YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Геополитика (А.В. Маринченко) arrow 8.2. Перспективы развития человечества в XXI в. (геополитические прогнозы)
8.2. Перспективы развития человечества в XXI в. (геополитические прогнозы)

8.2. Перспективы развития человечества в XXI в. (геополитические прогнозы)

   За последние десятилетия мир незаметно изменился настолько, что классический научный аппарат для его изучения и объяснения больше не является адекватным. Привычные теории, концепции и понятия практически уже не соответствуют реальности и не дают ответов на многочисленные вопросы о настоящем, а главное, о будущем человечества. Мир нуждается в ученом масштаба Карла Маркса или в группе ученых, которые вновь проделали бы титаническую работу по осмыслению действительности, опираясь на достижения современной науки, разъяснили новые тенденции ее развития и указали направления необходимых усилий. По сути, именно такую попытку, конечно же полностью отдавая себе отчет в непосильности задачи и поэтому избрав малообязывающий жанр футурологического эссе, предпринял известный французский экономист и писатель Жак Аттали в новой книге «Краткая история будущего».
   Рынок уничтожит государства?
   «Сегодня решается, каким быть миру в 2050 году, и закладывается фундамент того, каким он будет в 2010 году», — утверждает автор в предисловии к книге «Краткая история будущего». «Ситуация проста: рыночные силы завладевают планетой, — пишет он. — Все недавние потрясения истории объясняются триумфальным шествием денег. Рынок уничтожит государства, в том числе США, создав гиперимперию, в которой человек сначала превратится исключительно в потребителя, а затем и вовсе затеряется. Если человечество попытается силой положить конец глобализации, наступит новая варварская эпоха — гиперконфликт. Если же глобализацию и рынок удастся взять под контроль, не отвергая, то откроется путь к гипердемократии, которая приведет к установлению мирового демократического правительства».
   До 2035 г. наступит конец господству американской империи, считает автор. Затем по планете прокатятся три волны будущего: гиперимперия, гиперконфликт, гипердемократия. «Я верю в победу около 2060 года гипердемократии — высшей формы организации человечества, последнего выражения мотора истории — свободы», — пишет Аттали. Ведь история развивается в одном направлении, поясняет он, «от века к веку человечество провозглашает примат индивидуальной свободы над всеми другими ценностями».
   Все начнется с демографического потрясения. К 2050 г., если не произойдет крупных катастроф, на Земле будут жить 9,5 млрд человек, т.е. на 3 млрд больше, чем сегодня. К 2035 г. США, истощенные финансово и политически, прекратят управлять планетой. Их место не сможет занять ни одна держава, и полицентричным миром временно станут управлять около десятка региональных держав. Государства постепенно ослабеют перед лицом компаний и городов, и возникнет гиперимперия. Последуют многочисленные конфликты и войны, вспыхнет гиперконфликт. Не раньше 2060 г. к власти в мире придут новые, альтруистские и универсалистские силы, которые установят и будут поддерживать новое мировое равновесие между рынком и демократией — гипердемократию.
   «Цель этой книги — показать, каков наиболее вероятный образ будущего, — пишет Аттали. — Однако понять, каким станет будущее, можно, только рассказав, хотя бы вкратце, о прошлом». Далее он излагает свою историческую концепцию. Их оружие — торговля и деньги
   С древних времен всегда сосуществовали три власти: религиозная, военная и товарная, отмечает автор. Это значит, что историю человечества можно представить в виде последовательности трех основных политических укладов: ритуального, имперского и товарного.
   Постепенно священное уступает место силе, а религиозное — военному, пишет Аттали. На берегах и островах Средиземноморья, среди империй оседают прибывшие из Азии племена — микенцы, финикийцы, евреи, которые поклоняются только одному богу — политическим и экономическим правам. Их оружие — торговля и деньги, а поле боя — море и порты.
   За 12 веков до нашей эры зарождаются первые рынки и первые демократии, а также формируется греко-иудейский идеал, который станет идеалом всего Запада. Индивидуальная свобода и товарный уклад становятся неразделимы. Возникает различие между двумя цивилизациями: Азия хочет освободить человека от его желаний, Запад — наделить его свободой для их исполнения.
   В IX в. возникают первые христианские города-ярмарки — провозвестники будущих государств. Мусульманская и китайская империи приходят в упадок, и сердце товарного уклада надолго оказывается в Европе. Товарный уклад говорит на едином языке денег и организуется вокруг единого центра-сердца, где концентрируется креативный класс, характеризующийся особым вкусом ко всему новому.
   До сих пор товарный уклад знал девять последовательных форм, которые можно обозначить по именам их городов-сердец (Брюгге, Венеция, Антверпен, Генуя, Амстердам, Лондон, Бостон, Нью- Йорк, Лос-Анджелес), по основному товару потребления (продовольствие, одежда, книги, финансы, транспортные средства, бытовая техника, средства связи и развлечения), технологиям (фор- штевенный руль, каравелла, типография, бухгалтерия, паровой котел, двигатель внутреннего сгорания, электромотор, микропроцессор), основной монете (дукат, гульден, флорин, фунт стерлингов, доллар).
