YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Геополитика (А.В. Маринченко) arrow 3.4. Россия и страны СНГ
3.4. Россия и страны СНГ

3.4. Россия и страны СНГ

   За годы, минувшие после разрушения СССР, на постсоветском пространстве в основном превалировали процессы дезинтеграции. Национальные элиты, пришедшие к власти, как правило, были выходцами из партийно-чиновничьих рядов. Почувствовав вкус власти, они стали проводить политику дистанцирования от Москвы и дрейфа в сторону Запада.

3.4.1. Российско-украинские отношения

   Наиболее жесткую по отношению к России позицию занимает Украина. Этим она создает трудности не только для России, но и для самой себя. Так, политика президента Украины в конце 1990-х гг. могла расколоть страну и поставить ее на грань гражданской войны. Парламентские выборы 2006 г. вновь показали, что и население, и лидеры партий и политических движений на Украине находятся в состоянии конфронтации по поводу внутренней и внешней политики страны. Радикальные либералы полностью поддерживают идею сближения с Западом и вступления в НАТО, а следовательно, фактического отторжения от России. Большинство же населения, особенно юго-восточных регионов Украины, выступает за сохранение добрососедских и дружеских отношений с Россией, требует придания русскому языку статуса второго государственного языка и не желает вступления страны в НАТО. Подписанный в конце 1998 г. полномасштабный договор с неопределенным статусом Севастополя снял многие негативные моменты в отношениях России с Украиной. Но тем не менее проблемы остаются. Их генерируют как в самой Украине, так и на Западе и даже в России. Например, представители радикально-националистической организации «Украинская национальная ассамблея — Украинская народная самооборона» (УНА-УНСО) все последние годы открыто распространяли свое влияние на сопредельные с Украиной государства. Особую активность они проявляют в Белоруссии, организуя там беспорядки, выступления против президента А. Лукашенко — сторонника союза славянских государств.
   Украинские радикалы, поддержанные местными националистическими организациями («Белый легион», Белорусский народный фронт, Белорусская партия свободы), смогли открыть в Минске свой филиал. УНА-УНСО открыто заявляла о присутствии своих боевиков в Чечне (около 400 человек). Сейчас она пытается закрепиться в Ингушетии, Дагестане, Ставрополе и других районах Северного Кавказа. Услугами харьковского филиала этой организации, по сведениям «Независимой газеты», пользуется военная разведка Украины. Харьковское отделение УНСО организует работу в Белгороде, Воронеже, Курске, Луганске, Ростове-на-Дону. Донецкое — в Краснодаре, Черниговское — в Брянске. Продолжает работать в УНСО Василь Кук, в прошлом главнокомандующий этих формирований, пользующийся поддержкой президента В. Ющенко.
   В последние годы украинские политические лидеры часто представляют Россию в образе внешнего врага. Кроме того, все время звучат их требования своей доли в золотом запасе и Алмазном фонде бывшего СССР, возвращения украинских культурных ценностей, погашения задолженности перед юридическими и физическими лицами бывшего Внешэкономбанка СССР, полной информации о состоянии балансов Госбанка, Гохрана, Внешэкономбанка СССР, их международного аудита и т.д. Вместе с тем они закрывают глаза на весьма шаткие с исторической, этической и правовой точек зрения основания отторжения Крыма от России.
   Киев требовал от России обеспечить полный режим свободной торговли с Украиной, отменить все якобы дискриминационные меры и ограничения на ее товары. Для решения таких вопросов в 1993 г. был создан Экономический союз стран СНГ, но Украина сразу же отказалась в нем участвовать. Она не присоединилась к Таможенному союзу России, Белоруссии, Казахстана и Киргизии. Наша страна постоянно предоставляет льготы Украине в ущерб своим интересам, потому что Украину поддерживает Международный валютный фонд, т.е. США.
   Вашингтон продолжает, не без помощи Украины, действовать в качестве стратегического противника России. Украина, по мысли З. Бжезинского, является стратегическим опорным пунктом национальных интересов США. Например, политика бывшего президента Украины Кучмы по отношению к России носили весьма двойственный характер. Как только внутренняя оппозиция начинала прижимать его, он тут же обращался за помощью к России: так было, например, зимой 2001 г. Но как только позиции Кучмы укрепились (не без помощи России), он тут же принял министра обороны США и начал переговоры об обучении украинской армии американскими специалистами, не возражая против развертывания американской ПРО. А в июне 2001 г. заявил о намерении Украины вступить в ЕС.
   По этой и иным причинам многие субъекты в двух славянских республиках противодействуют объединению славянских, тюркских и других народов на постсоветском пространстве. Такая политика лидеров Украины, ее националистических организаций ведет к сознательному обострению российско-украинских отношений. Украина стала для России «естественным объектом» противоборства. Некоторые политики в Киеве пытаются разыграть антироссийскую карту как плату за вхождение Украины в Европу. Для нашего юго-западного соседа такой курс бесперспективен: на Западе ее как просительницу денег не любят, необходимых Украине средств для модернизации ее экономики у новых западных друзей просто нет.
   Многие политики в Западной Украине да и в Киеве продолжают полагать, что Россия сохраняет перед Украиной какие-то патерналистские обязанности: будь то поставки газа по низкой цене или территориальные подарки в виде острова Тузла. Отсюда их постоянные попытки «уличить» Россию в том, что она в своей внешней политике исходит только из российских, а не украинских интересов. Украинские лидеры спят и видят Украину в ЕС. Но, едва узнав, что В. Путин договаривается с ЕС о безвизовом режиме для российских граждан, некоторые украинские СМИ «обвинили» его в том, что он не делает этого для украинцев. И в отместку ввели миграционные карты (визы) для россиян, въезжающих на отдых в Крым.
   Такой шаг — далеко не безобидное действо: оно способствует росту недовольства граждан двух постсоветских республик, усложняются, а то и обрываются связи между родственниками. Примеров тому в последнее время было немало. Далее, это удар по экономике Крыма, бюджет которого формируется во многом за счет туристов, отдыхающих в пансионатах, лечащихся в санаториях да и просто приезжающих туда в отпуск. Цели такого шага просчитываются легко: экономически слабую автономию легче держать на «коротком поводке».
   В 2003 г. на Украине Белый дом сменил послов. Господина Карлоса Паскуале, замешанного в скандалах, связанных с продажей Киевом радиолокационной системы «Кольчуга» и другой военной техники странам Ближнего и Среднего Востока, заменили на Джона Хербста. Он до назначения на Украину трудился послом США в Узбекистане. Его характеризуют как очень сильного дипломата, способного строить конструктивные отношения с местной властью. Его деятельность в Ташкенте привела к тому, что руководство Узбекистана предложило Америке свою территорию под военные базы.
   Смена посла означала, что Вашингтон будет двигать на пост президента Украины своего человека, что и было сделано: им стал
   В. Ющенко, известный своими проамериканскими, прозападными симпатиями. И за ценой «победы» американцы не постояли. Для реализации своих геополитических целей на Украине американцы заинтересованы в ее движении в сторону от России. Кроме того, Белый дом может пойти на «катализацию» усиления противоречий между Западной и Восточной Украиной, между «незалежной» и Крымом, что может привести к распаду государства на несколько частей.
   После победы «оранжевых» Украина ускорила движение на Запад. Киев только имитирует интеграционную деятельность, то и дело выдвигая России неприемлемые условия, а потом в Киеве разводят руками: мол, не получилось.
   Рассматривается в украинских политических кругах и такой вариант — параллельное движение наших двух стран. Но история отпустила слишком мало времени для такого развития. Европа объединяется и развивается быстрее, а Азия — чрезвычайно быстро. При таком параллельном движении, при взаимной обособленности и даже отчуждении и Россия, и Украина обречены на отставание от сопредельных стран по важнейшим сферам экономики. Есть еще вариант — стратегия прагматического партнерства. Суть этого видится как совместная работа для экономической модернизации. Подобное сотрудничество на равноправной основе способствует развитию, например, двух стран-соседей — США и Канады. Пока же фактически экономика Украины ориентирована на Россию (так, объем торговли между Киевом и Москвой за 2005 г. составил 20 млрд долл.), а политика — на Запад. Это, безусловно, накладывает отпечаток на общественное сознание жителей республики. В различных ее регионах настроения полярно противоположны. Такая борьба противоположностей, как отмечалось выше, может привести к развалу Украины. А расширение НАТО на Восток усилит эти негативные процессы в политической и экономической жизни двух славянских республик.
   Последние события на Украине (выборы в Верховную раду) показывают, что «оранжевое» правительство, о необходимости которого так долго говорили и мечтали президент Ющенко и пани Тимошенко, получило право на жизнь — счетная комиссия Верховной рады объявила официальные итоги голосования по назначению последней главой кабинета министров.
   «С сегодняшнего дня народ Украины должен быть готовым к новым испытаниям — кризисам, политическим интригам и ссорам внутри «оранжевой» команды, которая продолжает борьбу за власть между верхушками внутрикоалиционных группировок. Граждане не смогут рассчитывать на улучшение жизни, так как щедрые обещания, которыми их так обильно одаривали, не будут выполнены никогда», — заявил в этой связи ушедший в оппозицию Виктор Янукович.
   Тем временем новый премьер уже определила первоочередные задачи кабинета министров, «удачно» вписывающиеся в предупреждение Партии регионов, — подготовка проведения референдумов по вопросам формы правления в стране (президентско-парламентская или парламентская) и ее вступления в какую-либо из систем международной безопасности (известно в какую); проведение кадровой чистки — будет осуществлена смена председателей национальных компаний «Нафтогаз Украины» и «Энергоатом», а также глав государственной налоговой администрации и государственной таможенной службы; разработка нового бюджета на2008 г. и работа над программой правительства «Украинский прорыв»; пересмотр существующих условий поставок природного газа на Украину — в 2008 г. он будет поставляться по схеме без участия посредников (намечено устранение с рынка компании «RosUkrEnergo» (Швейцария), в которой 50% акций принадлежит Газпрому). Также Тимошенко надеется убедить президента Виктора Ющенко в возможности скорейшего перехода на контрактный принцип комплектования вооруженных сил (одно из главных предвыборных обещаний БЮТ) и, соответственно, воплотить еще одно свое главное предвыборное обещание — вернуть населению долги Сбербанка СССР. Большинство этих обещаний частично или полностью выполняется. Если быть объективным, то перед лидером БЮТ открываются достаточно широкие перспективы. Если ей хоть на 50% удастся выполнить все обещанное, то это реальная заявка на победу и в президентской гонке 2009 г. В ее распоряжении еще есть время, так как по национальному законодательству Ющенко не может распустить новый состав парламента ранее 12 мес. с момента начала его работы. Впрочем, и этот факт не является гарантией того, что через этот срок мы снова не станем свидетелями политического «разброда и шатания» в стране. Очевидно, что Ющенко опасается «подруги по борьбе» как будущего соперника. Не случайно все силовики в кабинете министров — сторонники президента, некоторые из которых неоднократно конфликтовали с Тимошенко, и довольно серьезно. МИД страны также возглавил ставленник Ющенко — Владимир Огрызко, да и спикер парламента Арсений Яценюк неоднократно доказывал преданность президенту. Вместе взятые, они способны если не обуздать Тимошенко в ее «неугомонной» экономике, то по крайней мере притормозить ее, а в «экстренном» случае и инициировать новый парламентский кризис. Одним словом, единства в коалиционном лагере, как мы видим, нет и вряд ли появится.
   Несомненно, что внутриполитическая нестабильность в стране грозит отразиться и на российско-украинских отношениях. «В первые месяцы работы Юлии Тимошенко на посту премьер-министра отношения России и Украины будет достаточно серьезно лихорадить», — полагает Константин Косачев. Ухудшение в отношениях двух стран, пояснил он в интервью ИТАР-ТАСС, произойдет, поскольку Юлия Тимошенко, безусловно, привнесет в них субъективный фактор. Она, по его мнению, «будет пытаться выполнять свои популистские обещания, которых набрала очень много в ходе избирательной кампании», а это, в свою очередь, не может не затронуть внешнюю политику Украины, в том числе в отношениях с нашей страной.
   О недопустимости подобного Президент России Владимир Путин отметил в своем послании президенту Виктору Ющенко. В нем было обращено внимание украинского коллеги на то, что взаимодействие России и Украины в гуманитарной области является очень важной составляющей стратегического партнерства наших стран. «В то же время именно на этом направлении у нас, к сожалению, в последнее время возникли существенные разногласия, — заявил в свое время Президент РФ. — Причем инициатива исходит не из Москвы. Речь идет прежде всего о своеобразной трактовке украинской стороной событий нашей общей истории, героизации сотрудничавших с нацистами военных преступников, развязанной в ряде регионов Украины “войне” с историческими памятниками и захоронениями советских воинов-освободителей, усиливающейся дискриминации русского языка, деятельности, направленной на раскол Украинской православной церкви. Эти недружественные шаги уже омрачают атмосферу отношений между нашими государствами, — уверен он. — Более того, они могут нанести серьезный ущерб двустороннему сотрудничеству на различных направлениях».
   В связи с этим Владимир Путин предложил Виктору Ющенко «дополнительно ориентировать соответствующий подкомитет российско-украинской межгосударственной комиссии на оперативную проработку и решение всех возникающих в этой чувствительной сфере проблем, а также подготовку предложений по укреплению культурно-гуманитарного сотрудничества».
   Однако, как показывают дальнейшие события, официальный Киев сделал решительный шаг к вступлению в НАТО.
   Президент Виктор Ющенко, премьер Юлия Тимошенко и председатель Верховной рады Арсений Яценюк направили генеральному секретарю Североатлантического альянса Яапу де Хооп Схеф- феру совместное обращение с просьбой рассмотреть возможность присоединения страны к Плану действий по членству (ПДЧ) в НАТО. В нем лидеры Украины заявляют, что, «полностью разделяя европейские демократические ценности, государство осознает себя частью евроатлантического пространства безопасности и готово вместе с НАТО и партнерами альянса при равных условиях противодействовать общим угрозам безопасности».
   Удивляться решению украинского «триумвирата» не приходится. Киев торопится, и торопится столь отчаянно, что попросился в НАТО, так сказать, вне очереди, рассчитывая на присоединение к альянсу в качестве полноправного члена уже на Бухарестском саммите блока, который прошел 2—4 апреля 2008 г. Подобная поспешность объясняется, по всей видимости, достаточно просто. Несмотря на то что «оранжевые» одержали победу в ходе парламентских выборов, союз Ющенко и Тимошенко все-таки не очень уверен в собственных силах. Сегодняшняя внутриполитическая ситуация в стране такова, что все может измениться и в преддверии будущих президентских выборов «козыри» в колоде могут поменяться. А это уже чревато и изменением позиции Украины по вопросу членства в НАТО. Выступая 14 сентября 2006 г. на заседании комиссии «Украина — НАТО» в Брюсселе, тогдашний премьер Виктор Янукович отделил вопрос о членстве в НАТО от «нормального взаимовыгодного сотрудничества» и заявил о неготовности страны начинать выполнение плана действий для получения членства в альянсе. По словам Януковича, «вопрос о вхождении Украины в НАТО будет решаться на общенациональном референдуме. Время покажет, когда возникнет необходимость его проведения». Возможное появление у границ России еще одного государства — члена НАТО не только нарушает имеющиеся у РФ с альянсом договоренности, но и свидетельствует о стремлении этой организации и ее членов, прежде всего США, навязывать свою волю не только партнерам России, но и самой Москве. Очевидно, что многополярное мироустройство не в интересах Вашингтона и отстаивать свое «превосходство» на мировой политической сцене Белый дом собирается всеми доступными способами и любой ценой.

