YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Государство и право Нового времени (XVII—XIX вв.) (В.В. Кучма) arrow II. ОБРАЗОВАНИЕ БУРЖУАЗНОГО ГОСУДАРСТВА В ХОДЕ РЕВОЛЮЦИИ
II. ОБРАЗОВАНИЕ БУРЖУАЗНОГО ГОСУДАРСТВА В ХОДЕ РЕВОЛЮЦИИ

II. ОБРАЗОВАНИЕ БУРЖУАЗНОГО ГОСУДАРСТВА В ХОДЕ РЕВОЛЮЦИИ

   Канун революции. Штабом Английской буржуазной революции явился парламент — общенациональное представительное учреждение, сочетавшее функции законодательного, совещательного и судебного органа. Именно в парламенте (а точнее говоря, в его нижней палате — палате общин) сложился блок джентри и буржуазии, осуществлявший политическое руководство революцией. Поэтому с внешней точки зрения революционная борьба приняла традиционную для Англии форму соперничества и борьбы парламента с королем: последние олицетворяли собой два политических лагеря, пришедшие в состояние острой конфронтации, а затем и открытой борьбы. Таким образом, классовый конфликт между буржуазией и джентри, с одной стороны, и феодальной монархией — с другой, принял форму конституционного конфликта между парламентом и королем.
   Непосредственному началу революционных событий предшествовала длительная борьба между парламентом и королями из династии Стюартов (на престоле с 1603 г.), приобретшая особенно острые формы в годы правления Карла I (1625—1649 гг.).
   Хотя парламентские акты первых десятилетий XVII века сохраняли форму традиционных претензий, адресованных королевской власти от имени общенационального представительства (такие документы неоднократно принимались в предшествующую эпоху, начиная с Великой хартии вольностей 1215 г.), в рассматриваемый период они уже приобретали новое, буржуазное звучание. В целом политический кризис 20-х годов характеризовался тем, что инициатива все более прочно переходила в руки палаты общин.Весной 1628 г. на очередной парламентской сессии была принята т. н. “Петиция о праве” (Petition of Right), сформулировавшая некоторые основополагающие принципы будущей конституционной монархии. В составлении этого документа важную роль сыграл выдающийся юрист, член Суда королевской скамьи Э. Кок. Перечислив многочисленные злоупотребления, чинимые администрацией первых Стюартов, и сославшись на статуты прежних королей (Эдуарда I и Эдуарда III), “Петиция о праве” призывала Карла I не взимать налогов и сборов без “общего согласия, выраженного актом парламента”; не заключать в тюрьму за уклонение от уплаты произвольно установленных налогов; прекратить практику размещения королевских войск на постой в дома жителей без их согласия; отменить чрезвычайные судебные полномочия административных органов или отдельных должностных лиц. Последнее требование было направлено на ликвидацию чрезвычайных судебных учреждений (Звездная палата, Высокая комиссия и др.), не связанных в своей деятельности нормами общего права и практиковавших произвольные наказания. Мотивируя свое требование, авторы “Петиции” делали ссылку на знаменитую ст. 39 Великой хартии вольностей, которая гарантировала соблюдение законных процедур при рассмотрении дел, связанных с лишением свободы или имущества.
   Таким образом, анализируемый документ достаточно четко выразил главные политические требования оппозиционного лагеря — отрегулировать на легитимной основе пределы власти короля в отношении как личных, так и имущественных прав подданных. Цель “Петиции” состояла в ограничении королевского произвола, в ограждении частной собственности от посягательств на нее со стороны властей, в установлении гарантий прав личности. При этом очень характерным являлось то, что оппозиция формально не выступала за установление новых принципов общественно-политического устройства королевства, она лишь ратовала за восстановление древних, исконных свобод и привилегий народа, попранных Стюартами. На протяжении последующих предреволюционных лет “Петиция” стала своего рода идеологическим знаменем оппозиции.
