YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Геоэкология (Г.Н. Голубев) arrow III.2. Население мира как геоэкологический фактор
III.2. Население мира как геоэкологический фактор

III.2. Население мира как геоэкологический фактор

   Численность населения предопределяет суммарные потребности общества в питании, одежде, жилище, образовании, медицинском обслуживании и других услугах и ресурсах. Это вызывает значительное антропогенное давление на многие природные системы и их деградацию, возрастающее расходование естественных ресурсов и, как следствие, многочисленные и серьезные геоэкологические проблемы. Таким образом, численность населения становится важнейшим геоэкологическим фактором. При этом, вследствие естественного желания жить лучше, потребности людей обгоняют рост их численности.
   Начало голоцена (около 10 тыс. лет тому назад) - отправная точка для оценки современного состояния экосферы. Тогда население Земли составляло 5-10 млн. чел. С того момента происходил в целом рост населения, сначала медленный, и с колебаниями, а затем все более ускоряющийся. Количество людей на Земле изменялось следующим образом:

Год
  

0
  

1000
  

1800
  

1925
  

1960
  

1974
  

1987
  

1999*
  

млрд. чел.
  

0,25
  

0,28
  

1
  

2
  

3
  

4
  

5
  

6
  

   * Ожидаемая дата
   В особенности значительный рост численности населения происходил и происходит во второй половине XX века, в течение которой население более чем удвоилось. Наибольший относительный прирост населения увеличивался, достигнув в конце 60-х гг. максимума, равного 2,06% в год. С тех пор относительный прирост сокращается, но абсолютный прирост продолжает увеличиваться, от 65 млн в год в 1965 г. до 80 млн. в 1985 г., и примерно 90 млн. чел. в 1995 г. Ожидается, что вскоре абсолютный прирост численности населения мира за год пойдет на убыль. Согласно прогнозам, стабилизация численности населения мира произойдет в середине следующего столетия на уровне 10±2 млрд. чел.
   Почему должна произойти стабилизация численности населения? В соответствии с теорией выдающегося демографа Френка Ноутштайна (CШA), экономический и социальный прогресс влияет на рост населения, обеспечивая процесс так называемого демографического перехода. Каждая из стран мира находится на одной из трех стадий перехода. На первой стадии и рождаемость, и смертность высоки, а численность населения увеличивается медленно или вовсе не увеличивается. На второй стадии, вследствие улучшения условий жизни, в частности, распространения медицинского обслуживания (пусть даже такого элементарного, как, например, иммунизация населения), смертность сокращается, а рождаемость остается высокой, и численность населения быстро возрастает. На третьей стадии, завершающей процесс демографического перехода, благодаря социальным и экономическим достижениям, в том числе из-за сократившейся детской смертности, размер семей уменьшается. Как и на первой стадии, рождаемость и смертность приходят в равновесие, но на гораздо более низком уровне их численности.
   Всемирный процесс демографического перехода в целом развивается в соответствии с теорией Ноутштайна. К началу 1990-х гг., в 24 странах Европы, включая Россию, а также и в Японии, демографический переход практически завершился. В этих странах ежегодный прирост населения не превышает 0,3%, так что численность населения практически стабилизировалась.
   Другие страны в основном находятся на различных этапах второй стадии, что и объясняет быстрый прирост населения. Рост численности населения происходит в основном за счет развивающихся стран, доля которых, составляющая сейчас 75%, к 2030 г. достигнет 85- 87% населения мира. Первую стадию прошли почти все страны мира. Всего лишь сто лет тому назад почти все страны Западной Европы находились на первой стадии демографического перехода.
   Приводимая на рис. 3 карта-схема показывает количество детей в семье по странам. При показателе фертильности равном 2,1-2,2 численность населения стабилизируется.
   Если мы посмотрим на распределение численности населения по возрастам, то обнаружим, что в развитых странах доля населения для каждой возрастной группы (например, 0-10 лет, 11-20 лет, ..., 60-70 лет и т.д.) остается приблизительно одинаковой. В то же время, для развивающихся стран эта доля существенно неодинакова, и численность молодых людей заметно преобладает, что является основой для дальнейшего роста численности населения этой части мира, с вытекающим отсюда возрастанием антропогенной нагрузки.
   Тем не менее, стабилизация численности населения мира, то есть переход стран на третью стадию, не за горами. Так завершится чрезвычайно важный для состояния экосферы, возможно, важнейший процесс перехода от численности населения мира, не превышавшей 2 млрд чел., к численности порядка 10 млрд всего лишь за столетие или чуть дольше. Вследствие системных особенностей экосферы этот процесс влечет за собой целый ряд других переходных процессов, о которых речь пойдет далее.
   Вместе с тем становится ясно, что теория демографического перехода не учитывает все основные факторы. Если население какой- либо страны возрастает до такого уровня, что его потребности уже превышают природный потенциал, обеспечивающий как возобновимость некоторых ресурсов (например, местных лесов, пастбищ, почвы, воды, рыбы и пр.), так и потенциал поглощения и деструкции загрязнений, то оно начинает, прямо или косвенно, разрушать свою ресурсную базу. Эта ситуация называется демографической ловушкой (demographic trap). По-видимому, ряд развивающихся стран находится

