YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Геополитика (А.В. Маринченко) arrow 4.6. Россия возвращается
4.6. Россия возвращается

4.6. Россия возвращается

   Вопрос о будущем России задают политики всех стран мира. Во многом ответ на него лежит в жизнедеятельности самой России. Сможет ли она сохранить свой ракетно-ядерный щит, оздоровить экономику, развить социальную сферу, занять активные политические позиции, поднять этническое самосознание всех народов, проживающих в стране, и прежде всего русского народа, разбудить в них чувство патриотизма, гордости за историю своего отечества и главное — вдохнуть новую жизнь в СНГ? Россия находится в «санитарном кордоне», в кольце государств, правительства которых в большей части относятся к РФ потребительски-настороженно или явно недоброжелательно. Например, некоторые страны всерьез полагают, что имеют право требовать от России финансовых выплат и территориальных уступок:
   Норвегия — спорные водные пространства в Баренцевом море;
   Финляндия — часть Карелии и Ленинградской области, отошедшие к СССР в результате войны 1939-1940 гг; 4 млрд евро — «военных репараций»;
   Эстония — Печорский район Псковской области, г Ивангород Ленинградской области; 4-150 млрд долл. за «оккупацию» при Советской власти;
   Латвия — Пыталовский район Псковской области; 55-100 млрд долл. за «оккупацию» при Советской власти;
   Украина — 12,1 млрд долл. украинской доли от госсобственности СССР за рубежом, 42,1 т золота украинской доли советского золотого запаса;
   США — спорные водные пространства в Беринговом проливе; Япония — острова Шикотан, Кунашир, Итуруп, Сахалин, гряду Хабомаи;
   Азербайджан, Иран, Казахстан и Туркмения — продолжают делить с Россией Каспийское море;
   Грузия — селение Пичвни на чеченском участке российско-грузинской границы; 15 млрд долл. за «оккупацию» Южной Осетии и Абхазии, 6 млрд долл. за вывезенные в Россию советские ценности и ущерб природе от военных баз.
   Внутри Содружества Независимых Государств по-прежнему наблюдаются противоречивые тенденции — как центробежные, так и центростремительные. Отсутствует какой-либо монолитный блок, вследствие чего по кардинальным вопросам СНГ не выступает с единых позиций, например относительно продвижения НАТО на Восток или противостояния американской противоракетной обороне. Внутри Содружества нет стратегического единства ни в вопросах политики, ни экономики, ни в решении вопросов национальных отношений, в частности языка, есть только тактические союзы, например по вопросам добычи, транспортировки каспийской нефти, разработки полезных ископаемых, редкоземельных, драгоценных металлов или алмазов.
   Для решения сиюминутных экономических или политических вопросов создаются временные коалиции. Не успели просохнуть чернила под договорами России и Белоруссии, как тут же Азербайджан, Украина, Грузия, Молдавия, которые постоянно равняются на США, НАТО, Турцию, заключили соглашение о создании организации ГУАМ. В июне 2001 г. в Грузии впервые в истории страны проведены маневры НАТО. Своего рода «малый союз» заключили пять азиатских республик.
   Безусловно, российским политикам важно помнить, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих. Благополучное для народов страны геополитическое будущее может быть достигнуто только за счет динамичного развития реального, а не виртуального сектора экономики: прежде всего машиностроения, авиастроения, автомобилестроения, прорыва в компьютерно-информационной сфере и т.д. Как заклинания в российских СМИ звучат жалобы правительственных чиновников на отсутствие денег, инвестиций. На эту проблему не жалуется правительство Норвегии — мы берем для сравнения эту страну, так как большая часть ее территории находится в неблагоприятных природно-климатических условиях. Там все природные ресурсы (прежде всего нефть, газ, лес) принадлежат государству, а не олигархам, как в России. В Норвегии введена и успешно действует не плоская шкала налогообложения доходов граждан, а прогрессивная: больше получаешь — больше плати. В России же 13% налогов платит и уборщица, и миллиардер, число которых ежегодно растет на 5—7 человек. По количеству миллиардеров Москва уступает только Нью-Йорку. В Норвегии отдается предпочтение глубокой переработке нефти, газа, древесины, руд и т.д. На экспорт идет готовая продукция. В России гонят за рубеж сырье, лес-кругляк.
