право предоставит определенные права конкретному вкладчику по отношению к Банку России, то одновременно оно же должно создать и обязанности по отношению к нему в соответствии с принципом единства прав и обязанностей в правоотношении. Тогда Банк России получит власть над вкладчиком, что противоречит принципу свободы договоров в гражданском праве.
   Такого противоречия могло бы не быть, если бы Банк России был только регулятором и арбитром, не имел бы своего интереса в гражданском праве и не отвечал бы за предпринимательскую деятельность созданных им коммерческих банков, в капиталах которых он принимает участие. Это те банки, о которых будет сказано ниже и в уставном фонде которых Банку России принадлежит большинство акций, - например, в Сбербанке.
   Получается, что Банк России занимается коммерческой деятельностью и как регулятор, и как контролер, но не непосредственно, а опосредованно, через ограниченный круг созданных им банков. Естественно, что такая ситуация должна считаться с точки зрения закона противоестественной. (Подробнее об этом см.: Братко А.Г. Правовое регулирование Банка России//www.bratko.ru).
   В Сбербанке сосредоточено около 80 процентов всех вкладов населения России. Правда, был период, когда в 1996 году некоторые коммерческие банки, например АКБ "Инкомбанк", по темпам прироста вкладчиков стали догонять Сбербанк, но этот период был недолгим и быстро закончился. Потенциально это резерв для перераспределительной функции в денежно-кредитной и финансовой системах в условиях нестабильности и неэффективного менеджмента социальными процессами. Может быть, поэтому в российском банковском законодательстве не предусмотрены публично-правовые банковские отношения между вкладчиком и Банком России. Но это снижает качественный уровень банковского права. Попутно заметим, что ситуация косвенно подтверждает, что право не может быть выше, чем экономика и обусловленное ею культурное развитие общества.
   В общем итоге получается, что российский вкладчик - это субъект гражданского права; субъектом российского банковского права он быть не может.
   На наш взгляд, субъектом банковского права могло бы стать российское объединение вкладчиков, но об этом нашем предложении и о внесении соответствующих изменений в банковское законодательство речь пойдет в дальнейшем, когда будет рассматриваться специальный вопрос о расширении прав вкладчиков (глава VIII). Банковское право должно создавать условия для конкуренции и защиты интересов собственников, вложивших свои деньги в банк, доверивших их ему; в особенности это касается банковских клиентов и мелких вкладчиков.
   Такова общая тенденция во многих странах западного мира. Например, во Франции Банковский закон 1984 года возлагает эту обязанность на Банк Франции, а конкретное осуществление контрольных функций по Закону от 4 августа 1993 года производит Банковская комиссия, которой Банк Франции предоставляет свои средства для выполнения этих функций.
   В России эта обязанность сформулирована в банковском законодательстве применительно не к правам, а к законным интересам вкладчиков. И это правильно, поскольку Банк России не вмешивается в оперативную деятельность кредитных организаций, поскольку такая деятельность регулируется не банковским, а гражданским правом. В ч. 2 ст. 56 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" говорится о том, что "главными целями банковского регулирования и банковского надзора являются поддержание стабильности банковской системы Российской Федерации и защита интересов вкладчиков и кредиторов". Иными словами, Банк России не защищает интересы конкретного вкладчика или кредитора. Если бы он стал этим заниматься и вникал в споры между кредитной организацией и ее клиентом, то он взял бы на себя несвойственную и даже противоправную функцию. Он стал бы подменять деятельность суда, что прямо запрещено законом. Он должен защищать своей правильно организованной деятельностью (банковское регулирование и банковский надзор) всех вкладчиков и всех кредиторов в их совокупности. Он должен защищать не частный, а публичный интерес. И это соответствует тому пониманию банковского права, о котором говорилось выше. Банковское право - это отрасль публичного права.
   Другое дело, что охрана этих общих интересов всех вкладчиков и всех кредиторов в целом, во многом зависит от того, насколько стабильной является банковская система и насколько эффективен банковский надзор. Его нужно улучшать.
   Но, самое главное - доверие вкладчиков в 90-е годы было подорвано. Многочисленные обманы вкладчиков кредитными организациями и самим государством привели к тому, что до сих пор значительная часть населения не верит банковской системе, и для того чтобы изменить такую ситуацию, нужны системные усилия.
   Ни в коем случае нельзя идти на поводу у тех, кто предлагает легализовать так называемые безотзывные вклады. Между прочим, предлагают, почему-то, как раз те, кто отнюдь не считался хорошим банкиром и потерпел крах в 90-е годы.
   Слишком уж часто вкладчики оказывались в невыгодном положении, в 90-е годы, и у них сформировался отрицательный опыт общения с банками. Проблема в том, как теперь его преодолеть.
   Ситуация с вкладами стала улучшаться после создания в 2004 году системы обязательного страхования вкладов физических лиц.
   Вместе с тем, по статистическим данным и результатам социологических исследований, значительная часть населения все еще не доверяет банкам. Вот, что по этому поводу читаем в одной из публикаций: "По данным опросов, проведенных компанией ROMIR Monitoring, денежные сбережения делают чуть более половины российских граждан (57% населения). И лишь половина из них использует для этого вклады в банках. Даже в таком грубом приближении можно предположить, что только четверть российских граждан использует банки для хранения денег. Отношения с банками чаще всего заканчиваются в момент поступления заработной платы на текущий счет. После чего деньги сразу обналичиваются".