   Хронология перемещения «сердец» товарного уклада, по Атта- ли, такова: Брюгге (1200—1350), Венеция (1350—1500), Антверпен (1500—1560), Генуя (1560—1620), Амстердам (1620—1788), Лондон (I788—1890), Бостон (1890-1929), Нью-Йорк (1929-1980), Лос- Анджелес (1980—?). Нетрудно заметить, что это перемещение идет с востока на запад, т.е. к Америке. Вероятно, предполагает Аттали, это объясняется тем, что признание христианства и формирование впоследствии в Европе христианско-римско-греко-иудейского синкретизма (соединения) привели к утверждению нормы, согласно которой любовь к Богу превыше других ценностей. В Америке же пуритане объявили, что разбогатеть — значит продемонстрировать, что ты — Божий избранник. Другими словами, делать деньги — благородно и даже хвалиться богатством — этично.
   До 2025 г. с США будут считаться?
   В нынешнее время мировая система либерализуется повсюду и меняется соотношение сил: в США — застой, в Европе — упадок, в Азии — подъем. Аттали описывает основные страны и регионы, отмечая, в частности, что разбогатевшая благодаря огромным нефтяным ресурсам Россия не сумела пока воссоздать базу своего развития: «продолжительность жизни в стране снижается, инфраструктура разрушается. В то время как расходы на социальную безопасность должны достигать 20% от российского ВВП, в реальности они составляют лишь 2%. А между тем российский Центробанк располагает резервами более чем в 250 млрд долларов».
   Что характеризует начало конца девятой, нынешней формы товарного уклада? Начинаются перемещения населения, умножаются гражданские конфликты, в основном по оси Север — Юг. Отсюда Аттали начинает писать историю будущего. До 2025 г. США еще будут считаться самым надежным экономическим, политическим и финансовым убежищем. Лос-Анджелес с его Силиконовой долиной останется культурным, технологическим и промышленным центром страны, Вашингтон — политической столицей, а Нью-Йорк — финансовой метрополией.
   Евросоюзу не удастся стать чем-то большим, чем просто общим экономическим пространством, он не сумеет создать собственные политические, социальные, военные институты.
   В мире будет 11 экономических и политических региональных держав: Япония, Китай, Индия, Россия, Индонезия, Корея, Австралия, Канада, ЮАР, Бразилия и Мексика. Китай станет второй экономической державой мира. Средний уровень жизни в стране в 2015 г. сравняется со среднемировым, однако составит лишь пятую часть от американского. «Россия достигнет демографического равновесия и использует часть нефтяной ренты, чтобы организовать свое развитие, — прогнозирует Аттали. — ВВП России, ставшей в 2006 г. первым производителем “черного золота”» и титана, превысит в 2025 г. ВВП Германии, Великобритании и Франции, и она станет шестой экономической державой мира. Благодаря накопленным финансовым ресурсам Россия будет располагать средствами для покупки предприятий западноевропейской индустрии, что обойдется ей дешевле, чем модернизировать собственные заводы. Нефть по-прежнему будет приносить половину налоговых доходов. Россия создаст городскую инфраструктуру, юридические рамки, которые будут защищать частную и интеллектуальную собственность, современную банковскую систему, и значительно улучшит свою систему здравоохранения: продолжительность жизни (снизившаяся в 2006 г. до 59 лет для мужчин и 72 лет для женщин) начнет расти. Численность населения к 2015 г. стабилизируется на уровне 120 млн человек против 142 млн сегодня. России, однако, будут угрожать мусульмане с юга и китайцы с востока».
   Нас ждут перемены
   Автор прогнозирует большие перемены в образе жизни. Скорости в мире значительно увеличатся. Компании станут ориентироваться не на долгосрочное развитие, а на быструю прибыль. Работники должны будут непрерывно заниматься самообразованием. Поездки станут неотъемлемой стороной любой профессии, и каждому работнику будет нужно непрерывно демонстрировать способность к быстрым перемещениям.
   Люди станут тратить деньги большей частью не на предметы, а на услуги — образование, здравоохранение, безопасность, все чаще они станут прибегать к частным страховым компаниям, а не к государству для страховки от всевозможных рисков.
   Торговые обмены станут все больше ускользать от государств, которые таким образом будут терять большую часть налоговых сборов. В экономике будут преобладать две индустрии: страховая и развлекательная. До 2030 г. все, кроме самых бедных, будут подключены ко всем информационным сетям, оказавшись в состоянии кочевой вездесущности.
   Население многих стран начнет стареть и сокращаться, оплачивать пенсии старикам можно будет, только широко открыв двери для трудовых мигрантов. Выходцы из Африки к 2025 г. будут составлять 25% населения Евросоюза и 45% населения такого города, как Брюссель. Появятся обширные зоны, находящиеся вне закона, где будут хозяйничать различные мафии, как сегодня в Рио-де-Жанейро, Киншасе, Лагосе или Маниле.
   Население США к 2025 г. увеличится до 350 млн человек, и уже это позволит сохранить экономический рост в стране. Другие страны, например Франция, лишь с опозданием поймут, что контролируемый и интегрируемый приток населения — необходимое условие выживания нации.
