YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Международное частное право (А.О. Иншакова) arrow 1.6. Государство как субъект международного частного права
1.6. Государство как субъект международного частного права

1.6. Государство как субъект международного частного права

Программная аннотация

   Положение государства как субъекта имущественных отношений в международном частном праве. Два вида правоотношений, в которые вступает государство в рамках международного сотрудничества (публичные отношения, частноправовые отношения).
   Юрисдикция: полная и ограниченная.
   Внешнеэкономическая сделка государства.
   Иммунитет и его виды. Концепции абсолютного и ограниченного иммунитета.
   Принцип неприкосновенности иностранного государства. Теоретические и законодательные концепции иммунитета.
   Проблема государства как субъекта правоотношений в МЧП. Торговые представительства.
   Правовой режим гражданско-правовых сделок, совершаемых государством.

Опорный конспект лекции

   Статья 124 ГК РФ устанавливает, что РФ, субъекты РФ (республики, края, области, города федерального значения, автономные области, автономные округа), а также муниципальные образования выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством на равных началах с иными участниками этих отношений — гражданами и юридическими лицами.
   К субъектам гражданского права, указанным ранее, применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.
   Государство нередко именуют особым субъектом права, потому что оно само может формировать правила хозяйственного оборота, содержание и пределы своей правосубъектности. Однако такой специфический статус, заключающийся в том, что государство наделено властными полномочиями и одновременно участвует на основе равенства как хозяйствующий субъект, не меняет природу гражданских правоотношений, в которых участвует государство. Утверждение о публичном характере государственной власти не дает права представлять хозяйственные отношения с участием государства как отношения “власти-подчинения”.
   В условиях рыночного хозяйства государство является равноправным участником, без значимых привилегий. Таково современное положение государства как субъекта гражданского права.
   В рамках международного сотрудничества государство вступает в два вида правоотношений:
   а) публичные отношения (с другими государствами и международными организациями);
   б) частноправовые отношения, направленные на удовлетворение хозяйственных интересов государства (внешние займы, дача гарантий по внешнеэкономическим сделкам, концессии, наследование).
   В соответствии со ст. 1204 ГК РФ к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства правила раздела ГК РФ “Международное частное право” применяются на общих основаниях, если иное не установлено законом.
   В рамках международного экономического сотрудничества государство выступает как особый субъект, который обладает суверенитетом, поэтому отождествление государства и юридического лица условно и допустимо до определенной степени. В связи с этим речь идет о двух видах юрисдикции:
   а) полная юрисдикция — государство обладает властью предписывать определенное поведение при помощи норм права всем находящимся на его территории субъектам и обеспечивать реализацию юрисдикции;
   б) ограниченная юрисдикция — государство обладает властью, однако не в состоянии полностью реализовать ее.
   Обладание названными статусами создает лишь предпосылки для участия государства во внешнеэкономической деятельности, реально же приобретать права и обязанности, изменять их возможно путем совершения сделок. В результате комплексного анализа ФЗ РФ “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” можно прийти к выводу, что внешнеэкономическая сделка государства — это сделка, заключенная РФ в лице компетентных органов федерации и торговых представительств за рубежом (которые в соответствии со ст. 32 данного закона представляют и защищают интересы РФ в области внешней торговли). В области совершения сделок основной характерной чертой государства является иммунитет.
   Понятие “иммунитета” происходит от римской формулы “Par in parem поп habet imperium”.
   В Новое время понятие иммунитета государства также сначала сформировалось в виде обычной нормы МЧП и лишь затем закрепилось в судебной практике и договорах.
   Принцип иммунитета иностранного государства следует отличать от ряда созвучных принципов: от иммунитета государства, от предъявления к нему исков в его собственных судах (так как последний есть исключительная компетенция государства и автономная воля суверена, не касающаяся интересов иных суверенов и их подданных), от иммунитета международной организации (последний есть результат соединения ряда иммунитетов равных), от дипломатического иммунитета (неприкосновенности представителей иностранного государства).
   Существует также более узкое понятие юрисдикционного иммунитета и более широкое — иммунитета государства и егоимущества. Последнее можно определить как неподвластность действий и имущества государства власти иностранного государства. Иммунитет государства и его собственности происходит от следующих jus cogenus: суверенитета и равенства всех государств.