   Чтобы понять актуальность охранительной функции банковского права, нужно учитывать специфику нашей страны.
   Россия - это страна с огромным количеством малоимущих людей и пенсионеров. Все они, так или иначе, пользуются банковскими услугами. В свою очередь, и банки пользуются этими финансовыми ресурсами, пока еще дешевыми для них. Своевременность перечисления пенсий и заработной платы, бесперебойность системы расчетов, - все это в большинстве своем, так или иначе, связано либо с хорошей, либо с плохой работой банков. И в этом смысле роль банковского права в России на сегодняшний день все еще недооценивается, а уровень законности оставляет желать лучшего.
   Банковское право должно предусматривать определенные гарантии для вкладчиков и иных лиц, которые пользуются услугами кредитных организаций.
   Все эти гарантии, на наш взгляд, можно классифицировать в зависимости от способа обеспечения прав и законных интересов вкладчиков и кредиторов:
   а) организационные;
   б) финансовые;
   в) информационные;
   г) юридические.
   При этом все виды гарантий, так или иначе, имеют определенную юридическую форму. В широком смысле слова организационные и финансовые гарантии тоже являются юридическими, но лишь по своей нормативной форме, а не по содержанию. Поэтому когда речь идет о юридических гарантиях, то имеются в виду собственно юридические механизмы защиты законных интересов всех банковских клиентов.
   Естественно, что все виды гарантий связаны между собой. Нами дается общая классификация, которая не исключает, а предполагает известную степень ее конкретизации по другим основаниям.

   Организационные гарантии
   Контроль за функционированием банка относится к сфере банковского права. По действующему законодательству вкладчики и другие лица, пользующиеся банковскими услугами, являются субъектами гражданского, но не банковского права. Стало быть, правильность проведения банковских операций или, скажем, соблюдение экономических нормативов они проконтролировать не могут.
   Организовать банковскую систему таким образом, чтобы она была достаточно надежной, - это компетенция Банка России. Банк России регулирует и контролирует банковскую деятельность, и поэтому он обязан следить за тем, чтобы кредитные организации проявляли должную осмотрительность в работе с чужими привлеченными средствами.
   Но помимо Банка России есть и другие государственные и негосударственные организации, которые должны или могут осуществлять защиту прав и интересов банковских клиентов.
   Организационные гарантии можно классифицировать по тем институтам, на которые возложена обязанность осуществлять защиту лиц, пользующихся банковскими услугами.
   По разделению властей это может быть организационная деятельность законодательных, исполнительных и судебных органов.
   Дальше следует различать организационную деятельность государственных институтов и институтов самого гражданского общества.
   И вот здесь надо сказать, что в России активность общественных организаций, созданных банковскими клиентами, недостаточна в отличие от многих зарубежных стран. Например, во Франции в соответствии со ст. 59 Закона о банках образован консультативный комитет, известный под названием "Комитет пользователей", который призван "изучать проблемы, связанные с отношениями между кредитными учреждениями и их клиентурой, и предлагать необходимые улучшения".
   Интересно отметить, что французский Комитет пользователей составлен на паритетной основе из представителей кредитных учреждений и представителей клиентуры.
   Об этом мы еще поговорим подробнее, когда речь пойдет о предложениях по юридической реструктуризации в банковской системе, а пока же заметим, что создание общественных институтов как бы предполагается исходя из самой классификации гарантий.
   Принимая вклады от физических и юридических лиц, проводя расчеты, кредитные организации обязаны обезопасить своих вкладчиков и клиентов от возможных убытков. В главе III "Обеспечение стабильности банковской системы, защита прав, интересов вкладчиков и кредиторов кредитных организаций" Федерального закона "О банках и банковской деятельности" предусматривается ряд норм, направленных на обеспечение финансовой надежности кредитной организации.
   Многое зависит от того, насколько денежными властями соблюдаются принципы гражданского общества. Демократичность банковского права (правило большинства) сама собой не реализуется. Призывов о защите вкладчиков и кредиторов здесь недостаточно. Банк России обязан осуществлять пруденциальное регулирование и пруденциальный надзор, в том числе и в целях обеспечения интересов вкладчиков и клиентов кредитных организаций.
  
   Финансовые гарантии
   В целях обеспечения финансовой надежности кредитная организация обязана создавать резервы (фонды), в том числе под обесценение ценных бумаг, порядок формирования и использования которых устанавливается Банком России. Минимальные размеры резервов (фондов) устанавливаются Банком России. Размеры отчислений в резервы (фонды) из прибыли до налогообложения устанавливаются федеральными законами о налогах.
   Кредитная организация обязана осуществлять классификацию активов, выделяя сомнительные и безнадежные долги, и создавать резервы (фонды) на покрытие возможных убытков в порядке, устанавливаемом Банком России.
   Кредитная организация должна соблюдать обязательные нормативы, устанавливаемые в соответствии с Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Численные значения обязательных нормативов устанавливаются Банком России в соответствии с указанным Федеральным законом.