   Усугубятся негативные природно-климатические явления, технологическое развитие достигнет своего предела, финансисты станут предпочитать биржевые спекуляции инвестициям в промышленность.
   К 2030 г. упадок девятой формы товарного уклада станет очевидным, пишет Аттали. Компании начнут отделяться от государств, инвестиционные фонды станут хранить свои средства в финансовых офшорных зонах, в результате чего акционеры станут терять дивиденды, а государства — налоги. На этом фоне экономического успеха добьются небольшие тоталитарные государства Латинской Америки, Африки и Ближнего Востока и сама система рыночной демократии будет поставлена под вопрос.
   Рынок без демократии
   Вероятнее всего, что «сердце» следующей, десятой формы рыночного уклада будет находиться также на территории США, где- нибудь в районе Калифорнии, делает вывод Аттали, рассматривая достоинства и недостатки других городов — кандидатов на звание центра мировой экономики. «Россия и Канада, где в результате мирового потепления улучшится климат, все равно не станут вероятными кандидатами», — пишет автор.
   Зародится совершенно новый мир — рынок без демократии, продолжает эссеист. Новый уклад сформируется вокруг планетарного рынка без государства — гиперимперия. В ходе этого процесса получат развитие сепаратистские движения, а на карте до конца века появится более ста новых государств. Мир станет полицент- ричным, и на каждом континенте будут 1—2 ведущие державы.
   Рынок распространится на все государственные службы и лишит правительства их последних прерогатив, включая даже суверенность. Частному сектору будут принадлежать не только учителя и врачи, но даже судьи и солдаты. Между рыночными демократиями и рынком начнется гигантское сражение за мировое превосходство, которое завершится победой рынка, прогнозирует Аттали.
   Налоги снизятся к выгоде богатых, но услуги станут платными к отчаянию бедных, а аппараты слежки станут инструментами в руках страховых компаний, которые позволят им контролировать сначала оплату тарифов, а затем и социальное поведение каждого плательщика.
   Если богатые меньшинства захотят, чтобы та или иная сфера жизни подчинялась рынку, а не голосованию, то они без колебаний будут приватизировать такие сферы. Лояльность по отношению к родине или соотечественникам потеряет всякий смысл, люди станут отказываться их защищать.
   Таким образом, к 2050 г. начнется демонтаж государств. Правительства потеряют влияние, а подолгу в одних и тех же странах будут жить только те, кто не имеет возможности перемещаться. К концу века правительство США одним из последних утратит атрибуты суверенности. «Завтрашняя Африка не будет похожа на сегодняшний Запад, скорее завтрашний Запад будет похож на сегодняшнюю Африку», — пророчит Аттали.
   «Итак, капитализм одержит окончательную победу, уничтожив все, что не является им, и превратив мир в огромный рынок», — подытоживает автор. Каждая минута жизни каждого человека отныне будет посвящена производству или потреблению товаров. Чем свободнее будет человек, тем больше он сможет производить или потреблять.
   Значительно возрастет ценность свободного времени. С другой стороны, станет углубляться одиночество, особенно в городах, контакты между людьми будут скоротечными и поверхностными. Культ свободы приведет к чудовищному эгоизму.
   Мир превратится в огромное поле сражения
   У многих предприятий больше не будет постоянной территориальной базы, они станут временными группировками лиц, кочевыми организациями, перестанут быть иерархическими, став «лабиринтоподобными». Другие станут сетями, объединяющими кочевых партнеров.
   В контексте ослабления государств возникнут предприятия- пираты, «занимающиеся противоправной или открыто преступной деятельностью», а также диалоговые предприятия, которые будут исполнять определенные функции государства, — неправительственные организации, ассоциации, фонды. Тон станет задавать новый креативный класс — финансовые стратеги, главы компаний, юристы и артисты, которых автор называет гиперкочевниками.
   Главными занятиями средних классов станут страхование (защита) и развлечения (забвение). Массовое распространение получат новые виды наркотиков, сексуальная жизнь станет абсолютно свободной, ее исключительной целью станет удовольствие, а размножение будет производиться искусственным способом.
   Количество лиц, живущих менее чем на 2 долл в день, инфракочевников, составит к 2035 г. 3,5 млрд человек против 2,5 млрд в 2006 г. Эти категории населения станут беспорядочно перемещаться по планете в целях выживания и будут широко использоваться во время различных волнений, а также пиратской экономикой.
   С исчезновением государств никто не будет способен обеспечить равенство граждан, объективность выборов, свободу информации. К 2050 г. гиперимперия аккумулирует острые противоречия. «На планете не будет войн между государствами, но каждый станет соперником всех», — резюмирует Аттали.
   Региональные державы будут отстаивать свои сферы влияния: «Россия попытается возвратить себе статус мировой державы и будет считать себя «прифронтовым» государством по отношению к исламу и Китаю. Чтобы защититься от этих соседей, она вновь вооружится и создаст сеть военных союзов, соответствующих сети ее нефтепроводов. В Европе Германия и Франция вновь станут питать региональные амбиции, а Евросоюз не сможет их нейтрализовать».
