YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Гражданский процесс России (Под ред. М.А. Викут) arrow § 1. Доказывание как разновидность судебного познания обстоятельств по гражданскому делу
§ 1. Доказывание как разновидность судебного познания обстоятельств по гражданскому делу

§ 1. Доказывание как разновидность судебного познания обстоятельств по гражданскому делу

   Как известно, в ходе всякой человеческой деятельности приобретается некая определенная сумма знаний. Знание, получаемое в рамках гражданского судопроизводства, как и в других областях человеческого функционирования, является результатом познания. Проблема судебного познания заключается в его характере, особенностях и формах, а также в соотношении с судебным доказыванием.
   В течение длительного времени судебное познание трактовали как звено научного познания, его разновидность, поскольку познавательные механизмы, происходящие в суде, полностью “соответствуют научным стандартам, резко отличающимся от обыденных” (А.С. Козлов). Высказывалось также мнение о специфичности и самостоятельности судебного познавательного процесса. Обосновывалось это тем, что судебное познание сугубо преднамеренно, в нем заранее установлен круг фактов, подлежащих исследованию, оно не претендует на раскрытие всеобщих закономерностей (О.В. Иванов, Н.И. Ткачев).
   Безусловно, в основе судебного познания лежит тезис диалектического материализма о принципиальной возможности получения субъектом (индивид, группа людей) истинного знания о разнообразных явлениях реальности в результате сложного механизма отражения.
   Восприятие судей, как и любого человека, являет собой биологическое устройство воспроизведения действительности в том виде, в каком она существует фактически. Однако это не дает право заявить о полной научности познавательной судебной деятельности по следующим причинам. Во-первых, действия суда, как специального государственного органа, занимающегося отправлением правосудия, построены с целью обеспечить объем знаний, который ведет к быстрому и правильному разрешению правового конфликта и не более, для чего законодатель четко предусмотрел временные рамки познавательных мероприятий. Во-вторых, познавательное отношение не может быть реализовано без согласия на то заинтересованных лиц и проходит при соблюдении единой процессуальной формы, в условиях существования процессуальных фикций и презумпций, что обусловливает ту или иную степень вероятности познания. В-третьих, объектом исследования здесь являются правоотношения, права и обязанности сторон, знания о которых постигаются посредством юридически значимых фактов, т.е. познание в суде по сути сугубо фактическое, что сужает объем познаваемого. В-четвертых, для связи структуры “субъект-объект” используются своеобразные способы, средства и юридический инструментарий. И главное — особую организацию подчеркивает цель, являющаяся соединительным звеном между описанными элементами.
   Деятельность суда никак не соотносится с решением фундаментальных проблем и выявлением всеобщих взаимосвязей бытия. Она не состоит в раскрытии каких-либо природных или социальных закономерностей. Напротив, ее направленность предрешена процессуальным законом, а получаемое судом итоговое знание уже в большинстве своем было известно участвующим в деле лицам, которые лишь излагают имеющуюся в их распоряжении информацию, обосновывая тем самым свои требования или возражения. Следовательно, судебное познание есть специальное (юридическое) познание, в конкретизированной форме относящееся к профессиональному.
   Итак, не вызывает сомнений, что с помощью судебного познания принципиально возможно получить необходимую информацию ввиду законного и обоснованного разрешения гражданского дела по существу. Вместе с тем само специальное (юридическое) познание толкуется различно. Иногда познавательную деятельность рассматривают через призму доказывания, которое представляет собой опосредованный процесс получения истинного знания об искомых фактах, реализуемый с помощью суда и участвующих в деле лиц, с использованием предусмотренных законом средств (К.С. Юдельсон, Ф.Н. Фаткуллин).
   Наряду с этим существует также узкая интерпретация судебного познания, разграничивающая его с судебным доказыванием. В связи с этим познание понимается как судебная деятельность, выражающаяся в непосредственной форме восприятия, цель которой заключается в установлении истинности правового отношения, доказывание же — как деятельность сторон и иных участников судопроизводства, назначение которой — в обосновании собственных требований и возражений и не более (А.Ф. Клейнман, Л.А. Ванеева).
