YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Краткий курс общей экологии. Часть I: Экология видов и популяций (Б.М. Миркин, Л.Г. Наумова) arrow 6.4.1. Наиболее важные варианты мутуализма
6.4.1. Наиболее важные варианты мутуализма

6.4.1. Наиболее важные варианты мутуализма

   Растения и микоризные грибы. Взаимоотношения с грибами (микотрофия) свойственны большинству видов наземных сосудистых растений (цветковых, голосеменных, папоротников, хвощей, плаунов), что во многом облегчило освоение ими суши. Микоризные грибы могут обитать на корнях растений (эктотрофная микориза) и в тканях корней (эндотрофная микориза).
   Грибы - гетеротрофы, которые получают из корней растений органические вещества, а у растений за счет разветвленных грибных нитей в сотни и тысячи раз увеличивается всасывающая поверхность. Кроме того, некоторые микоризные грибы не просто пассивно всасывают элементы питания из почвенного раствора, но и одновременно выступают в роли редуцентов и разрушают сложные вещества до более простых. Микоризные грибы могут выделять антибиотики, защищающие корни растений от патогенов.
   Микоризные грибы - «дорогое удовольствие» для растений, так как использование их в качестве посредников для обеспечения элементами питания и водой сопряжено со значительными затратами вещества и энергии (1/3 или даже 1/2 продуктов фотосинтеза). По этой причине при улучшении условий минерального питания, например, удобрении лугов, даже типичные микотрофные растения отказываются от микориз и переходят на «самообслуживание». Не тратятся на содержание микориз виды-нитрофилы (распространенные на почвах с высоким содержанием нитратного азота) из семейств маревых, крестоцветных и некоторых других, поселяющиеся на нарушенных местообитаниях, где за счет минерализации органического вещества в почве резко возрастает количество нитратов. При этом микоризы, которыми обладают виды следующих стадий сукцессии восстановления экосистем после нарушений, выделяют вещества, подавляющие «самостоятельные» растения. Это ускоряет процесс вытеснения нитрофилов.
   Микоризы нет у водных растений, сравнительно редко она встречается у растений, обитающих в экстремальных условиях - пустынях, горных и арктических тундрах. Как подчеркивает Т. А. Работнов (1992), большинство микотрофов - это мезофиты умеренно богатых почв.
   Микоризы у травянистых растений, как правило, невидоспецифичны (т.е. один вид грибов может формировать миокризу у разных видов растений), а у древесных - видоспецифичны. Таким образом, плодовые тела подберезовика, подосиновика, масленка или рыжика образуются за счет продукции фотосинтеза соответствующих видов деревьев.
   Поскольку микоризные грибы оплетают корни нескольких рядом произрастающих растений, по ним возможен горизонтальный перенос элементов питания от одного растения к другому по «гифопроводам». Данных о количестве веществ, перекачиваемых по миокризам из одного растения в другое, мало. Можно полагать, что оно невелико, тем не менее смягчает отношения конкуренции и повышает общую устойчивость популяций.
   Растения и микроорганизмы-азотфиксаторы. Эти отношения обуславливают поступление азота из атмосферы и являются важнейшей составляющей круговорота этого элемента в биосфере, так как вклад прочих естественных каналов поступления азота из атмосферы (с дождями при грозовых разрядах) незначителен. Благодаря человеку в экосистемы может поступать азот с кислотными дождями и при внесении азотных удобрений. Возможны две формы мутуализма растений и бактерий-азотфиксаторов - облигатный мутуализм и протокооперация. В первом случае азотфиксирующие микроорганизмы живут в корнях растений строго определенного вида (бобовых, облепихи, ольхи и некоторых других), вызывая образование клубеньков. Процесс связывания атмосферного азота облигатными азотфиксаторами называется симбиотической азотфиксацией. Во втором случае азотфиксирующие микроорганизмы населяют примыкающую к корням часть почвы (ризосферу) и усваивают органические вещества, которые, как в проточном культиваторе, постоянно выделяются корнями. Такая азотфиксация называется ассоциативной. Одни и те же микроорганизмы могут обитать в ризосфере разных видов растений, и потому эти отношения рассматриваются как протокооперация.
   В целом ассоциативная азотфиксация требует от растений меньших затрат энергии и преобладает в естественных экосистемах. Однако в агроэкосистемах (см. 13.2.1) ее вклад в баланс азота очень невелик, в них биологическая азотфиксация обеспечивается за счет симбиотического варианта - посевов бобовых растений.
