YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Геоэкология (Г.Н. Голубев) arrow I.4. Краткая история геоэкологических взглядов
I.4. Краткая история геоэкологических взглядов

I.4. Краткая история геоэкологических взглядов

   Уже в древности философы интересовались фактически отдельными вопросами геоэкологии. Например, Платон (IV в. до н.э.), размышляя о взаимоотношениях природы и общества, в частности, об ограничениях, накладываемых природой, пришел к выводу, что в идеале Греция должна иметь не более чем 5040 хозяйств. Конфуций и его окружение (V в. до н.э.) вели учет баланса численности населения Китая и имеющейся земли, то есть также подходили к разрабатываемому в настоящее время понятию несущей способности (потенциальной емкости).
   Меркантилисты (XVII-XVIII вв.) говорили, что “не следует опасаться слишком большого числа граждан, потому что богатство и сила заключены в людях”. Промышленная революция в Европе и развитие капитализма привели к объективной необходимости развития экономики как науки, в которой существенным разделом является использование природных ресурсов. Значительный вклад внесли английские экономисты, включая А.Смита и Д.Рикардо. Адам Смит в своем труде “О богатстве народов” (1776 г.) говорил, что людей связывает в общество разделение труда, являющееся важнейшим фактором роста производительности труда как первейшего источника богатства. Другим фактором роста производительности труда является накопление капитала, то есть превышение производства над потреблением. Природным ресурсам как источнику богатства общества уделялось немного внимания. Однако основное, важное для понимания развития геоэкологии положение заключалось в признании того, что Земля богата ресурсами, на которых основывается производство, и что всегда возможно, в случае недостатка какого-либо ресурса, заменить его на другой. Девид Рикардо (1817 г.) полагал, что человеческая изобретательность и научный прогресс надолго отсрочат то время, когда потребности населения превзойдут имеющиеся природные ресурсы.
   Так началась линия миропонимания, основанная фактически на концепции неограниченного богатства экосферы.
   Между тем ситуация в Англии конца XVIII в. была критической: численность населения страны, в особенности городского, быстро росла, спрос на продовольствие возрастал быстрее его производства, реальная зарплата падала, импорт продовольствия вынужденно увеличивался. В 1798 г. 32-летний провинциальный священник Томас Р. Мальтус анонимно опубликовал книгу “Эссе о принципах народонаселения”, в которой он, основываясь на текущем опыте Англии, говорил, что население растет быстрее, чем производство продуктов питания, и дальнейший экспоненциальный рост его численности и, следовательно, его потребностей, неизбежно придут к противоречию с ограниченными природными ресурсами. Так возникла другая линия миропонимания, основанная на концепции ограниченности ресурсов экосферы.
   Продолжая эту линию, Д.Милл писал (1848 г.) о том, что природу надо защищать от неограниченного роста экономики, если мы хотим сохранить благосостояние людей и предотвратить их обнищание.
   Развитие и взаимодействие этих двух крайних концепций и явилось основой того направления, которое формируется сейчас в виде геоэкологии.
   Американский географ Джордж Перкинс Марш в прошлом веке сыграл большую роль, в особенности в англоязычном мире, в исследовании деятельности человека в его воздействии на природу. В 1864 г. он опубликовал монографию “Человек и природа”(Мап and Nature). Она была также издана на русском языке в Петербурге в виде тома в 586 страниц под названием “Человек и природа, или о влиянии человека на изменение физико-географических условий природы”. Последнее, посмертное издание вышло в США в 1885 г. под названием “Земля, изменяемая действиями человека”. Д.П.Марш был основателем существующей до сего времени школы географов, фактически ориентированной на вопросы геоэкологии, в университете Кларка в штате Массачузетс (США). Похожую роль во франкоязычном мире сыграл французский географ Элизе Реклю, выпустивший в 1876 г. многотомную работу “Земля и люди”. Она была также переведена на русский язык и сыграла заметную роль в российском образовании последней четверти XIX в.
   Ключевой фигурой в науках о Земле, Ломоносовым XX века, стал Владимир Иванович Вернадский (1863-1945). Его труды, касающиеся в том числе и современных вопросов геоэкологии, не потеряли своего значения и до сих пор. В.И.Вернадский внес фундаментальный вклад в такие вопросы как учение о глобальных биогеохимиче- ских циклах, о роли живого вещества в функционировании Земли как системы, о деятельности человека как “геологической” силы (то- есть уже сравнимой с другими основными природными факторами). Он увидел объективные тенденции в изменениях приоритетов в науке и поэтому писал, что “Биосфера является основной областью научного знания”. Вернадским развито и благодаря ему стало широко известно предложенное Э.Леруа понятие “ноосфера”, или сфера разума. Ноосфера есть состояние взаимоотношений между человеком и природой, близкое к идеальному. Это понятие спорное, оно признается не всеми, но его введение катализировало прогресс развития геоэкологии.