   Кредитная организация обязана организовывать внутренний контроль, обеспечивающий надлежащий уровень надежности, соответствующей характеру и масштабам проводимых операций (ст. 24 упомянутого Закона). Банк обязан выполнять норматив обязательных резервов, депонируемых в Банке России, в том числе по срокам, объемам и видам привлеченных денежных средств. Порядок депонирования обязательных резервов определяется Банком России в соответствии с Федеральным законом "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)". Банк обязан иметь в Банке России счет для хранения обязательных резервов. Порядок открытия указанного счета и осуществления операций по нему устанавливается Банком России (ст. 25 упомянутого Закона).
   Роль банковского права в защите интересов и прав имеет вполне конкретное осуществление во всех его регулятивных и охранительных функциях.
   И. Шихата полагает, что банковское право должно обеспечивать защиту клиентов и вкладчиков через механизмы, предусмотренные в законе или в принятых на его основе подзаконных актах, которые могут включать схемы страхования депозитных вкладов, требования по обязательному резервированию и другие средства. Необходимость сохранения доверия банковских клиентов настолько существенна, что в связи с этим во многих странах создан финансовый механизм страхования вкладов по образцу американской FDIC (Federal Deposit Insurance Corporation - Федеральная корпорация по страхованию депозитов). Этот механизм имеет в разных странах некоторые отличия, но главное состоит в том, что он существует. Например, во Франции, когда положение кредитной организации это оправдывает, управляющий Банком Франции может в соответствии со ст. 52 Закона о банках организовать конкурс с участием всех кредитных учреждений с целью принять необходимые меры по защите интересов вкладчиков и третьих лиц, поддержать нормальное функционирование банковской системы и сохранить ее репутацию.
   Так, например, Чистов В.П., Цисарь И.Ф. считают, что "банковское законодательство обязывает банки часть привлеченных средств депонировать в центральных банках в качестве фондов обязательных резервов, предназначенных для сдерживания депозитно-кредитной экспансии банков и роста денежной массы. Мультипликация депозитов возможна, но не в рыночной экономике. Теоретическая разработка проблемы не завершена. Преждевременно сделаны неверные выводы и рекомендации, деформирующие портфели банков, стимулирующие инфляцию и неплатежеспособность производителей. Ряд стран, в том числе Англия, Канада, Люксембург, Швейцария, отказался от резервов, и никакой депозитной экспансии и роста денежной массы они не замечают".
   Далее указанные авторы пишут, что "нормы ЦБ разработаны на основе Базельских нормативов, то есть банки живут по нормам, исчисленным для "трупов". Базельский комитет набирал статистику по уже обанкротившимся банкам, определял границы показателей, за которые вышли эти банки, и принял их в качестве нормативов надежности для живых".
   Не исключено, что такие схемы действительно применимы и приемлемы для зарубежных банков, но их нельзя применить в России, по крайней мере, в ближайшем обозримом будущем.
   Правовое регулирование фондов обязательных резервов в России противоречиво. По смыслу Федерального закона "О банках и банковской деятельности" (да и не только по смыслу, если взглянуть на название главы III, в которой помещено требование создавать фонды: "Обеспечение стабильности банковской системы, защита прав, интересов вкладчиков и кредиторов кредитных организаций"), фонд обязательных резервов в России должен создаваться для защиты прав, интересов вкладчиков и кредиторов. Ни о каком мультипликаторе, или об ограничении эмиссии, или об ограничении в выдаче банками кредитов в Законе не сказано.
   Вкладчик читает Федеральный закон "О банках и банковской деятельности", где написано, что фонды создаются для защиты его интересов и прав. Но он, как правило, не сведущ по части того, как этот вопрос регулируется нормативными актами самого Банка России. Нормативными актами Банка России предусматривается иная цель: фонд обязательного резервирования создается, прежде всего, для ограничения кредитных возможностей банка. Если бы об этом было сказано в Федеральном законе "О банках и банковской деятельности", то вкладчик был бы не столь уверен в том, что он не рискует.
  
   Информационные гарантии
   Известно, какую роль играет информация на финансовом и банковском рынке.
   Причин здесь много. Если говорить о предпосылках того значения, которое приобретает информация в банковской системе, то в истоках все начинается с сущности денег. Одна из функций денег, как уже говорилось, - это информация об их стоимости. С этой функцией на уровне рынка банковских услуг, в конечном счете, так или иначе, связаны все функции институтов, которые собирают, анализируют, перерабатывают и предоставляют для пользования соответствующую банковскую информацию. Например, это может быть информация о финансовом положении конкретного банка.
   Информация необходима и самим кредитным организациям. В частности, в тех случаях, когда банки берут кредит на межбанковском рынке или пользуются услугами кредитных бюро. Развитая система кредитных бюро позволяет снизить риски в заемно-кредитных отношениях.
   Обладая информацией относящейся к банковской деятельности, клиент кредитной организации может действовать в условиях всеобщей конкуренции с выгодой для себя. Включившись, в банковскую деятельность, он, по сути, получает возможность прогнозировать развитие своей мини-денежной системы в других денежных системах. Иными словами, он предвидит рост стоимости конкретной суммы денежных средств или, наоборот, возможное падение этой стоимости. В этом смысле, получая выгоду и доход от вложения, он должен заплатить за собранную и проанализированную информацию, за тот рыночный прогноз, который принес ему или еще может принести прибыль в виде денежных процентов.