   Симбиотические микроорганизмы могут жить и в листьях, пример - водный папоротник азолла, распространенный в тропическом поясе. Связанная с азоллой цианобактерия анабена способна за год фиксировать до 1000 кг/га азота, что является бесспорным рекордом. Для сравнения: посев клевера в средней полосе способен за год фиксировать до 200 кг/га азота, а люцерны в жарких районах с удлиненным полевым периодом и при поливе - до 700 кг/га. (Оптимальная доза внесения азотных удобрений в разных условиях и под разными культурами колеблется от 50 до 200 кг/га.)
   Обеспечение новых («мертвых») субстратов азотом является необходимым условием для их зарастания растениями. В теплом климате азот в субстрате накапливается в результате симбиотической азотфиксации: пионерами заселения лавовых потоков, отложений речного аллювия, горных осыпей являются бобовые растения (особенно часто из рода люпин). В более прохладном климате субстрат азот поставляется в результате ассоциативной азотфиксации: новые субстраты зарастают злаками и осоками. В самых суровых условиях Севера пионерами новых местообитаний, которые формируются при таянии ледников, оказываются цианобактерии. Эти уникальные прокариобы обладают способностью и к фотосинтезу, и к азотфиксации. Мутуалистические взаимоотношения с азотфиксаторами, так же как и содержание микоризы, обходятся растениям очень дорого: на них затрачивается значительное количество продуктов фотосинтеза (около 1/3). Большими затратами органического вещества на симбиотическую азотфиксацию объясняются более низкие урожаи зернобобовых культур по сравнению со злаками.
   Тем не менее, на биологическую азотфиксацию агроэкологи возлагают большие надежды, она должна во многом заменить «техногенную азотфиксацию» промышленных предприятий, при которой на производство минеральных азотных удобрений затрачивается очень много энергии. Кроме того, экологически грязным является не только само производство удобрений, но и их использование: при внесении азотных удобрений на поля до 50 % их вымывается в окружающую среду, вызывая ее загрязнение (в первую очередь эвтрофикацию водных экосистем, см. 14.3.6).
   Растения и насекомые-опылители. Насекомые, переносящие пыльцу, питаются не только нектаром, но и пыльцой. По этой причине отмчены случаи участия насекомых в опылении даже таких типично ветроопыляемых растений, как злаки. Насекомые- опылители переносят пыльцу с одного цветка на другой на большие расстояния, чем ветер. Если пыльца деревьев за время, пока рыльце- вая поверхность сохраняет способность ее воспринимать, может быть перенесена ветром не более чем на 70 м (у трав - менее 10 м), то за это время шмели переносят пыльцу на расстояние до 3 км. Радиус переноса пыльцы пчелами обычно ограничен 1 км.
   Существуют два основных направления развития мутуализма растений и насекомых: узкая и широкая специализация (т. е. в направлении облигатного мутуализма и протокооперации). При узкой специализации эволюция ведет к ограничению числа опылителей: происходит усложнение строения цветка (как у бобовых или губоцветных) таким образом, что нектар становится доступным только для насекомых с определенным типом строения тела (в первую очередь ротового аппарата). Высшее достижение этого варианта эволюции - взаимоотношения опылителей и некоторых представителей орхидных, которые привлекают самцов насеко- мых-опылителей, имитируя облик и половые феромоны самок.
   При широкой специализации спектр опылителей возрастает, такой спектр опылителей имеют представители семейства сложноцветных. Этим объясняется их высокая устойчивость в антропогенно нарушенных экосистемах с обедненным видовым составом опылителей. По этой причине в современном нарушаемом человеком мире обязательный мутуализм растений и насекомых менее выгоден для обоих партнеров, чем протокооперация.
   Эффективность протокооперации возрастает благодаря неодновременному цветению разных видов растений, опыляемых одним видом насекомых. Более того, как правило, насекомые посещают цветки именно в апогей их цветения, когда продукция нектара максимальна. (Пчеловоды прекрасно знают, что их подопечные сначала посещают один вид растения и только после того, как его цветки минуют пик нектарообразования, переключаются на сбор нектара с цветков другого вида).