   В Норвегии также существует стабилизационный фонд, формируемый, как и в России, в основном за счет экспорта энергоносителей, продуктов переработки нефти и газа, леса и т.д. Но в отличии от Москвы половину своего стабилизационного фонда Осло направляет на государственные нужды — социальную защиту населения, строительство жилья, инфраструктуру и т.д. Поэтому уровень и качество жизни норвежцев — самые высокие среди Скандинавских стран да и, пожалуй, большинства стран Европы.
   Финансисты России, опасаясь инфляции (которую провоцируют монополисты в топливно-энергетическом комплексе — «Газпром», «ЛУКОЙЛ» и пр.) вкладывают миллиарды долларов в акции США, Германии, Франции, Японии и т.д., тем самым инвестируют экономику наших явных и потенциальных геополитических противников.
   Это некоторые наиболее важные политические и экономические факторы, осложняющие положение Российской Федерации в мировом геополитическом пространстве. И только активная, продуманная государственная политика не даст ей превратиться в сырьевой придаток Запада и Востока.
   Обозначим также наиболее важные геополитические факторы. Взоры наших политиков и ученых в первую очередь должны быть обращены на страны Азиатско-Тихоокеанского региона. Например, совокупные активы 500 самых мощных компаний Юго-Восточной Азии, которыми владеют в основном китайцы, составляют более 540 млрд долл. Ежегодный доход 50 млн китайцев, живущих за рубежом, составляет почти столько же. Проживающие за границей китайцы (хуацяо) контролируют около 90% экономики Индонезии, 75% экономики Таиланда, полностью экономику Тайваня.
   У Китая есть немало проблем, которые надо быстро решать, чтобы поддержать нынешние темпы экономического и социального развития. Самые насущные из них — энергетическая и продовольственная. Первую проблему, начиная от поставок энергоносителей и кончая строительством ГЭС, АЭС, ТЭЦ, продажей соответствующего оборудования и машин, мы можем помочь решить. Здесь видна выгода как для Москвы, так и для Пекина.
   В геополитическом плане союз России и Китая позволит обеим странам создать полюс, обладающий огромным экономическим и военным потенциалом. Если соединить ресурсный потенциал России с динамичным экономическим развитием и политическим потенциалом Китая, то вырисовывается глубокий философско- исторический смысл их геостратегического сотрудничества. Они образуют единое евразийское пространство, которое по своим географическим, экономическим, сырьевым, демографическим параметрам не имеет себе равных в мире. Это объективно обусловливает формирование новой парадигмы развития России. Объединение мощных потенциалов России и Китая парализует все антироссийские и антикитайские силы на международной арене. Этого боятся все «друзья» Москвы и Пекина. Небезызвестный
   З. Бжезинский отговаривает стороны от сближения под тем предлогом, что «Китай не готов связать стратегически свою судьбу с нестабильной и слабой Россией»; этим союзом, вещает далее этот давний враг Москвы, «Россия снова окажется почти отрезанной от западной технологии и капиталов». В последнее десятилетие российско-китайские отношения в геополитическом и геостратегическом плане развиваются в оппозиционном ключе по отношению к США. Еще в апреле 1996 г. в совместной российско-китайской декларации был выдвинут тезис о возможности стратегического взаимодействия России и Китая в XXI в. В 2000 г. Российская Федерация и КНР подписали совместное заявление по вопросу об антиракетах. Это было сделано в ответ на речь Дж. Буша о создании системы национальной противоракетной обороны и выходе США в одностороннем порядке из противоракетного договора 1972 г.
   В 2001-м и в 2002 гг. Россия и КНР решительно поддержали друг друга в осуществлении политики защиты национального единства и территориальной целостности, осудили готовящуюся военную операцию США против Ирака. В июне 2006 г. во время визита Президента России В.В. Путина в Китай для работы в ШОС были подтверждены прежние договоренности и намечены перспективы значительного расширения торгово-экономических связей между Москвой и Пекином.
