YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Краткий курс общей экологии. Часть I: Экология видов и популяций (Б.М. Миркин, Л.Г. Наумова) arrow 1.4. Особенности истории экологии в СССР и России
1.4. Особенности истории экологии в СССР и России

1.4. Особенности истории экологии в СССР и России

   В период «золотого века» экологии в СССР сформировалась сильная группа экологов, в составе которой были В.В. Станчинский (1882-1942), Г.А. Кожевников (1866-1933) Д.Н. Кашкаров (18781941), С.А. Северцов (1891-1947), В.Н. Сукачев (1880-1967), Г.Ф. Гаузе (1910-1986) и др. Исследования советских ученых по уровню не уступали работам зарубежных коллег. В частности, В.В. Станчинским была разработана концепция трофодинамических цепей в биоценозе. Крупный историограф российской экологии Д. Вайнер в своей монографии «Экология в Советской России» назвал его «забытоым гигантом советской экологии» и писал: «У нас есть основания для ответственного заключения о том, что В.В. Станчинский предвидел концепцию экосистемы, впервые предложенную в 1935 г. Артуром Дж. Тенсли» (1991, с. 316). С.А. Северцовым были разработаны основы популяционной экологии, Г.Ф. Гаузе выполнил беспрецедентные по оригинальности и тщательности эксперименты по изучению взаимоотношений инфузорий, что позволило ему сформулировать знаменитый «принцип Гаузе», который вошел в золотой фонд теории экологии.
   Однако в эти годы формируется «научное» (антинаучное) направление Т.Д. Лысенко и И.И. Презента, причем именно Презент сконцентрировал свои усилия на погроме экологии как «буржуазной» науки, «чуждой задачам социалистического строительства». В эти годы идея организации заповеников как эталонов природы была подменена программой использования заповедников как полигонов «преобразования природы» - интродукции инорайонных видов, межвидовой и межродовой гибридизации с целью получения высокопродуктивных растений и животных. Особенно активно «неистовые интродукторы» проводили свои исследования на территории заповедника «Аскания-нова». Там можно было видеть пасущихся рядом зебр, зебу, карибу, страусов и даже зеброидов (гибридов лошади и зебры). Эти исследования, разумеется, не дали положительных результатов, а переключение сил на это «преобразование природы» стало причиной закрытия Степного института В. В. Станчинского, изучавшего процессы формирования автотрофной и гетеротрофной биомассы в степных биоценозах.
   Под запретом оказались все математические методы в экологии как «несоответствующие законам природы». Ими не владели ни Лысенко, ни Презент, ни их безграмотные последователи. Кроме того, отсутствие статистической проверки полученных результатов позволяло выдавать за научные достижения откровенную халтуру. Российские экологи 1930-х годов были частью репрессированы, как В.В. Станчинский, частью вытеснены в другие сегменты науки (Г.Ф. Гаузе стал микробиологом).
   Лишь в 1940-е гг. экологические исследования были возобновлены В.Н. Сукачевым. Однако для того, чтобы защитить эти исследования от опасных нападок Презента, «буржуазная экология» была переименована в «социалистическую биогеоценологию». Эта «защитная одежда» (в понимании Д. Вайнера) со временем стала, к сожалению, приносить не пользу, а вред, и способствовала изоляции советских биогеоценологов от экологии. Лишь в 1970-е годы, когда началось разрушение «железного занавеса», границы биогео- ценологии и экологии были размыты. Этому способствовало то, что в СССР была опубликована целая серия зарубежных руководств по экологии: Р. Дажо (1975), Р. Риклефса (1979), Р. Уиттекера (1980), Э. Пианки (1981), Ю. Одума (1986), П. Джиллера (1988), М. Бигона и др. (1989), и др.
   Сегодня термин «биогеоценоз» широко используется для обозначения однородных наземных экосистем, маркируемых растительными сообществами, но о биогеоценологии как науке говорят очень редко.
   В России в системе Академии наук работают четыре института экологической направленности: Институт проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова (г. Москва), Институт экологии растений и животных УРО (г. Екатеринбург), Институт экологии Волжского бассейна (г. Тольятти), Центр по проблемам экологии и продуктивности лесов (г. Москва).
   Из числа российских работ, выполненных в последние годы, отметим наиболее важные монографии: Г.А. Заварзина (2003) об экологии микробоценозов и их роли в биосфере; В.Г. Онипченко и др. (Alpine Ecosystems..., 2004) о закономерностях функционирования экосистем альпийских лугов; А.А. Тишкова (2005) о функциональной роли экосистем России; Ю.И. Чернова (2008) по широкому кругу проблем экологии и биогеографии (в первую очередь о растительности Арктики); И.И. Базилевич и А. А. Титляновой (2008) о круговоротах зольных элементов в экосистемах разных биомов планеты.
   Тем не менее, уровень экологических исследований в России в целом остается недостаточным. В 1977 г. ведущие российские экологи М.С. Гиляров, Г. А. Винберг и Ю.И. Чернов (цит. Чернов, 2008) сформулировали основные проблемы развития российской экологии, включив в их число следующие: экологические механизмы и адаптации к среде, регуляция численности популяций, управление продукционным процессом, изучение устойчивости природных и антропогенных ценозов, экологическая индикация. Четверть столетия назад они считали, что для успешного решения этих проблем необходимо резко повысить материальное обеспечение экологических исследований. К сожалению, эта вполне обоснованная рекомендация не была реализована ни в социалистический период развития нашей страны, ни после перехода России к рыночной экономике.

   Контрольные вопросы

   1. Расскажите о трагедии советской экологии 1930-х годов.
   2. Когда возникла наука «биогеоценология»?
   3. Какие проблемы стоят перед современной российской экологией?

   Темы докладов на семинарских занятиях

   1. Предтечи экологии и их вклад в развитие науки.
   2. «Золотой век» теории экологии.
   3. Современная экология: крушение надежд на создание точной науки.

 
< Пред.   След. >