YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Геополитика (А.В. Маринченко) arrow 8.1. Современная геостратегия
8.1. Современная геостратегия

8.1. Современная геостратегия

8.1.1. Роль стратегий в современной геополитике

   Современная геополитика, учитывающая колоссальные изменения в мире, начинает складываться после Второй мировой войны. Но, несмотря на эти изменения, как классическая, так и современная геополитическая парадигма обязательно включала и включает военную стратегию. Под военной стратегией обычно понимаются способ и цель подготовки и использования вооруженных сил в войне. Если за способы, методы подготовки и результаты боевого использования войск и сил флота несут ответственность военные стратеги — генералы и адмиралы, то подготовку к войне нации, промышленности (в том числе военной), сельского хозяйства, инфраструктуры (путей сообщения, средств связи и др.), цели войны определяет высшее политическое руководство. Таким образом, военная стратегия является составной частью политики точно так же, как геостратегия — элементом геополитики.
   Геостратегия современных развитых стран структурирована по трем уровням. Высший уровень геостратегии называется национальной стратегией и включает в себя все более низкие уровни стратегии в отдельных сферах и направлениях развития нации. Она определяет цели развития нации, обеспечивает эффективное использование духовных и материальных ресурсов, направляет нацию на достижение национальных целей.
   Второй уровень геостратегии получил название стратегии национальной безопасности, которую иногда заменяют терминами «большая стратегия», «оборонная стратегия», «стратегическая доктрина». Стратегия национальной безопасности включает в себя стратегии тех сфер и направлений, которые исключительно важны для национальной безопасности, т.е. для обеспечения приемлемых условий существования и развития нации. Стратегия национальной безопасности формируется обычно в официальном документе, в России это «Концепция национальной безопасности».
   Третий уровень геостратегии — военная стратегия, которая координирует только военные проблемы национальной безопасности: развитие военной промышленности и обеспечение Вооруженных Сил боевой техникой, оружием, средствами связи, амуницией и т.д.; боевую подготовку самих военнослужащих, боеготовность и боеспособность войск и сил флота. Военная стратегия, как правило, сформулирована в военной доктрине.
   Военные стратегии существуют давно. По крайней мере, уже в полисах Древней Греции имелись избираемые государственные должности архонта и стратега, первая из которых трактовалась как должность верховного правителя, а вторая — как должность высшего военачальника. Таким образом, можно констатировать, что разделение политической деятельности на геостратегическую и военно-стратегическую произошло не позднее V в. до н.э.
   Однако возможным было и объединение этих видов политики в деятельности одного лица. Так, например, Никколо Макиавелли занимал должности второго секретаря (внутренние дела) и секретаря Комиссии десяти (военные дела) Флорентийской республики. Поэтому ему приходилось осуществлять, говоря современным языком, как стратегию национальной безопасности, так и военную стратегию (и не только планировать, но и руководить войском). В других итальянских республиках и синьориях эпохи Возрождения геостратегические задачи решали высшие политики: для осуществления чисто военных целей приглашались профессиональные военные — гонфалоньеры. Вплоть до XX в. прерогатива формулировать высшие национальные и военные цели принадлежала либо наследственным правителям (королям, императорам, халифам и т.д.), либо уполномоченным на это высшим политическим деятелям: президентам, канцлерам, премьер-министрам, визирям и др. С начала XX в. функции составления стратегических и военных доктрин, а следовательно, и формулирования высших целей нации постепенно переходят к аппарату, обслуживавшему высших должностных лиц, т.е. к политологам. Высшие политики государства по-прежнему могли формулировать стратегические цели нации, но, получая доклады, справки и доктрины в готовом виде, предпочитали лишь вносить в них необходимые изменения. Становление демократии способствовало появлению политологов, создающих политические теории, концепции, стратегии и предлагающих их в виде книг или статей на рынке идей. Одни идеи таких «свободных» политологов через общественное мнение или личное общение с политиками составляли основу государственной стратегии, другие только влияли тем или иным образом на ее формирование, а идеи третьих, совсем не найдя спроса, канули в историю политической мысли.