   В.И.Вернадский много бывал за границей и был полностью в курсе современных ему достижений науки. В особенности важным для российских наук о Земле было его трехлетнее пребывание в Европе в первой половине 1920-х гг. Он читал лекции в Сорбонне, поддерживал связи со многими представителями естественных и философских наук. В 1929 г. на французском языке вышла его книга “Биосфера”, на которую ссылаются до сих пор западные авторы. В последующие десятилетия, когда контактов между советской и западной наукой почти не было, труды В.И.Вернадского сыграли важнейшую роль связующего звена между этими двумя ветвями мировой науки. На этом фундаменте в Советском Союзе в течение трех-четырех десятилетий после Второй мировой войны развивались междисциплинарные исследования географической оболочки и ее взаимоотношений с деятельностью человека.
   В те годы в Советском Союзе сложилось и успешно развивалось самобытное направление, исследовавшее теоретические вопросы географической оболочки (Л.С.Берг, С.В.Калесник, К.К.Марков, А.А.Григорьев, М.И.Будыко и др.). Значительное внимание уделялось также вопросам взаимоотношений человека и природы (И.П.Герасимов, В.А.Ковда и др.). Ведущую роль в этом направлении играли географы. Советские ученые были на мировом уровне и, в опре деленной степени, ведущими в области исследования географической оболочки в целом и отдельных геосфер Земли.
   В то же время вопросы, находящиеся на стыке естественных и общественных наук, не могли не попасть в СССР в зону жесткого идеологического контроля. Например, о Мальтусе можно было говорить только как о крайнем реакционере, мракобесе. Что касается исследования взаимоотношений человека и окружающей его среды, то вследствие идеологического прессинга в СССР, очевидный приоритет в этой области остался за наукой, развивавшейся на Западе. В особенности этот разрыв начал усиливаться в 1970-1980-ые гг., когда к тому же резко обозначилось отставание Востока от Запада в использовании компьютеров для сбора и обработки данных и математического моделирования.
   Бурное экономическое развитие мира после Второй мировой войны привело к столь же быстрому ухудшению состояния окружающей среды, в особенности в индустриально развитых странах. Объективно возникла необходимость как решения локальных экологических вопросов, так и понимания глобальных проблем геоэкологии. В 1970 г. итальянский промышленник Аурелио Печчеи собрал группу выдающихся ученых, философов, общественных деятелей для обсуждения глобальных проблем современности, которая была названа “Римский клуб” (The Club of Rome).
   Первое исследование для Римского клуба было выполнено молодыми американскими учеными Деннисом и Донеллой Медоуз в 1972 г. под названием “Пределы роста”. Оно основывалось на принципиально новом в то время методе, называемом глобальным моделированием. Медоузы с коллегами построили математическую модель мира, отражающую основные факторы и процессы функционирования общества, и проанализировали с помощью модели ряд сценариев глобального развития. Основной вывод их работы заключался в том, что бесконечный рост таких основных показателей состояния общества как численность населения мира, объем промышленного и сельскохозяйственного производства, использования природных ресурсов и пр. невозможен, так как он вступает в противоречие с ограниченными возможностями Земли в поглощении загрязнений и обеспечении человечества природными ресурсами. Иными словами, количественный рост человеческого общества имеет пределы, и человечество должно изменить стратегию своего существования.
   Книга “Пределы роста” была переведена на десятки языков. Она оказала большое влияние на мировоззрение многих людей и, в конечном итоге, на формирование экологической политики ряда государств. В СССР она была выпущена в 1970-х гг. тиражом всего лишь 2000 экземпляров под грифом “Для служебного пользования”, и потому не была тогда доступна массовому читателю.В 1992 г. те же авторы, воспользовавшись той же математической моделью, но добавив данные за последние 20 лет, проанализировали те же сценарии, что и в 1972 г. Обнаружилось, что основные выводы книги 1972 г. не изменились, но работа 1992 г. продемонстрировала, что экологическая ситуация на Земле стала еще ближе к критической, если не катастрофической. Книга 1992 г. была весьма точно названа “За пределами роста”. Обе книги переведены на русский язык и изданы в России в издательстве Московского государственного университета в начале 1990-х гг. Основной недостаток обеих книг - обобщенный (агрегированный) общемировой подход, не учитывающий региональные различия в явлениях и процессах. Во втором докладе Римскому клубу (1975 г.) М.Месарович и Э.Пестель отразили в своей математической модели мира деление его на отдельные регионы. Их основной вывод заключается в том, что если оставить мировые экономические отношения такими, какие они сейчас есть, то существующее различие между развитыми и развивающимися странами будет усиливаться. Это приведет к ограничению рынков сбыта и, в результате обратной связи, к ухудшению экономического состояния также и развитых стран. Поэтому помощь развивающимся странам - в интересах всех государств мира. Эта стратегия не только экономическая, но в не меньшей степени и геоэкологическая, потому что она влияет на использование природных ресурсов и загрязнение окружающей среды.
