YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История государства и права зарубежных стран (Н.М. Чепурнова, А.В. Серегин) arrow § 15.1. Общая характеристика Конституции Германии 1919 года
§ 15.1. Общая характеристика Конституции Германии 1919 года

§ 15.1. Общая характеристика Конституции Германии 1919 года

   Конституция 1919 г., вошедшая в историю Германии под названием Веймарской (по месту ее принятия), стала одной из самых демократических конституций, известных в свое время европейским государствам.
   Важнейшим нововведением Основного закона стала глубокая реорганизация федеральной формы государственного устройства, в основу которого была положена идея единого государства, состоящего из 16 равноправных, с равной численностью в 2 млн жителей, земель (областей).
   По структуре Конституция состояла из двух частей: «Строение и задачи империи» и «Основные права и обязанности немцев».
   Отход от традиционной структуры европейских конституций, в которых на первом месте был перечень прав и свобод, не был случайным. Г. Прейс и его коллеги по Конституционному комитету считали, что «сначала должно быть государство, которое могло бы защитить основные права».
   Принципиально новые правовые концепции, по сравнению с Конституцией 1871 г., нашли отражение в ее преамбуле. Это - принцип «народного единства» и «народного суверенитета» («суверенитета единого германского народа», который «дал себе эту конституцию»), а также принципы «свободы» и «социальной справедливости».
   Провозглашением «народного суверенитета» разрушалась династическая традиция государственной власти, так как ее носителями становились выборные на основе всеобщего избирательного права рейхстаг и президент.
   Германская империя провозглашалась республикой с федеративной формой государственного устройства. Бывшие «союзные государства» получили название земель, а верхняя палата имперского парламента была названа не бундесратом (Союзным советом), а рейхсратом (Имперским советом).
   Земли имели свои законодательные органы - ландтаги - и свои конституции, которые должны были закрепить, согласно ст. 17 Веймарской конституции, республиканскую форму правления и всеобщее, равное, прямое избирательное право при тайном голосовании. Непосредственно имперской Конституцией определялся и правовой статус членов ландтагов (ст.ст. 36-39).
   Права земель были значительно ограничены в области законодательства в финансовой сфере. В ст.ст. 6-12 Конституции предусматривался сложный порядок распределения законодательных прав между империей и землями, основанный на главном принципе - имперское право имеет преимущество перед правом земель (ст. 15). Ряд сфер общественной жизни - внешние отношения, гражданство, таможенное, почтовое и телеграфное дело, устройство обороны и другие - регулировались исключительно законодательством империи (ст. 6).
   Гражданское, уголовное право, судопроизводство, печать, союзы, собрания, торговля, промышленность, горное дело и др. - были отнесены преимущественно к законодательству империи (ст. 7). Земли сохраняли законодательную власть по этим вопросам в той мере, в какой империя не пользовалась своими законодательными правами. В этом случае земельный закон находился под угрозой отмены. Согласно ст. 13, «при возникновении сомнений и различий во взглядах» по закону, принятому в отдельной земле, империя имела право с помощью Имперской судебной палаты отменить его на основании главного постулата, что «имперское право имеет перевес над правом земельным».
   Кроме того, империя могла издавать законы «по необходимости», например в области охраны общественного порядка и безопасности, и устанавливать основные положения законов (положения о «принципах законов»), разрабатываемых в землях, касающихся религиозных обществ, школьного дела, земельного права и пр. Эти общие принципы законодательства имели обязательный характер для земель, если речь шла об отделении церкви от государства (ст. 138 (1)), об «основах» служебных отношений чиновников, предписывающих, в частности, устранение всех ограничений, касающихся чиновников- женщин (ст. 123 (3)). Ни законодательные, ни исполнительные органы земель не имели права отходить от этих принципиальных установок центра.
   При таком распределении законодательных полномочий между империей и землями последним оставалось право самостоятельно законодательствовать только по малозначительному кругу местных вопросов: о местных налогах, о санитарной службе, дорогах и пр.
   Империи принадлежало право не только определять размеры и порядок поступлений доходов в имперскую казну, но и вмешиваться в вопросы налогового обложения отдельных земель, издавать законы, устанавливающие принципы «допустимости и способы взимания в землях налогов» (ст. 11).
   Согласно ст. 18 Конституции, территориальные изменения или создание новых земель могли быть осуществлены только путем принятия «имперского закона» и лишь «по возможности» сообразуясь с волей населения самих земель.
   Значительно больший объем полномочий сохранялся у земель в административной сфере, так как за органами земель Конституцией закреплялось право проводить в исполнение имперский закон, если «имперский закон не постановил иначе» (ст. 14). Но при этом за империей сохранялось право административного надзора за органами земель. В новой Конституции, как и в старой 1871 г., было предусмотрено право имперской «экзекуции» (ст. 48), предназначенное обеспечить политическое единство страны.

 
< Пред.   След. >