   В ХХ в. практика составления стратегий и доктрин различного уровня получила наибольшее распространение в США. Уже в начале века, в 1904 г., президент Т. Рузвельт в послании к конгрессу обосновал присоединение зоны Панамского канала интересами национальной безопасности. Во время Первой мировой войны все воюющие страны имели ясное представление о национальных целях и военной стратегии. Для держав Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия) национальными целями считались завоевание «жизненного пространства», создание колониальных империй, а военной стратегией была быстрая наступательная война. Для государств Антанты (Великобритания, Франция, Россия) национальной целью, очевидно, было сохранение территорий метрополий и колоний, а военной стратегией — позиционная оборона с возможными территориальными приобретениями в случае победы. Россия, например, вступая в войну, рассчитывала добиться контроля над черноморскими проливами.
   Во время Второй мировой войны нацистское руководство Германии выдвинуло в качестве национальной цели господство над миром, которое в первоначальном виде выглядело как раздел сфер влияния между союзниками: Италией, Германией и Японией. Военная стратегия Германии, вначале нацеленная на Запад, после 1940 г., когда не удалось сокрушить Великобританию путем систематических бомбардировок, изменилась, получив восточное направление. Сутью же военной стратегии Германии ввиду ограниченности ресурсов всегда был блицкриг.
   Национальные цели стран Атлантической хартии (Великобритании и США) — защита наций, национальных, колониальных и подмандатных территорий от агрессии держав «оси», восстановление демократии в оккупированных странах, странах-агрессорах, справедливый порядок во всем мире. На начальном этапе войны военной стратегией для них стала маневренная оборона на североафриканском театре военных действий, в Атлантическом и Тихом океанах, на тихоокеанских островах. СССР, вступивший в войну позднее и присоединившийся к Атлантической хартии только в декабре 1941 г., вынужден был также придерживаться стратегической обороны до победы под Сталинградом (хотя И.В. Сталин планировал победоносную войну уже на начальном этапе на чужой территории, в первую очередь в Европе, т.е. наступательную стратегию). С 1943 г. союзники (СССР, США, Великобритания) осуществляли наступательную военную стратегию.
   После Второй мировой войны с образованием биполярного мира основными национальными стратегиями лидеров противостоящих блоков — НАТО и Варшавского договора, США и СССР стала победа в холодной войне и распространение своей системы ценностей (идеологии) на весь мир.
   Стратегия национальной безопасности США в течение «холодной войны» (1946—1989) также видоизменялась.
   Первый период «холодной войны», который длился с марта 1946-го (фултонская речь У. Черчилля) до 1949 г. (испытание в СССР атомной бомбы), был периодом ядерной монополии США. В это время действовала стратегия массированного возмездия, согласно которой американская стратегическая авиация всегда должна быть готовой нанести сокрушительный удар атомными бомбами по всем основным политическим, военным и промышленным объектам СССР в ответ на его коммунистическую экспансию.
   Во второй период «холодной войны» (1949-й — начало 1970-х гг.) США лишились монополии на ядерное и термоядерное оружие, но имели преимущество по количеству атомных боеголовок. В этот период действовала стратегия гибкого реагирования, в соответствии с которой американские органы безопасности должны предупреждать появление где бы то ни было коммунистических режимов, а вооруженные силы — находиться в готовности сокрушить таковые и отразить агрессию СССР и его союзников.
   В третий период «холодной войны» (с начала 1970-х по 1989 г. — разрушение Берлинской стены), когда Советским Союзом было достигнуто равенство по количеству и качеству зарядов и их носителей (так называемая ядерная триада: межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) наземного базирования, стратегические подводные крейсеры с МБР, стратегические бомбардировщики с атомными бомбами на борту) действовала стратегия реалистического сдерживания, по которой США и их союзники противостояли попыткам расширения социалистического лагеря, пропаганды коммунистических идей с учетом паритета вооружений, соотношения всех геополитических характеристик (территории, полезных ископаемых, количества и качества населения, темпов экономического развития и т.д.).