3.4.2. Россия и Белоруссия

   Отношения между Россией и Белоруссией складываются далеко не просто. Общее в политических процессах в Украине и Белоруссии — вмешательство Запада, которому, безусловно, не нужна никакая интеграция славяно-тюркских народов, и поддерживаемая Западом оппозиция. Но влиять на Белоруссию с таким же успехом, как на Украину, ни Вашингтон, ни Париж, ни другие столицы не могут.
   Геополитическая картина Белоруссии отлична от украинской. За исключением небольшой части западных белорусов, подавляющее большинство ее населения, бесспорно, принадлежит русскому пространству: это русские люди, если брать культурно-религиозный, этнический аспект. Поэтому интеграционный процесс России и Белоруссии, хотя и с определенными сложностями, потихоньку идет с весны 1996 г., когда был подписан Договор об образовании Сообщества. В мае 1997 г. был подписан Устав Союза Белоруссии и России, в декабре 1998 г. принята декларация «О дальнейшем единении Республики Беларусь и Российской Федерации». Согласно этим документам Белоруссия имеет равный голос с Россией, создаются союзные органы, решения которых обязательны для исполнения каждой из стран. Для Москвы и Минска окончательное оформление Союза стало главным событием 1990-х гг.
   Но за прошедшие пять лет в плане организации Союза Белоруссии и России сделать, к сожалению, удалось немного: нет даже нормативно-правовой базы интеграции государств-участников в политической, экономической, правовой, социальной, гуманитарной и других областях. Как отметил на 18-й сессии Парламентского собрания Союза президент Белоруссии А.Г. Лукашенко, «в России на словах многие клянутся в приверженности объединительному процессу, однако на деле принимают решения и поступают так, чтобы интеграция... буксовала».
   Белоруссия является вторым торговым партнером России после Германии. Объем товарооборота между нашими странами за 2005 г. составил, по официальным данным, 16 млрд долл.
   Что даст полная интеграция двух республик? Трудно перечислить все преимущества, которые они получат, если антиславянские силы не развалят этот процесс. Вот только некоторые из них.
   1. Дееспособный Союз, функционирующий на основе принятого Устава, позволит России в 2—3 года добиться 25%-ного прироста в экономике за счет использования потенциала Белоруссии. Ожидаемый эффект для Белоруссии — 40%-ный ежегодный прирост в экономике.
   2. Кроме того, через Белоруссию идет 75—80% российского транзита на Запад. В отличие от других путей (через Украину, Прибалтику с перевозками, перекачками и т.д.) транзит через Белоруссию вызывает значительно меньше проблем, т.е. нет хищений сырой нефти и нефтепродуктов из продуктопроводов и терминалов, пропаж контейнеров и автопоездов и т.д. В связи с этим можно сказать, что Белоруссия — это «форточка» в Европу.
   3. Внешняя политика Белоруссии и России согласуется полностью: будь то неприятие продвижения НАТО на Восток, на Кавказ, в Крым или осуждение непомерных глобалистских амбиций США — их желания создать ПРО даже на территории Польши. Этот союз в перспективе может стать основой могучей евразийской державы.
   4. С созданием Союза открываются возможности, чтобы воспрепятствовать организации вокруг России «санитарного кордона» путем объединения стран от Черного моря до Балтики. А ведь первые шаги в этом направлении делаются: весной 2006 г. в Вильнюсе встретились представители Прибалтики, Украины, Грузии и других государств, и на этой встрече с жесткой антироссийской речью выступил вице-президент США Д. Чейни.
   5. Появилась возможность совместной охраны воздушно-космического пространства и государственных границ двух стран, особенно усиления контроля территорий государств, сопредельных с Украиной, обустройства и оборудования по периметру границы с Литвой, Латвией. Можно много говорить о преимуществах такого Союза, уровень и значимость которого целесообразно поднять Конституционным договором, а не уставом. Но и то, что сделано, то образование, что создано, даже еще не напоминающее конфедерацию, уже вызвало шквал нападок в средствах массовой информации. Эти нападки идут и с Запада, и с Востока, звучат они внутри самой России и Белоруссии. Например, «Вашингтон пост» писала, что договор, подписанный в Москве, поставил перед Западом вопрос, не станет ли Белоруссия российским сателлитом; было бы непростительной ошибкой Запада отдать Белоруссию России.
   Дружные, скоординированные нападки СМИ на Белоруссию и косвенно на Россию говорят о том, что своими интеграционными шагами этот Союз создает прецедент, который ведет к воссозданию великой державы. А геополитически мощная, великая Россия — ни царская, ни коммунистическая, ни демократическая — Западу вообще не нужна. Многие политики-атлантисты хорошо понимают, что восстановление великой России заставит ее восточных соседей смотреть на нее другими глазами, чем сейчас. Славяно-тюркское единство заставит Восток повернуться к России, а не к Западу. Однополюсный мир будет разрушен, гегемония США продлится недолго.
   В ходе строительства Союзного государства возникало и возникает немало сложных проблем. Но это естественно. Настоящая проблема связана с постепенным переходом на рыночные принципы торгово-экономических связей между двумя странами. Здесь должно быть однозначно четкое понимание того, что и Россия, и Белоруссия в этой ситуации повышают конкурентоспособность своих экономик, без чего в условиях глобализации двум странам не выжить.
   Упомянем лишь о том, что Белоруссия первой из стран СНГ восстановила и превзошла уровень производства времен СССР. В 2006 г. внутренний валовой продукт (ВВП) по сравнению с предыдущим годом увеличился на 9,9%, что согласно Докладу ООН о состоянии мировой экономики и перспективах ее развития на 2007 г. относит Белоруссию к числу наиболее динамично развивающихся государств мира. Выпуск промышленной продукции в прошлом году вырос на 11,3%, индекс роста производительности труда достиг 111,3%.
   Приятно удивляет бережное отношение как к белорусскому, так и к русскому языку, являющимся в республике равноправными и государственными. На телевидении, радио и в кинематографе русский даже значительно преобладает. Телевидение — без памперсов, без прокладок и т.д. Кроме того, доступны все основные российские программы. В сериалах отсутствовала привычная реклама, обрывающая сюжет на самом интересном месте. А вот так называемой социальной рекламы в перерывах между программами достаточно много. Как много ее на городских улицах, междугородных шоссе, в парках. Есть даже городские, районные и республиканские доски почета!
   Согласно данным, ВЦИОМ Белоруссия по степени удовлетворенности народа уровнем жизни занимает второе место после Казахстана среди семи ведущих государств постсоветского пространства. Расходы на здравоохранение на душу населения в республике одни из самых высоких в СНГ и составляют 570 долл.В Белоруссии за государством сохранены командные высоты в ключевых отраслях экономики: электроэнергетике, транспортных коммуникациях, нефтеперерабатывающей промышленности, оборонных производствах, тракторо- и автомобилестроении. Крупные агрохолдинги в сельском хозяйстве, чаще всего представляющие собой кооперативную собственность, позволили Белоруссии обеспечивать продовольствием население страны. Россия, например, импортирует из стран Запада, более всего из США, от 40 до 60% сельскохозяйственной продукции, потребляемой в стране, т.е. давно перешагнула порог продовольственной безопасности (причем следует отметить, что импортируемая продукция часто оказывается недоброкачественной). В отличие от России Белоруссия избежала перекосов в имущественном расслоении общества, там нет концентрации значительной доли общественного достояния в руках нескольких олигархических кланов, что ведет к «разъеданию» единства нации, к разгулу криминала, засилью организованных преступных организаций. Соотношение уровня доходов в стране 1:5, как в Швеции, Норвегии и т.д.
   Россия живет за счет экспорта нефти и газа. В Белоруссии нефти добывается в абсолютном выражении в 210 раз меньше, а в расчете на душу населения — в 15 раз меньше, чем в Российской Федерации, но тем не менее обеспечивается динамичный рост реального производства в химии, машиностроении, электротехнике, пищевой промышленности и т.д. В Российской Федерации за последние 10 лет реформ сокращение поголовья составило: крупного рогатого скота — в 2 раза, свиней — в 2,3 раза, овец и коз — в 3,4 раза. В Белоруссии в 2002 г. поголовье крупного рогатого скота осталось таким же, что и в 1990—1991 гг.
   На сегодняшний день большинство граждан двух стран являются сторонниками продолжения и развития интеграционных процессов. Очевидно, что они находятся на правильном пути, хотя он и достаточно непрост.
   В Союзном государстве в ближайшее время не будет президентского поста. В прошлом году могло показаться, что постепенное повышение цен на газ для Белоруссии — «несоюзный» поступок России. Однако цены будут расти и на внутрироссийском рынке. А после повышения цен в Средней Азии Белоруссия среди стран
   СНГ получит газ по самой низкой цене — 119 долл. за тысячу кубометров в начале года. Но для белорусской экономики даже этого оказалось много. Поэтому Россия предоставит Белоруссии кредит в 1,5 млрд долл. Очевидно, в обмен на эти «жесты доброй воли» Россия также рассчитывает кое-что получить. Например, укрепить российско- белорусский военно-политический союз. «Беларусь готова сыграть свою роль в вопросе предполагаемого размещения в Европе элементов системы противоракетной обороны США», — заявил А. Лукашенко. По нашим сведениям, речь идет о размещении высокоточных ракет, которые позволят «уравновесить американскую ПРО в Польше».
   В 2007 г. союзный бюджет сформирован в объеме 5 млрд российских рублей. Из него финансируется 30 союзных программ, в которых принимают участие более 500 белорусских и российских предприятий. На сегодняшний день продолжается работа по согласованию текста Конституционного акта Союзного государства, а также по унификации таможенного и налогового законодательства. В прошлом году в результате совместной работы в сферах социального обеспечения, здравоохранения, налоговой политики и свободы перемещения вступили в силу соглашения, которые призваны существенно облегчить жизнь граждан двух государств: россиянам — в Белоруссии, белорусам — в России. Большая часть этих соглашений ратифицирована парламентами двух стран и работает на сегодняшний день. Плодотворно осуществляется военное и военно-техническое сотрудничество двух стран. Одним словом, потенциал Союзного государства далеко не исчерпан.