   Карл I был вынужден утвердить “Петицию” (июнь 1628 г.). Однако после того, как парламент дал свое согласие на выделение денежных субсидий правительству, король посчитал себя свободным от выполнения взятых на себя обязательств. Парламент был распущен и не созывался более десятилетия (1629—1640 гг.); 11 лидеров парламентской оппозиции были арестованы и заключены в Тауэр. В период беспарламентского правления (т. н. “годы раздумья”), когда действующими нормативными актами являлись королевские прокламации, Карл I произвольно вводил все новые поборы и штрафы, увеличивал косвенные налоги, раздавал патенты, привилегии и монополии своим сторонникам, выкачивал средства из побежденной Ирландии. Внутренняя оппозиция беспощадно подавлялась с помощью системы чрезвычайных трибуналов. Спасаясь от преследований короля, значительная масса населения (около 20 тыс. чел.) еще в 1620 г. покинула Англию и эмигрировала в колонии Северной Америки, положив начало т. н. Новой Англии. С 1628 г. началось заселение еще одной заокеанской колонии — Массачусетса. Начиная с этого времени английские колонии в Северной Америке стали прибежищем для многих представителей политической и религиозной оппозиции. Пытаясь воспрепятствовать этим массовым переселениям, Карл I издал ряд законов, препятствующих эмиграции, под страхом тяжких уголовных наказаний. Когда 1 мая 1637 г. было обнародовано решение Тайного совета о запрете эмиграции, на Темзе стояло 8 кораблей, уже готовых к отплытию. На одном из них находился и О. Кромвель.К началу 1640 г. положение королевской власти вновь стало критическим. Неудачная война, которую правительство Карла I вело против Шотландии с 1637 г., истощила государственную казну и вызвала солидарный протест всех оппозиционных сил. Весной 1640 г. король созвал парламент, рассчитывая получить новые субсидии для продолжения войны. Этот парламент, работавший с 3 апреля по 5 мая 1640 г., вошел в историю под названием Короткого парламента (Short parliament). Вместо немедленного выделения правительству требуемых субсидий Короткий парламент приступил к обсуждению политики короля в годы единоличного правления. За свою строптивость этот парламент был разогнан, но положение короля стало еще более критическим: он оказался перед лицом массовых народных выступлений как в столице, так и в провинции.Осенью 1640 г. король был вынужден созвать новый парламент, в котором господствующее положение заняли представители правого, умеренного, крыла оппозиции (пресвитериане — см. о них ниже). Парламент функционировал около 13 лет (до апреля 1653 г.) и потому вошел в историю под наименованием Долгого парламента (Long parliament). Численность нижней палаты Долгого парламента составила 516 человек, верхней — 150 человек. Именно под его руководством началась и осуществлялась Английская буржуазная революция. Началом революционных событий считается 3 ноября 1640 г. — день открытия парламентской сессии.
   Конституционный этап революции. Опираясь на поддержку народных масс, всех оппозиционных сил, Долгий парламент приступил к законодательству, направленному на реформирование феодально-абсолютистского строя: ограничение королевского абсолютизма, утверждение верховенства парламента, перестройку административного аппарата, ограничение произвола чиновников и судей. Это дает основания характеризовать первый этап революции как этап конституционный.
   15 февраля 1641 г. парламент принял т. н. Трехгодичный акт (Triennial Act; полное название документа — “Акт о предотвращении неудобств, происходящих вследствие долговременных промежутков между созывами парламентов”), согласно которому парламент должен был созываться не реже одного раза в три года. Если король отказывался своевременно созывать парламент в установленный срок, инициатива выборов депутатов переходила к высшим должностным лицам (лорду-канцлеру и лорду-хранителю печати), а при их бездействии — к пэрам королевства. Неисполнение пэрами права созыва парламента влекло за собой переход этого права в руки шерифов, администрации университетов, должностных лиц городского самоуправления. “Если же и они не произведут созыва парламента, владельцы свободных держаний в графствах, преподаватели и студенты университетов и остальные граждане, имеющие право голоса, вправе собраться по собственному почину и произвести выборы”. Трехгодичным актом устанавливалась также минимальная продолжительность парламентской сессии — она определялась в 50 дней; роспуск парламента раньше этого срока мог произойти лишь при добровольном согласии каждой из его палат. Председатели каждой из палат парламента (спикеры) должны были свободно избираться членами этих палат. Что же касалось уже созванного парламента, то специальным законом от 10 мая 1641 г. отсрочки его заседаний, перерывы его сессий, а тем более его роспуск не могли быть осуществлены королем без согласия самих депутатов.