   В определенный момент неминуемо произойдет взаимное столкновение всех этих взаимных амбиций, сначала дипломатическое, затем военное. Пираты попытаются завладеть миром, появятся даже государства-пираты — Сомали, Приднестровье, Эфиопия, Шри-Ланка, Афганистан, Пакистан.
   Банды будут контролировать города и регионы, им на службу придут высококвалифицированные специалисты-гиперкочевники. С другой стороны, толпы вооруженных инфракочевников будут метаться по миру, сея разрушения и насилие, в городах прокатятся первые восстания. Никто не будет больше соблюдать никаких правил. Прозвучат утверждения, что демократия и рынок — лишь приманка, инструмент вооруженных сил и крупных компаний, удобный предлог для сохранения власти Америкой. Они лишь вызывают неравенство, уничтожают природу, подрывают моральные ценности. Все чаще будет слышна апология диктатуры.
   Другие станут отстаивать теократию. Церковь радикализуется, а во главе движения встанут протестанты. К 2040 г. Соединенным Штатам будет угрожать теократический изоляционизм. В Европе церкви выступят против капитализма. Многие демократии официально впишут христианство в свои конституции, став таким образом теократиями.
   К 2020 г. в мире будет 1,8 млрд мусульман — четверть населения планеты. «Аль-Каида» станет лишь одним из многих подобных движений. Появится новое оружие, основанное прежде всего на концепции наблюдения и коммуникации.
   Против пиратов и всех врагов товарного уклада будет создан альянс, которому, однако, станет не хватать денег, и тогда каждый станет защищать только себя, экономя ресурсы.
   Начнется борьба за ресурсы: США потребляют четверть мировой нефти, из которой две трети поступает из-за рубежа. На нефтяной основе, предполагает Аттали, может вспыхнуть конфликт, в частности между Россией и Китаем. На окраинах России, где находятся многочисленные нефтепроводы, завяжутся финансируемые соперничающими нефтяными компаниями гражданские конфликты, которые превратят эти транзитные зоны в руины. Вспыхнут сепаратистские войны, которые будут сопровождаться геноцидом, войны влияния, захватнические войны. Будут войны между кочев- никами-пиратами и оседлым населением.
   Гиперконфликт включит «горячие» и «холодные» войны, частные и государственные, это будет похоже на предсказанный в Библии конец света. Никто не сможет вести переговоры, и мир превратится в огромное поле сражения. Гиперконфликт, однако, приведет демократию к необходимости найти средства, чтобы обуздать пиратов и подавить собственное влечение к смерти, полагает автор. Новые силы придут к власти, чтобы создать новый, справедливый мир.
   Возобладает стремление к жизни, и из остатков обескровленных наций сложатся новые цивилизации и новые ценности. Установится новая демократия, которая будет ограничивать власть рынка.
   Поверить в будущее
   «Самые развитые нации реагируют на варварство насилием, на страх — эгоизмом, на террор — репрессиями. Огромен соблазн признать, что человек — чудовище. И все-таки сегодня нужно проявить смелость, поверив в будущее», — пишет Аттали. Катастрофа продемонстрирует необходимость перемен, и постепенно зародится гармоничная организация мира: сначала как сосуществование демократии и рынка, потом — как гипердемократия. Постепенно рынок будет вытеснен диалоговой экономикой. Это будет экономика альтруизма, бесплатного предоставления взаимных даров и общего интереса. Ее прототипы — Общество Красного Креста, «Врачи без границ», «Гринпис» и другие неправительственные организации.
   Завяжутся дискуссии о создании мировых учреждений, Евросоюз станет государством нового типа, включив в определенный момент Турцию и Россию. На основе Устава ООН будет создана мировая Конституция, а Совет Безопасности сольется с «Большой восьмеркой», став Всемирным правительством.
   Целью станет всемирное благо, т.е. защита элементов, которые делают жизнь возможной и достойной: климат, воздух, воды, свободы, культуры... А личной целью станет «доброе время», т.е. жить свободно, долго и молодо, а не быть зрителем на празднике чужой жизни.
   Такой прогноз недалекого будущего человечества — пугающий и в то же время проникнутый верой в конечное торжество Разума и Справедливости — выдвигает французский мыслитель Жак Аттали. Сегодня ученые и политики высказывают немало самых различных и исключающих друг друга мнений о перспективах развития человечества в XXI в. И можно было бы не обращать внимания на очередное «пророчество». Но, учитывая влияние Жака Аттали в скрытом от глаз общественности мире «большой политики», его осведомленность о реальном течении макроэкономических и мак- росоциальных процессов, мнение французского «посвященного» представляет особый интерес.
   НАША СПРАВКА
   63-летний Аттали был ближайшим советником президента Франсуа Миттерана, в частности его «шерпой» на встречах «Большой семерки». Он — автор европейской программы научных исследований «Эврика», инициатор учреждения и первый президент Европейского банка реконструкции и развития, участник заседаний Бильдер- бергского клуба — неофициальной площадки для обмена мнениями между представителями европейской элиты. Перу Аттали принадлежит более 40 книг (история, воспоминания, эссе, биографии, романы, пьесы, сказки для детей). Министерство обороны Великобритании опубликовало специальный аналитический доклад «Будущий стратегический контекст для обороны», авторы которого предприняли попытку определить основные тенденции в области глобальной безопасности на период до 2035 г. Вот основные положения этого аналитического документа.