   Естественно, что мелкий клиент, мелкий вкладчик сделать этого не может. Но мелкие вкладчики - это основная масса всех вкладчиков. Это, во-первых. Во-вторых, банки играют специфическую роль в экономике. В этом смысле их деятельность является публичной. Поэтому всем банковским клиентам должна предоставляться стандартная информация, собранная публичными институтами.
   Таким публичным институтом как раз и является центральный банк. Он, как денежный регулятор, должен предоставлять такую информацию. Она необходима для всех, кто пользуется услугами кредитных организаций, и в том числе, - для предпринимателей.
   Доступность стандартной банковской информации - это гарантия прав и законных интересов для всех тех, кто использует деньги. Значит, получается, что в принципе такая информация нужна всем. Она нужна, для того чтобы в стране было гражданское общество. Его основа - право собственности. А любая собственность измеряется в денежном выражении. Чтобы сохранить собственность, а тем более - приумножить ее, нужно, обладать как минимум общедоступной информацией о денежной системе. А поскольку денежная эмиссия - монополия центрального банка, и денежное обращение реализуется с помощью банковских операций, то любой гражданин имеет право на публичную информацию о кредитных организациях.
   В Федеральном законе от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и защите информации" сказано, что "информация в зависимости от категории доступа к ней подразделяется на общедоступную информацию, а также на информацию, доступ к которой ограничен федеральными законами (информация ограниченного доступа)" (ч. 2 ст. 5). При этом требование о защите общедоступной информации могут устанавливаться только для достижения целей обеспечения защиты информации от неправомерного доступа, уничтожения, модифицирования, блокирования, копирования, предоставления, распространения, а также от иных неправомерных действий в отношении такой информации. Кроме того, такая информация защищается в целях реализации права на доступ к информации (ч. 3 ст. 16; п. 1 и 3 ч. 1 ст. 16). Значит пользователи вправе располагать общедоступной информацией. И основанием для ее защиты может быть только если пользователи пытаются совершить в отношении нее неправомерные действия. Например, взломать сайт, на котором она размещена, и т.п.
   Доступность публичной информации о кредитных организациях зависит во многом, от того есть ли необходимая инфраструктура для ее распространения. Причем важно, чтобы эта инфраструктура обеспечивала скорость ее распространения. Скорость, соответствующую мировым стандартам. В первую очередь, - это наличие электронных способов распространения такой информации. В этом отношении в нашей банковской системе вполне очевидно отставание от тех технологий, которые давно применяются в западной практике функционирования банков. По-прежнему, ставка делается только на бумажные носители информации. Все сводиться к опубликованию некоторых существенных фактов из этой области, причем, далеко не всех, о чем будет сказано дальше, - и только в Вестнике Банка России.
   Есть еще и такая публичная информация, которую, несмотря на то, что именно Банк России принимает решение о государственной регистрации кредитных организаций, можно почерпнуть только в органе, осуществляющем государственную регистрацию юридических лиц. Между прочим, в пункте 3 ст. 4 Федерального закона от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей" предусматривается, что государственные реестры являются федеральными информационными ресурсами (в ред. Федерального закона от 23.06.2003 N 76-ФЗ). А он, как сказано там же, - общедоступен.
   Однако физическое лицо может получить такую информацию только платно. Вот, что сказано в п. 1 статьи 6 "Предоставление содержащихся в государственных реестрах сведений и документов" Федерального закона от 8 августа 2001 г. "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей":
   "Содержащиеся в государственных реестрах сведения и документы являются открытыми и общедоступными, за исключением сведений, доступ к которым ограничен в соответствии с абзацем вторым настоящего пункта.
   Сведения о номере, о дате выдачи и об органе, выдавшем документ, удостоверяющий личность физического лица, сведения о банковских счетах юридических лиц и индивидуальных предпринимателей могут быть предоставлены исключительно органам государственной власти, органам государственных внебюджетных фондов в случаях и в порядке, которые установлены Правительством Российской Федерации. Данное ограничение не применяется при предоставлении содержащих указанные сведения копий учредительных документов юридических лиц, а также сведений о месте жительства индивидуальных предпринимателей".
   Получается, что из самой статьи 6 следует, что документы реестра должны быть общедоступными. Но, далее, в статье 7 этого же Федерального закона предусматриваются условия предоставления этой информации. Выходит, что не такой уж он и общедоступный этот порядок. Можно было бы обойтись без всяких запросов. Если это общедоступная информация, зачем запросы Такую информацию можно было бы разместить на сайте. Меньше было бы условий для создания банков мошенниками. Чуть ниже мы еще вернемся к рассмотрению этой проблемы, чтобы пояснить, о чем идет речь. А пока заметим, что согласно этого Федерального закона (пункт 2 ст. 6) по запросу могут быть предоставлены:
   - выписки из соответствующего государственного реестра;
   - копии документа (документов), содержащегося в соответствующем государственном реестре;
   - справки об отсутствии запрашиваемой информации.