   На сегодняшний день наиболее актуальным является изучение юрисдикционного иммунитета — иммунитета, применяемого при решении процессуальных вопросов с участием государства в рамках национального судебного и арбитражного разбирательства. Соответственно, юридический иммунитет является предметом изучения МЧП. Доктрина и практика выделяют судебный иммунитет, иммунитет от предварительного обеспечения иска и от принудительного исполнения решения.
   Судебный иммунитет или “Par in parem поп habet jurisdictionem” означает неподсудность одного государства судам другого без согласия первого.
   Иммунитет от предварительного обеспечения иска означает: нельзя в порядке предварительного обеспечения иска принимать без согласия государства какие-либо принудительные меры в отношении его имущества. Соответственно можно вывести и определение третьего вида иммунитета.
   Следует помнить о том, что иммунитет государства — это не абсолютный запрет на рассмотрение спора по сделке, одной из сторон которой является государство, не индульгенция от иска о возмещении вреда к иностранному суверену. Теоретически модель иммунитета предусматривает предъявление исков к иностранному государству в его судах. Но на практике споры из крупных международных сделок рассматриваются в силу договора в международных арбитражах. Иммунитет— это не средство абсолютного отрицания ответственности государства.
   Руководствуясь статьей 124 ГК РФ, цивилисты отмечают, что во внутреннем гражданском обороте государство не пользуется иммунитетом, так как участвует в гражданско-правовых отношениях на равных с иными субъектами. Следует помнить, что доктрина МЧП в строгом смысле применяет это понятие к иностранному государству и к отечественному в отношениях, осложненных иностранным элементом.
   В настоящее время в специальной литературе, законах и практике можно найти два различных подхода к иммунитету. Речь идет о концепциях абсолютного и ограниченного иммунитета.
   Содержание доктрины абсолютного иммунитета заключается в следующем: 1) иски к иностранному государству не могут рассматриваться в судах другого государства без соответствующего компетентного на то согласия; 2) недопустимо применение принудительных мер к имуществу иностранного государства в качестве обеспечения иска или в порядке исполнительного производства без соответствующего компетентного на то согласия.
   Однако исторически сложилось так, что государство не могло по ряду крупных экономических проектов скрываться за лицами государственных предприятий, зависимых корпораций, поскольку движение капитала в глобальном масштабе на торговых и финансовых рынках в рамках частного кредитования, концессий, программного экспорта и импорта требовало соответствующих глобальных гарантий. В этой связи имеет место тенденция к отходу от концепции абсолютного иммунитета.
   Во второй половине XX века более широкое распространение получила концепция ограниченного иммунитета следующего содержания: иностранное государство, его субъект, наделенный соответствующим правом, их органы, а также имущество пользуются иммунитетом при осуществлении функций суверена, то есть действуя jure irnperi, при осуществлении же коммерческих функций (приносящие доход торговые сделки, концессии, кредитование у частных лиц) иммунитет не предоставляется, так как суверен действует jure gestionis. Исходя из данных формул, имеющих привязку отказа в иммунитете к конкретной функции суверена, ограниченный иммунитет получил название функционального.
   Следует заметить, что сам критерий коммерческой функции очень проблематичен в аспекте его доказывания. В связи с этим, начиная с 1986-го года, Комиссия международного права ООН разрабатывает Проект статей о юрисдикционных иммунитетах, который до настоящего времени не принят в рамках ООН. В Проекте содержатся альтернативные критерии определения коммерческого характера контрактов, которые стали одним из центральных пунктов обсуждения на 51-й сессии Комиссии в 2000-м году. В частности, Представитель РФ в Комиссии ООН И.И. Лу-кашук поддержал, опираясь на мнение сторонников российской доктрины, “критерий характера, дополняемый критерием цели, которые подкрепляются заявлениями государства о внутренних нормах и политике”.
   Согласно Проекту отказ от иммунитета происходит в международных соглашениях, письменных контрактах (и в третейских оговорках) и в форме заявления в судебном разбирательстве.