   Границы периодов действия той или иной стратегии национальной безопасности весьма условны и не связаны жестко с ядерной монополией, преимуществом США или ядерным паритетом между США и СССР. Принятие очередной стратегии зависело и от других факторов: состояния американо-советских отношений, успехов или поражений в локальных войнах, успехов или провалов в распространении коммунистических идей в мире, прихода к власти проамериканского или прокоммунистического правительства в той или иной стране, субъективного мнения президента США и его администрации о «советской военной угрозе» и т.п. При этом основой всех стратегий национальной безопасности продолжало оставаться сдерживание (deterrence) Варшавского договора в Европе, Советского Союза во всем мире и коммунистических идей в массовом сознании граждан всех стран. Английский термин deterrence при этом понимался не только как «сдерживание», но и как «устрашение». Таким образом, основой всех стратегий национальной безопасности США было «сдерживание путем устрашения». Это совпадало с геостратегией «анаконды», предлагаемой ведущими геополитиками X. Мэхэном, С. Коэном, Г Киссинджером, которая заключалась в «охвате и удушении» СССР, Варшавского договора и социалистического лагеря системой военно-морских баз и военно-политических блоков. В СССР в период «холодной войны» не формулировались национальная стратегия и стратегия национальной безопасности. Роль обеих доктрин играла программа построения коммунизма, которая предполагала распространение коммунистических идей и коммунистического общества на всей территории земного шара. Западные теоретики сформулировали в конце 1960-х гг. (после событий в Чехословакии 1968 г.) так называемую доктрину ограниченного суверенитета для стран Варшавского договора, которые были связаны обязательствами не изменять существующий социалистический строй. Эта концепция, которая играла роль стратегии национальной безопасности СССР (и стран Варшавского договора), была названа доктриной Брежнева.
   В основе военной стратегии СССР до 1962 г. лежала концепция, сложившаяся в ходе Великой Отечественной войны, которая включала следующие положения:
   • сначала стратегическая оборона, затем — стратегическое наступление;
   • боевые действия должны вестись с применением обычного оружия; ядерное оружие играет вспомогательную роль;
   • основу боевой мощи составляет сухопутная армия, где ведущими родами будут артиллерия, танковые войска и ВВС; военноморской флот главной задачей имел обеспечение действий сухопутных сил. В 1962 г. была принята новая военная стратегия, в основе которой лежали теоретические разработки, осуществленные под руководством маршала Советского Союза В.Д. Соколовского в бытность его начальником Генерального штаба (1952—1960). Основные положения этой стратегии (на Западе ее называют доктриной Соколовского) вошли в боевые уставы всех видов Вооруженных Сил СССР. Суть их в следующем.
   1. Любой конфликт между двумя супердержавами, с какой бы стадии он ни начался, неминуемо перерастет в мировую ракетноядерную войну, ибо сторона, терпящая поражение, обязательно применит все, даже самые губительные, виды оружия массового поражения.
   2. При наличии больших запасов ядерного оружия и средств доставки достаточной дальности важнейшее значение приобретает фактор внезапности, а следовательно, возрастает значение слежения, в том числе и из космоса, за носителями ядерного оружия (ракеты в шахтах сухопутного базирования, самолеты с ядерными бомбами, атомные ракетные подводные лодки), находящимися на боевом дежурстве. Это проблемы первой фазы (первого удара) ракетно-ядерной войны.
   3. Во время второй фазы результаты первого ядерного удара (нанесенного по носителям ядерного оружия, политическому руководству, основным командным пунктам, крупным группировкам войск и скоплениям боевой техники, крупным предприятиям военной и тяжелой промышленности, столице и большим городам) усиливаются использованием всех видов и родов войск, всех средств ведения войны.
   4. Главной задачей всей стратегии является избежать первого ядерного удара, упредить противника, если он готовится нанести удар. Доктрина Соколовского в отличие от предыдущей военной стратегии СССР отдавала приоритет ядерному оружию; комплекс обычных вооружений стал играть второстепенную, дополнительную роль.
   В начале 1980-х гг., когда в отношениях СССР и США была поднята проблема первого ядерного удара и готовившая его сторона (и СССР, и США имели в этом отношении аналогичные стратегии) могла быть представлена мировому общественному мнению как потенциальный агрессор, СССР пересмотрел свою военную стратегию. Была принята новая военная доктрина, имевшая исключительно оборонительный характер, а в боевые уставы всех видов Вооруженных Сил внесены изменения о том, что ядерное оружие может быть применено лишь в ответ на применение его противником. Политическое руководство СССР сделало несколько заявлений на самом высоком уровне об оборонительном характере военной стратегии и отказе от применения первым ядерного оружия. Впрочем, это носило пропагандистский и политический характер и вряд ли могло быть осуществлено практически, зато дезориентировало военное руководство.