   Таким образом, Трехгодичный акт значительно укрепил позиции парламента, исключив возможность возврата к беспарламентскому правлению, и фактически поставил его в независимое от короля положение. Парламент фактически превращался из королевского учреждения в учреждение общенациональное. Вместе с тем руководящее большинство Долгого парламента продемонстрировало значительную осторожность и политическую осмотрительность: оно не дало оснований обвинить себя в радикальном посягательстве на прерогативы короны и тем самым не закрыло возможность для компромиссов с королевской властью в будущем. Однако объективная логика обостряющейся политической борьбы подталкивала парламент к продолжению наступления на устои феодально-абсолютистской монархии.
   По требованию широких слоев общественности из тюрем были выпущены политические заключенные. В мае 1641 г. король был вынужден дать согласие сначала на смещение с должности, а впоследствии на осуждение и смертную казнь своего главного советника — графа Т. Страффорда, идеолога и вдохновителя королевского деспотизма, арестованного сразу после начала революции в числе других наиболее ненавистных народу реакционеров. Такая же судьба постигла и архиепископа Кентерберийского (главу англиканской церкви) В. Лода: арестованный в начале революции, он несколько лет провел в заключении и был казнен в 1645 г. Преследованием королевских фаворитов было возрождено старинное право парламента на импичмент в отношении высших должностных лиц королевства. Актами 4 и 5 июля 1641 г. было достигнуто ограничение полномочий Тайного совета в области судопроизводства, а также произведено уничтожение системы чрезвычайных трибуналов (в частности, упомянутых ранее Звездной палаты и Высокой комиссии), созданных в эпоху правления Тюдоров и являвшихся орудиями абсолютистского произвола. “Но уничтожение Звездной палаты, — пишет А. Дайси, — не было просто упразднением непопулярного трибунала: им была срыта до основания вся административная система, которая была учреждена Тюдорами и расширена Стюартами. Падение Звездной палаты лишило исполнительную власть всякой возможности действовать по произволу”.
   Судебные полномочия короны были резко ограничены. Суды королевской прерогативы были ликвидированы, юрисдикция Тайного совета была сокращена до минимума. Все уголовные и гражданские дела подлежали отныне ведению судов “общего права”, разбиравшими эти дела в установленном порядке судопроизводства. Судьи провозглашались несменяемыми и не зависимыми от короны. В интересах джентри и буржуазии летом 1641 г. была издана серия актов о неприкосновенности имущества подданных и о недопустимости взимания налогов, сборов и пошлин без согласия парламента. 16 ноября 1641 г. был издан Акт о свободе обсуждения вопросов в парламенте.
   Вместе с тем на первом этапе революции парламенту не удалось решить вопрос о переустройстве церкви, в частности о ликвидации епископата. Депутаты Долгого парламента отчетливо сознавали, что радикальная реформа церкви неизбежно повлекла бы за собой передел земельной собственности, а такая перспектива, разумеется, не входила в планы парламентского руководства. В результате обсуждения соответствующего билля (“О корне и ветвях”, 27 мая 1641 г.), вносящего лишь незначительные изменения в управление церковью, за него в палате общин было подано 139 голосов против 108 (всего в нижней палате было 511 депутатов); палата лордов этот билль отвергла. Тем не менее был достигнут важный практический результат — епископальное устройство англиканской церкви перестало существовать. Епископы были вынуждены оставить свои места в палате лордов, что существенно изменило соотношение сил в парламенте в пользу нижней палаты.
   Документом, подводящим итог первому этапу революции, явилась т. н. “Великаяремонстрация” (Grand Remonstrance), принятая 1 декабря 1641 г. По своему замыслу “Великая ремонстрация” должна была осуществить конституционное оформление проведенных в стране преобразований. Этот обширный документ, включающий 204 статьи, перечислял все злоупотребления королевской власти за последние 15 лет (в том числе в период беспарламентского правления). Главными противниками королевства, стремившимися подорвать его основные законы и традиционные принципы правления, в “Ремонстрации” названы идеологи католицизма, недостойные представители высшего клира англиканской церкви, недобросовестные королевские приближенные. В связи с этим королю рекомендовалось окончательно лишить епископов права заседать в парламенте, а из Тайного совета и других совещательных органов удалить тех, кто своими злоупотреблениями и пороками приносят ущерб “счастью, богатству, миру и безопасности” королевства и всех его подданных. Документ также формулировал некоторые положения, представлявшие особый интерес для добивающихся власти буржуазии и нового дворянства: так, в нем содержались статьи о свободе торговли и предпринимательства, об отказе от порочной практики выдачи королевских монополий, об упрочении позиций пресвитерианской церкви, о воспрещении назначения на государственные должности лиц, не пользующихся доверием парламента, о создании правительства, ответственного перед парламентом и др.