   В ближайшие три десятилетия геополитическая ситуация в мире будет ухудшаться: возрастут угрозы со стороны исламского фундаментализма, международного терроризма; произойдет радикализация среднего класса и появятся новые опасные наукоемкие виды вооружений.
   Существует четыре основные группы рисков: политические, социальные, природные и технологические. К последней группе относится, в частности, появление нового поколения электромагнитного импульсного оружия, которое будет способно выводить из строя инфраструктуру мегаполисов, в том числе энергетические магистрали, электросети, транспорт, связь. Получит развитие и нейтронное оружие, которое призвано сохранять материальные ценности при одновременном уничтожении людских масс. В результате крупнейшие города окажутся наиболее уязвимыми и превратятся в главный объект нападений.
   Главными объектами использования импульсного оружия будут деловые кварталы крупнейших мировых финансово-экономических центров. Нанося по ним удар, террористические группы будут пытаться парализовать мировую финансовую систему, вызвать хаос на мировых рынках, общую панику, обвал бирж и массовые банкротства.
   В целом оружие будущих десятилетий уже не потребует непосредственного присутствия человека. Управление специальными боевыми платформами, способными наносить удары при одновременной самозащите, будет происходить из удаленных командных центров. Эти платформы среди прочего будут обладать возможностью использовать оружие массового поражения, включая химическое, биологическое, радиационное и ядерное оружие.
   Одновременно будет создана технология вживления в человеческий мозг микросхем, через которые можно будет управлять рядом действий человека. В случае попадания такой технологии в руки террористических групп они получат возможность манипулировать людьми.
   Произойдут также резкий рост населения в странах Ближнего Востока, усиление мировых экономических позиций Индии и Китая, ухудшение климата Земли, а также создание террористического альянса исламистов и революционных группировок.
   В авторитарных исламских странах продолжится процесс радикализации мусульманской молодежи, которая будет пытаться создать новую внегосударственную общность — умму, или глобальное исламское сообщество. Исследования показывают, что это движение в качестве одного из своих главных врагов изберет современный западный капитализм. В результате произойдет усиление напряженности между исламским миром и западной цивилизацией. При этом в зону конфликта все активнее будет вовлекаться Китай, который следует по капиталистическому пути.
   Можно ожидать также возрождение интереса к марксизму и марксистской идеологии. Существует возможность создания нового общемирового революционного движения на основе нынешнего среднего класса.
   «Средний класс будет испытывать на себе все возрастающее давление, которое будет сопровождаться увеличением разрыва между ним и новым классом сверхбогатых», — отмечается в докладе. В результате произойдет радикализация среднего класса и он будет использовать полученные знания, умения и связи с тем, чтобы кроить мир, исходя из собственных интересов. Это, в свою очередь, приведет к возрождению марксизма как учения о равенстве. Наряду с этим произойдет увеличение числа участников различных религиозных течений, а также популистских движений.
   Все эти процессы будут проходить на фоне роста численности человечества. Так, к 2035 г. на планете будут проживать 8,5 млрд человек. При этом 98% населения земли будет находиться в экономически менее развитых странах. В развивающихся странах обострится также проблема молодежи: к 2035 г. 87% населения этих стран будут составлять молодые люди до 25 лет. Подобные дисбалансы приведут к углублению социальных, политических и экономических проблем.
   Наметился ряд тенденций, которые определят в ближайшие три десятилетия характер изменений мира.
   Глобализация экономики. Глобализация останется долгосрочным феноменом развития мировой экономики, что приведет к увеличению прямых зарубежных инвестиций в различные страны, а также к развитию мировой торговли. В результате произойдет увеличение уровня взаимозависимости между различными странами и регионами, повысится зависимость национальных внутренних рынков от внешних опасностей.
   Новые вызовы для США. Будучи на сегодняшний день ведущей мировой экономической и военной державой, Соединенные Штаты представляют собой ту силу, которая определяет мировую систему безопасности. Сейчас, однако, происходит сложный процесс перехода мира от однополярного к многополярному. Этот процесс во многом будет зависеть от воли и способности США сохранить за собой особое место в новой международной конфигурации. США предстоит в первую очередь найти ответ на рост экономического вызова со стороны Азии, обеспечить себе доступ к ресурсам, решить проблему динамики внутренней демографии.
   Экономический подъем Китая. КНР превратится в один из наиболее значительных факторов в определении путей дальнейшей глобализации, так как она заняла положение «производственного цеха мира». Именно от Китая зависит в значительной степени мировой экономический спрос и ситуация на мировом рынке труда. Быстрое увеличение валютных резервов Китая ведет, в свою очередь, к усилению долговой зависимости Запада от КНР. Будущий политический курс Китая станет важнейшим элементом не только для экономической экспансии этой страны, ее процветания и стабильности, но и для всего мира. Быстрый экономический рост Китая способен привести к тому, что нынешнему статусу США как глобального гегемона будет во второй половине нынешнего века брошен вызов со стороны Пекина.