   Концепция национальной безопасности современной России содержит геополитическую оценку современного мира, роли и места России в нем. В частности, отмечено, что Россия продолжает оставаться великой державой в мире, в котором усиливаются тенденции к многополярности, а именно:
   • укрепление экономических и политических позиций значительного числа государств и интернациональных объединений;
   • совершенствование механизмов управления международными политическими, экономическими, финансовыми и информационными процессами;
   • повышение роли экономических, политических, научно-технических, экологических и информационных факторов в геополитике при сохранении значения военно-силовых;
   • обострение международной конкуренции за обладание природными, технологическими, информационными ресурсами и рынками сбыта.
   На этом фоне улучшаются перспективы интеграции в Содружество Независимых Государств и широкой интеграции России в мировую экономику. Этим и определяются геополитическая роль и задачи Российской Федерации. Для их достижения следует в первую очередь обратить внимание на развитие экономического, научно-технического и демографического потенциалов.
   В концепции национальной безопасности сформулированы национальные интересы России, которые определяются гармонией интересов личности, общества и государства, причем обеспечение интересов личности стоит на первом месте. Ключевыми национальными интересами являются экономические, которые заключаются не только в развитии национального производства и рынка, но и в расширении внешнеэкономических связей. Первостепенные внутриполитические интересы включают: обеспечение гражданского мира и национального согласия, территориальной целостности и единства правового государства, стабильности государственных институтов, правопорядка, нейтрализации социальных и межнациональных конфликтов, сепаратизма и завершение процесса становления демократического общества. Национальные интересы России в международной сфере включают: интеграцию в рамках СНГ; развитие партнерских отношений с другими великими державами — центрами экономической и военной мощи; развитие сотрудничества в борьбе с международным терроризмом и преступностью; упрочение механизмов управления мировыми политическими и экономическими процессами, в первую очередь — Совета Безопасности ООН. Кроме того, существуют национальные интересы в духовной сфере (национальные ценности, национальные традиции, нравственность и гуманизм), в информационной сфере (права и свободы граждан в получении и распространении информации, развитие современных телекоммуникаций), в оборонной и правовой сферах. Последняя военная доктрина Российской Федерации состоит из военно-политических, военно-стратегических и военно-экономических основ. В военно-политических основах кроме военной организации государства дана оценка современной военно-политической обстановки, которая определяется следующими факторами:
   • снижением опасности крупномасштабной войны, в том числе ядерной;
   • укреплением региональных центров силы;
   • усилением национального, этнического, религиозного экстремизма;
   • активизацией сепаратизма;
   • распространением локальных войн и вооруженных конфликтов;
   • усилением региональной гонки вооружений;
   • распространением ядерного и других видов оружия массового уничтожения и средств его доставки;
   • обострением информационного противоборства.
   В военно-стратегических основах военной доктрины России определен характер современных войн и вооруженных конфликтов. В частности, по целям войны могут быть справедливыми и несправедливыми (агрессивными), по средствам ведения — ядерными и обычными, по масштабам — локальными, региональными и крупномасштабными. Вооруженные Силы России должны быть готовы в крупномасштабной или региональной войне отразить агрессию любого государства или коалиции и принудить агрессора к прекращению боевых действий на условиях, отвечающих интересам России. В локальной войне российской армии ставится задача локализации и прекращения конфликта на ранней стадии. Военные стратегии США можно подразделить на стратегии ядерной войны и стратегии обычной войны.
   Стратегия «всеобщей ядерной войны». Всеобщая ядерная война, по мысли американских военных стратегов, может быть в двух вариантах: 1) контрсиловой вариант — предполагает обмен массированными ракетно-ядерными ударами только по военным объектам, и в первую очередь по базам стратегических носителей ядерного оружия. Цель ударов с обеих сторон — подрыв ядерной мощи противника, чтобы в дальнейшем путем переговоров добиться его политической капитуляции :2) неограниченный обмен ядерными ударами по военным, промышленным объектам и крупнейшим городам. Этот вариант, скорее всего, привел бы к взаимному уничтожению воюющих стран, а может быть, и всего живого на Земле. Стратегия «гарантированного уничтожения», сформулированная при военном министре Р. Макнамаре в 1965 г., исходила из того, что первым применит ядерное оружие СССР. В таком случае США должны быть уверены в мощи своего ответного, «второго» удара, в гарантированном уничтожении агрессора. Гарантированным уничтожением считалось нежизнеспособное состояние общества противника после ответного ядерного удара, а именно потеря 1/4—1/3 населения и потеря 2/3 промышленности.