   Однако связи России и КНР нельзя рассматривать в розовом свете. Китайские лидеры — сугубо прагматичные политики. На первом плане у них всегда были и остаются национальные, государственные геополитические интересы. Например, во время визита в США в апреле 2006 г. президент КНР Xу Цзиньтао вел переговоры с президентом США Дж. Бушем, встречался с представителями деловых кругов, выступил в Йельском университете, посетил завод корпорации «Боинг» в Сиэтле. Эта корпорация выполняет большое количество заказов китайского правительства. Лидер КНР успокоил американцев не только по поводу торговых, но и долгосрочных геополитических амбиций Китая. С Дж. Бушем он обсудил проблемы вокруг ядерной программы Северной Кореи и Ирана.
   Китай ведет сложную борьбу со странами-соседями. Поэтому Москве надо в своей геополитической стратегии учитывать интересы прежде всего Индии, Японии, обеих Корей, Пакистана, Ирана и так строить свои отношения с этими странами, чтобы они способствовали экономическому росту и геополитическому авторитету России.
   Выступая в международном дискуссионном клубе «Валдай», состоявшемся 14 сентября 2007 г. в Сочи, Путин, отвечая на вопросы иностранных экспертов, специализирующихся на России, разъяснил свою позицию по Азиатско-Тихоокеанскому региону. «Что касается Азиатско-Тихоокеанского региона в целом и нашей роли в нем, то она видится мне многовекторной. Во-первых, мы на политическом уровне сотрудничаем со многими странами: и с Китаем, и с Индией. Это наши многолетние и очень надежные партнеры в различных направлениях. У нас непростые отношения с Японией, и мы всячески стремимся к тому, чтобы решить все проблемы прошлого. Я думаю, что у японского руководства нет теперь в этом никаких сомнений. Вопрос только в том, чтобы найти такой вариант развития наших отношений, который был бы приемлем как для японского народа, так и для российского, не унижал бы никого и закрыл бы все проблемы. Другие страны: Индонезия, в которой я был с визитом, и Австралия, и малые страны — каждая из них представляет для нас интерес и как объект инвестирования, и как партнер в сфере высоких технологий, и потенциальный инвестор в нашу экономику. Прежде всего, конечно, с точки зрения развития потенциала Восточной Сибири и Дальнего Востока. У нас, к сожалению, там не очень благоприятная ситуация — в этих регионах происходит депопуляция, а возможности там колоссальные. И огромные запасы природных ресурсов. В одной Якутии, по-моему, мы насчитали на 5 трлн долл. только того, что знаем: и нефть, и газ, и золото, и алмазы — чего там только нет, вся таблица Менделеева. Но мы бы хотели развивать инфраструктуру, создавать новые рабочие места, развивать новую экономику на инновационных принципах. Там такие возможности, повторяю, есть.
   Что касается военного сотрудничества, то это не ключевое направление нашего взаимодействия со странами региона, хотя опять же с экономической точки зрения это важная составляющая. Мы в Китай продаем вооружение, счет идет на миллиарды. Конечно, это не только для китайцев хорошо. Это для нашей оборонной промышленности хорошо. Во всем мире идет борьба за рынки, это конкуренция.
   Сейчас мы — вы видели это — перешли к кредитованию этих сделок: предоставили Индонезии кредит в размере 1 млрд долл. США как раз на закупки вооружения. Мы там, по сути, ничего и не проталкивали. Индонезийцы захотели купить, они кредитоспособны: добывают и нефть, и газ. Это неплохо развивающаяся экономика. В целом у них ежегодный рост за последние, по-моему, пять лет — 6,5%. Это не имеет ничего общего с политикой Советского Союза, когда на идеологической основе поставлялось вооружение и давались безвозвратные кредиты. Это рыночные решения. И мы не видим, что наши поставки, скажем, в Индонезию создают какие-то проблемы для региона, дестабилизируют ситуацию.
   Давайте не будем забывать, что Индонезия — самая крупная мусульманская страна. И индонезийскому руководству приходится многое делать для того, чтобы сдерживать радикализм, бороться с террором. Давайте вспомним ужасные террористические акты на Бали, в других местах в Индонезии. И я полагаю, что наше сотрудничество с индонезийским руководством, с Индонезией в целом — это вклад, в том числе и в общее дело борьбы с терроризмом».