   Правильное решение вопроса о соотношении судебного познания и судебного доказывания видится не в их противопоставлении, а в изучении взаимосвязи. Следует учесть, что как любое иное познание, судебный познавательный процесс заключает в себе две основные формы: непосредственную и опосредованную. Непосредственная форма познания имеет место при восприятии судом и участвующими в деле лицами фактов-состояний (например, размер помещения) и средств доказывания (вещественные, письменные доказательства). Опосредованная форма, в свою очередь, является не чем иным, как судебным доказыванием, поскольку информация о фактах, имевших место задолго До судебного разбирательства, может быть получена только путем представления доказательственного материала.
   Судебное доказывание как опосредованная форма судебного no-знания представляет собой четко и детально регламентированную законом процессуальную деятельность суда и участвующих в деле лиц по изучению фактических обстоятельств посредством доказательства с целью законного и обоснованного разрешения правового конфликта.
   Судебное доказывание является сложным правовым образованием, исходя из чего различают его элементы. М.К. Треушников полагает, что доказывание слагается из утверждения о фактах, указания заинтересованных лиц на доказательства, их представления, истребования, исследования и оценки. И.В. Решетникова говорит о стадиях доказывания. Например, в стадии доказывания в ходе подготовки дела к судебному разбирательству присутствуют такие действия, как выявление, собирание доказательств и их представление в суд, здесь же идет предварительная оценка материала; в стадии рассмотрения дела исследуются доказательства, но могут быть собраны и оценены иные доказательства; вынесение решения сопровождается окончательной оценкой, в которой участвуют все без исключения субъекты доказывания, в том числе суд.
   Подход к данной проблеме должен основываться на том, что доказывание — подготовительная деятельность, создающая почву для убеждения суда в реальности существования фактов, составляющих основания требований или возражений сторон. Эти действия являются предпосылочными в отношении процесса получения истинного знания о правах и обязанностях. Поэтому первым этапом доказывания следует считать указание заинтересованных лиц на доказательства. Такое указание касается средств доказывания, которые суд в дальнейшем будет тщательно изучать. Например, согласно ч. 2 ст. 131 ГПК стороны при подаче искового заявления должны сделать ссылку на доказательства, подтверждающие изложенные обстоятельства. Это не значит, что указанный этап предусматривает обязательное представление доказательственного материала. Здесь обозначается вероятный объем доказательств, соотносящихся с обстоятельствами дела, могущий подтвердить их истинность. Одно из главных значений данного указания в том, что суд определяет контуры последующих стадий.
   Если возбудить производство по гражданскому делу нельзя только посредством обозначения, закон прямо требует представления доказательств. К примеру, при подаче заявления по делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, приводятся доказательства, подтверждающие невозможность получения заявителем надлежащих документов либо восстановления утраченных документов (ст. 267 ГПК).
   Следующий этап — представление и раскрытие доказательств.
   Представление, как процессуальное действие, состоит в передаче доказательственного материала суду для исследования. Статьи 35, 56 и 57 ГПК прямо указывают, что материалы представляют стороны и другие участвующие в деле лица. Таким образом, доставлять доказательства в суд могут как лично заинтересованные субъекты, так и их представители, обладающие определенными полномочиями. Если информация недостаточна для изучения судом, то он может предложить собрать дополнительные доказательства.
   Раскрытие доказательств, будучи новой правовой конструкцией, хотя и не предусматривающей форм подобного раскрытия, позволяет органу правосудия и сторонам заранее ознакомиться с доказательственными материалами оппонента по юридическому спору. В частности, руководствуясь ст. 149 ГПК, при подготовке дела к судебному разбирательству истец или его представитель обязаны передать ответчику копии доказательств, подтверждающие фактические основания иска.
   Затем следует такой этап доказывания, как собирание и истребование доказательств. Исходя из принципа состязательности, именно стороны обязаны собрать дополнительный материал. Их самостоятельность не должна ограничиваться, поскольку своими действиями они обеспечивают полноту сведений, используемых при разрешении дела. Судебный орган не вправе вмешиваться в сбор доказательств на стороне истца или ответчика, так как это нарушает принцип равноправия. Однако если собирание доказательств затруднительно для участвующих в деле лиц, то по их ходатайству суд вправе выдать запрос для их получения. В случае невыполнения требований суда на виновных должностных лиц, а также на граждан, которые не являются лицами, участвующими в деле, налагается штраф.