   Стратегия «ограниченной ядерной войны» была разработана под руководством министра обороны Дж. Шлессинджера и принята в 1974 г. Теоретики этой концепции Г. Киссинджер, М. Тэйлор и др. исходили из невозможности при наличии огромных запасов ядерного оружия всеобщей ядерной войны, которая может уничтожить все живое на Земле. Нереалистичность стратегии «всеобщей ядерной войны» породила эту стратегию, которая, по мысли ее авторов, должна увеличить сдерживающую силу ядерного оружия. Она предполагала нанесение ядерных ударов только по военным объ- ектам, в первую очередь по базам носителей ядерного оружия, командным пунктам военного и политического руководства, и считалась американскими теоретиками наиболее подходящей в условиях военного паритета США и СССР. Военные стратегии обычной войны также занимают важное место в стратегии национальной безопасности США. Несмотря на первостепенную роль ракетно-ядерного стратегического оружия, его применение, как тотальное, так и ограниченное, остается проблематичным. Оно, более эффективное потенциально, применяемое реально, становится опасным для самих США. Кроме того, для обеспечения не глобальных, а региональных и локальных интересов обычное оружие эффективнее ядерного.
   Военная стратегия «двух с половиной войн». С точки зрения этой концепции строительство, подготовка и использование вооруженных сил США должны быть рассчитаны на ведение двух «больших» (вероятно, против СССР и КНР) и одной «малой» (против любой средней или небольшой страны) войн. Эта стратегия действовала в период с 1949-го (победа коммунистов в Китае) по 1970 г.
   Военная стратегия «полутора войн» была принята при президенте Р. Никсоне в 1970 г. Изменение военной стратегии обычной войны было вызвано, во-первых, отходом КНР от единого курса социалистических стран и политики дружбы с СССР; во-вторых, огромной дороговизной вьетнамской «полувойны», которую вели США; в-третьих, невозможностью обеспечить силами и средствами военную стратегию «двух с половиной войн», ее нереалистично- стью. Новая концепция, очевидно, предполагала вести «большую» войну по принципу «или—или» (с СССР или КНР) и одновременно «малую» войну в любом районе земного шара.
   В XXI в., в период президентства Джорджа Буша-младшего, военной стратегией США фактически стала стратегия «двух малых (региональных) войн», которые американская армия ведет в Афганистане и Ираке.
   Кроме военной стратегии, рассчитанной на использование всех вооруженных сил, существуют стратегии применения видов (сухопутные силы, военно-морские силы, военно-воздушные силы) и родов войск (морская пехота, танковые войска, авианосные ударные соединения, космические силы и т.д.).
   Военно-морские стратегии США как стратегии главного вида вооруженных сил имеют важное значение для обеспечения национальной безопасности.
   Стратегия морской мощи. Ее истоки восходят к теории американского адмирала А. Мэхэна. Морская мощь, военно-морское превосходство, по представлениям современных теоретиков, необходимы для обеспечения влияния в районах жизненно важных интересов, доступа к богатствам океанов, обеспечения судоходства и свободы торговли. В настоящее время США располагают 11 авианосно-ударными соединениями (АУС), 41 атомной подводной лодкой (АПЛ) с межконтинентальными баллистическими ракетами, 200 военно-морскими базами (в США и вне их территории) и огромным вспомогательным и торговым флотом, способным быстро увеличить возможности военно-морского флота.
   Стратегия контроля над морем предусматривает установление неограниченного контроля американских ВМС совместно с другими видами и родами вооруженных сил (например, космическими силами) над важнейшими, стратегическими акваториями Мирового океана путем боевого патрулирования АПЛ и АУС, боевого дежурства стратегической авиации, контроля космических сил с применением современных систем связи и маневрами в необходимых случаях корпуса морской пехоты. Эта концепция берет свое начало в трудах английского адмирала Ф. Коломба, других теоретиков Британской империи. В настоящее время для Америки она означает подавляющее превосходство флота США над флотами всех остальных вероятных противников, вместе взятых, и возможность даже в случае войны контролировать морские коммуникации и не позволять флотам противника активных действий.

8.1.2. Влияние стратегий на геополитические картины мира XX в.