3.4.3. Геополитические отношения в Средней Азии

   Перспективы успешной интеграции стран постсоветского пространства во многом зависят и от уровня контактов между Россией и Казахстаном. Лидеры Украины хорошо понимают, что с созданием связей Москва — Минск, Москва — Астана она окажется изолированной: на Западе не нужна, а среди своих — чужая. Поэтому они постоянно ищут контакт с первыми лицами Казахстана. Предлагают свои услуги прежде всего в поисках энергоносителей. Киев ищет в Казахстане нефть и полигоны. Да и исторически экономики двух республик были взаимодополняемы. В последние годы специалисты Украины активно разрабатывали альтернативные, в обход России, пути транспортировки нефти с Тенгизского и Карачаганакского месторождений в Западном Казахстане к Черному морю через Баку и Грузию, а оттуда — к одесским нефтяным терминалам. Но в 2006 г. дело застопорилось.
   С другой стороны, в казахстанской нефти заинтересованы не только Украина, но и Запад в целом. Еще в 1997 г. в США была подписана серия соглашений в области нефтедобычи, которые официальная печать Казахстана назвала самыми выгодными соглашениями в области добычи нефти. Казахстанская дипломатия активно действует не только в США, но и в Китае. С ним тоже заключено соглашение о разработке того же Карачаганакского месторождения американо-английскими концернами с транспортировкой нефти в Синьцзянь. Стоимость строительства этого нефтепровода оценивается почти в 10 млрд долл.
   Осложняет отношения России и Казахстана и то, что почти 90% крупнейших уникальных производственных мощностей своей страны лидеры Казахстана продали или передали зарубежным фирмам. Значит, для налаживания сотрудничества в экономической сфере России надо иметь дело с американскими, английскими, немецкими и другими предпринимателями, но не с казахскими.
   Следующий негативный момент — положение русских в Казахстане. За годы суверенности его покинуло более миллиона русских. Русский язык в республике, как и на Украине, методично вытесняется из сферы государственного обращения. При анализе отношений России и Казахстана необходимо учитывать ориентацию лидеров этой республики на «многовекторную политику».
   Безусловно, все перечисленные, а также и другие факторы необходимо рассматривать не в статике, а в динамике. Сравнительно недавно Президент Казахстана Н. Назарбаев сделал сенсационное заявление: «От Союза Советского — к союзу евразийскому». С кафедры Российской Академии он объявил о соглашении между Россией, Казахстаном и Белоруссией, знаменующем новый уровень сближения — избрание наднационального парламента, создание исполнительного наднационального органа с конкретными властными полномочиями.
   Но время показало, что лидеры России и Казахстана, декларируя о геополитическом сближении, не торопятся претворить его на практике. В первом пакете документов, подготовленных и принятых главами СНГ (1991—1992), были четко обозначены: единое экономическое, правовое, военно-оборонное пространство, общая валюта. Это было обусловлено работающей тогда еще союзной промышленностью, действующими технологическими связями, цепочками разделения труда во всех основных отраслях. Тогда нам было что сохранять... Но, увы, вектор развития СНГ был задан в другую сторону. Российское руководство упустило шанс стать центром, ядром, естественным стержнем Содружества. В последующие годы в связи с распадом экономик всех без исключения стран СНГ шансов укрепить его на прежних основаниях оставалось все меньше.
   Причины утраты естественного лидерства России в 1990-е гг. — это бесконечная политическая борьба в ее верхах, криминализация экономики, беспрестанные выборные кампании, раскол российской политической элиты и др. Сейчас объединить участников СНГ могла бы некая общая для всех внешняя или внутренняя угроза или идея, близкая всем без исключения участникам объединения, а также общий для всех экономический интерес, который сулит каждому реальную практическую отдачу, выигрыш, прибыль. И еще одно обязательное условие — реальный центр притяжения. Этим центром может быть динамичное, процветающее государство — региональный лидер, экономическая модель развития которого кажется соседям привлекательной, и они естественным образом начинают к нему тяготеть.
   Сможет ли Россия стать таким притягательным центром, ядром, сможет ли начать работу по созданию Евразийской империи, превратить содружество в мощную державу? Или ей в силу объективных условий предстоит превратиться в сырьевую колонию Запада, в мусорную свалку вредных отходов производства? Ответы на эти вопросы даст ближайшее будущее, но уже сейчас у России есть все возможности стать таким ядром. Нужна политическая воля, нужно изменить стратегию проводимых реформ, сделать их в интересах народа, понятными народу, сформулировать четкую общенациональную идею, способную объединить вокруг великой цели великую нацию.
   Астана занимала и занимает наиболее приближенные к российской позиции и по вопросам определения границ Каспия, и по проблемам прокладки новых трубопроводных систем. Договорились о разделе северного шельфа Каспия «в целях недроиспользо- вания», Россия и Казахстан настаивают также и на срочном заключении соглашений по сохранению биоресурсов моря, поскольку уже сейчас под угрозой находится популяция осетровых рыб, а значит, и производство черной икры.
   До определенного времени почти 95% казахстанской нефти прокачивалось через территорию России. Однако с недавних пор Астана занялась поиском новых маршрутов для доставки ее на мировые рынки энергоносителей. Это привело к присоединению Казахстана к проекту Баку — Тбилиси — Джейхан (БТД). Оценивая этот шаг, многие наблюдатели не исключают того, что в перспективе Казахстан может составить конкуренцию российским нефтегазовым компаниям. Это подтверждают и некоторые заявления казахстанских экспертов. В частности, первый заместитель директора института стратегических исследований при президенте Казахстана Санат Кушкумбаев считает, что Россия, пытаясь быть лидером на постсоветском пространстве, «стремится заламывать руки соседям». А советник посольства Казахстана в России Марат Сыздыков по итогам «круглого стола» «Казахстан — Россия: сотрудничество на Каспии» сделал вывод: «Казахстан и Россия — страны разные. У них разные цели и разные способы вхождения в мировое сообщество. Наши страны идут не в ногу».
   Проект Баку и Тбилиси по строительству нефтепровода Баку — Джейхан связан в большей части с прогнозом ориентации Казахстана не на Россию, а на Запад.
   В последние годы Астана предприняла несколько серьезных шагов для экономического сближения с Москвой. Расширяются поставки угля, руды, укрепляется и растет кооперация по производству большегрузных автомобилей «КамАЗ». Объем торговли между нашими странами в 2005 г. возрос до 10 млрд долл. Но самое главное — транспортировку нефти Астана ведет на Запад через Россию. Надежда лоббистов проекта Баку — Джейхан оправдаются в том случае, если казахстанские компании станут добывать столько нефти, что не будут знать, куда им поставлять энергоносители. Однако сегодня такого изобилия нефти на Каспийском шельфе нет. Под будущую большую нефть Астана строит нефтепровод Кенкияк — Атырау, который дойдет до актюбинских месторождений, и магистральный трубопровод Атырай — Самара. За последние годы транзит казахстанской нефти, на который так надеялись в Баку и Тбилиси, сократился в 3 раза. Вместе с Казахстаном Россия наращивает свой экспортный потенциал энергоносителей. Объем перевалки экспортной нефти компанией «Черномортранснефть» вырос за последние годы с 32 почти до 50 млн т в год. Поэтому 2,5 млн т, которые прокачиваются сегодня по нефтепроводу Баку — Новороссийск, в геополитическом отношении не имеют большого значения.
   Кроме того, ввод в строй трубы Баку — Тбилиси — Джейхан разгрузит проливы Босфор и Дарданеллы, что обеспечит российским танкерам более свободный проход в Средиземное море. В России строится труба через морские порты Ленинградской области — Балтийское море для обеспечения энергоносителями стран Европы: Германии, Голландии, Бельгии и Англии. Вот почему топливно-энергетические компании республики планируют наряду с месторождением «Тенгиз» подключить к системе нефтепроводов Казахстана и России нефть с месторождения «Карагача- нак» и довести мощность своего трубопровода до 67 млн т в год.
   Таким образом, для создания единого реального экономического пространства Белоруссия — Казахстан — Россия есть все объективные предпосылки, была бы целеустремленная политическая воля у всех без исключения лидеров этих государств.
   В середине октября 2007 г. в Актау (Казахстан) прошел «круглый стол» «Казахстан — Россия: сотрудничество на Каспии». По его итогам участники форума сделали выводы о том, что ситуация на Каспии определяется политическими факторами, национальными интересами прикаспийских государств и геополитической ситуацией в целом. При этом подчеркивалось, что, по прогнозам американских аналитиков, к 2015 г. Каспий станет одним из самых нестабильных регионов мира. К факторам, способным осложнить обстановку, участники «круглого стола» отнесли ухудшение ираноамериканских отношений из-за противоречий по ядерной программе Тегерана, не совсем стабильную обстановку в Азербайджане, связанную с противоречиями внутри правящей элиты, а также непредсказуемую обстановку в Туркмении. Однако еще большую угрозу стабильности региону несут остающиеся неурегулированными проблемы между самими прикаспийскими государствами и политика США, направленная на окончательное присоединение Каспия к зоне своих жизненно важных интересов.
   Хотелось бы напомнить, что проблема Каспия возникла после распада СССР и образования независимых государств — Азербайджана, Казахстана и Туркменистана. Одной из первостепенных задач для стран региона стала необходимость определения международно-правового статуса Каспийского моря, считавшегося до этого времени внутренним. В дальнейшем проблема статуса становилась все более острой, поскольку она была связана с определением собственности на природные, прежде всего энергетические, ресурсы, находящиеся под морским дном. Об этом, в частности, свидетельствует экономическое и политическое соперничество, разворачивающееся из-за контроля над нефтеносными районами Каспия, в том числе разногласия между Туркменией и Азербайджаном относительно принадлежности месторождения Сердар и ирано-азербайджанский спор за месторождения Алов, Араз и Шарг.
   С октября 1992 г. состоялось множество многосторонних встреч прикаспийских государств, но окончательное решение так до сих пор и не принято. В настоящее время Россия, Казахстан и Азербайджан выдвигают единое предложение — разделить дно, а водную поверхность моря оставить общей. Позиции этих трех государств отражены в двусторонних российско-казахстанском, российско-азербайджанском и азербайджано-казахском соглашениях по разделу Каспия и принципах регионального сотрудничества. Однако при этом у каждой страны есть свои четко выраженные экономические и политические интересы, отступать от которых никто не собирается.
   По мнению ведущего сотрудника Института мировой экономики Дины Малышевой, сегодняшние приоритеты каспийской стратегии России определяются рядом факторов, среди которых наиболее значимыми являются:
   • энергетические богатства Каспийского региона, в разработку которых Россией вкладываются значительные средства;
   • поддержание конкурентоспособности «своих» маршрутов доставки энергоносителей на мировые рынки. Защита интересов российских производителей нефти и газа;
   • определение правового статуса Каспия и достижение консенсуса между всеми прикаспийскими государствами относительно раздела моря, поскольку выдвинутая Россией после распада СССР концепция сохранения этого уникального водоема в общем пользовании не встретила поддержки со стороны других прибрежных государств;
   • сохранение уникальной природной среды и биоресурсов Каспия, управление ими;
   • противодействие военно-политическим угрозам. Эту задачу Россия напрямую увязывает с разрешением карабахского, абхазского, чеченского, курдского конфликтов, а также географически более отдаленных от нее иракского и афганского. Озабоченность России вызывают и негативные тенденции, связанные с ростом религиозного экстремизма, терроризма и наркоторговли в регионе, а также потенциальные конфликты, которые могут быть вызваны территориальными, этническими, социальными противоречиями, спорами между прикаспийскими государствами за месторождения нефти и газа. Угроза безопасности исходит и от милитаризации региона. Поэтому Россия пытается воспротивиться появлению на Каспии флотов иных, неприкаспийских государств или с их участием, как, например «Каспийская гвардия» под эгидой США.