   Глобальное моделирование сыграло большую роль в развитии геоэкологических взглядов, так как оно показало взаимозависимость многих природных и социально-экономических процессов, а полученные с его помощью выводы фактически явились основой для разработки экологической политики, в особенности на глобальном уровне. Оно продемонстрировало, что дальнейшее экономическое развитие в том виде, как оно существует сейчас, находится в глубоком противоречии с состоянием экосферы, и потому необходимо изменение стратегии человечества. Так вместе с приходом глобального мышления геоэкология из чисто научного направления стала также и областью общественно-политической деятельности.
   В 1984 г. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла решение о создании международной комиссии по окружающей среде и развитию, которая должна была подготовить соответствующий доклад для ООН. Комиссия ученых и общественных деятелей из разных стран под председательством г-жи Г.Х.Брунтланд (Норвегия) подготовила доклад “Наше общее будущее” (1987 г.), переведенный на многие языки мира, в том числе на русский. Основной вывод доклада: выживание человечества возможно, если оно уже сейчас встанет на путь осуществления стратегии устойчивого развития. С тех пор словосочетание “устойчивое развитие” стало, вероятно, самым часто встречающимся выражением в геоэкологии. Мы будем неоднократно возвращаться к вопросам устойчивого развития в последующих главах.
   Большую роль в понимании проблем геоэкологии и разработке стратегии их решения сыграли Конференции ООН, посвященные ключевым вопросам современности. В 1972 г. в Стокгольме состоялась Конференция ООН по окружающей человека среде. СССР в ней не участвовал по сиюминутным политическим причинам, не имевшим ничего общего с экологией. Конференция наметила стратегию решения экологических проблем на глобальном и национальном уровнях. Она сыграла огромную роль в признании важности и приоритетности вопросов окружающей среды как для развитых, так и для развивающихся стран. Ее рекомендациям в области окружающей среды фактически следовали страны мира в последующие двадцать лет. В результате Стокгольмской Конференции была создана Программа ООН по окружающей среде (ЮНЕП) (United Nations Environment Programme).
   Ровно через 20 лет, в июне 1992 г. в Рио-де-Жанейро состоялась Конференция ООН по окружающей среде и развитию. По числу глав государств она была самой представительной из всех Конференций ООН. В Рио была принята всеобъемлющая программа действий, так называемая “Повестка дня XXI века” (Agenda 21), а также были подписаны две всемирные конвенции по важнейшим вопросам геоэкологии: Конвенция по изменению климата и Конвенция по биологическому разнообразию. Современные международные отношения в области окружающей среды и экологическая политика многих стран во многом определяются решениями Конференции в Рио-де- Жанейро. Вместе с тем, основные сверхдолгосрочные направления стратегии развития на Конференции в Рио не обсуждались, вследствие, вероятно, их дальней перспективы, находящейся за пределами интересов политических деятелей, действия которых зачастую ограничены обычной цикличностью выборов, то есть 4—5 годами.
   Вслед за Конференцией в Рио, были проведены еще несколько Конференций ООН, посвященных глобальным проблемам: по народонаселению и развитию, по социально-экономическим проблемам развития, по проблемам женщин, по проблемам жилища, по проблемам продовольствия. Эти конференции привлекли внимание общественности к глобальным проблемам современности, в том числе к вопросам геоэкологии и повысили уровень понимания междисциплинарности основных глобальных проблем.