   В течение ХХ в. геополитический формат мира менялся несколько раз. Начало века «цивилизованное» человечество встречало с предчувствием фатальной неизбежности войны за передел мира. Основными причинами этой войны служили представления «обделенных» государств, не сумевших создать «достойные» их мирового статуса колониальные империи (Германия, Австро-Венгрия, Италия, Япония), но, с другой стороны, показавших более высокие темпы экономического развития, догнавшие, а порой и перегнавшие в промышленном и военном отношении «старые» империалистические страны (Великобританию, Францию, Испанию, Португалию, Голландию, Россию). Еще до Первой мировой войны цивилизованный мир раскололся на два блока: Антанту (Великобритания, Франция, Россия), главной целью которой было сохранение «статус-кво», т.е. исторически сложившегося колониального раздела мира, и Тройственный союз (Германия, Австро- Венгрия, Италия), назначением которого, очевидно, была трансформация «статус-кво», территориальный передел мира. Победившая в Первой мировой войне Антанта не только сохранила за всеми «старыми» колониальными державами их империи, но и лишила Германию последних колоний. Таким образом, до и во время Первой мировой войны мир был биполярным, противостояние «старых» и «новых» колониальных держав привело к мировой войне, а геополитические итоги этой войны никак не устраивали побежденные страны. Поэтому, как только позволила международная обстановка, побежденные, «обиженные» страны начали готовиться к новому переделу мира. Был образован реваншистский блок — Антикоминтерновский пакт (Германия, Италия, Япония), державы которого, ловко играя на коммунистической угрозе, шаг за шагом решали свои геополитические проблемы. В ответ на новую угрозу Великобритания и США заключили Атлантическую хартию, к которой затем присоединились Франция и СССР. Мир опять стал биполярным.
   Следует отметить, что сама по себе биполярность мира в разные периоды ХХ в. была различной. До Первой и Второй мировых войн, когда однозначно свои позиции как членов блоков определило ограниченное число государств, биполярность, противостояние этих держав в мировом, глобальном масштабе в смысле поддержки остальными странами мира позиций того или иного блока была выражена неявно, неоднозначно. Это так называемая «мягкая» биполярность. Во время Первой и Второй мировых войн биполярность приобретает «жесткий» характер: почти все страны земного шара (особенно это касается времени Второй мировой войны) оказались так или иначе (как колонии, зависимые страны, как торговые партнеры, снабжавшие воюющие державы теми или иными ресурсами) втянутыми в войну. После окончания Второй мировой войны, когда определились две супердержавы (США и СССР), роль третьей мировой супердержавы пыталась играть Великобритания. К этому имелось немало предпосылок. Одержав победу в войне и сохранив свою колониальную империю, британская политическая элита старалась противостоять неблагоприятным переменам в мире и стране. Но огромные затраты ресурсов на военные цели и удержание колоний были уже не под силу государству. К власти пришли лейбористы, которые не собирались жертвовать интересами рабочих и среднего класса ради сохранения аристократических привилегий и сверхприбылей крупных финансистов и промышленников, а национализированные отрасли экономики функционировали менее эффективно. В то же время Великобритания сохранила массовую армию, а флот пытался продолжать осуществление стратегии контроля над морем. В 1952 г. Британия испытала атомную бомбу и стала третьей ядерной державой. Британские геостратеги, как и все западные геостратеги первого послевоенного десятилетия (когда единственным средством доставки атомного оружия оставался самолет), придерживались стратегии воздушной войны, сформулированной итальянским генералом Дж. Дуэ, планировали массированные бомбардировки атомным оружием наиболее важных объектов на территории вероятного противника. В этот период Великобритания все теснее смыкалась с США в глобальной стратегии сдерживания коммунизма путем окружения социалистического лагеря сетью военных баз и военно-политических блоков. Великобритания наряду с США выступала инициатором и вдохновителем создания НАТО (1949) в Европе, СЕНТО (1955) на Ближнем Востоке, СЕАТО (1954) в ЮгоВосточной Азии.