   Следует отметить, что в политике России на Каспии начиная со второй половины 1990-х гг. просматриваются позитивные сдвиги и тенденции, свидетельствующие о растущем прагматизме российской дипломатии и учете ею новых геополитических реалий. Российская дипломатия, как политическая, так и энергетическая, старается учитывать стратегические приоритеты государства. Главные же задачи России заключаются в сохранении контроля над энергетическими ресурсами региона и решении вопроса о территориальном разделе Каспия.
   Ключевую роль в реализации трубопроводных проектов по экспорту газа в Европу играет Туркмения. Если на центрально-азиатском пространстве основной «нефтяной игрок» — Казахстан, то «газовый» — Туркмения. Она является вторым после России производителем и экспортером «голубого топлива» на постсоветском пространстве.
   После прихода к власти Гурбангулы Бердымухаммедова основные мировые силы начали новый раунд соперничества за влияние на эту небольшую по численности населения, но очень богатую углеводородным сырьем республику бывшего СССР.
   Внешнеэкономический курс Туркмении в целом не претерпевает особых изменений. Приоритетной задачей газовой отрасли страны считается полномасштабное освоение углеводородных ресурсов туркменского сектора Каспия и его прибрежной зоны. Выступая недавно перед руководителями нефтегазовой отрасли, Гурбангулы Бердымухаммедов указал на «необходимость ускорить процесс ввода в промышленную эксплуатацию морских месторождений с учетом эффективного использования не только нефтяных залежей, но и богатейших кладовых природного и попутного нефтяного газа». Глава Туркмении призвал при этом «расширять взаимовыгодное партнерство с зарубежными инвесторами и компани- ями, обладающими передовыми технологиями», так как реализация новых проектов требует значительных капиталовложений.
   НАША СПРАВКА. Потенциальные запасы газа в Туркмении, по официальным данным, составляют 22,9 трлн м3, что ставит республику по этому показателю на пятое место в мире. По оценкам независимых экспертов, запасы нефти туркменского шельфа Каспия составляют 11 млрд т, а запасы газа оцениваются на уровне 5,5 трлн м3. Туркменский газ экспортируется в Россию по системе газопроводов советской постройки с пропускной способностью не более 50млрд м3 в год, в том числе 5млн м3 прокачивается ежедневно по «реанимированной» по просьбе России прикаспийской «нитке», не использовавшейся после распада СССР (вдоль нее и будет строиться новый прикаспийский газопровод).
   Деструктивная роль Вашингтона в Центрально-Азиатском регионе подтолкнула Москву к значительной активизации своей интеграционной деятельности, которую в целом поддержали руководители всех региональных государств. Набирает силу и международный авторитет Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС). Создаваемое в его рамках Единое экономическое пространство сулит его участникам солидные экономические выгоды. К примеру, уже сегодня Казахстан имеет возможность значительно увеличить долю социальной составляющей строительства национальных вооруженных сил. Очевидно, что не последнюю роль в этом сыграли тесные, а главное взаимовыгодные экономические связи с Россией, позволяющие Казахстану активно развиваться.
   Расширяет сферу своей ответственности Шанхайская организация сотрудничества (ШОС). Об этом могут свидетельствовать в том числе и прошедшие антитеррористические учения «Мирная миссия — 2007». Кроме того, в Душанбе был подписан Меморандум о взаимопонимании между секретариатами Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Там же на саммите глав государств — участников ОДКБ были подписаны два пакета документов: по нормативному и организационному оформлению в рамках ОДКБ механизма миротворческой деятельности и по совершенствованию нормативной правовой базы деятельности Межгосударственной комиссии по военно-экономическому сотрудничеству (МКВЭС). Достигнуто также соглашение о поставке техники и вооружений по внутрироссийским ценам не только для вооруженных сил государств — участников ОДКБ, но и для всех их силовых структур.
   Осенью 2003 г. Россия открыла свою военную базу в Киргизии, что было расценено как значимый показатель взаимной заинтересованности РФ и ряда государств ЦАР в ее непосредственном военном присутствии. На летнем саммите ШОС 2007 г. Россия не просто продекларировала, а реально сформулировала экономическую ситуацию, при которой может гарантировать эффективное вложение в экономику Киргизии до 2 млрд долл. В июле 2004 г. на сочинской встрече Владимира Путина и Эмомали Рахмонова были достигнуты далеко идущие договоренности о развитии всестороннего сотрудничества между Россией и Таджикистаном, в том числе относительно военного присутствия РФ в этой республике. А на недавнем тройном саммите СНГ, ЕврАзЭС и ОДКБ министр обороны России Анатолий Сердюков подтвердил, что Россия готова передать Таджикистану часть техники и вооружений 201-й военной базы, дислоцирующейся в Душанбе. Несколько дивизионов ЗРК «Печора-2М» в Объединенной системе ПВО СНГ охраняют таджикское небо, готовится закупать их и Узбекистан.
   Существенная активизация отношений Москвы и Ташкента также не случайна. Взаимная выгода ряда российско-узбекских проектов не вызывает сомнений. В пользу этого говорит и то, что не осталось на бумаге соглашение о создании совместного авиаремонтного предприятия «УзРосавиа», которое было подписано во время пребывания в Узбекистане Михаила Фрадкова в бытность Председателем Правительства РФ. Соглашение предусматривает применение внутрироссийских цен при заключении контрактов на поставку оборудования и оказание услуг по ремонту вооружения и военной техники; выполнение повторного ПТО вертолетов и самолетов ВВС республики; организацию на промышленной базе Узбекистана совместных работ по комплексной утилизации боеприпасов. Помимо военных интересов это сулит и экономическую продуктивность.
   К сожалению, после распада СССР Ташкент долгое время официально стремился подчеркнуть свою независимость от России, направляя вектор своих геополитических усилий на Запад. Политические лидеры страны надеялись получить от Запада, прежде всего от США, современные технологии и крупные инвестиции для решения своих социально-политических проблем. Однако этому помешали события в Андижане в 2005 г.
   Для западных стран республика представляет немалый интерес. Она обладает природными ресурсами, имеет развитую шоссейную, железнодорожную и аэродромную сеть, а также относительно развитую промышленность, располагает сравнительно однородным в этническом и религиозном отношении населением. Все эти факторы и подвигнули США в конце XX в. сделать Узбекистан своей главной опорой в Центральной Азии, разместить свои самолеты и обслуживающий персонал на аэродромах республики.
   В октябре 2001 г. Вашингтон обнародовал соглашение с Узбекистаном, по которому Ташкент предоставил США военные базы на своей территории в обмен на обещание обеспечить безопасность Узбекистана. И одной из задач, которую усиленно решал Вашингтон, — это вытеснение России с территорий от Центральной Азии до Кавказа.
   Но достичь желаемого американцы не смогли, ибо Узбекистан и другие центральноазиатские страны все еще используют транспортные и иные ресурсы России. Российская Федерация, как и в советское время, является основным экспортером в Узбекистан жизненно необходимой продукции.
   Кроме того, экономическое положение республики тяжелое. У Ташкента мало промышленных предприятий с законченным циклом производства, промышленность и сельское хозяйство растут медленными темпами. Для развития сельского хозяйства и нормального функционирования предприятий не хватает воды, оборудования и техники.
   В геостратегическом отношении Ташкент не располагает большим военным потенциалом. Он, безусловно, имеет большие мобилизационные ресурсы. Однако соединения бывшего Туркестанского военного округа, дислоцированные на территории Узбекистана, ликвидированы. С помощью НАТО, и прежде всего США, руководители республики мечтали создать новые боеспособные части. Они необходимы по многим причинам: из-за территориальных споров с соседями; из-за боязни военных действий исламских фундаменталистов; для борьбы с афганскими наркокурьерами; для самоутверждения в спорах с Россией, Киргизией, Казахстаном из- за воды, сырьевых ресурсов и т.п.
   Однако создать боеспособную армию трудно из-за «нехватки старших офицеров и генералов, имеющих опыт командно-штабной работы». Не лучшее положение со средним и младшим командным составом. Нет у Ташкента и современных вооружений и боевой техники. Из узбекской армии ушли русские офицеры, а национальные кадры в силу ряда причин не могут на нужном уровне выполнять их функции. По команде из Ташкента расформированы органы оперативной агентурной разведки, ликвидирована учебно-материальная база. А разведка, как известно, — глаза и уши армии. Отсутствие разведданных в штабах узбекской армии позволило террористическим и диверсионным группам Исламского движения Узбекистана в 2005 г. внезапно вторгнуться в республику на отдельных участках границы с Таджикистаном и Киргизией, организовать кровопролитный путч в Андижане, попытаться свергнуть президента Каримова.
   После «успешной работы» по реформированию армии в 1992—1996 гг. противовоздушная оборона оказалась парализованной и до 2000 г. не могла воспрепятствовать нарушениям воздушного пространства страны. В июне 2000 г. Ташкент присоединился к единой системе ПВО стран СНГ (Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Россия). В рамках данной системы было заключено межправительственное соглашение между Россией и Узбекистаном о порядке представления РФ российских военных полигонов для проведения учебных стрельб силами и средствами противовоздушной обороны. Сейчас вместе с названными странами силы узбекской ПВО ведут совместную охрану воздушного пространства над территорией бывшего СССР. В последнее время правительство Узбекистана значительно увеличило расходы на оборону. Они возросли почти до 1 млрд долл. Ташкент после андижанских событий вступил в Шанхайскую организацию, старается усилить связи с Москвой. Он проявляет готовность и впредь закупать у России стрелковое оружие, средства связи, бронетехнику, вертолеты, авиационные неуправляемые ракеты, запчасти для авиационной техники, оперативно-тактические ракеты и системы ПВО. Часть стоимости импортируемых из России вооружений возмещается товарными поставками хлопка, газа и сельскохозяйственной продукции (цены составляют около 60% мировых рыночных). В высших военных учебных заведениях России с осени 2000 г. обучается более 100 военнослужащих из Узбекистана. После андижанских событий и присоединения к Шанхайской организации сотрудничества Ташкент отказал Вашингтону в аренде своих аэродромов.
   Отношения России и Узбекистана существенно изменились после терактов в США 11 сентября 2001 г. Преследуя разные цели, Москва и Ташкент поддержали Вашингтон в борьбе против мирового терроризма. В августе 2003 г. Москва и Ташкент подписали соглашение о долгосрочном сотрудничестве в газовой промышленности и увеличении поставок узбекского газа в Россию. К 2005 г. его поставки возросли с 2 до 10 млрд м3. Но для увеличения объемов нужна модернизация транспортных сетей. Газопровод Средняя Азия — Центр готов модернизировать «Газпром»; и Ташкент объективно заинтересован в том, чтобы российский концерн пришел в регион в качестве инвестора и оператора. Формально никаких ограничений на участие российского капитала в узбекской энергетике нет. Но... «Восток — дело тонкое». Переговоры с политиками и специалистами республики затягиваются так, что потенциальные российские инвесторы уезжают ни с чем. К тому же ради поддержания своего золотовалютного резерва Ташкент ввел строгие ограничения на конвертацию любых валют. Эти ограничения распространяются и на частных лиц.
   Кроме того, напряженность в Центральной Азии не снижается: есть все предпосылки для возникновения новых очагов напряженности между Узбекистаном, Таджикистаном, Киргизией и Казахстаном. И в эти конфликты всегда готовы вмешаться (под любым предлогом) военные силы США, которые, в том числе из-за нестабильности в Афганистане, находятся в сердце Центральной Азии — Киргизии.
   Узбекистан и Киргизия «приняли гостей» из США и НАТО. Таджикистан в перспективе тоже может ждать «защиты» от Вашингтона. Эти республики с 1991 г. выясняют между собой отношения по поводу территории, а также водных и минеральных ресурсов, испытывают давление исламских фундаменталистов, боевиков, наркокурьеров из Афганистана. Не прекращаются попытки перехода через таджикско-киргизскую и таджикско-узбекскую границу вооруженных отрядов ваххабитов. В Сырдарьинской области Таджикистана и в Сурхандарьинской области Узбекистана, по сообщениям средств массовой информации, находятся базы боевиков исламских фундаменталистов.