   Интересно, что в этом же пункте статьи говорится о том, что форма и порядок предоставления содержащихся в государственных реестрах сведений и документов устанавливаются Правительством Российской Федерации. А порядок - платный. Так, кстати, Предусмотрено Федеральным законом "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей". В его пункте 1 статьи 7 говорится: "Предоставление содержащихся в государственных реестрах сведений и документов, а также предусмотренной пунктом 6 статьи 6 настоящего Федерального закона справки осуществляется за плату, если иное не установлено федеральными законами. Размер платы за предоставление содержащихся в государственных реестрах сведений и документов, а также предусмотренной пунктом 6 статьи 6 настоящего Федерального закона справки устанавливается Правительством Российской Федерации".
   И запрос и плата, - все это затрудняет получение информации о правоспособности кредитной организации, растягивает сроки, в течение которых она выясняется. Учредительные документы не считаются конфиденциальными.
   Они должны быть доступны для публики. Но в этом есть некоторые затруднения. Их можно получить в органах осуществляющих государственную регистрацию. За определенную плату. Так предусмотрено законом. На наш взгляд, это неправильно. Не каждый вкладчик сможет это сделать - платно получить информацию. Вклад может оказаться не намного больше, чем размер такой платы за информацию. Было бы правильнее - размещать эту информацию на сайте органов, которые осуществляют государственную регистрацию кредитных организаций. Кроме того, эта информация могла бы быть размещена и на сайте Банка России.
   В Федеральном законе "О банках и банковской деятельности" надо бы предусмотреть, что Банк России обязан опубликовывать всю информацию о кредитных организациях, которая имеет официальный характер и по законодательству не относится к разряду конфиденциальной информации. Ведь в случае отзыва банковской лицензии, например, возникает проблема соблюдения сроков для подачи заявлений вкладчиками и кредиторами. И здесь важно не пропустить сроки. Не все вкладчики и кредиторы имеют возможность своевременно об этом узнать из Вестника Банка России. Этот официальный источник публикации актов Банка России распространяется только по подписке. Его нет во многих библиотеках страны.
   Даже если вкладчики и кредиторы кредитной организации имеют возможность прочесть о существенных изменениях в статусе той или иной кредитной организации, то они получат эту информацию с определенным запаздыванием. Это касается, прежде всего, отзыва банковских лицензий (ст. 20 Федерального закона). Но не только их. К примеру, в Федеральном законе говорится, что "кредитная организация обязана информировать Банк России об изменении сведений, указанных в пункте 1 статьи 5 Федерального закона "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей", за исключением сведений о полученных лицензиях, в течение трех дней с момента таких изменений. Банк России не позднее одного рабочего дня со дня поступления соответствующей информации от кредитной организации сообщает об этом в уполномоченный регистрирующий орган, который вносит в единый государственный реестр юридических лиц запись об изменении сведений о кредитной организации" (ч. 5 ст. 12). Получается, что в любом случае с момента, когда кредитная организация внесла изменения в учредительные документы и до того момента, когда Банк России опубликует эту информацию в Вестнике Банка России проходит немало времени. В этот период, клиенты кредитной организации, заключая с ней договор, могут не иметь нужной им информации, которая по закону считается общедоступной.
   Федеральный закон от 30 декабря 2004 г. "О кредитных историях" (далее - Федеральный закон) тоже предусматривает, на наш взгляд, растянутые сроки циркуляции информации между бюро кредитных историй и другими участниками правоотношений, возникающих в связи с деятельностью кредитных бюро. Там, в пункте 3 ст. 5 сказано, что "Кредитные организации обязаны представлять всю имеющуюся информацию, определенную статьей 4 настоящего Федерального закона, в отношении всех заемщиков, давших согласие на ее представление, в порядке, предусмотренном настоящей статьей, хотя бы в одно бюро кредитных историй, включенное в государственный реестр бюро кредитных историй. А дальше, в пункте 5 ст. 5 говорится: "Источники формирования кредитной истории представляют информацию в бюро кредитных историй в срок, предусмотренный договором о предоставлении информации, но не позднее 10 дней со дня совершения действия (наступления события), информация о котором входит в состав кредитной истории в соответствии с настоящим Федеральным законом, либо со дня, когда источнику формирования кредитной истории стало известно о совершении такого действия (наступлении такого события). Информация представляется в бюро кредитных историй в форме электронного документа". Неясно, почему для направления сообщения установлен такой длительный срок. Тем более что информация представляется в форме электронного документа. Тот же вопрос возникает и в отношении случаев ликвидации или реорганизации бюро кредитных историй. В пункте 1 ст. 12 "Передача информации из ликвидируемого (реорганизуемого, исключенного из государственного реестра бюро кредитных историй) бюро кредитных историй" Федерального закона говорится:
   "В случае реорганизации бюро кредитных историй, хранящиеся в нем кредитные истории передаются его правопреемнику, если последний включен в государственный реестр бюро кредитных историй. В этом случае бюро кредитных историй - правопреемник обязано в течение 10 рабочих дней со дня получения кредитных историй уведомить об этом источники формирования передаваемых кредитных историй, а также разместить соответствующую информацию в общероссийском периодическом печатном издании и местном периодическом печатном издании по местонахождению реорганизованного бюро кредитных историй". Мне думается, что 10 дней для размещения такой информации - слишком растянутый срок. Помимо печатных изданий, нужно предусмотреть в Федеральном законе обязанность опубликовывать эту информацию в сети Интернет.