   В своем ответе на петицию парламента, приложенную к “Ремонстрации”, король отверг требование удалить епископов из парламента, сославшись на некие “фундаментальные законы королевства и конституции парламента”. Что же касается практики назначения королевских советников, то Карл I настаивал на том, что его право свободного выбора таких лиц не может быть подвернуто никакому парламентскому контролю.
   Обсуждение “Ремонстрации”, длившееся беспрерывно в течение 15 часов, выявило наличие серьезных разногласий в рядах парламентской оппозиции. И хотя этот документ характеризовался подчеркнутой умеренностью, стало очевидным, что как только речь заходила о переменах, выходящих за пределы непосредственной угрозы существования самого парламента, его депутаты демонстрировали полное отсутствие единства. При окончательном голосовании в палате общин “Ремонстрация” была одобрена с перевесом лишь в 11 голосов (за — 159, против — 148 депутатов); палатой лордов этот документ был отвергнут.
   В целом, итогом первого этапа революции явилось значительное ограничение королевской власти. Однако полной победы парламенту над королем достичь еще не удалось. Свое отступление перед парламентом король рассматривал как временный маневр, намереваясь в будущем, при благоприятном для него стечении обстоятельств, вернуться к абсолютистской форме правления.
   Гражданская война. Разумеется, сложившееся временное равновесие сил не могло быть сколько-нибудь продолжительным. Попытка Карла I осуществить физическую расправу над лидерами парламента окончилась провалом: когда, в нарушение старинной традиции, король во главе вооруженного отряда в 400 человек прибыл в парламент с целью ареста наиболее активных оппозиционеров (пяти коммонеров и одного пэра), последние укрылись под защитой мэра Лондона и горожан.
   В этих условиях в январе 1642 г. король оставил Лондон и отправился на север Англии, сплачивая вокруг себя своих сторонников {роялистов или кавалеров) из числа реакционных феодалов, офицерства, духовенства, а также части буржуазии, вовлеченной в торгово-предпринимательские мероприятия королевского двора. По всей стране происходило размежевание социальных и политических сил. Короля поддержали в основном северные и западные графства Англии, отсталые в экономическом отношении; промышленно-развитые регионы Юго-Востока и Центра стояли на стороне парламента. Часть членов палаты общин (175 человек — одна треть состава) и более половины палаты лордов (свыше 80 человек) вслед за королем также переместились в Оксфорд, образовав там роялистский парламент. В стране фактически сложились и функционировали две власти, каждая из которых осуществляла всю полноту законодательных и административных полномочий, но распространяла свою юрисдикцию лишь на часть государственной территории. Параллельно с королевским правительством еще с сентября 1641 г. функционировал Исполнительный комитет парламента, состоявший из 7 лордов и 48 коммонеров, — ему было поручено контролировать государственные финансы, управление Шотландией и Ирландией, осуществлять надзор за судебными учреждениями. Кроме этого головного комитета парламент создал целый ряд специализированных комитетов — по безопасности, по ассигнованиям, по секвестрам имущества роялистов и т. п. Следует подчеркнуть, что осуществление в этот период парламентом функций исполнительного органа означало полный разрыв с предшествующими многовековыми традициями, согласно которым вмешательство парламента в сферу исполнительной власти считалось принципиально невозможным. С целью разрешения данной правовой коллизии парламент принял 2 июня 1642 г. специальное постановление, согласно которому Тайный совет, рассматривавшийся тогда в качестве высшего органа исполнительной власти, должен был перейти под контроль парламента. С 1643 г. от имени парламента стала осуществляться и юстиция.
   Естественно, что реально сложившееся двоевластие не могло оказаться долговременным, вследствие чего открытое столкновение между двумя враждующими лагерями становилось неизбежным.