Рис. 3. Распределение по странам мира среднего числа детей, приходящегося на одну женщину 

Рис. 3. Распределение по странам мира среднего числа детей, приходящегося на одну женщину

в ситуации, близкой к вышеописанной. Вследствие ухудшающегося уровня жизни населения этих стран смертность может начать увеличиваться, и такие страны могут вернуться к состоянию первой стадии демографического перехода, но при гораздо более высокой численности жителей. Последствия такого регрессивного перехода пока трудно предсказуемы, но несомненно весьма неблагоприятны. Наиболее населенным районом мира является юго-восточная часть Азии (Китай, Индия, Пакистан, Бангладеш, Индонезия и др.), где проживает около половины всех людей на Земле, причем столь высокая доля оставалась примерно такой же по крайней мере в течение двух последних тысяч лет. Эта огромная территория подверглась, по-видимому, и наибольшей антропогенной трансформации.
   Численность населения мира увеличилась за последние 250 лет приблизительно в пять-семь раз. За тот же период население Северной Америки увеличилось в сто раз, а в Южной Америке примерно в 20 раз, в основном за счет иммиграции из Восточного полушария. Эти цифры дают представление о степени возрастания антропогенной нагрузки в различных районах экосферы, а также о важной геоэкологической роли процессов миграции населения.
   В особенности увеличивается и будет продолжать расти относительная и абсолютная численность городского населения, преимущественно в развивающихся странах. Городские системы (см. Раздел Х.2) представляют собой пример почти полной антропогенной трансформации территории. Значительную роль в антропогенной трансформации играют также связи между городами и окружающей их территорией.
   Немалую роль в характере антропогенной нагрузки, в особенностях взаимоотношений людей с природой, в потребностях в естественных ресурсах и пр. играют национальные традиции, опыт и привычки. Вот как об этом пишет, с долей иронии и юмора, Л.Туроу (США):
   “Если бы население мира имело производительность труда швейцарцев, уровень потребления китайцев, стремление к равенству, присущее шведам, и общественную дисциплину японцев, то наша планета могла бы многократно обеспечить потребности всего современного населения мира. С другой стороны, если бы население мира имело производительность жителей Чада, уровень потребления американцев, традиционное неравенство, характерное для индийцев, и
   общественную дисциплину аргентинцев, то наша планета не смогла бы обеспечить потребности даже современного населения Земли.”
   Итак, мы можем сделать следующие выводы:
   а) Численность населения мира будет продолжать расти, но в конце концов стабилизируется на уровне 10±2 млрд. чел. приблизительно в середине следующего века.
   б) Доля развивающихся стран в общем количестве населения мира еще более увеличится, достигнув 85-87%.
   в) Существует опасность того, что в некоторых странах потребности населения превзойдут имеющиеся ресурсы, что может привести к геоэкологическому кризису с плохо предсказуемыми последствиями.
   г) Миграции населения играют важную роль в формировании геоэкологической нагрузки.
   д) Как доля, так и абсолютная величина городского населения, в особенности в развивающихся странах, в ближайшие десятилетия будут возрастать.
   е) Во всех районах мира население станет старше, что приведет к изменению стиля жизни и модификации потребностей населения.
   Каждый из этих пунктов ведет к серьезнейшим последствиям геоэкологического характера. При росте населения до приблизительно 6 млрд. чел. в экосфере произошли глубокие и неблагоприятные изменения кризисного характера, что и дает право оценить современную ситуацию как глобальные изменения (global change). Каких же последствий можно ожидать при росте населения от 6 до 10 миллиардов? Выдержит ли экосфера столь большую нагрузку или же многие ее компоненты начнут деградировать, вызывая жесточайший кризис всей глобальной природно-социальной системы? Чрезвычайно важно также, остановится ли рост населения на нижнем или верхнем уровне прогноза численности, то есть на 8 или 12 миллиардах. При этом увеличение населения мира до 8 млрд практически неизбежно, так как молодые люди, которые будут создавать свои семьи и таким образом увеличивать численность населения мира, уже родились, а доля их в развивающихся странах, как мы уже знаем, высока.