   2007 «внешнеполитический» год трудно рассматривать вне его связи с событиями внутри России. Всеми признанный возросший авторитет нашей страны на мировой арене сегодня определяют две главные вещи: внутренняя политическая стабильность и рост экономических возможностей. Эти факторы, в свою очередь, находятся в прямой зависимости, во-первых, от волевых и интеллектуальных качеств руководства страны, во-вторых, от нефтегазовой конъюнктуры, исключительно благоприятной в текущий исторический момент для России. Критически оценивая последнее, правительство во главу угла хозяйственной деятельности поставило диверсификацию экономики. И уже в этом году, по данным из официальных источников, удалось достигнуть кое-каких результатов. Так, прирост ВВП (около 7,5%) обеспечен в основном не за счет нефти, а за счет таких обрабатывающих отраслей, как машиностроение и строительство.
   После известного периода системной деградации полоса стабильного развития оценивается населением как безусловный позитив.
   Отдав предпочтение «Единой России», общество рассчитывает на то, что эта партия яснее определит собственную стратегию, что она обретет узнаваемый идеологический лик.
   Чего хочет и требует для себя в новых исторических условиях великая евразийская страна? Она требует самого необходимого для нормального существования в кругу цивилизованных соседей. Того же, чего требовала на протяжении последних столетий. К примеру, полтора века назад — равного права. Сошлемся на Федора Тютчева, который, как известно, был не только великим поэтом, но и отменным дипломатом, блистательным публицистом.
   Тютчев писал в 1844 г., что Россия не хочет для себя ничего, кроме «права и исторической законности», и не признавать этого может лишь «самое слепое невежество, по своей воле отворачивающееся от света». Именно во имя этого права, писал Федор Иванович, Россия не должна позволять любителям политических опытов «выманивать или отрывать целые народности от их центра живого единства», чтобы затем «перекраивать и обтесывать их, будто неодушевленные предметы», и «отделять от тела живые члены под предлогом обеспечения для них большей свободы движения».
   Как все узнаваемо! Кое-кто и ныне желал бы «обтесать» Россию по своему разумению, оторвать от нее лакомые куски под предлогом справедливого перераспределения природных ресурсов, которые, дескать, принадлежат вовсе и не одной России, а всему человечеству. Кое-кому очень хотелось бы увидеть возобновление беспорядочного движения на огромной территории, нового «парада суверенитетов», чтобы мгновенно отреагировать материальной поддержкой сепаратистских устремлений и вооружить местных выдвиженцев разноцветных революций испытанными в других регионах методами утверждения «самостоятельной демократии». Реальных шансов заполучить какую-то часть ее пространства для очередного «национально-освободительного» эксперимента практически никаких, ибо за этим стоят уже отмеченные выше обстоятельства — политическая воля и здоровый интеллект. Объективно беря их в расчет, серьезные западные эксперты приходят к выводу, что определяющей чертой современной российской внешней политики является ее независимость, и что в обозримой перспективе она не станет ни проамериканской, ни антиамериканской. Одним из самых впечатляющих эпизодов 2007 г. стало выступление Владимира Путина на международной конференции в Мюнхене. Эта речь, по мнению влиятельной британской «Файнэншл Таймс», «ознаменовала начало года, в течение которого Россия проявляла все возрастающую напористость во всем: ПРО, Косово, контроль над вооружениями, энергетическая политика». «Россия считает, что она вернулась, и хочет, чтобы мир знал об этом», — писала газета.
   Американский журнал «Тайм» назвал Путина «Человеком года». Да ведь и в других местах в его адрес прозвучало немало признательных оценок. К примеру, министр иностранных дел Германии Франк-Вальтер Штайнмайер в одном из последних выступлений заметил, что за восемь лет президентства глава российского государства добился «высокого уровня стабильности в России». Подчеркивая огромную важность европейско-российских и германороссийских отношений, глава МИД ФРГ указал, что в лице России европейцы вообще и немцы в частности имеют «большого соседа, с которым нужно развивать приносящие выгоду связи».