   С 1992 г. была создана пограничная группа Федеральной пограничной службы России и республики Таджикистан. Пограничные войска, находящиеся на территории Таджикистана, были и остаются под юрисдикцией России. До конца 2003 г. их содержание обеспечивали Москва и Душанбе, деля расходы по 50%. За последние десять лет службы подразделениями пограничной службы задержано более 4 тыс. нарушителей границы, изъято около 2 тыс. единиц оружия, предотвращено свыше 1200 переправ через границу. Наши военнослужащие более 700 раз вступали в боестолкновения с вооруженными нарушителями и контрабандистами, около 1000 раз подвергались обстрелам и вооруженным нападениям. В ходе ведения боевых действий погибло более 160 пограничников, около 400 человек получили ранения.
   По соглашению, подписанному президентами России и Таджикистана, в пограничной группе несут службу (по контракту и по призыву) граждане Таджикистана. Сегодня доля представителей этой южной республики среди офицеров составляет 5%, прапорщиков — 23%, военнослужащих контрактной службы — 70%. Граждане Таджикистана, проходящие службу в Пограничной группе, получают хорошую военную и специальную подготовку, приобретают служебный и боевой опыт. Многим призывникам военная служба позволяет значительно поправлять нелегкое финансовое положение своих семей.
   Кроме того, в Таджикистане дислоцирована 201-я мотострелковая дивизия. Уровень ее боевой подготовки — один из самых высоких в России. В последнее время в Душанбе заметно обострилась ситуация вокруг преобразования этой дивизии в 4-ю базу Министерства обороны России. Таджикская сторона намерена потребовать от российской, чтобы финансирование своей пограничной группы, охраняющей таджикско-афганскую границу, Россия осуществляла в полном объеме, а не по схеме 50 на 50%, как это происходит сейчас.
   За этим решением Душанбе стоит 1 млрд долл. — сумма долгосрочного кредита, которую Соединенные Штаты предлагают президенту Таджикистана за то, чтобы Душанбе не подписывал с Москвой соглашения о движимом и недвижимом имуществе, организационно-штатной структуре и применении боевых сил 201-й мотострелковой дивизии в связи с переформированием ее в 4-ю военную базу.
   Договор о создании базы был подписан обеими сторонами еще в 1999 г. и должен был вступить в силу через год с момента подписания. Его даже ратифицировали парламенты обеих стран, но обмен ратификационными грамотами не произошел. Таким образом, де-юре пребывание базы было узаконено без уточнения подробностей договора. Но таджикская сторона предложила «наработать основополагающие документы». Кроме того, желая подыграть американцам и НАТО, начавшим борьбу с международными террористами Бен Ладена в Афганистане, Москва разрешила американским самолетам полеты над территорией России, не выразила свое отношение к фактам использования (фактически долгосрочной аренды Вашингтоном) аэродромов в Узбекистане, Киргизии, тем самым в косвенной форме дала добро на расширение американского и натовского присутствия в Центрально-Азиатском регионе. Российские политики пошли дальше: они начали сокращать 201-ю дивизию. Были реформированы артиллерийский и зенитно-ракетный полки, реактивный дивизион в Курган-Тюбе, на вооружении которого находилась знаменитая система «Ураган» (дальность стрельбы этого мощного оружия составляет 35 км), плюс несколько батальонов и рот, т.е. дивизию, лишили средств ПВО и средств залпового ракетного огня. В результате сокращений личный состав дивизии уменьшился с 8 до 5,5 тыс. человек.
   Для строительства 4-й базы на новом месте (на пустыре) в 15 км от центра Душанбе деньги были выделены только в 2004 г. Однако когда начнется строительство и какими силами оно будет осуществляться, командиры 201-й дивизии пока не знают. Переговорный процесс по строительству базы затягивает Душанбе, который не хочет идти на компромиссы. И длиться это будет до тех пор, пока Россия не станет платить за свою базу, как того требует таджикская сторона.
   Центрально-Азиатский регион в советское и постсоветское время был и остается самым густонаселенным: там не было свободных земель для компактного проживания отдельных этносов. Поэтому характерны постоянные споры за землю, за воду. Узбекистан, Таджикистан и в меньшей степени Киргизия в бытности своего пребывания в СССР были традиционно дотационными республиками. Сейчас финансовое положение населения всех трех республик просто катастрофическое. Например, в Киргизстане минимальный размер оплаты труда составляет 3 долл. в месяц, средняя пенсия 12—14 долл. Внешний долг Киргизстана достигает 2 млрд долл., из них 200 млн. долл. — долг России. В республике разрушено здравоохранение и образование в сельских районах, а в них живет более 65% населения. В стране безработные составляют 77% трудоспособного населения. Отсюда социальные потрясения, которые в 2005 г. смели президента Акаева, и сейчас республику постоянно лихорадит.
   Из-за беспросветной нищеты и межэтнических трений из Киргизии в Россию и Казахстан с 1996-го по 2003 г. эмигрировало более 600 тыс. человек, причем большинство из них русские: те, кто строили гидростанции, развивали электронику, возводили оборонные объекты, занимались земледелием и т.д. Благодаря дотациям из госбюджета СССР в Киргизии в советское время жили лучше, чем во многих областях России. Благодаря русской культуре, русскому языку было создано киргизское кино, киргизский балет, известные не только в СССР, но и за его пределами, неграмотный народ получил письменность, а русскоязычный писатель Чингиз Айтматов приобрел мировую известность.
   Можно считать, что точкой отсчета начала экономического, политического, социального, военного и иного скольжения Киргизии к нищете, социальной беспросветности стали события 1990 г. — кровавый конфликт между киргизами и узбеками в городе Ош. Эти события длились почти три месяца, и была угроза «заразить» беспорядками всю Среднюю Азию. После долгих колебаний, характерных для бывшего Генсека КПСС М. Горбачева, в Ош был послан рязанский спецназ, который навел там порядок. За беспорядками в Средней Азии, на Кавказе просматривалась работа спецслужб США, Турции и других стран НАТО. Главный тезис, который внедрялся в головы политиков Баку, Тбилиси, Ташкента, Бишкека: вы настолько богаты природными и людскими ресурсами, что проживете без России. На огромном геополитическом пространстве спецслужбами НАТО реализовывался принцип, известный со времен Римской империи, — «разделяй и властвуй».
   Характерно, что в Средней Азии все бывшие партийные лидеры превратились в ханов, беков, будучи формально законно избранными президентами. Так, в Киргизии в былое время клан Акаева «приватизировал» всю государственную собственность республики. Сейчас их собственность «приватизируют» другие кланы. Конфессиональная ситуация в Киргизии более спокойная, чем в соседних среднеазиатских республиках, так как там нет фундаментального исламизма, а известные события по захвату в заложники жителей и японских туристов были связаны с ваххабитами, пришедшими из Узбекистана и Таджикистана. Российский спецназ помогал правительству Бишкека избавиться от непрошенных гостей, но до 2003 г. влияние русских на внутриполитическую, экономическую жизнь киргизов было минимальным. Россия за минувшие 15 лет политически и экономически ушла из Средней Азии. Ее место во внешней торговле заняли Германия, Китай, США, Турция, Казахстан и Узбекистан. Германия инвестирует в малый и средний бизнес, построила свои пивоварни и магазины и динамично развивает торговлю. В последнее время многие предприятия оборонной промышленности Киргизии обанкрочены и за долги скуплены российскими и западными фирмами. На Киргизию, как и на Казахстан, оказывает геополитическое давление Китай. Бишкек был вынужден продать Пекину 900 км2 территории Аксыйского района. Народ района стал протестовать против такой сделки, совершенной за его спиной властями Бишкека. Бывший президент Акаев приказал применить силу: в итоге семь человек было убито, более 100 ранено.
   Игнорирование России как великого государства идет не только в США, странах Западной Европы и Прибалтики, но и в Киргизии. Несмотря на вялые протесты Москвы, Акаев на практике проводил антироссийскую политику. Только так можно расценивать передачу в эксплуатацию военной базы НАТО. За этот дружеский акт Акаев получил 6 млн долл. Этими деньгами, как и деньгами, полученными от Китая за 900 км2, он распоряжался по собственному усмотрению.
   Киргизстан богат полезными ископаемыми, в его горах — вся таблица Менделеева. Из урана, добытого в этой стране, была сделана первая советская атомная бомба. Имеются немалые запасы золота, олова, сурьмы, есть редкоземельные элементы. Но после того, как республику покинули русские специалисты, в нее стали наведываться западные компании: богатые сырьевые ресурсы, дешевая рабочая сила. Одно из перспективных месторождений золота сдано в аренду на 40 лет канадской фирме «Сатесо». Другой источник доходов Бишкека — вода Сырдарьи. Киргизстан является монополистом пресной воды в Средней Азии. В связи с этим вода — еще один источник напряженности в регионе. США выступают посредником в отношениях между республиками Средней Азии. Некоторые из них, включая Киргизию, вместе с США занимаются миротворческой деятельностью в Афганистане.
   Сейчас завершено строительство военной базы России в 20 км от Бишкека в местечке Кант, которая геостратегически должна положить начало возвращению былого влияния России в Центральной Азии. Но здесь есть один тормозивший строительство военной базы фактор — Узбекистан, который находился в постоянной сдержанной конфронтации с Киргизстаном. Президент Узбекистана совсем недавно не проявлял заинтересованности в расширении российского военного присутствия в постсоветской Центральной Азии.
   Но база Кант фактически открыта. Москва вложила в нее более 170 млн руб. Она важна для России еще и потому, что под нажимом США Москва легкомысленно дала согласие на ликвидацию нашей станции радиоэлектронной разведки в Лурдесе (Куба). Аэродром в Канте располагает взлетно-посадочной полосой, позволяющей принимать все современные типы самолетов. Обслуживают базу около 700 человек. Их статус приравнен к дипломатическому. Выплаты российской стороной составляют чуть меньшую сумму, чем арендная плата за кубинскую военную базу Лурдес. Оплата базы пойдет в счет компенсации долгов Бишкека. Авиационная группировка на базе будет решать два типа задач: переброска военных контингентов из состава сил быстрого развертывания (в основном российских) по всей территории государств, входящих в договор о коллективной безопасности (Россия, Белоруссия, Армения, Киргизия, Казахстан и Таджикистан). А самое важное — десантирование российских войск может осуществляться в любой точке государств Центральной Азии. Вторая группа задач — поддержка с воздуха боевых действий сил быстрого развертывания, а также их прикрытие с воздуха от средств нападения противника.
   Впервые после окончания «холодной войны» российские военные базы начинают размещаться в непосредственной близости от американских. На базе НАТО на аэродроме Манас, всего в 30 км от Канта, уже несколько лет дислоцируются 2000 военнослужащих, большинство которых американцы. Там базируются 20 истребителей F-16, несколько военно-транспортных самолетов и заправщиков. Обосновались эти самолеты и военнослужащие на базе Манас для борьбы с терроризмом в Афганистане, т.е. на короткое время, а получилось, что надолго. В 2005—2006 гг. Бишкек значительно поднял арендную плату за базу, что является косвенным признаком ее ликвидации. Но тем не менее американцы пришли в Центральную Азию всерьез и надолго. Вместе с тем дальнейшее продвижение российских интересов в страны Центральной Азии невозможно без принятия региональной стратегии. В ней должны быть четко сформулированы цели и задачи военно-политических и экономических связей России с государствами региона, а также методы и средства по их достижению.
   Необходимо учитывать противодействие со стороны Соединенных Штатов и сопротивление определенной части местной политической элиты российской политике в регионе. Очевидно, что интересы России в Центральной Азии могут быть обеспечены только тогда, когда ее начнут воспринимать здесь в качестве выгодного, надежного и заслуживающего уважения партнера. События последних лет могут свидетельствовать о том, что Москва выбрала правильный путь.