   Возникает необходимость неотложной разработки демографической стратегии как на национальном, так и, желательно, на общемировом уровне. Для каждой страны демографическая стратегия должна учитывать национальные особенности в области экономики, природных и других ресурсов, истории, религии, культуры и пр. Многие страны приняли такую стратегию или обсуждают ее.
   Понимая, что потенциальная емкость национальной территории ограничена, правительство Китая в течение уже более десяти лет проводит жесткую демографическую политику, направленную на сокращение роста населения. Городским семьям разрешается иметь только одного ребенка, а сельским - двух детей. Для обеспечения этой политики разработана система поощрений и наказаний. Это позволяет затормозить рост населения самой многочисленной страны мира, но не на том уровне, как планировалось, а на более высоком - 1,2 млрд. чел. В сельских районах Китая среднее количество детей в семье все же превышает двух. Одна из основных причин неполного успеха заключается в том, что в сельских районах Китая отсутствует пенсионное обеспечение, и фактически действует традиционная система, когда старость тем лучше обеспечена, чем больше в семье детей, в особенности мальчиков, как будущих кормильцев престарелых родителей.
   В 1970 гг. правительство Индии пыталось ввести силовую политику контроля за рождаемостью, но потерпело неудачу. Численность жителей Индии выросло с 850 млн. человек в 1991 году до 930 млн. в 1996 году. При сохранении таких темпов прироста население страны перешагнет рубеж в 1 миллиард человек уже в 2000 г. На юге Индии (штаты Керала и Тамилнаду) сумели установить контроль за рождаемостью, тогда как северные штаты отличаются крайне высоким приростом населения, отрицательно влияющим на показатели всей страны. Уже сейчас уровень безработицы достигает 30% населения. Ожидается, что в недалеком будущем численность населения Индии превысит численность населения Китая.
   На общемировом уровне Конференция ООН по народонаселению, состоявшаяся в Каире в 1994 г., приняла, после тяжелых дискуссий, рекомендацию о необходимости стабилизировать население на уровне 7,8 млрд. чел. Хотя эта цифра и не подкреплена необходимыми согласованными действиями, принятие ее имеет очень важное политическое значение, потому что она отражает желание государств мира повлиять на рост численности населения.
   О росте населения и его регулировании как важнейшем факторе существования человечества, пишет Пол Эрлих (США): “Взрыв, вызванный ростом численности населения, не за горами. Необходимо только понять, будет ли рост остановлен цивилизованно, посредством контроля рождаемости, или же природа сметет излишки населения... Сегодня любой человек, выступающий против контроля рождаемости, неосознанно голосует за управление численностью населения посредством массового увеличения случаев неоправданно ранней смертности”.
   Существуют гипотезы, говорящие о том, что экосфера может быть в устойчивом состоянии при уровне численности населения мира, не превышающем 2 млрд. чел. При превышении этого уровня численность населения регулируется стихийно, посредством голода, болезней, межнациональных конфликтов, гражданских войн и пр. Межплеменные кровопролитные конфликты в Руанде или Сомали выглядят как борьба за политическую власть; на самом деле в основе столкновений - перенаселенность стран и, следовательно, борьба за ресурсы.
   Можно говорить о том, что имеются два предельных состояния: или при численности населения мира, не превышающей потенциальную емкость экосферы, то есть около 2 млрд. чел., что обеспечивало бы ее устойчивость и относительно благополучную жизнь для всего населения Земли, или же при численности населения 10 млрд. и более, ведущей к природным и общественным кризисам и катастрофам и к существованию в условиях дефицита продовольствия, энергии, природных ресурсов и пр.
   В первом сценарии потребуется продолжительное время, порядка нескольких поколений, чтобы придти к искомому уровню населения относительно мирным путем, сознательно и целенаправленно, хотя и не без трудностей. Вопрос в том, успеет ли человечество встать на путь перехода к немногочисленному населению и осуществить его. Если не успеет, то развитие будет происходить по второму сценарию.
   Во втором сценарии численность населения уже регулируется непроизвольно вследствие таких, например, событий как межплеменные столкновения в Руанде и Бурунди, гражданская война в Сомали или Анголе, голод в регионе Сахеля, или массовая гибель людей в Бангладеш от наводнений.

 
< Пред.   След. >