   В процессуальном законодательстве РФ и подавляющего числа государств СНГ нашла свое отражение классическая теория абсолютного иммунитета. Статьи 435 ГПК РСФСР, 553 ГПК Белоруссии, 439 ГПК Киргизии 64-го года, 434 ГПК Молдовы, в редакции 1991 года, 389 ГПК Узбекистана, 425 Украины и ряд других кодексов практически идентичны, так как фактически воспроизводят статью 61 Основ Гражданского судопроизводства СССР 1961-го года. В российском процессуальном законе в частности предусмотрено: “Предъявление иска к иностранному государству, обеспечение иска и обращение взыскания на имущество иностранного государства, находящееся в СССР, могут быть допущены лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства (часть 1, ст. 435 ГПК)”. Концепция абсолютного иммунитета содержится также в Законе РФ “О государственном регулировании внешнеторговой деятельности” 1995 и в Положении “О торговых представительствах СССР за границей” 1989 года, а в ряде государств СНГ — в положениях о торгпредствах. Однако в силу объективных исторических причин (перехода к рынку и отказа от монополии во внешнеторговой деятельности) данный подход потерял практическое значение. Мы можем обнаружить такие же анахронизмы в ряде международных договоров СССР, которые могут оказаться неприменимыми в иностранных судах в силу закона или принципа “добра и справедливости”.
   Иной подход был проявлен в отношении рассматриваемого института в ГПК Казахстана и в арбитражных процессуальных кодексах РФ, Белоруссии, Узбекистана. Российский АПК 1995 года в ст. 213 “Судебный иммунитет” предусматривает, что “предъявление в арбитражном суде иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к нему других мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения решения арбитражного суда допускаются лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами РФ”. Комментируя данную статью, ведущие процессуалисты, в частности, профессор Вениамин Федорович Яковлев, указывают на частичный отход от доктрины абсолютного иммунитета.
   Современная договорная практика в силу объективной необходимости в области инвестиционных и кредитных проектов, концессий заключается во включении положений, предусматривающих прямое согласие на рассмотрение споров в иностранном суде или в третейском разбирательстве без ссылок на иммунитет государства. Ослабление абсолютной защиты в какой-то степени может компенсироваться более внимательным отношением к персоналиям, заключающим от лица государства те или иные сделки, а в юридическом плане — умелым использованием институтов “реторсии” и “публичного порядка”.
   Аналогичные положения содержатся в ФЗ “О соглашениях о разделе продукции” 1995 г., где установлено, что “в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и юридическими лицами, может быть предусмотрен в соответствии с законодательством РФ отказ государства от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного или арбитражного решения” (статья 23).
   Дальнейшее развитие теория функционального иммунитета получила в КТМ РФ 1999 года и Украины относительно отдельных категорий имущества в рамках судебного или арбитражного процессов. Имеются в виду государственные морские суда. В отличие от КТМ СССР, ст. 47 КТМ РФ 1999-го года допускает изъятие, арест и задержание плавсредств, кроме военных кораблей, военно-вспомогательных судов и других плавсредств, находящихся в собственности государства или эксплуатируемых им и используемых только правительственной некоммерческой службой, а также некоммерческих грузов.
   Практикой подтверждается тезис о том, что признание в законе абсолютного иммунитета не приводит к автоматическому признанию аналогичного состояния в судах за рубежом. Это объясняется тем, что в государствах, где ограничения на иммунитет введены законодательно (США, Австралия, ЮАР, Канада) или признаются практикой (Швейцария, Италия, Франция), не действует взаимность в материальной форме. Ориентация зарубежных судов на свой закон (lex fori) при отсутствии соответствующего двустороннего соглашения, таким образом, делает возможным подчинение РФ юрисдикции государства, в котором расположен суд.
   В связи с этим нам представляется целесообразным разработать соответствующий закон об иммунитетах государств. Так как сегодня в соответствии со ст. 127 ГК РФ “особенности ответственности РФ и субъектов РФ в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств определяются Законом “Об иммунитете государства и его собственности”.
   М.М. Богуславский отмечает: “Характерно, что ни в одном из комментариев к статье 127 ГК РФ их авторам не удалось раскрыть особенностей, предусмотренных этой статьей”.
   Несмотря на существующие проблемы и правовые пробелы, Россия по объективным причинам не может не участвовать во внешнеэкономической деятельности. Российская Федерация, как и другие государства, являясь субъектом международного права, заключает договоры с целью осуществления внешнеэкономического сотрудничества. Это договоры о платежах, кредитовании, поставках, товарообмене, научном сотрудничестве. Субъектом договора является само государство, заключают договор компетентные (уполномоченные законом, международным договором, подзаконным актом) министерства и ведомства в лице их руководителей или лиц, имеющих “полномочия” или доверенность. Внешне, таким образом, контракт государства напоминает межгосударственное соглашение, однако таковым он не является, так как представляет собой “вертикальный” или “диагональный” (по мнению Е.Т. Усенко) обмен правами и обязанностями от одного суверена к субъекту иного фиска (договора государства с иностранными компаниями, международными неправительственными организациями).