3.4.4. Закавказье: новая геополитическая динамика

   На обширном евразийском пространстве выделяются три региона, стабильность которых вызывает тревогу мировой общественности: Балканы, Кавказ и Центральная Азия. Среди них и Закавказье как неотъемлемая часть Большого Кавказа. Являясь одним из самых неспокойных регионов не только постсоветского пространства, но и всего мира (на небольшой территории тлеют три межнациональных конфликта), он обладает огромными запасами природных ресурсов. Кроме того, региону отводится стратегическая роль в восстановлении трансконтинентального торгового маршрута — Великого шелкового пути, который соединял Дальний Восток, Центральную Азию, Европу и Ближний Восток. Поэтому не случайно, что на Южном Кавказе сталкиваются интересы многих стран.
   Основные участники создания политики безопасности на Южном Кавказе — его независимые и признанные страны: Грузия, Армения, Азербайджан; государства, граничащие с регионом, — Россия, Турция, Иран. А также Соединенные Штаты Америки и международные организации: ООН, ОБСЕ, СНГ, ГУАМ и НАТО.
   Кроме того, в этот список необходимо включить непризнанные, но де-факто существующие страны: Абхазию и Южную Осетию, Нагорный Карабах. При этом главные на региональном пространстве игроки уже давно и категорично определили степень своего участия в процессе обеспечения безопасности в регионе. В частности, для России этот регион является «зоной внешнеполитических приоритетов», Иран Южный Кавказ объявил «зоной государственной безопасности», а США и партнеры — «зоной национальной безопасности».
   Вместе с тем оценивать ситуацию, складывающуюся в регионе, путем вычленения ее характерных особенностей, присущих только
   Армении или Азербайджану, Грузии, Ирану, Турции, невозможно. Все эти страны теснее, чем может показаться на первый взгляд, связаны между собой. Недопониманием этого страдают западные участники данного процесса, которые в силу географической оторванности от региона и смутного представления о специфике политических, экономических, этнографических условий слабо представляют себе суть происходящего на Южном Кавказе. И тем не менее США удалось оттеснить на второй план по степени влияния на происходящие в регионе события такие страны, как Турция и Иран.
   Южный Кавказ не перестает удивлять и поддерживать мировое сообщество в повышенном тонусе, то и дело вливая ему очередную порцию адреналина. Последние события в Грузии, регулярные заявления политиков Азербайджана о возможности силового решения проблемы Нагорного Карабаха и акцентированность Армении на вопросах укрепления собственной обороноспособности определенно свидетельствуют о непростой и все более усугубляющейся военно-политической обстановке в регионе. Милитаризация Кавказа достигла критического максимума. Суммарный военный бюджет трех закав- казскихреспублик составляет сегодня более 1,5млрд долл.!
   Согласно данным Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира и Лондонского института по освещению войны и мира, военные бюджеты Азербайджана, Армении, Грузии непрерывно растут, опережая большинство стран мира и многократно (до 40 раз) — темпы роста своих же ВВП. В середине 2007 г. военный бюджет Грузии достигал 303 млн, Армении — 264 млн, Азербайджана — более 900 млн долл. Так, на каждый миллион жителей Южного Кавказа приходится 75 танков и 85 артиллерийских установок, что превышает аналогичные показатели таких стран, как Турция и Иран. Сегодняшний Кавказ стал одним из самых милитаризованных регионов мира. Независимые государства Южного Кавказа обладают военным потенциалом, сравнимым с потенциалом средней европейской страны. Численность азербайджанской армии составляет 70 тыс. человек, численность личного состава вооруженных сил Армении — 45 тыс. человек. Максимальная численность вооруженных сил Грузии в 2006 г. составила 31 тыс. 878 военнослужащих.
   Помимо военного потенциала трех признанных международным сообществом государств существуют военные машины трех непризнанных образований, вполне сопоставимых с признанными государствами. Вооруженные силы Абхазии — это 5 тыс. человек, Южной Осетии — З тыс. По огневой мощи армии Абхазии и Южной Осетии практически не уступают Грузии. Танков у Грузии — 80—100, у Абхазии — 100, у Южной Осетии — 87. Тяжелых орудий (калибром свыше 122 мм) — соответственно 117, 237 и 95. Не так давно правительство Грузии увеличило бюджет министерства обороны в годовом исчислении почти вдвое — с 513 млн лари (303 млн долл.) до 7 млрд (566 млн долл.), а в конце сентября парламент страны одобрил предложение правительства о значительном увеличении военного бюджета на 2008 г. — более чем на четверть. Военные расходы Тбилиси в будущем году вырастут до 723 млн долл. Грузинские власти отмечают, что дополнительные средства потребуются, среди прочего, на ускоренное реформирование армии, необходимое для вступления в НАТО.
   Военный бюджет Азербайджана со 146 млн долл. в 2004 г. вырос почти до 1 млрд в этом году. Расходы на оборону по сравнению с 2000 г. в Армении увеличились в 3,5 раза (в 2006 г. в Армении на оборону было выделено почти 150 млн долл., в 2007-м — почти 264 млн долл.), в Азербайджане — в 8, в Грузии — в 10 раз. Обращает на себя внимание то, что значительный рывок страны Закавказья совершили именно в 2006—2007 гг.
   Подобные факты не могут не беспокоить Россию и ее партнеров по ОДКБ, особенно учитывая явный дисбаланс сил между самими закавказскими государствами (Армения на фоне соседей выглядит очень скромно). На прошедшем в середине сентября 2007 г. заседании секретарей Совета Безопасности организации был рассмотрен вопрос о ситуации, складывающейся в зоне действия договора.
   Подводя его итоги, генеральный секретарь ОДКБ Николай Бор- дюжа отметил, что в ходе заседания не остались без внимания и «воинствующие заявления представителей разных государств о желании разрешить некоторые замороженные конфликты военным путем, вопросы об эскалации военной деятельности, увеличении военных бюджетов и численности вооруженных сил в Грузии и Азербайджане». Как заметил генеральный секретарь, все это может стать фактором «нестабильности и угрозы для стран — членов ОДКБ».
   С первых дней своего существования в качестве независимого государства Россия обозначила Южный Кавказ как зону своих приоритетных стратегических интересов. Тот, кто контролирует Закавказье, тот контролирует Каспийское море, выходы в Среднюю Азию и на Ближний Восток. С этой точки зрения регион имеет важное значение для российских стратегических интересов. Одна из важнейших задач Москвы — сдержать негативное развитие событий на Южном Кавказе, как бы ни стремилось «международное сообщество» вытеснить оттуда Россию.
   Российское доминирование на Юге Кавказа не является проблемой ее «имперского возрождения». Обеспечение стабильности в бывших республиках Закавказья — принципиальное условие мирного развития внутри самой России, сохранения ее государственной целостности. Россия — кавказское государство. И данный тезис — не просто красивая метафора. Семь субъектов РФ (Адыгея, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Северная Осетия, Чечня) находятся непосредственно на территории Северного Кавказа, а еще четыре — на территории Степного Предкавказья (Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская область и Калмыкия). При этом Черноморское побережье Краснодарского края и район Кавказских Минеральных Вод Ставропольского края относятся к Кавказскому региону. Обеспечение безопасности на российском Кавказе немыслимо и неотделимо от стабильности в Грузии, Армении и Азербайджане. Именно поэтому с момента распада СССР Россия взяла на себя бремя геополитического лидерства на Южном Кавказе. Отсюда ее повышенный интерес к тому, что происходит вокруг Абхазии и Южной Осетии. Стабилизация ситуации на этих территориях соответствует российским национальным интересам.
   Наши непосредственные соседи по региону неоднократно озвучивали мнение о том, что Москва не имеет строго определенной и выверенной по отношению к Закавказью политики, и продолжают об этом говорить и сегодня. Действительно, в 1990-е гг. Россия сама находилась не в лучшем положении и проводить внятную политику по отношению к Еревану, Баку и Тбилиси была не в состоянии. Результаты этого не преминули сказаться — грузинский вектор напрямую направлен сегодня на Брюссель и Вашингтон, азербайджанский — на Брюссель, Вашингтон и Анкару. Однако армянская сторона в этом отношении гораздо больше учитывает интересы России в регионе и высоко оценивает свои отношения с ней. Поэтому считать политику Москвы в Закавказье совсем уж провальной никак нельзя. Если в Тбилиси резоны вступления в НАТО считают неоспоримыми, то у Армении есть все основания колебаться. В переходе региона под контроль НАТО Ереван не только не видит для себя особых выгод, но и справедливо опасается, что это станет ударом по его интересам. Армения продолжает оставаться реальным стратегическим партнером России на Южном Кавказе. Она строит свою внешнюю политику на принципе обеспечения равновесия между разными военно-политическими блоками, чьи интересы непосредственно касаются Кавказского региона. Это в наибольшей степени отвечает государственным интересам Армении на современном этапе.
