YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История России с древнейших времен до конца XX века (И.М. Николаев и др.) arrow Индустриализация. Коллективизация сельского хозяйства
Индустриализация. Коллективизация сельского хозяйства

Индустриализация. Коллективизация сельского хозяйства

   Разгром последней бухаринской оппозиции тесно связан с переходом к чрезвычайным мерам в управлении экономикой с целью проведения индустриализации и коллективизации сельского хозяйства. Оба эти процесса шли параллельно и были взаимозависимы. Курс на индустриализацию был взят с середины 1926 г., когда началась разработка пятилетнего плана. Первый пятилетний план составлялся в двух вариантах. Первый вариант был более умеренным, его авторы в Госплане старались сбалансировать различные отрасли экономики, отдавая предпочтение тяжелой промышленности. Другой вариант носил отпечаток революционности, что больше отвечало настроениям партийного руководства. Контрольные цифры этого варианта были выше, и приоритет полностью отдавался тяжелой промышленности, куда в ущерб другим отраслям предполагалось перекачать все средства. В 1929 г. второй вариант плана был утвержден на XVI партийной конференции, но и после этого, по желанию Сталина, плановые показатели поднимались еще дважды.
   Целью индустриализации было, с одной стороны, создание в СССР мощной тяжелой промышленности, а с другой - уничтожение частного сектора. Вопрос должен был решаться революционно в предельно сжатые сроки. “Мы отстали от передовых стран на 50—100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет” - эти слова Сталина были приняты как руководство к действию. Предполагался следующий механизм создания мощного сектора тяжелой промышленности: СССР накапливает мощные валютные запасы, за валюту на Западе покупается промышленное оборудование и технологии, нанимаются иностранные специалисты, которые, используя советское сырье, руками советских рабочих возводят гиганты индустрии (см. Индустриализация). По этой методике был построен Днепрогэс, который стал центром нового промышленного района, огромные тракторные заводы в Сталинграде, Челябинске и Харькове, новые металлургические комбинаты в Магнитогорске на Урале и возле Кузнецка в Западной Сибири.
   Основным звеном в этом механизме было накопление валютных средств. Одним из источников этого накопления была продажа за границу сырья, чаще всего леса, нефти и продуктов горнодобывающей промышленности. Так как в процессе индустриализации предполагалось уничтожение частного сектора, был проведен комплекс мероприятий, направленных против нэпманов. С середины 20-х годов, когда началось интенсивное накопление валютных средств, в несколько раз повысили налоги на предпринимателей. Налоги выросли настолько, что заниматься торговлей и производством стало совершенно невыгодно, и доля частного сектора в экономике постепенно сошла к 1-3 %. В 1928-1929 гг. карательными органами была проведена “золотая кампания”, когда с помощью уговоров, пыток, взятия в заложники родственников бывших предпринимателей заставляли сдать государству накопленные валютные сбережения.
   Среди иных источников средств для индустриализации были “индустриальные займы” у населения, которые проводились регулярно на протяжении первых пятилеток. Еще одним каналом, по которому валюта перекачивалась от населения в государственную казну, была система торгсинов, т. е. магазинов для торговли с иностранцами. В 1928-1929 гг. в условиях вызванного коллективизацией продовольственного кризиса была введена карточная система. Карточного снабжения были лишены лица, не имевшие избирательных прав, граждане свободных профессий, нэпманы. Крестьяне также не получили карточек. Промышленные товары и продукты они могли приобретать только за сданное государству зерно. Единственным местом, где лишенные пайкового снабжения граждане могли получить продукты, были колхозные рынки и коммерческие магазины, торговавшие по баснословным ценам. Учитывая огромный спрос на продовольствие, государство быстро переориентировало торгсины на внутреннего потребителя. Чтобы не умереть с голоду, граждане сами понесли туда золото, драгоценные камни, иностранную валюту, за что получали муку, крупу, сахар, дешевую мануфактуру по высоким ценам. В 1933 г. в казну через тогрсин поступило валютных ценностей на сумму более 105 млн рублей (экспортная цена тонны пшеницы тогда равнялась 27 рублям 46 копейкам).
   Немалую долю поступивших в казну средств составляла валюта, вырученная от продажи государством за границу художественных ценностей. В 1927 г. постановлением СНК СССР Наркомату торговли было предоставлено право вывоза за границу “предметов старины и роскоши, не представляющих музейного значения”. Были открыты запасники Алмазного фонда, Русского музея, Эрмитажа, Царскосельского дворца, откуда либо прямо за границу, либо через торгсин продавались накопленные веками ценности мировой и русской культуры.
   Однако главным источником валютных средств было продаваемое за границу зерно и другие продукты сельского хозяйства. Экспорт продуктов земледелия закрывал все бреши во внешнеторговой политике Советского государства. Даже при падении в начале 30-х годов цен на зерно доходы государства поддерживались за счет увеличения объемов вывозимых сельхозпродуктов.
   Чтобы получить больше зерна из деревни, искусственно завышались цены на промышленные товары и снижались закупочные цены на продукцию сельского хозяйства. Эта политика дала сбой во время закупочной кампании 1927 г. К этому времени 62,7 % составляли середняцкие хозяйства и около 4 % - “кулацкие”, т. е. фермерские, которые давали более 60 % товарного хлеба. Земля находилась в частном пользовании, как и собранный с нее урожай. Заплатив налоги, крестьяне отказывались продавать государству зерно по низким ценам. Недостача зерна по хлебозаготовкам грозила продовольственными затруднениями в растущих городах и срывом экспортных поставок, что привело бы к снижению темпов индустриализации. Можно было применять материальные стимулы в духе НЭПа: увеличить закупочные цены, снизить стоимость предметов ширпотреба; за сданное зерно продавать крестьянам сельскохозяйственную технику и т. п. Эти меры предлагали использовать Н.И. Бухарин, А.И. Рыков и их сторонники. Другой путь предполагал чрезвычайные, насильственные меры, характерных для времен “военного коммунизма”. За этот путь выступал Сталин и его окружение. Победила вторая точка зрения.