   Угроза со стороны мировой преступности и незаконной торговли. Международная преступность увеличится численно, финансово и проникнет в новые регионы. Она будет использовать и новые экономические возможности, прежде всего в Азии. Использовать глобализацию в своих интересах будут пытаться и наркоторговцы, объем преступной деятельности которых в 2005 г. уже достиг 322 млрд долл.
   Международный терроризм. Международный и локальный терроризм, прежде всего исламский, будет продолжать черпать энергию из политической мотивации, отсталости, обид. При этом он расширит сферу своей деятельности за пределы бедных регионов и попытается втянуть в свою орбиту оказавшиеся на обочине общественного развития средние слои более развитых стран. Жертвы терроризма и наносимый им материальный ущерб будут незначительными по сравнению с другими формами конфликтов, но терроризм продолжит оказывать сильное психологическое и физическое воздействие. Учитывая технологические возможности, террористы могут использовать для своих атак элементы химического, биологического и радиоактивного оружия. Однако нападения с использованием ядерного оружия маловероятны.
   Появление неуправляемых территорий. Ряд географических районов, включая несостоявшиеся государства, провинции или города, не будут иметь эффективного управления. Ряд слабых государств продолжат свое существование за счет незаконной торговли и преступной активности. Другие — не смогут справиться с внутренними проблемами. В предстоящие годы ситуация с подобными районами и странами ухудшится, что ляжет тяжелым грузом на мировые отношения.
   Общее неравенство. В мировом обществе продолжится расслоение, что станет одной из главных социальных и культурных проблем XXI в. Распространение оружия массового поражения. Увеличится доступ к технологии, которая позволит производить химическое, биологическое, радиационное и ядерное оружие. Примеры возможного развития событий представляют сегодняшние Северная Корея и Иран.
   Технологическое развитие. Инновации, исследования и развитие будут в первую очередь иметь международный характер и многочисленные источники. При этом задача контроля за развитием технологий будет представляться исключительно трудной. Новейшие технологические исследования могут иметь катастрофические последствия, в первую очередь в результате работ в области нанотехнологий, биотехники и новых систем вооружений.
   Гуманитарные кризисы. Данные кризисы, имеющие природную или человеческую причину, будут находиться в центре внимания мировых СМИ. В результате создается ситуация, когда западным странам придется вмешиваться в эти кризисы.
   Обострение борьбы за природные ресурсы. В ближайшие три десятилетия обострится борьба за природные ресурсы. Развитые и развивающиеся страны будут искать политического и экономического партнерства с богатыми природными ископаемыми государствами, чтобы обеспечить себе их гарантированную поставку. В результате правительства будут готовы идти «на моральные компромиссы» с диктаторскими режимами. Борьба за доступ к природным богатствам будет сопровождаться в наиболее уязвимых регионах мира гуманитарными катастрофами, порожденными сочетанием таких феноменов, как изменение климата, нехватка необходимых для жизни ресурсов, невиданное расслоение общества, болезни и неспособность властей решать проблемы, порожденные ростом численности населения и урбанизацией.
   Миграция и рост мегаполисов. Дополнительные трудности для многих стран мира создаст миграция и рост мегаполисов. Этот феномен усилит давление на общемировую инфраструктуру и способен дестабилизировать целые сообщества. Кризисные черты приобретет и проблема демографии, когда рост числа молодых людей в развивающихся странах приведет к созданию значительных проблем для властей в ряде сфер, включая занятость, активизацию национализма и распространение экстремизма. В экономической части доклада отмечается, что мировая экономика, скорее всего, сумеет поддерживать темпы своего роста на уровне 2—3% как минимум до 2020 г. При этом основной рост придется на Азиатско-Тихоокеанский регион. Однако отставание африканских стран к югу от Сахары от других государств будет усиливаться.
   К 2035 г. население Земли увеличится до 8,5 млрд человек. При этом наиболее значительный рост произойдет в странах с высоким экономическим и политическим риском. Так, население стран к югу от Сахары увеличится за ближайшие 30 лет на 81% и достигнет к 2035 г. 1,3 млрд человек. В результате создастся новый вид противоречий — стареющего Запада и «молодого» развивающегося мира.
   Хорошие перспективы роста мировой экономики приведут к усилению спроса и конкуренции за природные ресурсы. Спрос на энергию увеличится к 2035 г. на 50% по сравнению с сегодняшним днем. При этом основной прирост — 80% — придется на нефть, природный газ и уголь.
   В докладе содержится также анализ экономических рисков, которые будут угрожать миру в ближайшие три десятилетия. Изменение климата Земли. Климат станет менее стабильным, что создаст угрозу неожиданных природных катастроф и катастрофических изменений. Не исключено, что последствия изменения климата Земли будут ощущаться быстрее, нежели это сейчас представляется.