   Нельзя не заметить и улучшения отношений России с Азербайджаном. В ходе весеннего визита 2007 г. в Баку Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ Сергей Миронов дал понять, что мнения некоторых аналитиков об «охлаждении» в последнее время отношения между Россией и Азербайджаном «должны остаться на совести самих аналитиков». С его точки зрения, российско-азербайджанские отношения стратегического партнерства развиваются по восходящей. Это относится и к экономике, и к гуманитарной сфере, и ко многим другим областям двустороннего сотрудничества. «Это наглядно подтвердило и успешное проведение как Года России в Азербайджане, так и Года Азербайджана в России, которое вылилось в убедительную демонстрацию российско-азербайджанской дружбы. Об этом ярко свидетельствует и рост двустороннего товарооборота между нашими странами в 2006 г. на 50% по сравнению с 2005 г. (в настоящее время — свыше 1,6 млрд долл.)». В последние годы подходы Азербайджана к решению вопроса о правовом статусе Каспия стали постепенно приближаться к российско-казахстанским. Свидетельством тому служат два двусторонних «каспийских» соглашения, одно из которых Баку заключил с Астаной в ноябре 2001 г., а другое — чуть ранее — с Россией. В них речь идет фактически об установлении границ национальных секторов пропорционально длине береговой линии каждой из пяти прибрежных стран. Россия и Азербайджан также достигли принципиальной договоренности по разделу Каспия.
   Вместе с тем позиция Азербайджана в отношении Каспия определяется прежде всего его выгодным географическим положением и обладанием ощутимыми запасами энергоресурсов. Основные месторождения Азербайджана сосредоточены на Апшеронском полуострове и прилегающих к нему зонах суши и акватории Каспия. Баку дает нефть исключительно высокого качества. Благодаря этому себестоимость его готовой продукции, несмотря на высокую стоимость сырой нефти, умеренно высокая. Азербайджан исходит из того, что наиболее нефтеносные районы Каспия территориально прилегают к его «сектору» и он — единственный в «прикаспийской пятерке», кто конституционно закрепил свой суверенитет на часть Каспия. Это подразумевает возникновение на Каспии государственных границ, что неприемлемо ни для России, ни для других прикаспийских государств — Ирана и Туркменистана в первую очередь.
   Главные надежды Баку связаны с проектом БТД. Разумеется, России невыгодно, что нефть потекла в западном направлении в обход ее территории. Это негативно сказывается на экспортных возможностях страны, снижении валютных поступлений в казну. Однако нашей стране не удалось воспрепятствовать строительству этого трубопровода.
   Есть и другие нерешенные вопросы в отношениях Баку и Москвы. Азербайджанские политики хотели бы, чтобы Россия заняла «более активную», т.е. отвечающую азербайджанским интересам, позицию в нагорно-карабахском урегулировании. Баку дает понять Москве, что в случае бездействия России в этом вопросе он будет вынужден пойти на более тесное сотрудничество, в том числе и в военной области, с США, Турцией и в целом с НАТО. И в то же время официальный Баку не бросился сломя голову в объятия Вашингтона и не повернулся спиной к Москве, как это сделал Тбилиси, и сегодня пожинает плоды вполне успешной многовекторной внешней политики, инициированной президентом Ильхамом Алиевым. Не случайно Баку, не задумываясь, отказал американцам в просьбе о предоставлении азербайджанской территории в качестве плацдарма для атаки на Иран, но поддержал инициативу России о совместном использовании РФ и США Га- балинской РЛС, как, впрочем, неоднократно опровергал и слухи о прекращении ее аренды российской стороной.
   Другое дело Грузия, претендующая сегодня благодаря поддержке США на роль регионального лидера.
   Помимо решения глобальной задачи по распространению собственных стандартов мироустройства на весь Южный Кавказ, для Запада Грузия представляет особый интерес в качестве территории, через которую проходят стратегический нефтепровод Баку — Тбилиси — Джейхан и строящийся газопровод Баку — Тбилиси — Эр- зерум. Кроме того, северные границы Грузии непосредственно примыкают к России, к ее Северному Кавказу, нестабильность ситуации в котором всегда можно использовать в качестве козыря в глобальной внешнеполитической игре.
   Тбилиси продолжает требовать удаления Москвы из переговорного процесса по регулированию конфликтов. Одновременно грузинские власти идут на расширение военных связей с США. В 2003 г. между США и Грузией было заключено соглашение о сотрудничестве в военной области. В соответствии с ним переброска любой американской военной техники на грузинскую территорию должна осуществляться по первому требованию командования вооруженных сил США, которое пользуется полной свободой в ее дальнейшей передислокации. США получили право размещать в Грузии оружие любого вида, что серьезно нарушает баланс сил в регионе и создает угрозу международной безопасности.
   Недавно на территории Грузии прошли крупные маневры «Cooperative Archer 2007» с участием ВВС США. В основном самолеты взлетали с аэродромов, расположенных в центральной части Грузии, в том числе с военного аэродрома бывшей российской военной базы в Вазиани. Судя по тому, как активно грузинское руководство помогает США своими воинскими контингентами в Ираке, режим Михаила Саакашвили не будет против предоставления американцам своей военной инфраструктуры в случае начала Соединенными Штатами военной операции против Ирана. Проведение досрочных президентских выборов было удачным технологическим ходом, которым Саакашвили поставил в тупик своих оппонентов. Собственно говоря, он провел релегитимизацию власти. Но она не решает проблему кризиса в стране, поскольку есть высокий уровень недоверия к действиям президента. Даже провозглашенный Саакашвили курс на евроинтеграцию страны не нашел столь массового, как ожидалось, одобрения со стороны избирателей. В ходе параллельного с выборами референдума по вопросу вступления страны в НАТО за присоединение к альянсу высказалось около 60% участников референдума, что не намного превышает показатель самого Саакашвили и значительно меньше, чем озвучивалось в начале прошлого года. Так что, скорее всего, кризис в Грузии будет продолжаться до следующих парламентских выборов, так как компромисс между политическими элитами маловероятен. А сама Грузия, по всей видимости, вступила в полосу внутренних кризисов.
   Москва ожидает первого шага от Тбилиси в налаживании российско-грузинских отношений. Глава МИД России Сергей Лавров, присутствовавший на церемонии инаугурации президента Грузии, вежливо объяснил в столице соседнего государства, что Москва готова налаживать отношения, но это ей нужно не более, чем Грузии, и первый шаг должен быть за Тбилиси. Российская же сторона в свою очередь готова ответить адекватными практическими действиями.
   Не случайно в Тбилиси еще раз было подчеркнуто, что Россия будет делать все, чтобы не допустить провокаций и вооруженных столкновений в зоне грузино-осетинского и грузино-абхазского конфликтов, а проблемы территориальной целостности страны должны решаться через нормализацию отношений Тбилиси с Абхазией и Южной Осетией. Как известно, сегодня ситуация изменилась кардинальным образом из-за агрессии Грузии.
   Усиление влияния России на Кавказе и в мире признают уже и на Западе. Не так давно группа американских экспертов, входящих в проект «Глобальный барометр влияния», пришла к выводу, что «США начинают постепенно терять свое влияние и позиции в мировом общественном мнении, уступая их поднимающейся России и другим новым игрокам, которые могут воздействовать на глобальные события даже больше, чем это удавалось до сих пор американцам».
   Если политика России на Южном Кавказе и дальше будет выстраиваться в прагматическом ключе, то, учитывая географическую близость, культурные, технологические и человеческие связи, присутствие и влияние Москвы на Южном Кавказе позволят не только воспрепятствовать милитаризации региона, но и решить все самые насущные региональные проблемы, в том числе и территориальные.