   В августе 1642 г. Карл I объявил войну парламенту. 28 сентября 1642 г. произошло первое сражение между королевскими и парламентскими войсками. На первых порах королевская армия, обладавшая навыками военного дела и лучше вооруженная, нанесла ряд поражений недостаточно организованному парламентскому ополчению. К тому же парламентское командование во главе с графом Р. Эссексом избегало энергичных действий, не стремилось к решительной победе над королем. В итоге к концу 1643 г. положение парламента стало критическим — три четверти территории страны было под контролем роялистов. Однако картина событий изменилась коренным образом после прихода к руководству парламентской армией О. Кромвеля и проведения по его инициативе радикальной военной реформы.
   Эта реформа, осуществленная на основании Ордонанса о новой модели, принятого 9—11 января 1645 г., ставила своей задачей повышение организованности и дисциплины парламентской армии. В качестве образца новой военной организации был взят кавалерийский полк (численностью около 2 тысяч всадников), сформированный О. Кромвелем за свой собственный счет; солдаты этого полка, названные “железнобокими”, отличались особой отвагой в бою, дисциплинированностью и религиозным воодушевлением. Согласно указанному Ордонансу, вместо милиционных ополчений отдельных графств, до этого не имевших организационного единства, отличавшихся слабой воинской дисциплиной и недостаточной боеспособностью, создавалась постоянная армия общей численностью 21,5 тыс. чел. (одну треть из них составляла кавалерия), находившаяся под единым командованием. Армия рекрутировалась на основе принудительного набора, но значительная часть личного состава вступила в армию добровольно. Первым главнокомандующим в январе 1645 г. по предложению О. Кромвеля был назначен 33-летний Т. Ферфакс, занимавший эту должность до своей отставки в 1650 г.; после отставки Т. Ферфакса должность главнокомандующего занял сам О. Кромвель. Большинство в армии составляли свободные держатели земель (фригольдеры) и ремесленники, получавшие твердое жалование из государственных средств.
   На основании принятого парламентом 3 апреля 1645 г. Акта о самоотречении, обязавшего всех членов парламента, состоявших на действительной военной или гражданской службе, в течение 40 дней выйти в отставку, была косвенно проведена чистка командного состава армии (исключение было сделано лишь для О. Кромвеля, который продолжал совмещать командную должность в армии и членство в парламенте). Поскольку замещение офицерских должностей отныне осуществлялось вне зависимости от происхождения, а лишь с учетом способностей, командный состав армии был значительно демократизирован (так, на должности полковников находились многие выходцы из народных низов: Т. Ренсборо — бывший корабельный шкипер, в конце жизни вице-адмирал флота, Т. Прайд — бывший извозчик, Д. Хьюсон — бывший сапожник, Д. Фокс — бывший котельщик, Т. Гаррисон — сын мясника и адвокатский клерк, и др.). Новое руководство армии уделяло значительное внимание политическому воспитанию рядового состава. Одновременно была резко усилена роль военно-полевых судов, строго каравших за малейшее нарушение воинской дисциплины. Под страхом смертной казни запрещалось мародерство в отношении местного населения. Отлучение военнослужащего из боевого лагеря без разрешения, нарушение порядка несения постовой или караульной службы, оставление своего поста, знамени или оружия также карались смертной казнью.
   Результаты столь радикальной военной реформы не замедлили сказаться. Королевская армия была разбита, и к марту 1646 г. первая гражданская война завершилась. Карл I попытался укрыться в Шотландии, но был задержан и выдан парламенту за 400 тыс. фунтов стерлингов.
   В ходе войны в составе оппозиционного лагеря пуритан окончательно обрисовались три основных политических течения, возникновение которых произошло еще в преддверии революции; после разгрома королевских армий эти течения пришли в столкновение между собою.