Хрестоматия

   “На наш взгляд, понятие экономического суверенитета не связано с конкретной областью, а с суверенитетом государств. Это характеристика самого суверенитета государств, а не лишь определенной области взаимоотношений государств. Следовательно, экономический суверенитет — это не суверенитет в экономической области, а суверенитет экономического содержания. Близкой позиции придерживаются и французские ученые, определяющие экономический суверенитет как совокупность экономических полномочий государств, вытекающих из их суверенитета”.
   И.П. Блищенко, Ж. Дориа. Прецеденты в международном публичном и частном праве. — М., 1999. — С. 295.
   “Государственные инвестиции — это займы, кредиты, которые одно государство или группа государств предоставляют другому государству. В этом случае речь идет об отношениях между государствами, которые регулируются международными договорами и к которым применяются нормы международного права.
   Возможны и “диагональные” отношения, когда консорциумы частных банков предоставляют инвестиции государству как таковому. Возможна и более сложная конструкция отношений, когда материальные обязательства государства-должника по полученным им кредитам удовлетворяются за счет полной или частичной стоимости имущественных прав частного инвестора в стране должника (например, предоставление прав на разработку естественных ресурсов)”.
   М.М. Богуславский. Иностранные инвестиции: правовое регулирование. — М., 1996. — С. 54.
   “В августе 2000 года сенсацией явился беспрецедентного характера арест во французском порту Брест уникального российского парусника “Седов” на основании стокгольмского международного арбитража по иску швейцарской фирмы “Нога”. Арест этот ярко высветил, к каким вредоносным для государства последствиям приводят преступно невежественный, а возможно, преступно корыстный отказ от государственного иммунитета при заключении коммерческой сделки от имени государственного органа. Не менее вредоносным может стать наделение дипломатическими иммунитетами и привилегиями коммерческого, хотя и с межправительственным участием, акционерного общества”.
   Г.М. Вельяминов. Международное частное право: современная практика. Сб. статей / Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. - М., 2000. - С. 186.
   “Эволюция во Франции не столь очевидна, но доктрина ограниченного иммунитета закрепилась и там. В США нежелание судов вторгаться в область политики вынуждало их прислушиваться к “мнению” Госдепартамента об иммунитете вплоть до принятия в 1976 году закона об иммунитетах иностранных государств, закрепившего доктрину об ограниченном иммунитете в качестве правовой нормы США. Англия также с трудом переходила к доктрине ограниченного суверенитета, причем суды утвердили ее в качестве нормы английского права примерно в то же время, когда Парламент закрепил ее в 1978 году в законе о государственном суверенитете”.
   Р.Х. Фолсом, М.У. Гордон, Дж. А Спаногл. Международные сделки. Краткий курс. — М., 1996. — С. 385.
   “Принимаемые судебные решения во Франции, как и в ряде других стран Запада, базировались на концепции функционального или ограниченного иммунитета. Особый интерес представляет в этой связи вопрос о том, на основе какого критерия следует определять характер действий государства. Во французской судебной практике применялись оба критерия: природы действия и цели действия. В решении 1968 года по иску Гугенхейм против Вьетнама суд исходил из того, что спорная торговая сделка была заключена в целях развития национальной обороны Вьетнама”.
   М.М. Богуславский. Международное частное право: современная практика. Сб. статей / Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. - М., 2000. - С. 214.

Контрольные вопросы

1. С помощью каких правовых инструментов государство может участвовать в международных экономических отношениях?
2. Как определяется понятие “иммунитет” государства?
3. Каким образом решается вопрос иммунитета в российском праве?
4. Каковы основные направления развития института “иммунитета”?
5. Какие виды иммунитетов существуют в настоящее время?
6. Кто заключает внешнеэкономические контракты от лица РФ?
7. Как определяется понятие “торговое представительство”?
8. Что такое юрисдикция и полная юрисдикция?
9. В чем состоит различие между полной и ограниченной юрисдикцией?
10. Кто является субъектом в сделке между РФ и иностранной частной компанией?