   Кроме энтомофилии существуют другие варианты опыления растений животными, например, орнитофилия. Общее число видов птиц, способных опылять цветки, превышает 2 тысячи. Особенно много опылителей среди колибри. Реже встречается опыление цветков млекопитающими. Австралийские кенгуру опыляют кустарнички из рода дриандра (они пьют обильный нектар, переходя от цветка к цветку). Высасывают нектар из цветков мелкие обезьяны и сумчатые летяги. Сумчатые сони и летучие собаки охотятся за насекомыми, ночующими в цветках.Растения и животные, распространяющие их семена. Распространение плодов (и семян) растений с помощью животных - зоохория - широко представлено в природе. Различаются несколько вариантов зоохории: эндозоохория - при поедании плодов, синзоохория - «сознательный» перенос плодов в запасники, эпизозоохория - пассивный перенос плодов на поверхности тела. Основными агентами-распространителями эндозоохорных плодов являются птицы, медведи, копытные, насекомые. Семена растений проходят через пищевариетльный тракт животных без повреждений, а их всхожесть даже повышается. Кроме плотных покровов, защищающих семена от переваривания, существуют другие приспособления для зоохории. Так, на семенах растений, распространяемых муравьями (многие губоцветные, лилейные, маковые, молочайные, лютиковые, сложноцветные) имеются специальные придатки, богатые маслом, которые привлекают муравьев и используются ими в пищу. Сухие зоохорные плоды снабжены различными крючочками и щетинками для прикрепления к шерстному покрову животных, например у репейничка, череды, чернокорня.
   С помощью животных распространяются споры некоторых видов грибов и мхов.
   Растения и муравьи. В общей сложности известно около 3 тысяч видов растений, с которыми сотрудничают муравьи. Кроме уже рассмотренной выше зоохории (мирмекохории) описано множество более сложных вариантов мутуализма муравьев и растений, когда насекомые, получая пищу от растений, защищают их от других фитофагов. Появилось даже понятие «муравьиные деревья», которым обозначаются многочисленные варианты мутуализма муравьев и деревьев тропических лесов. В этом биоме (см. 13.1.6) муравьи играют роль основного зоофага, контролирующего популяции основных фитофагов и детритофагов - термитов. Муравьи охраняют деревья от фитофагов и питаются либо специальными комочками питательных веществ, выделяемых деревьями, либо обитающими на деревьях тлями. Деревья извлекают из этого сотрудничества двойную пользу, так как, с одной стороны, защищены от муравьев-листорезов и других прожорливых фитофагов (личинок, гусениц, слизней, жуков-точильщиков), а с другой - получают дополнительные элементы минерального питания из детрита, накапливающегося в муравьиных гнездах (часто в гнездо проникает воздушный корень дерева).
   Муравьи устраивают свои жилища внутри стволов, ветвей, листьев или заселяют лианы, которые обвивают «муравьиное дерево». У южноамериканской цекропии муравьи живут в полых стеблях, у видов рода акация - в колючках. Целые галереи ходов создают муравьи в стволах дерева макаранга, причем, семья муравьев каждого дерева распознает своих членов по запаху и не допускает представителей семей других деревьев. Исследованы многие виды лиан, на которых живут муравьи. Наиболее известная из них - дишидиа: жилища муравьев на листьях этой лианы напоминают кувшинчики.
   Совсем недавно стало известно о поразительных отношениях муравьев с одним из видов тропических деревьев Амазонии - Duroia hirsute. Обычно тропические леса отличаются очень высоким видовым богатством - на одном гектаре можно насчитать десятки и даже сотни видов деревьев. Однако местное население давно знало о «чертовых садах», где растет только Duroia. Оказалось, что садоводами являются муравьи, которые живут в полостях стеблей дерева и, чтобы жилищ было больше, уничтожают все другие виды деревьев, впрыскивая в жилки листьев муравьиную кислоту, которая действует как сильный гербицид. Животные и микроорганизмы, населяющие их пищеварительный тракт. Большинство животных, включая человека, но особенно травоядные, сами не в состоянии переваривать пищу, так как не имеют ферментов, разрушающих целлюлозу, и эту роль играют микроорганизмы - простейшие и бактерии, которые живут в их желудочно-кишечном тракте.
   Кишечный тракт термитов заселен жгутиковыми, которые способствуют усвоению целлюлозы, превращая ее в сахара. Любопытно, что появляющиеся на свет молодые термиты облизывают анальные отверстия взрослых животных и таким образом заражают себя симбионтами. В свободном состоянии жгутиковые, населяющие кишечник термитов, не встречаются.