   Федеральный закон предусматривает определенные гарантии субъектам кредитных историй, то есть лицам, в отношении которых в бюро имеется информация о взятом кредите или займе. Так, в статье 8 "Права субъекта кредитной истории", Федерального закона закреплены следующие нормы:
   "1. Субъект кредитной истории вправе получить в Центральном каталоге кредитных историй информацию о том, в каком бюро кредитных историй хранится его кредитная история.
   2. Субъект кредитной истории вправе в каждом бюро кредитных историй, в котором хранится кредитная история о нем, один раз в год бесплатно и любое количество раз за плату без указания причин получить кредитный отчет по своей кредитной истории, в том числе с накопленной в соответствии с настоящим Федеральным законом информацией об источниках формирования кредитной истории и о пользователях кредитной истории, которым выдавались кредитные отчеты.
   3. Субъект кредитной истории вправе полностью или частично оспорить информацию, содержащуюся в его кредитной истории, подав в бюро кредитных историй, в котором хранится указанная кредитная история, заявление о внесении изменений и (или) дополнений в эту кредитную историю.
   4. Бюро кредитных историй в течение 30 дней со дня получения заявления, указанного в части 3 настоящей статьи, обязано, за исключением случаев, определенных настоящим Федеральным законом, провести дополнительную проверку информации, входящей в состав кредитной истории, запросив ее у источника формирования кредитной истории. На время проведения такой проверки в кредитной истории делается соответствующая пометка.
   5. Бюро кредитных историй обновляет кредитную историю в оспариваемой части в случае подтверждения заявления субъекта кредитной истории, указанного в части 3 настоящей статьи, или оставляет кредитную историю без изменения. О результатах рассмотрения указанного заявления бюро кредитных историй обязано в письменной форме сообщить субъекту кредитной истории по истечении 30 дней со дня его получения. Отказ в удовлетворении указанного заявления должен быть мотивированным.
   6. Бюро кредитных историй не обязано проводить в дальнейшем проверку ранее оспариваемой, но получившей подтверждение информации, содержащейся в кредитной истории.
   7. Субъект кредитной истории вправе обжаловать в судебном порядке отказ бюро кредитных историй в удовлетворении заявления о внесении изменений и (или) дополнений в кредитную историю, а также непредставление в установленный настоящей статьей срок письменного сообщения о результатах рассмотрения его заявления".
   Мне думается, что право субъекта кредитной истории "один раз в год бесплатно и любое количество раз за плату без указания причин получить кредитный отчет по своей кредитной истории, в том числе с накопленной в соответствии с настоящим Федеральным законом информацией об источниках формирования кредитной истории и о пользователях кредитной истории, которым выдавались кредитные отчеты", недостаточно. В отношении пользователей следовало бы не ограничивать возможности бесплатного ознакомления с кредитной историей.
   Итак, о главных трудностях сказано. Но в этой сфере взаимоотношений возникает множество других трудностей.
   Во-первых, существует проблема конкуренции, коммерческой и банковской тайны. В этом плане многое зависит от банковского законодательства и практики его применения. К сожалению, эта практика страдает недостатками. Объективно существующие проблемы с банковской тайной порой приобретают как бы обратное значение - банковская и коммерческая тайна используется как прикрытие для злоупотреблений. Об этом речь пойдет в дальнейшем применительно к рассмотрению вопроса о банковском надзоре со стороны Банка России, о серьезных недостатках этого надзора и о том, как его нужно улучшить.
   Во-вторых, существует проблема достоверности финансовой и банковской информации.
   Экономика по своим причинно-следственным характеристикам может быть рациональной, иррациональной и смешанной. Чаще всего в ней доминируют иррациональные моменты, особенно в период кризисов. Поэтому всегда есть риск недостоверной информации о банках. Естественно, что этот риск больше там, где больше коррупция, криминальность и т.п.
   В-третьих, существует проблема асимметричной информации. Как раз именно вкладчик обладает наименьшими возможностями самостоятельно собрать и проанализировать банковскую информацию. В условиях, когда банковская система не отлажена, всегда повышается риск информационного заблуждения.
   В России, учитывая специфику экономики, роль информационной поддержки вкладчиков приобретает повышенное значение.
   Это хорошо видно на примере со страхованием депозитов. В пункте 3 ст. 840 "Обеспечение возврата вклада" ГК РФ предусматривается, что:
   "При заключении договора банковского вклада банк обязан предоставить вкладчику информацию об обеспеченности возврата вклада".
   Соответствующие обязанности банка предусмотрены также и Федеральным законом от 29 июля 2004 года N 96-ФЗ "О выплатах Банка России по вкладам физических лиц в признанных банкротами банках, не участвующих в системе обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (с изменениями).
   Однако обратим внимание на то, что в пункте 1 статьи 7 "Порядок обращения вкладчиков за выплатами Банка России", данного Федерального закона сказано: "Банк России в течение 30 дней со дня получения от конкурсного управляющего всех документов и сведений, предусмотренных частью 3 статьи 6 настоящего Федерального закона, опубликовывает в "Вестнике Банка России" объявление о принятии решения о выплатах Банка России, дате начала и окончания этих выплат, порядке обращения вкладчиков с заявлениями об осуществлении указанных выплат, а также о порядке их осуществления. Банк России одновременно с опубликованием объявления о выплатах Банка России направляет уведомление о принятом решении конкурсному управляющему. Со дня опубликования указанного объявления и до дня окончания выплат Банка России конкурсному управляющему запрещается осуществление расчетов с кредиторами первой очереди без письменного согласия Банка России. Банк России вправе отказать в согласовании дальнейших расчетов с кредиторами первой очереди в случае, если осуществление расчетов с кредиторами первой очереди приведет к нарушению прав Банка России как кредитора первой очереди в размере фактически произведенных выплат Банка России.
