YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Экономическая теория (Е.Ф. Борисов) arrow 21.5. Преобразование системы управления в Российской Федерации
21.5. Преобразование системы управления в Российской Федерации

21.5. Преобразование системы управления в Российской Федерации

   Командно-административная система
   Помимо рассмотренных типов макрорегуляторов экономики имеется еще один тип — командно-административная система управления (в западной экономической литературе эту систему называют «командная экономика»). Что же представляет собой данный хозяйственный механизм?
   Командно-административная система управления — это централизованное государственное управление, которое заставляет все предприятия выполнять плановые директивы (обязательные задания) с помощью приказов и других неэкономических методов. Характерные черты этой системы отражены в схеме (рис. 21.6).

Рис. 21.6. Основные черты командно-административного управления 

Рис. 21.6. Основные черты командно-административного управления

   Эта система руководства национальной экономикой означает, во-первых, непосредственное управление всеми предприятиями из единого центра — высших эшелонов административной власти. А это сводит «на нет» самостоятельность и демократическое самоуправление предприятий. Во-вторых, государство полностью контролирует производство и распределение продукции, в результате чего исключаются свободные рыночные связи между отдельными хозяйствами. В-третьих, государственный аппарат руководит их деятельностью с помощью административно-распорядительных методов. Тем самым подрывается свободная предприимчивость работников и их материальная заинтересованность в результатах труда.
   Приказное управление в полной мере утверждается, когда происходит огосударствление экономики. Такая мера оправданно применяется при чрезвычайных обстоятельствах, вызванных войной, хозяйственной разрухой, голодом. Командное руководство способно быстро сосредоточить материальные и людские ресурсы на решающих участках хозяйства, успешно выполнить сравнительно простые производственные задачи. В крайних условиях данный тип управления может оказаться единственно возможным и по-своему эффективным.
   Впервые командное руководство экономикой возникло в разгар первой мировой войны, в 1916 г., в Германии. Тяжелое воєн- ное и хозяйственное положение вынудило государство взять на себя контроль за производством, распределением дефицитных сырьевых и энергетических ресурсов, а также непосредственно распределять продовольствие. Центральная власть стала также регулировать трудовые отношения на предприятиях. Был введен закон о трудовой повинности граждан с 16 до 60 лет, установлен военный режим на производстве и введен 12-часовой рабочий день.
   В нашей стране административное управление хозяйством было установлено в конце 1918 г., когда начались гражданская война и иностранная интервенция. Нужды обороны потребовали централизации управления страной. Была введена продразверстка (у крестьян отбирались все излишки продовольствия). Промышленность не выпускала товаров для населения, и произошла натурализация экономических отношений. Была установлена всеобщая трудовая повинность. Руководство промышленностью сосредоточили в своих руках главные управления Всероссийского Совета народного хозяйства. Они лишили предприятия всякой самостоятельности, в директивном порядке снабжали их материальными ресурсами и реализовывали готовую продукцию.
   Командно-административную систему управления можно признать — как это ни покажется парадоксальным — нормальной формой регулирования хозяйства, пригодной, правда, только для чрезвычайных исторических условий, когда общественный строй какой-то страны и жизнь ее граждан находятся под угрозой.
   Напротив, когда война заканчивается, командное руководство экономикой изживает себя и, как правило, устраняется. Приказные методы не отвечают задачам мирного хозяйственного строительства. Поэтому в нашей стране в начале 1921 г. чисто административная система управления была упразднена. Однако в конце 1920-х — начале 1930-х гг. вновь произошло полное огосударствление экономики. Вся власть фактически перешла у центральному государственному аппарату, и вновь установилась система командования народным хозяйством.
   В начале хозяйственного строительства сверхцентрализован- ное управление давало определенный результат, ибо объем выпуска всей продукции был еще очень невелик, а структура промышленности была сравнительно простой. Кагда же производство достигло современных масштабов, эффективно руководить им из центра стало невозможно. Если в 1920-х гг. у нас насчитывалось всего два десятка индустриальных отраслей, то в начале 1990-х гг. имелось свыше 500 отраслей, подотраслей и видов производства, более 45 тыс. крупных предприятий. Промышленность выпускала свыше 24 млн наименований видов продукции.
   Можно ли со знанием дела решать из центра все многообразие конкретных задач, связанных с развитием такого хозяйства? Разумеется, нельзя.
   Госплан ограничивался разработкой одного варианта государственного плана, не пытаясь путем многовариантных расчетов найти наиболее эффективные решения. После того как план был официально утвержден, он по указаниям руководящих органов многократно переделывался по объективным и субъективным причинам. Поскольку в плановом порядке поддерживалась дефицитная экономика, а нормально необходимые для воспроизводства резервы (свободные производственные мощности, сырье, финансовые средства) всегда отсутствовали, то план представлял собой некое подобие не раз перекраиваемого «тришкина кафтана». Его окончательная доводка и исправление осуществлялись в ходе выполнения плановых заданий, которые предписывалось выполнять «любой ценой».
   За более чем 50-летнее существование командно-административная система управления подорвала основы нормального функционирования общественного производства и в результате этого ввергла нашу страну в глубокий застой и экономический кризис.