   В кишечном тракте гладких китов среди 1000 видов бактерий были найдены даже те, которые могут разрушать органические вещества, присутствующие в нефтепродуктах. Возможно, что наличием таких симбионтов объясняется сравнительно высокая устойчивость этого вида китов к нефтяному загрязнению океана.
   Большую роль микроорганизмы-мутуалы играют в жизни человека, причем ими заселен не только пищеварительный тракт, но и поверхность многих других органов - кожи, печени, почек и др. По некоторым данным, общая биомасса бактерий в теле одного человека может достигать 5 кг. Если эти мутуалы уничтожаются (скажем, при длительном приеме антибиотиков), то состояние человека ухудшается. Особенно опасна потеря полезной микрофлоры в пищеварительном тракте. Чтобы восстановить нормальное пищеварение, приходиться принимать специальные бактериальные препараты. Способствуют восстановлению этой микрофлоры кисломолочные продукты (бифидок, биокефир, биоряженка и др.).
   Микробные консорциумы. Сообщества микроорганизмов, в отличие от сообществ видов более выского уровня организации, функционально связаны и формировались в процессе коэволюции (Заварзин, 2003). Эти связи настолько тесные, что несколько видов бактерий (а иногда и протистов) функционируют как единое целое. Пример микробных консорциумов - цианобактериальные маты на морских и пресноводных мелководьях. Они состоят из нескольких слоев бактерий, различающихся по функциональной роли. Верхний слой этого «пирога» образуют продуценты-цианобактерии, его толщина - не более 1 мм. Глубже расположены слои бактерий-консументов и редуцентов. Поскольку разрушение органического вещества происходит поэтапно, то в «пироге» может быть до 4 слоев из разных групп бактерий. Самые мощные бактериальные маты (толщиной до нескольких сантиметров) образуются серобактериями в гидротермальных экосистемах (см. 13.1.5).
   Микробоценозы формируются также населением кишечного тракта животных.
   Микроэкосистемы бромелий. Из числа экзотических вариантов мутуализма растений и гетеротрофов, изученных в последнее время, поражают отношения тропических эпифитных бромелий и гетеротрофов. Эпифиты, оторванные от почвы, всегда испытывают дефицит в элементах минерального питания. Бромелии «решили» эту проблему следующим образом. В прикорневых розетках листьев у них формируются «водоемы», в которых расположены специальные корни, всасывающие питательные вещества из воды. «Водоемы» - это маленькие экосистемы, в состав которых входят бактерии, разрушающие детрит, личинки комаров (мирных животных) и стрекоз (хищников, питающихся личинками комаров). Как оказалось, личинки стрекоз способствуют сохранению азота в «водоеме», поскольку препятствуют потерям этого элемента при превращении личинок во взрослых комаров, которые улетели бы и унесли с собой питательные элементы. Разумеется, рано или поздно из личинки стрекозы получится взрослое насекомое, которое также покинет микроэкосистему и унесет с собой часть элементов минерального питания. Но до того, как это произойдет, личинка длительное время поставляет экскременты, которые разлагаются бактериями до соединений, доступных корням бромелии.
   Прочие формы мутуализма. Широко распространен мутуализм водорослей и простейших в океанических экосистемах. Некоторые простейшие, после поедания водорослей, используют их хлоропласты, причем они продолжают работать в теле простейшего до тех пор, пока не износятся, после чего перевариваются. Это соотвествует симбиотической гипотезе формирования растительной клетки: хлоропласты рассматриваются как «потомки» цианобактерий.
   Как протокооперация (хотя и весьма слабая) могут рассматриваться взаимоотношения между бобовыми и злаками в сеяных травостоях: бобовые за счет связи с симбиотическими азотфиксирую- щими бактериями улучшают условия обеспечения злаков азотом, а вертикально ориентированные листья злаков, пронзающие густой травостой бобовых, понижают уровень конкуренции за свет.
   Известно множество других «экзотических» вариантов мутуализма: разведение грибов муравьями и жуками; отношения африканской птицы медоуказчика и капского медоеда (птица находит пчелиное гнездо, а медоед вскрывает его); отношения чистильщиков (птиц, рыб) и их «клиентов».

 
< Пред.   След. >