   Нестабильность энергетического рынка. Перегрев мирового энергетического рынка способен привести к ситуации, когда и другие страны будут копировать политику Китая, добивающегося создания двустороннего сотрудничества в целях доминирования или установления контроля над мировым рынком в своих интересах. В результате возникнет напряжение в отношениях с государствами, которые окажутся отрезанными от энергетических ресурсов. Это, в свою очередь, способно привести к политической и даже военной интервенции в целях защиты доступа к энергоресурсам и путям их защиты. Возможная нестабильность в регионах — поставщиках энергетических ресурсов также будет способствовать нестабильности рынка, включая рост мировых цен, что, в свою очередь, может вызвать политическую нестабильность и экономические трудности в уязвимых регионах.
   Взлет цен на продукты питания. Увеличение спроса, а также изменение климата способны привести к трудностям с поставками основных видов продуктов питания, например рыбы или риса в странах Юго-Восточной Азии, пшеницы в США. Череда низких урожаев способна также вызвать резкий рост цен, что приведет к политическим и экономическим трудностям, а также к многочисленным гуманитарным кризисам. В результате производство генетически измененных продуктов питания станет необходимостью.
   Нехватка питьевой воды. Возрастет напряжение, связанное с обеспечением доступа к источникам питьевой воды. Это приведет к увеличению опасности возникновения споров и конфликтов в регионах, где данная проблема уже существует сейчас. Не исключены военные действия, а также перемещения больших масс людей. Эксперты указывают, что в основном страны мира принимают рациональные решения в своих спорах о доступе к источникам питьевой воды, но это положение может измениться, когда возникнет серьезная нехватка воды. Регионы с наибольшим риском — Северная Африка, Ближний Восток, Центральная Азия, Китай. Усиление проблемы водоснабжения может привести к тому, что ряд государств примут решение изменить русла рек, что приведет к серьезной конфронтации.
   Крах мировой финансовой системы. Экономический рост может быть затронут финансовыми кризисами, а также экономическим спадом, природными катастрофами, социальными потрясениями. Преступные группировки будут и дальше пытаться использовать мировую финансовую систему для незаконного бизнеса. Падение доверия к мировому финансовому рынку способно привести к усилению протекционизма и регионализации мировой экономики.
   Болезни. Инфекционные болезни будут продолжать иметь значительные экономические и социальные последствия для всего мира. Наряду с Черной Африкой такие страны, как Индия и Китай, будут продолжать испытывать на себе распространение вируса ВИЧ. Ожидается, что к 2010 г. в Китае будет от 10 до 20 млн ВИЧ-инфицированных. Страны мира будут также затронуты появлением новых разновидностей вирусов, устойчивых к антибиотикам. В результате снова получат широкое распространение такие болезни, как туберкулез и гепатит.
   Крупные эпидемии способны повернуть вспять процесс глобализации, так как правительства будут реагировать на болезни, вводя ограничения на передвижение и выезд за границу.
   Ряд государств могут в результате этих эпидемий оказаться политически и социально дестабилизированы.
   Неуправляемые мегаполисы. Неконтролируемое развитие мегаполисов и рост их населения способны привести к созданию городов, в которых будут отсутствовать механизмы управления и поддержания порядка. Потеря управления может быть вызвана расширением разрыва между имеющимися у городских властей ресурсами и потребностями населения. Наиболее уязвимыми будут крупные городские конгломераты в развивающихся странах.
   Вымирание сельскохозяйственных районов. Города продолжат привлекать людские массы из деревень, что приведет к запустению целых регионов. В результате значительные области окажутся в положении социальной и экономической деградации.
   Массовые передвижения людей. Сочетание нехватки ресурсов, климатических изменений и поиски лучшего экономического положения будут стимулировать быструю и масштабную миграцию населения. Мощный поток людей устремится из стран Черной Африки в Европу, а также из прибрежных районов Восточной Индии и Бангладеш в более удаленные материковые районы.
   Конфликт поколений в развитых странах. Сокращающаяся численность работающих, рост социальных расходов, а также расходов на пенсионную систему и систему здравоохранения в развитых индустриальных странах, которые финансируются через налогообложение, увеличат давление на молодые поколения. В результате им будет труднее заработать на жилье, получить образование и хорошие социальные гарантии. Это способно привести к социальному напряжению между поколениями и социальной нестабильности. Британские военные аналитики попытались определить характер международных отношений в предстоящие три десятилетия. По их мнению, они будут характеризоваться усилением взаимозависимости между государствами через продолжающийся процесс глобализации мировой экономики.
   США сохранят в целом экономическое, культурное и военное лидерство в предстоящие годы, но их будут во все большей степени теснить новые державы — в первую очередь Китай и Индия, а также Россия, Бразилия и Иран.
   Несмотря на сохранение традиционных альянсов и союзов, будет создан новый комплекс двусторонних и многосторонних связей между странами, что станет отражением их различных интересов, рисков и озабоченностей элит. Британские специалисты предсказывают, что в связи с ростом конкуренции за природные ресурсы и противоречий между рыночными силами к 2020—2035 гг. возможно возникновение сильного напряжения в международных отношениях. В результате роста напряженности, считают они, не исключено возникновение военного конфликта.