   Вот именно — связи, приносящие взаимную выгоду. Иначе выражаясь, равноправные связи, с одной стороны построенные на прочных нравственных принципах, а с другой — закрепленные высокими договоренностями. К примеру, такими, как Заключительный акт, подписанный в Xельсинки в 1975 г. всеми странами Европы, а также Соединенными Штатами и Канадой, или Основополагающий акт, подписанный в Париже в 1997 г. руководителями стран НАТО и России.
   Увы, в обоих случаях приходится констатировать, что даже к этим фундаментальным политическим декларациям партнеры России из числа стран НАТО и Евросоюза относятся не всегда уважительно. А порой даже совсем неуважительно. Когда же им на это указывают, они, не моргнув глазом, начинают упрекать Москву.
   Одним словом, какие-то нечистоплотные манипуляции с причинами и следствиями. А ведь искушенные западные политики наверняка видят и понимают, что ничего лишнего для поддержания собственной безопасности Россия не предпринимает. Она лишь отвечает (весьма сдержанно, предельно ограниченно) на очевидную военную экспансию своих так называемых партнеров. Что прикажете делать России, если к ее западным рубежам пододвигают стратегические ядерные силы? Как ей себя вести, если в ответ на вывод своих баз из Вьетнама, Кубы, Грузии она получает новые базы у себя под боком? Как выразился недавно глава МИД РФ Сергей Лавров, получается так, что «мы расслабляем свои мускулы, в то время как на другой стороне их напрягают».
   13 декабря 2007 г. в России вступил в силу Закон о приостановлении действия Договора об обычных вооруженных силах в Европе. Мера исключительно вынужденная. Еще раз заметим, что Москва многократно предлагала определить «потолки» для вооружений всех членов НАТО и таким путем исправить балансовую несуразицу, возникшую в результате распада Варшавского договора и продвижения Североатлантического альянса на Восток. А что же теперь? Объявив мораторий на соблюдение положений ДОВСЕ, Россия лишь указала на свое законное право закрыть образовавшиеся прорехи в военной инфраструктуре. А они весьма очевидны на фоне подавляющего преимущества НАТО в танках, самолетах, артиллерии. Спрашивается, на каком направлении можно использовать это преимущество? Только на российском. Поэтому представителям НАТО надо все же честно признать за Россией право на существование в европейском доме в качестве равной среди равных. Признать и действовать соответственно.
   Вот что, однако, интересно. С большинством стран НАТО и Евросоюза (включая ведущие — Германию, Францию, Италию) у России сложились хорошие отношения. Тут конкретные интересы. И тенденция обещающая. Когда же указанные структуры выступают коллективом (в Брюсселе или Страсбурге), на выходе образуется противодействующая российскому подъему доминанта. Наверное, в этом есть что-то инстинктивное, родовое. Россия возвращается.

Контрольные вопросы

   1. Охарактеризуйте современное геополитическое положение России в системе существующих Больших пространств мира.
   2. Дайте характеристику геополитических проблем России по секторам нового зарубежья: а) Балтия; б) Белоруссия; в) Черноморский сектор; г) Кавказ и Закавказье; д) оцените союз ГУАМ с позиции России;, е) Средняя Азия и Казахстан. (Центральная Азия).
   3. Дайте характеристику основных геополитических проблем России в странах и коалициях стран дальнего зарубежья: а) Арктический сектор; б) Центрально-Восточная Европа; в) Китай; г) Япония; д) российско-американские отношения; е) Европейский Союз.
   4. Раскройте основные разногласия между Россией и Западом.
   5. Перечислите основные преступления американской военщины за период с 1948-го по 2003 гг.
   6. Как складываются отношения России и США в начале XXI в.?
   7. В чем суть конфликта между Россией и США по размещению американской системы ПРО в Европе?
   8. Возможен ли союз России и Китая?
   9. В чем суть отношений между Россией и блоком НАТО?
   10. Какие политические и экономические факторы и в каком направлении влияют на геополитическое развитие России?

 
< Пред.   След. >