3.4.5. Россия и Молдавия

   Российско-молдавские отношения очень сложны и противоречивы. Сейчас вопрос стоит так: будет ли Россия в южных регионах Европы, в первую очередь в Молдавии, реальным субъектом геополитических отношений или нет? В первом варианте она останется в Молдавии (в Приднестровье) как держава, чьи интересы на постсоветском пространстве не подвергают сомнению европейские страны, которые пока еще придерживаются основных положений, принятых в Ялте и Потсдаме в 1945 г. Во втором случае Россия уходит из региона, а ее место занимают силы блока НАТО, который безудержно стремится на Восток. Для того чтобы остаться активным субъектом геополитики в Молдавии, Москве необходимо разработать и подписать с Кишиневом долгосрочный договор, охватывающий все сферы общественной жизни: экономической, политической, социальной, духовной, а не только ограничиваясь поставкой молдавских вин на прилавки России. В этом документе должны быть предусмотрены все варианты межгосударственных отношений, должен быть разработан конкретный план действий по урегулированию отношений между Кишиневом и Тирасполем.
   В непризнанной Приднестровской Республике живет около 80 тыс. граждан России. Отдавать их Молдавии — это делать ход против себя. Для того чтобы жители Приднестровья были спокойны за свое будущее, необходимо четко прописать в договоре правовые основы нахождения в регионе российских сил стабильности и мира. И здесь не должны приниматься на веру устные заявления политических лидеров Молдавии.
   Российским политикам, особенно либерал-реформаторам, нельзя забывать, что многие молдавские лидеры стремятся к объединению с Румынией. Дипломаты этой страны осторожно отвечают на просьбы Молдавии, но тем не менее Румыния предпринимает шаги по «мягкой» экспансии в отношении Молдавии. Все образование в этой республике ориентирует молодежь на изучение румынской истории и румынского языка, постепенно вытесняя все русское. Молдавия, если «проглотит» Приднестровье, будет таким государством, каким это видится Западу, и в перспективе вместе с Румынией пойдет в НАТО.
   Сегодня Кишинев, убаюкивая Москву пророссийскими декларациями и добиваясь от нее экономических выгод (квот на сахар, снижения цен на газ, нефть и т.д.), реально придерживается прозападного курса, наращивая военное и экономическое давление на Приднестровье: блокируются грузопотоки, изменяются границы. Тирасполь в ответ грозит перекрыть подачу российского газа, блокировать автомобильное и железнодорожное сообщение. Вывод такой: в Молдавии существуют внутренние противоречия и не все складывается для России удачно.
   Подводя итоги данной главы, необходимо подчеркнуть, что СНГ — это универсальная площадка для политического диалога между ее участниками и контроля за выполнением принятых в формате Содружества решений. Подтверждением этому стали итоги саммитов глав государств СНГ — неформального в Санкт-Петербурге (10 июня 2007 г.) и официального в Душанбе (5 октября 2007 г.). При этом особое внимание обращает на себя тот факт, что впервые за последние годы и в северной столице России, и в столице Таджикистана собрались практически все руководители стран — участниц Содружества (в Душанбе отсутствовал только Виктор Ющенко). Важнейшим их итогом стало принятие Концепции развития СНГ и Плана основных мероприятий по ее реализации. Несмотря на то что не все страны подписали концепцию и план (Туркмения и Грузия), а некоторые государства оставили за собой право на особое мнение по ряду положений, указанные документы являются основополагающими для дальнейшего поступательного движения Содружества вперед.
   Кроме того, в Москве считают очень важным, что государства — участники Содружества Независимых Государств сочли все-таки возможным отказаться от радикальных идей его реформирования. В вопросах дальнейшей интеграции на постсоветском пространстве необходимы постепенность, поэтапность и многопрофиль- ность, так как каждая из 12 стран Содружества имеет свою многовекторную международную политику, основанную на национальных интересах. Именно поэтому в основу участия в СНГ и заложены принципы добровольности, свободы выбора взаимодействия в тех или иных политических, экономических, гуманитарных проектах, осуществляемых в формате Содружества.

Контрольные вопросы

   1. Почему в развитии восточнославянского этноса и государства следует выделять эпоху Киевской Руси?
   2. Какие геостратегические задачи были решены в эту эпоху?
   3. Какие геополитические картины она включала?
   4. Как называлась вторая эпоха российского государства и какие геополитические картины она включала?
   5. Дайте характеристику третьей геополитической эпохи Великого княжества Московского.
   6. Почему именно в эту эпоху усилилась экспансия Московского государства?
   7. Назовите основные события четвертой геополитической эпохи Московского царства.
   8. Какие геостратегические задачи были решены в эту эпоху?
   9. Какие периоды включила эпоха Российской империи?
   10. В какие царствования решались важнейшие геостратегические задачи, перечислите их.
   11. Охарактеризуйте эпоху Советского государства.
   12. Какие периоды и режимы следует выделить в ней с геостратегической точки зрения?
   13. Каковы основные черты эпохи демократической России?
   14. Как можно описать геополитическую историю России с помощью волнового процесса?
   15. Какие повышательные и понижательные волны можно в ней выделить?
   16. Какие объективные причины привели к распаду СССР?
   17. Каковы причины распада СССР, а также будущего России, по мнению американского политолога С. Коэна?
   18. Основные причины, обусловившие кризис 1990-х гг.
   19. Плюсы и минусы последствия распада СССР для России.
   20. Каковы основные угрозы для безопасности страны в современных условиях?
   21. Чем привлекает Украину Запад?
   22. Какие силы мешают интеграции России и Белоруссии?
   23. Что дает полная интеграция России и Белоруссии?
   24. Создание единого экономического пространства — объективные предпосылки.
   25. Почему Каспий является морем раздора?
   26. Кто заинтересован в дестабилизации Центрально-Азиатского региона?
   27. Чем обусловлена политика Грузии в отношении России?
   28. Москва и Кишинев — пути решения межгосударственных отношений.

 
< Пред.   След. >