Задачи и упражнения

   1. Дайте оценку действиям итальянского суда и расскажите, как должно быть разрешено дело в следующем случае:
   Итальянская компания “Сентурио” подала иск к РФ в стокгольмский международный арбитраж с требованием возмещения убытков по контракту поставки в адрес РФ оборудования. В соответствующем контракте, подписанном заместителем министра сельского хозяйства, было указано, что РФ отказывается от юрисдикционного иммунитета и переносит рассмотрение всех споров по контракту в арбитраж. Третейский суд вынес решение в пользу итальянской стороны. В соответствии с нью-йоркской Конвенцией 1958 года о признании и исполнении арбитражных решений итальянский суд наложил в качестве обеспечительных мер арест на ракетный крейсер российского ВМФ и теплоход ГУЛ “Новороссийское морское пароходство”, прибывших в итальянский порт с дружественным визитом.
   2. Выберите правильный вариант ответа.
   При осуществлении коммерческих функций (приносящие доход сделки торговли, концессий, кредитования у частных лиц) государство действует:
   а) jure gestionis (как частное лицо);
   б) jure imperi (как властвующий суверен);
   в) иной вариант ответа.
   3. Дайте свой вариант ответа, проанализировав ситуацию:
   В ст. 213 АПК РФ указано, что “предъявление в арбитражном суде иска к иностранному государству, привлечение его в качестве третьего лица к участию в деле, наложение ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ, и принятие по отношению к нему других мер по обеспечению иска, обращение взыскания на это имущество в порядке принудительного исполнения решения арбитражного суда допускаются лишь с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено федеральными законами или международными договорами РФ”. Данная новелла представляет собой:
   а) абсолютный иммунитет;
   б) относительный иммунитет;
   в) функциональный иммунитет;
   г) иной вариант ответа.
   4. Проанализируйте ситуацию и прокомментируйте свой ответ:
   Единоличный правитель королевства М. встретился с представителями российской дипломатической миссии в его государстве и попросил помочь уладить с Президентом РФ вопрос о приобретении в свою личную собственность двух боевых вертолетов Ка-50 и танка Т-90 для охраны своих владений (дворца и прилегающей территории). Российский Президент передал через посла свои заверения в дружбе, а также разрешение осуществить покупку. Компания “Росвооружение” поставила в королевство М. указанную боевую технику. Определите вид правоотношений:
   а) публичные отношения;
   б) частноправовые отношения.

Вопросы для обсуждения на семинаре

1. Обоснуйте, какой из видов иммунитета государства, на ваш взгляд, следует считать наиболее приемлемым в современном мировом хозяйственном обороте?
2. Как определяется в российском законодательстве внешнеэкономическая сделка с участием государства?
3. В чем состоит проблема собственности РФ за рубежом (назовите составляющие ее элементы)?
4. Кто и каким образом вправе управлять и распоряжаться государственной собственностью РФ за рубежом?
5. Каково правовое положение торгпредств РФ? Как можно оценить правовые нормы, регулирующие деятельность российских торгпредств?
6. Каким образом осуществляют международные контакты субъекты РФ? Приведите примеры законодательного регулирования данного вопроса на уровне субъекта РФ. Дайте оценку соответствующим нормативным актам
7. Каковы положительные и отрицательные стороны применения государственного иммунитета?

Литература, рекомендуемая к изучению

1. Бекяшев К.А., Ходаков А.Г. Международное частное право. Сборник документов. — М., 1997.
2. Блищенко И.П., ДориаЖ. Прецеденты в международном публичном и частном праве. — М., 1999.
3. Богуславский М.М. Иностранные инвестиции: правовое регулирование. — М., 1996.
4. Богуславский М.М. Международное частное право: современная практика. Сб. статей / Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. — М., 2000.
5. Вельяминов Г.М. Международное частное право: современная практика. Сб. статей / Под ред. М.М. Богуславского и А.Г. Светланова. — М., 2000.
6. Комментарий к АПК РФ / Под ред. В.Ф. Яковлева. — М., 1997.
7. Международное частное право: современные проблемы. Сб. статей / Под ред. М.М. Богуславского. — М., 1994.
8. Международное частное право / Под ред. Д.И. Платонова. - М., 1999.
9. Международное частное право / Под ред. Г.К. Дмитриевой. - М., 1993.
10. Международное частное право / Под ред. О.Н. Садикова. - М., 1984.
11. Международное частное право / Под ред. Н.И. Марышевой. — М. 2000.
12. Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. — М., 1996.
13. Федосеева Г.Ю. Международное частное право. — М., 1999.
14. Фолсом Р.Х., Гордон М.У., Спаногл Дж. А. Международные сделки. Краткий курс. — М., 1996.
15. De Boer Th. М. Beyond Lex Loci Delicti. - 1987.
16. Vischer /von Planta, IPR, 2. AufL:  Basel / Frankfurt a.M., 1982.

 
< Пред.   След. >