   В конце 1956 г. после национализации Египтом Суэцкого канала Великобритания, поддержанная Францией и Израилем, попыталась вернуть свои позиции в Ближневосточном регионе и проявить себя как мировая держава. После столкновения израильских и египетских войск на Синайском полуострове правительства Англии и Франции в ультимативной форме потребовали от президента Египта Насера прекратить военные действия и согласиться на оккупацию англо-французскими войсками зоны Суэцкого канала. Насер ультиматум отклонил, возник так называемый Суэцкий кризис. После нескольких дней бомбардировок и ввода английских и французских кораблей в зону боевых действий английская морская пехота заняла города Порт-Саид и Суэц, а израильские войска оккупировали полуостров Синай. Успех, казалось, был налицо, но в дело вмешалась одна из сверхдержав. Правительства Великобритании, Франции и Израиля получили ультимативное требование от лидера СССР Н.С. Xрущева прекратить агрессию. В течение суток огонь был прекращен и начался вывод оккупационных войск. Этот момент, пожалуй, с учетом дальнейшего распада Британской колониальной империи и трансформации ее в Содружество Наций был концом Британии как мировой державы, а единоличным лидером Запада стали США, не участвовавшие в суэцких событиях. Британские геополитики в дальнейшем стали оценивать статус своей страны как «средняя держава первого класса».
   Таким образом, трансформация «многополярного» довоенного мира, состоявшего из нескольких центров силы (Германия, Италия, Япония, Великобритания, Франция, США, СССР), была не только результатом победы стран коалиции, но и итогом изменений в соотношении экономических и военных сил стран внутри коалиции. При этом геополитическая конфигурация мира менялась несколько раз.
   1. Образование семи центров силы, семи великих держав (см. выше), каждая из которых решала свои национальные задачи, — «многополярный мир».
   2. Создание двух блоков государств (Антикоминтерновский пакт и Атлантическая хартия) — «биполярный мир».
   3. Победа союзников (Атлантической хартии) — «однополярный» мир.
   4. Осознание каждой державой-победительницей своих национальных интересов, отличающихся от интересов других держав- победительниц, — «триполярный» мир (США, СССР, Великобритания).
   5. Создание новых военно-политических блоков (НАТО и Варшавский договор) — новый «биполярный мир». Новая трансформация геополитической картины мира была вызвана перестройкой (основные геополитические события: 1987 г. — доклад М.С. Горбачева на январском пленуме ЦК КПСС; 1989 г. — разрушение Берлинской стены; 1991 г. — Беловежские соглашения о демонтаже СССР), вызвавшей целую цепь важных геополитических событий (распад Югославии, Чехословакии, многочисленные вооруженные конфликты), приведших в конце концов к распаду всего социалистического мира, составлявшего второй полюс противостояния. Биполярная геополитическая система рухнула. Мир вступил в очередной эволюционный процесс.
   Современный мир имеет примерно одинаковые возможности превратиться в иерархическую, «однополярную» миросистему во главе с США. Вторую ступень этой иерархии могут занять державы — постоянные члены Совета Безопасности, владеющие ядерным оружием (Россия, Великобритания, Франция, Китай), третью — наиболее развитые в промышленном отношении страны мира: Япония, Германия, Канада, Австралия, страны Бенилюкса, Скандинавии, Южной Европы и т.д. (например, все 29 стран ОЭСР, за исключением постоянных членов Совета Безопасности). На четвертую ступень этой иерархии следует поставить лидеров развивающегося мира, например «восточных (азиатских) тигров» (Южная Корея, Тайвань, Сингапур), региональные геополитические «центры силы»: Индию (Южная Азия), Бразилию (Южная Америка), ЮАР (Южная Африка), Нигерию (Центральная Африка), Египет (Северная Африка, арабский мир). На пятой ступени окажутся наименее развитые страны. Эту иерархию можно усложнить более подробной дифференциацией всех стран мира.
   Мир также может стать опять биполярным с той разницей, что в ХХІ в. роль первого полюса будут играть объединенная Северная Америка (США, Канада, Мексика, создавшие общий рынок — НАФТА) и объединенная Европа, а на роль второго геополитического полюса мира, возможно, будет претендовать Китай. В таком случае могут появиться варианты этого нового полюса биполярного мира. Например, геополитический союз России и Китая с включением в орбиту их влияния стран СНГ, Монголии, Северной Кореи, некоторых стран Юго-Восточной Азии или союз России, Китая и Индии, контролирующий практически всю Евразию, за исключением арабского мира и Западной Европы. Не исключено и превращение мира в «многополярный», когда региональный лидер будет контролировать свою территорию.

 
< Пред.   След. >