   В 1990-е гг. геоэкология (хотя зачастую так не называемая) стала обширной областью исследований. Количество публикаций по этим вопросам, выходящих за год, увеличилось по крайней мере на порядок (то есть в 10 раз). Появилось много группировок и школ различных направлений. Однако сохранились две принципиально различные линии понимания ситуации: одна, говорящая о том, что ресурсы экосферы ограничены, и, следовательно, пределы валового роста существуют, и другая, утверждающая неограниченные возможности экономического роста благодаря богатству ресурсов Земли и техническому прогрессу. Вместе с тем, во многих странах мира усилилась озабоченность глобальным геоэкологическим кризисом, проявления которого регистрируются все больше.
   Неомальтузианское направление, проявившееся в первой книге Медоузов и публикациях других авторов, в особенности усилилось в результате пионерных работ по экологической экономике (правильнее сказать, по геоэкологической экономике), развиваемых в последние годы специалистами США. Выдающейся фигурой является Херман Дейли, разрабатывающий теоретические вопросы взаимоотношений населения и потребления ресурсов, с одной стороны, и ограниченности геоэкологических ресурсов - с другой. Он и его коллеги работают над обоснованием необходимости развития общества без сопровождающего роста объемов мировой экономики.
   Помимо Дейли, вклад в развитие идей перестройки стратегии человечества и разработку ее конкретных путей вносят такие авторы как Р.Гудланд, П.Ерлих, Р.Констанца, И.Серагельдин, Эль-Серафи и другие ученые, живущие в США, а также Д.Пирс, работающий в Лондоне. Журнал “Экологическая экономика” (Ecological Economics) является главной трибуной их идей. В России к современным последователям того же направления можно отнести В.Г.Горшкова, К.С.Лосева, Н.Н.Моисеева, К.Я.Кондратьева. Современные представители другого направления (утверждающего неограниченность ресурсов) следуют традициям классической экономики. Программная публикация “Всемирная стратегия охраны природы” (1980) и обширная коллективная монография “Устойчивое развитие биосферы” (1987), подготовленная под редакцией У.Кларка и Т.Манна в Международном институте прикладного системного анализа (Лаксенбург, Австрия), признают возможность совместимости роста с устойчивым состоянием экосферы.
   Очень важную роль в анализе стратегий использования ресурсов и сохранения устойчивости экосферы, а также в сборе и анализе всемирных данных по кругу вопросов, касающихся взаимоотношений геосфер и общества, играет созданный в 1984 г. в Вашингтоне Институт мировых ресурсов {World Resources Institute), выпускающий двухлетние справочники по состоянию ресурсов и пионерные работы по вопросам стратегии их использования. На рубеже 1980-1990-х гг., благодаря техническому прогрессу, три основных технологических фактора: развитие компьютерной техники, обильная информация о Земле, поступающая из космоса, и средства связи, способные быстро передавать значительные массивы данных, - предопределили возможность разработки и осуществления многолетних, международных, глобальных научных программ, ориентированных на более глубокое понимание экосферы и увеличивающейся роли общества в этой системе с целью разработки рекомендаций по стратегии человечества на ближайшие десятилетия.
   К настоящему времени сложились три крупные взаимосвязанные международные научные программы, исследующие различные аспекты глобальных изменений. Это Международная геосферно-био- сферная программа, или МГБП (International Geosphere-Biosphere Programme, IGBP), имеющая дело в основном с глобальными геохимическими и биологическими проблемами. Это Всемирная программа исследования климата (World Climate Research Programme, WCRP), ориентированная на преимущественно геофизические аспекты глобальных изменений. И это международная программа гуманитарных аспектов (или человеческого измерения) глобальных изменений (International Human Dimension for Global Change Programme, IHDP).
   Общая цель программ - понять причины и существо глобальных изменений и дать прогноз состояния экосферы как основы для разработки стратегий человечества. Программы имеют много зон соприкосновения и перекрытия. Они были задуманы как независимые программы, отвечающие запросам в соответствующих областях знания, но степень их координации и взаимопроникновения растет. В частности, деятельность, называемая START (аббревиатура английского выражения “Система по анализу, исследованиям и подготовке кадров в области глобальных изменений”), принадлежит всем трем упомянутым выше программам. Она ориентирована на усиление научного потенциала развивающихся стран и проведение региональных исследований по проблемам глобальных изменений. К концу XX столетия в мире постепенно начинает формироваться международная система наблюдения за состоянием экосферы и управлением ею. Она состоит из следующих основных блоков:
   • системы глобального мониторинга за состоянием окружающей среды;
   • системы международных программ по исследованию глобальных изменений;
   • ряда международных комиссий и комитетов по оценке различных геоэкологических проблем и выработке соответствующих стратегических рекомендаций,
   • набора международных геоэкологических конвенций.

 
< Пред.   След. >