   В январе 1928 г. Сталин совершил рабочую поездку в Сибирь, чтобы организовать кампанию по конфискации зерна. Используя войска ОГПУ—НКВД, секретари ЦК снимали с постов и исключали из партии местных руководителей, не желавших насильно изымать зерно, совершали обходы дворов, заставляя земледельцев сдавать “излишки” хлеба. Тех, кто отказывался это делать, судили по 107-й статье уголовного законодательства как спекулянтов. Как и во время Гражданской войны, были созданы комбеды, и беднякам, указавшим, где спрятан хлеб, отдавали 25 % изъятого. На основании полученного опыта Сталин убедился, что изымать хлеб значительно проще из колхозных амбаров, чем из частных закромов. Руководством страны было принято решение насильственно загнать крестьян в колхозы. Этот процесс, получивший название коллективизации, проходил в 1929-1932 гг. За это время процент обобществленных хозяйств поднялся с 3 % до 62 %. Несмотря на то что в официальных документах, речах партийных вождей и в газетных статьях декларировался принцип добровольности, процесс создания колхозов жестко регулировался высшими партийными органами.
   Коллективизация проводилась в два этапа. Первый: 1928-1929 гг. - конфискация и обобществление скота, создание колхозов по местной инициативе. С весны 1928 г. началась кампания по конфискации у крестьян продовольствия. Роль исполнителей играла местная беднота и приезжавшие из города рабочие и коммунисты, которые по числу первого набора стали называться “двадцатипятитысячниками”. Всего из городов на проведение коллективизации с 1928 по 1930 г. отправились 250 тыс. добровольцев. Чтобы побудить крестьян вступать в колхозы, 10 декабря 1929 г. была принята директива, по которой в районах коллективизации местные руководители должны были добиться почти поголовного обобществления домашнего скота. Ответом крестьянства был массовый убой животных. С 1928 по 1933 г. крестьянами было забито только крупного рогатого скота 25 млн голов (в годы Великой Отечественной войны СССР потерял 2,4 млн). В ноябре 1929 г. на пленуме ЦК Сталин сделал вывод о том, что в деревне произошел “великий перелом” и середняк, осознав преимущества колхозного строя, массами включился в процесс обобществления хозяйства. На самом деле в это время в колхозы объединилось только 7 % крестьянских хозяйств.
   Второй этап: 1930-1932 г. - после постановления ЦК ВКП (б) от 5 января 1930 г. началась спланированная в Москве кампания “сплошной коллективизации” в заранее установленные сроки. Вся страна была разделена на три района, каждому были определены конкретные сроки завершения коллективизации. Местным органам было рекомендовано начать соревнование за перекрытие указанных в постановлении сроков. В ответ на жестокие действия властей начались крестьянские выступления. В первые месяцы 1930 г. органами ОГПУ было зарегистрировано более 2 тыс. крестьянских восстаний, в подавлении которых принимали участие не только войска ОГПУ—НКВД, но и регулярная армия. В красноармейских частях, состоявших в основном из крестьян, зрело недовольство политикой советского руководства. Это обстоятельство, а также приближение весеннего сева заставили власть временно изменить политику в деревне. 2 марта 1930 г. в “Правде” была опубликована статья Сталина “Головокружение от успехов”, в которой он всю вину за “перегибы” переложил на местных руководителей. После небольшого перерыва на сельхозстраду и сбор урожая кампания по обобществлению крестьянских хозяйств была продолжена с новой силой и завершена в поставленные сроки в 1932-1933 гг.
   Параллельно с обобществлением крестьянских хозяйств, согласно постановлению ЦК от 30 января 1930 г. “О мерах по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации”, проводилась политика “ликвидации кулачества как класса”. Крестьян, отказавшихся вступать в колхоз, высылали вместе с семьями в отдаленные районы страны. Количество “кулацких” семей определялось в Москве и доводилось до местных руководителей. Во время раскулачивания погибло около 6 млн человек.
   Итогом коллективизации стал страшный голод на Украине и на Северном Кавказе. Здесь хлеб был конфискован на нужды индустриализации полностью. Голод унес еще 7 млн человеческих жизней. Для закрепления достигнутых “успехов” в деревне были введены паспорта, которые хранились у председателя сельского совета. Теперь крестьяне могли покидать колхоз только с его разрешения, т. е., по сути, было вновь восстановлено крепостное право, только под красным флагом. Экспорт зерна из СССР с 200 тыс. тонн в 1929 г. вырос до 5 млн тонн в 1931 г., что позволило многократно увеличить импорт техники. В 1932 г. СССР импортировал около половины всего мирового экспорта промышленного оборудования.
   В начале 1933 г. было объявлено о выполнении первого пятилетнего плана (1928-1932) за 4 года и 3 месяца. Во всех отчетах приводились цифры, не отражавшие действительного положения в советской экономике. По данным статистики, с 1928 по 1932 г. производство товаров народного потребления упало на 5 %, общее сельскохозяйственное производство на 15 %, личные доходы городского и сельского населения - на 50 %. Второй пятилетний план (1933-1938) принимался на XVII съезде ВКП(б) в январе 1934 г., который был назван “съездом победителей”. Здесь партийным руководством был сделан вывод о построении в СССР социализма. Присутствовавшие в зале лидеры бывших оппозиций каялись в прошлых грехах и восхваляли Сталина.

 
< Пред.   След. >