   Правое, наиболее консервативное, крыло революционного лагеря представляли т. н. пресвитериане, олицетворявшие интересы крупной торгово-промышленной буржуазии и верхов нового дворянства. Их программные политические требования не выходили за рамки ограничения королевского произвола: их политическим идеалом являлась конституционная монархия с сохранением за королем значительных прерогатив верховной власти. В плане религиозно-догматических требований пресвитериане выступали за строгое единообразие, упрощение и удешевление церковного культа, за ослабление влияния на церковь представителей светской власти. Они требовали замены епископов выборными старейшинами (пресвитерами — отсюда и наименование данного политического течения). Имея твердое большинство в составе Долгого парламента, пресвитериане осуществили ряд мероприятий, отвечавших их интересам. В 1643 г. было, наконец, отменено епископальное и введено пресвитерианское устройство церкви, предусматривавшее ее коллегиальное синодальное управление. Земельные владения церкви, а также сторонников королевской власти были конфискованы в пользу государства и пущены в распродажу по очень высоким ценам; всего состоялось свыше 2 тыс. продаж на сумму свыше 3,4 млн фунтов стерлингов. Естественно, что эти земли сконцентрировались в основном в руках джентри и буржуазии, тогда как крестьянству они оказались недоступными. Специальным парламентским актом 1646 г. все прежние феодальные рыцарские держания, находившиеся в вассальной зависимости от короля, превращались в свободные держания “на общем праве”, т. е. обращались в частную собственность старых и новых владельцев. Что же касается крестьян-копигольдеров, то они не становились собственниками своих держаний, но оставались в поземельной зависимости от лендлордов. Кроме того, пресвитерианский парламент подтвердил законность огораживаний крестьянских земель.
   Все это свидетельствовало о том, что аграрный вопрос был решен в интересах только двух социальных групп — буржуазии и нового дворянства, тогда как положение основного трудящегося населения деревни практически осталось без изменений. В целом феодальная форма земельной собственности не была уничтожена в пользу буржуазной собственности, так что многие элементы феодальных форм землепользования были сохранены.
   Достигнув реализации своих основных требований, пресвитериане взяли решительный курс на свертывание революции и поиск путей компромисса с королем на основе принципов предшествующих конституционных соглашений.
   На этом пути они встретили противодействие со стороны т. н. индепендентов (от англ. independents — независимые) — выразителей интересов средних слоев городской буржуазии, средних и мелких слоев джентри. Индепенденты контролировали армию — первоначально О. Кромвель являлся лидером именно этой объединенной группировки, до ее раскола в 1646 г. Среди требований индепендентов было установление конституционной монархии с ограниченной властью короля; они предполагали, овладев большинством в парламенте, установить свой контроль за всей системой государственных органов. В отличие от пресвитериан, они были сторонниками более энергичных способов ведения войны, достижения решительной победы над своими противниками, в результате которой будут уничтожены феодальные права крупных земельных собственников, привилегии торгово-финан-совой олигархии, “земные богатства” церкви. После овладения политической властью индепенденты предполагали проведение ряда реформ, гарантирующих признание и провозглашение неотъемлемых прав и свобод подданных (свобода слова, свобода совести и др.), установление некоторых политических (в т. ч. избирательных) и социальных прав населения — все эти права и свободы должны быть основаны на имущественном (в том числе земельном) цензе. Религиозная реформа, по мнению индепендентов, должна была заключаться в упразднении церковной централизации, обеспечении полной свободы вероисповедания; реформированная церковная организация должна представлять собой совокупность местных автономных и самоуправляемых религиозных общин (конгрегации), полностью не зависимых от светских властей.
   Занимая первоначально левые позиции по отношению к пресвитерианам, индепенденты с течением времени стали испытывать все возрастающее давление со стороны наиболее радикальных революционеров в своей среде. Эти радикальные группировки в 1647 г. откололись от дворянско-буржуазного большинства индепендентов, руководимого О. Кромвелем, и образовали самостоятельное общенациональное политическое течение левеллеров (от англ. levellers— уравнители). В трудах теоретиков левеллеровского движения (в первую очередь Дж. Лильберна) разрабатывалась идея народного суверенитета, построенная на принципах естественного права, — как известно, эта идея, по существу, впервые прозвучавшая в Англии, получила дальнейшее развитие за ее пределами и стала впоследствии идеологическим знаменем буржуазных революций в США и Франции. Отражая интересы мелких собственников (преимущественно городских ремесленников, мелких торговцев, частично крестьянских масс), левеллеры выработали программу широких буржуазно-демократических преобразований, направленных на полную ликвидацию феодального