   Путь к новой системе регулирования
   Мы находимся сейчас в самом начале пути к новой системе регулирования национального хозяйства России. В связи с этим приходится говорить и о нерешенных проблемах. Исходной является проблема выбора макроэкономического регулятора.
   Уже в начале 1990-х гг. было ясно одно: надо уходить вперед от командно-административной системы управления национальным хозяйством. Но какой иной тип макрорегулятора выбрать? По этому поводу у экономистов и государственных деятелей России не было единства и согласия.
   Выбор был сделан в пользу самого быстрого перехода от одной крайности (командной системы) к противоположной (свободной рыночной экономике, основанной на частнокапиталистическом предпринимательстве). Весь расчет строился на том, что так называемая «невидимая рука» — свободный капиталистический рынок — возьмет на себя роль хозяйственного механизма.
   Однако хорошо известно, что в 1992 г. в нашей стране появились лишь зачатки рыночных отношений, не принявших цивилизованную форму Что касается развитого конкурентного рынка, способного регулировать определенные хозяйственные связи, то он появится, по-видимому, не скоро.
   Тем не менее с самого начала сложилось резко отрицательное отношение к плановой организации народного хозяйства.
   В 1992 г. российское правительство одномоментно уничтожило органы административного регулирования производства. Так, был упразднен Государственный плановый комитет (Госплан), который разрабатывал централизованные планы и прогнозы социально-экономического развития. Перестал существовать Государственный комитет по материально-техническому снабжению, который в соответствии с народнохозяйственным планом обеспечивал все отрасли средствами производства. Таким образом, в ожидании «невидимой руки», образно говоря, отрубили «види- мую руку» государственного регулирования. К этому надо добавить, что еще раньше (после реформы управления промышленностью в 1987 г.) государство утратило контроль за хозяйственной деятельностью тех предприятий, которые находились в рамках государственной собственности.
   Правительство России в 1993 г. признало, что в итоге преобразований государственные предприятия оказались неподконтрольны ни рынку, которого еще не было, ни плану, которого уже не стало, ни государству как собственнику. Надо было искать выход из этой тупиковой ситуации, прибегая прежде всего к экономическим методам регулирования хозяйственной деятельности.
   Однако экономические рычаги управления были использованы не для укрепления централизованного хозяйственного механизма, а по сути дела для его еще большего ослабления. Стали применяться такие методы регулирования, которые усиливали нестабильность национальной экономики:
   а) для покрытия большого бюджетного дефицита государство ввело огромный инфляционный налог. Однако чрезмерно высокие темпы инфляции нанесли сильный удар по экономике;
   б) необычайно высокие налоги подорвали нормальную заинтересованность предпринимателей и работников в увеличении производства.
   Российская экономика требует оптимального сочетания государственного и рыночного регулирования хозяйственной деятельности.
   В первую очередь важно создать эффективную централизованную вертикаль макроэкономического управления. Речь идет об образовании целостной системы государственного регулирования экономики и социальной сферы. Эта система призвана обеспечить уравновешенность интересов экономических и социальных сил страны, выработку оптимальных целей общественного развития и создание условий их достижения. Централизация управления сейчас диктуется необходимостью успешного решения долговременных созидательных задач, призванных ликвидировать последствия десятилетнего упадка экономики страны. Согласно оценке экспертов, чтобы достичь такого же уровня душевого производства валового внутреннего продукта, как в современных Португалии или Испании, России понадобится примерно 15 лет при темпах экономического роста не менее 8% в год. Наша страна достигнет уровня душевого производства ВВП Великобритании или Франции, если темпы роста будут на уровне 10% в год.
   Чтобы развернуть созидательную хозяйственную деятельность, необходимо иметь долгосрочную общенациональную стратегию развития. В ней, в частности, целесообразно предусмотреть: а) поощрение быстрого экономического роста на основе значительного увеличения инвестиций; б) проведение активной промышленной политики посредством преимущественного развития лидирующих направлений научно-технического прогресса; ) создание эффективной финансовой системы; и др.
   Оптимальная (наилучшая) система управления экономикой в России призвана, с одной стороны, значительно повысить роль государства в выполнении общенациональных задач, с другой — обеспечить дальнейшее развитие рыночных отношений. При этом важно соблюдать доступность и бесплатность для всех граждан базовых социальных услуг (прежде всего образования и здравоохранения), перераспределить социальные расходы общества в пользу самых уязвимых групп населения. Целесообразно предоставить гражданам возможность более высокого уровня социального потребления за счет собственных доходов.
   Однако речь не должна идти о возрождении директивного планирования и управления всем хозяйством непосредственно из центра. Это привело бы к тому, что всеохватывающее регламентирование вновь сковало работу каждого предприятия. Возможно, что в будущем — при развитии эффективных методов экономического регулирования — роль государства в экономике во многом сведется к выработке «правил игры» и контролю за их соблюдением.

Литература

   Барр Р. Политическая экономия: В 2 т. Т. 2. Тема 1. Подтема 11. М., 1995.
   Веттенберг Г. Новое общество. О возможностях общественного сектора: Пер. со швед. М., 2000.
   Гэлбрейт Дж.К. Экономические теории и цели общества. М., 1976. Гл. 24—26.
   Кейнс Дж. Общая теория занятости, процента и денег. М., 1978.
   Корнай М. Путь к свободной экономике: Пер. с англ. М., 1990.
   Ламперт Х. Социальная рыночная экономика. Германский путь. М., 1993.
   Леонтьев В. Экономические эссе. М., 1990. С. 11—17, 215—241.
   Макмиллан Ч. Японская промышленная система. М., 1988.
   Мэнкью Н.Г. Макроэкономика. М., 1994. Гл. 12, 15.
   Лигу А. Экономическая теория благосостояния. М., 1985.
   Самуэльсон П.А., Нордхаус В Д. Экономика. М., 2000. Гл. 2.
   Социально-экономическая эффективность: опыт США. Роль государства. М., 1999.
   Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика. М., 1999. Гл. 1, 4, 22.
   Хайек Ф. Дорога к рабству. М., 1992.

 
< Пред.   След. >