   2. В случае пропуска вкладчиком срока для обращения с заявлением об осуществлении выплаты Банка России указанный в части 1 настоящей статьи срок по заявлению вкладчика может быть восстановлен Банком России в установленном им порядке при наличии одного из следующих обстоятельств:
   1) если обращению вкладчика с заявлением об осуществлении выплаты Банка России препятствовало чрезвычайное и непредотвратимое при данных условиях обстоятельство (непреодолимая сила);
   2) если вкладчик проходил (проходит) военную службу по призыву или находился (находится) в составе Вооруженных Сил Российской Федерации (других войск, воинских формирований, органов), переведенных на военное положение, - на период такой службы (военного положения);
   3) если причина пропуска указанного срока связана с личностью вкладчика (в том числе с его тяжелой болезнью, беспомощным состоянием)".
   Допустим, вкладчик не читал Вестник Банка России, который распространяется ограниченно, только по подписке, и о нем знают только профессионалы. Это не будет считаться уважительной причиной пропуска срока. Примерно такой же вывод можно сделать, читая и другой закон - Федеральный закон от 23 декабря 2003 г. N 177-ФЗ "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации". И этот Федеральный закон в отношении сроков отсылает вкладчика к Вестнику Банка России. В его пункте 1 ст. 10 говорится: "Вкладчик (его представитель) вправе обратиться в Агентство с требованием о выплате возмещения по вкладам со дня наступления страхового случая до дня завершения конкурсного производства, а при введении Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов - до дня окончания действия моратория". А откуда вкладчик сможет узнать о том, что Банк России ввел мораторий Из Вестника Банка России. Та же проблема с доступностью информации. Где-нибудь в глубине России есть вкладчики и банки, но нет Вестника Банка России. Понятно, что не всякий житель села сможет его прочитать.
   Банковское право предусматривает перечень информации, которая должна быть доступна для вкладчиков и всех иных лиц, пользующихся услугами кредитных организаций. В Федеральном законе "О банках и банковской деятельности" говорится, что банки обязаны предоставлять информацию, необходимую вкладчику для правильного выбора. В частности в нем есть статья 8 "Предоставление информации о деятельности кредитной организации, банковской группы и банковского холдинга", в которой говорится:
   "Кредитная организация обязана публиковать по формам и в сроки, которые устанавливаются Банком России, следующую информацию о своей деятельности:
   - ежеквартально - бухгалтерский баланс, отчет о прибылях и убытках, информацию об уровне достаточности капитала, о величине резервов на покрытие сомнительных ссуд и иных активов;
   - ежегодно - бухгалтерский баланс и отчет о прибылях и убытках с заключением аудиторской фирмы (аудитора) об их достоверности.
   Кредитная организация обязана по требованию физического лица или юридического лица предоставить ему копию лицензии на осуществление банковских операций, копии иных выданных ей разрешений (лицензий), если необходимость получения указанных документов предусмотрена федеральными законами, а также ежемесячные бухгалтерские балансы за текущий год.
   За введение физических лиц и юридических лиц в заблуждение путем непредставления информации либо путем предоставления недостоверной или неполной информации кредитная организация несет ответственность в соответствии с настоящим Федеральным законом и иными федеральными законами. Головная кредитная организация банковской группы, головная организация банковского холдинга (управляющая компания банковского холдинга) ежегодно публикуют свои консолидированные бухгалтерские отчеты и консолидированные отчеты о прибылях и убытках в форме, порядке и сроки, которые устанавливаются Банком России, после подтверждения их достоверности заключением аудиторской фирмы (аудитора).
   Кредитная организация, имеющая лицензию Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц, обязана раскрывать информацию о процентных ставках по договорам банковского вклада с физическими лицами (в целом по кредитной организации без раскрытия информации по отдельным физическим лицам) и информацию о задолженности кредитной организации по вкладам физических лиц. Порядок раскрытия такой информации устанавливается Банком России".
   Банк России по этому вопросу издал нормативный акт - Указание N 192-У от 27 марта 1998 г. "О дополнительных мерах по защите интересов вкладчиков банков" (в ред. Указаний ЦБ РФ от 02.07.1998 N 274-У, от 26.11.1999 N 687-У, от 29.12.2000 N 891-У). В нем (п. 6.1) говорится о том, какая информация должна быть размещена в офисе банка.
   Итак, в п. 6.1 Указания N 192-У сказано: "Банки в местах своей работы по приему и выдаче средств, физическим лицам предоставляют для общего обзора в целом по банку следующую информацию:
   - копии лицензий Банка России на осуществление банковских операций.