   Далее выполняются фиксация и исследование имеющихся доказательств, т.е. процессуальное закрепление полученного материала, а также извлечение судом и участвующими в деле лицами из доказательств такой информации, которая направлена на подтверждение либо опровержение обстоятельств происшедшего. ГПК предусматривает следующие способы исследования доказательств: а) получение объяснений сторон и третьих лиц; б) допрос свидетелей и экспертов; в) ознакомление и оглашение письменных доказательств; г) осмотр вещественных Доказательств; д) воспроизведение аудио- и видеозаписи.
   И, наконец, завершающим этапом является оценка доказательств, Которая на самом деле пронизывает всю доказательственную процедуру, все предшествующие фазы, которые, в свою очередь, также тесно переплетены, что указывает на некоторую условность выделения самих этапов. Совершенно очевидно, доказывание, кроме сугубо процессуальных аспектов, имеет логическую основу, поэтому было бы правильно отметить, что доказывание с логической точки зрения — построение системы мыслительных суждений суда и участвующих в деле лиц, направленных на обоснование выводов о доказываемых обстоятельствах дела.
   С позиций формальной логики мыслительное функционирование может быть подразделено на два этапа: целевой и аналитический. Центральный компонент любой логической структуры — цель, другими словами, мысленная модель того результата, который в рассматриваемом случае достигается через процессуальные действия.
   Аналитическую фазу составляют мыслительные операции по выявлению свойств представляемого и собираемого доказательственного материала. Оба вида анализа связаны между собой и дополняют друг друга.
   Означает ли это, что судебное доказывание нужно трактовать только как мыслительный процесс, подчиненный законам логики и логического мышления. Видимо, нет. В теории и практике гражданского процесса давно закрепилось справедливое мнение, в соответствии с которым судебное доказывание представляет собой единство двух видов деятельности: логической и процессуальной. Иная трактовка ведет к противопоставлению психических, логических и правовых аспектов единой проблемы (М.К. Треушников).
   Оценка, будучи одним из этапов судебного доказывания, не сводится лишь к логическому или процессуальному действию. Как психическая деятельность, она выражается в постановке задачи, ее решении и выводе (Б.Т. Матюшин) Одновременно оценочный акт судебного органа и участвующих в деле лиц, охватывая собой этапы указания о доказательствах, их представлении, раскрытии, собирании и проч., проявляется в конкретизированных процессуальных мероприятиях, воздействующих на весь ход судебного разбирательства.
   Хотя оценка доказательств как психическое действие не поддается правовому регулированию, все же судебные органы обязаны придерживаться определенных правил, установленных ст. 67 ГПК:
   1) суд в ходе оценки доказательственного материала исходит из собственного внутреннего убеждения, основанного на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании всей совокупности доказательств. Внутреннее убеждение здесь имеет важнейшее значение, так как именно благодаря ему у суда создается уверенность в истинности или ложности доказательств, сориентированных на подтверждение либо опровержение фактических обстоятельств по делу;
   2) никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы, т.е. ни в законе, ни в подзаконных актах, а также в документах, исходящих от органов государственной власти, их должностных лиц, не должны содержаться указания, предрешающие доказательственную силу и значение доказательств;
   3) суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а равно достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
   Относимыми считаются доказательства, которые имеют значение для правильного рассмотрения и разрешения правового спора по существу, поэтому должна прослеживаться связь между содержанием предъявляемого доказательства и фактами, в противном случае оно не может приниматься во внимание.
   Допустимость в отличие от относимости отвечает не за качество доказательственного материала, а соотносится с ограничениями по поводу использования некоторых средств доказывания. ГПК РФ не определяет, какие средства доказывания не разрешается применять в рамках рассмотрения того или иного гражданского дела, но подобные запреты изложены в нормах материального права. Например, в соответствии со ст. 162 ГК несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права при возникновении спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания
   Оценка доказательств на предмет достоверности означает, что суд Должен осознать их истинность в связи с происходящими в суде познавательными процессами посредством тщательной проверки, а также изучения источника получения доказательственной информации.
   Восприятие достаточности и взаимной связи доказательств в их совокупности позволяют суду сопоставить составляющие доказательственной базы, проследить взаимообусловленность отдельных средств доказывания друг с другом, вследствие чего сделать вывод об их достоверности.

 
< Пред.   След. >