   Соединенные Штаты сохранят в целом свое лидерство по крайней мере до 2020 г., после чего более многополярный мир бросит вызов статусу Вашингтона. Он последует со стороны таких стран, как КНР, Россия, Индия, Бразилия и Индонезия. Последние предложат также свои альтернативные проекты, что вызовет ослабление позиций США в ряде регионов мира. Стратегическая мощь США будет ослаблена процессами интеграции и глобализации, а также необходимостью решать сложные национальные экономические проблемы, включая дефицит бюджета и текущего баланса.
   Бразилия превращается в крупную экономическую державу, основанную на национальных демократических институтах, диверсифицированной экономике и мощном потенциале в аграрном секторе, а также в производстве биотоплива. Она изменит баланс власти в Западном полушарии, в том числе за счет сокращения влияния США на государства Латинской Америки. Экономическое развитие Бразилии станет катализатором для аналогичного прогресса других латиноамериканских стран, и прежде всего Аргентины и Чили. Однако можно ожидать и усиления популизма в государствах Латинской Америки, так как 25% ее населения живет менее чем на 2 долл. в сутки.
   Евросоюз продолжит прием новых членов и будет определять свою безопасность с учетом ситуации в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Однако будущее конституционное и валютнофинансовое развитие Евросоюза может быть подорвано конкуренцией между завышенными ожиданиями стран-членов и недостаточно быстрым экономическим ростом. Растущее число пенсионеров и широкие социальные программы не смогут при этом сочетаться с продолжением экономического роста ЕС. В результате страны-члены будут вынуждены искать пути для сохранения нынешнего уровня жизни своего населения. Напряжение между глобализацией, существующими социальными гарантиями и потребностями экономики приведет к радикализации ряда сторон жизни Евросоюза, в том числе движения в защиту традиционного европейского уклада жизни. В этих условиях увеличится разрыв между либеральной европейской элитой и общественным мнением.
   В бывших республиках СССР и государствах Восточной Европы произойдет отход от демократических реформ 1990-х гг. в случае, если демократические институты не смогут принести этим странам процветания и стабильности. В этих условиях возникнет сильное желание возвратиться к более традиционным авторитарным режимам. Однако эта тенденция будет уравновешена желанием оставаться частью Евросоюза и НАТО.
   Россия. Ее влияние и значение в Европе усилятся, что станет отражением ее природных богатств, в первую очередь наличия нефти и природного газа.
   Китай обойдет Японию по экономической мощи и превратится к 2015 г. во вторую крупнейшую экономическую силу мира. Данный процесс будет сопровождаться превращением Китая в великую державу. Однако зависимость интегрированного Китая от мировой экономики приведет к тому, что Пекин будет проводить осторожную и прагматическую внешнюю политику. Наряду с этим Китай стоит перед лицом серьезнейших внутренних проблем, которые имеют политический, экологический, социальный, демографический характер. При этом сохранение разрыва между бедными и богатыми слоями, необходимость проведения финансовой реформы, ухудшение окружающей среды, коррупция — все это приведет к социальным конфликтам и политическим потрясениям.
   Экономический рост Китая зависит от его доступа к природным ресурсам по конкурентоспособным ценам, сохранения спроса на китайские товары в развитых и развивающихся странах и безопасности международных отношений. В будущем не исключено, что КНР попытается использовать экономическую силу, с тем чтобы защитить свою промышленность или внутреннюю стабильность.
   Не исключено усиление региональной конкуренции между Китаем и Индией. Превратившись к 2025 г. в великую мировую державу, Китай может приступить к реализации менее сдержанного курса, что создаст значительные трудности для международных отношений.
   Япония. Ее позициям в мире будет брошен вызов со стороны Китая, при этом страна ощутит проблемы государственного долга и стареющего населения. Все это заставит Токио более активно участвовать в системе международной безопасности и брать на себя более значительный груз ответственности совместно с США.
   Индонезия. Обладающая многочисленным населением, выгодным геополитическим положением и природными ресурсами, Индонезия имеет необходимый потенциал для бурного экономического развития. Однако он может пострадать в результате внутреннего раскола индонезийского общества на этнические группы. Индонезия также может стать объектом крупных природных катастроф.
   Индия будет доминировать в Южной Азии, но ей предстоит решить ряд собственных сложных проблем, включая хаос в инфраструктуре, невероятную бедность в деревне, отношения между богатыми слоями и бедными, ядерный Пакистан и региональное усиление Ирана. Сохранение каст, рост мусульманского экстремизма и усиление внутреннего напряжения в обществе в связи с продолжающимся расслоением способны привести к замедлению экономического роста Индии. Эта опасность исходит также и от неспособности правительства создать эффективную систему государственного образования. Отношения между Индией и Пакистаном быстро ухудшатся, если к власти в последнем придет исламское правительство.
   Ближний Восток. Этот регион мира останется крайне нестабильным. При этом здесь произойдет значительный рост населения. Увеличение числа молодых людей приведет к тому, что правительства окажутся неспособными создать необходимое число рабочих мест. В результате в обществе будут усиливаться радикальные настроения, в том числе и воинственный исламизм.

 
< Пред.   След. >