   - адрес (не менее одного адреса в населенном пункте), по которому заинтересованное лицо может получить для ознакомления:
   - бухгалтерский баланс по счетам 2-го порядка, составленный по форме N 101 Указания Банка России от 24.10.97 N 7-У "О порядке составления и представления отчетности кредитными организациями в Центральный банк Российской Федерации" (в тыс. рублей);
   - отчет о прибылях и убытках по форме N 102 Указания Банка России от 24.10.97 N 7-У "О порядке составления и представления отчетности кредитными организациями в Центральный банк Российской Федерации" (в тыс. рублей).
   - Агрегированный балансовый отчет по форме N 113 (графа А и графа 2 без указания ее наименования) Указания Банка России от 24.10.97 N 7-У "О порядке составления и представления отчетности кредитными организациями в Центральный банк Российской Федерации" (в тыс. рублей).
   - аудиторское заключение с указанием названия аудиторской фирмы и номера лицензии Банка России на осуществление аудиторской деятельности в соответствии с п.п. 4.6, 4.7 Положения Банка России от 23.12.97 N 10-П "О порядке составления и представления в Банк России аудиторского заключения по результатам проверки деятельности кредитной организации за год".
   Там есть и другие требования, но они не имеют смысла. Дело в том, что многое из того, на что ссылается Банк России в Указании 192-У давно отменено самим же Банком России. Поэтому это ссылки неизвестно на что. Так, например, Положение ЦБ РФ 23.12.1997 N 10-П признано утратившим силу с 26 мая 2003 года Указанием ЦБ РФ от 07.05.2003 N 1276-У. Как мы видим, прошло уже 3 года, а Банк России все еще не внес коррективы в этот нормативный акт. Более того, - уже после отмены Положения 10-П, Банк России вносил в 1994 году изменения в Указание 192-У. Эти изменения вносились 16.01.2004 N 1378-У. ("Об упорядочении актов Банка России"). Но, как мы видим, не все было упорядочено. Между тем в этом же неупорядоченном Указании N 192-У есть пункт 6.3 "Территориальные учреждения Центрального банка Российской Федерации при осуществлении проверок банков обязаны отмечать в актах проверок состояние их работы по выполнению п. 6.1 настоящего Указания". Но как можно проверить соблюдение неупорядоченного акта Банка России
   Приведем еще один аргумент доказывающий, что Банку России безразличны клиенты кредитных организаций. До Указания ЦБ РФ от 16.01.2004 N 1378-У в Указании N 192-У был пункт 4, который появился в марте 1998 года. В этом теперь уже отмененном пункте говорилось: "При превышении значения норматива Н11, установленного Инструкцией Банка России от 01.10.97 N 1, меры воздействия, предусмотренные статьей 75 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)" и Инструкцией Банка России от 31.03.97 N 59, не применяются". Мне думается, что такое отношение лишний раз подтверждает ранее сказанное: Банк России не отвечает за вкладчиков. Вкладчики - это сфера гражданского права. Между тем было бы целесообразно регламентировать обязательный перечень информации в офисе банка, представленный для всеобщего обозрения. Это должны быть сведения об учредителях, об уставном фонде, о резервном фонде, о балансе, о прибылях и убытках, о членстве в фонде страхования депозитов.
  
   Юридические гарантии
   Для того чтобы защита вкладчиков и кредиторов стала реальной, должны быть созданы законы, другие нормативные акты и главное - механизмы их реализации.
   Во-первых, это само законодательство. Оно не должно быть противоречивым по своей форме. На сегодняшний день такие противоречия существуют, и их достаточно много. Еще больше противоречий между законодательством и нормативными актами Банка России - о них уже говорилось и еще пойдет речь в дальнейшем применительно к конкретным вопросам банковского регулирования и надзора.
   Во-вторых, это правоприменительная деятельность контролирующих и правоохранительных органов. Здесь существует множество нерешенных проблем.
   Пример с вкладчиками банков - самый показательный. Судебная система физически не справлялась с рассмотрением огромного количества дел. Санкциями здесь делу не поможешь. Преодолеть такую ситуацию можно только в том случае, если будет урегулирован порядок деятельности всей системы кредитных организаций как таковой. Параллельно необходимо предусмотреть персонификацию гражданско-правовой ответственности учредителей (участников) и менеджеров, по вине которых ухудшилось финансовое положение кредитной организации.
   В различных публикациях неоднократно ставился вопрос об улучшении правовой защищенности банковских клиентов.
   Интересно отметить реакцию Банка России на обращение Ассоциации российских банков, представители которой предлагали ряд мер по усилению правовой защиты вкладов. Так, в частности, предлагалось, чтобы Банк России начислял проценты на средства фонда обязательных резервов. На наш взгляд, если гражданское законодательство предусматривает, что за пользование чужими денежными средствами нужно платить, то это в равной мере касается всех субъектов, в том числе и Банка России. Равенство всех перед законом и справедливость - важнейшие принципы права. Однако Ассоциация российских банков получила отказ со следующей мотивировкой: Банк России сослался на то, что "Центральный банк Российской Федерации не вступает в депозитные отношения с юридическими лицами".

   Получается, что банковское право в том виде, в котором оно сложилось, отражает интересы только Банка России и кредитных организаций. Поэтому нужны не только правовые нормы, предусматривающие защиту вкладов, но и специальные институты, которые бы заботились о снижении риска вкладчиков. Однако таких институтов, которые могли бы быть предусмотрены банковским правом, как уже говорилось, пока еще нет.

 
< Пред.   След. >