строя, уничтожение монархии, палаты лордов и вообще всех сословных привилегий, на установление в стране демократической республики с однопалатным парламентом, избираемым ежегодно на основе всеобщего мужского избирательного права (впрочем, после продолжительных дискуссий на своей конференции, состоявшейся осенью 1647 г., левеллеры исключили из числа избирателей рабочих и домашнюю прислугу). Программные требования левеллеров включали выборность чиновников и судей, неприкосновенность личности и имущества, свободу печати, свободу религиозных убеждений (за исключением католической веры). В труде Дж. Лильберна “Основные законы и вольности Англии” была предусмотрена коренная реформа судебной и всей правовой системы. Правоотношения в обществе должны были строиться на принципе равенства всех перед законом. Уголовное наказание должно находиться в строгом соответствии с характером и масштабом совершенного преступления; проводилась мысль о недопустимости придания уголовному закону обратной силы. Основополагающим принципом судопроизводства должен стать принцип законности; судебный процесс предполагалось сделать публичным, гласным, состязательным и непосредственным. Дж. Лильберном выдвигался, в частности, тезис о том, что присяжные должны являться не только судьями факта, но и судьями права: они обязаны не ограничиваться установлением виновности или невиновности подсудимых, но и должны быть наделены правом выносить приговоры и определять конкретные наказания на основании закона. В социально-экономической области левеллеры выступали за облегчение налогового бремени, отмену церковной десятины, возвращение крестьянским общинам земель, изъятых в результате “огораживаний”. Вместе с тем они были решительными противниками ликвидации частной собственности, в том числе полного уничтожения крупного землевладения. И сам Дж. Лильберн, и его сторонники открыто заявляли, что они являются сторонниками только политического, но отнюдь не всеобщего экономического равенства. Характерно, что в этой связи левеллеры категорически отказывались от наименования “уравнители”, которое было присвоено им их политическими противниками.
   Такая позиция левеллеров оттолкнула от них широкие слои городской и сельской бедноты, особенно малоземельных и безземельных крестьян, терявших свои земельные наделы в ходе аграрного переворота. Народные низы нашли выразителей своих требований в группировке т. н. диггеров (или “истинных левеллеров”), отмежевавшихся от общего течения левеллеров и выступавших с самостоятельными требованиями. Наиболее видные представители диггеров (Дж. Уинстенли, В. Эверард, В. Олвин и др.) выдвигали идеал “свободной республики”, где не должно быть места эксплуатации человека человеком, где должен господствовать общий труд, основанный на коллективной собственности. В сочинении Дж. Уинстенли “Закон свободы” нарисована картина “идеального” бесклассового общества, не знающего частной собственности, денежного обращения, торговых сделок, работы по найму. Все члены этого общества в возрасте до 40 лет обязаны трудиться, а результаты своего труда сдавать в общественные магазины для их последующего распределения между всеми нуждающимися. Подобные примитивные коммунистические идеалы, фактически означавшие уничтожение всех форм собственности (кроме семейной), резко контрастировали с той системой частнособственнических отношений, которая реально сложилась к этому времени в английском обществе. Поэтому идеология диггеров не могла стать основой сколько-нибудь массового общественного движения. Попытка диггеров осуществить коллективное возделывание общинных земель на холме Святого Георгия в 30 милях от Лондона в апреле 1649 г. была насильственно пресечена властями. Были подавлены и другие попытки захвата диггерами пустующих земель в ряде других районов Англии. Закончился неудачей и эксперимент Дж. Уинстенли по созданию коммуны диггеров в местечке Кобем (графство Суррей). Судебные преследования и репрессии, предпринятые против диггеров, подорвали это движение и вскоре свели его на нет (1650 г.).
   Когда в обстановке развернувшейся гражданской войны индепенденты начали решительную борьбу с пресвитерианами за овладение политической властью, они вынуждены были пойти на союз с левеллерами, учитывая значительное влияние последних на народные массы, в частности на армейские низы. Между сторонниками О. Кромвеля и Дж. Лильберна было подписано т. н. “Народное соглашение” (Agreement of the people) 1647 г., включавшее в себя целый ряд положений левеллеровской программы. В документе говорилось о том, что членство в парламенте должно основываться на справедливом представительстве от различных административно-территориальных единиц королевства (городов, местечек и графств). Выборы депутатов парламента должны производиться на основе всеобщего мужского избирательного права. Полномочия парламента должны определяться важнейшими потребностями подданных (право учреждения и упразднения судов, контроль над должностными лицами всех рангов, решение вопросов войны и мира). Предполагалось ограничить права парламента в конфессиональной сфере, а также его притязания на насильственное принуждение подданных к военной службе. Формулировался принцип равенства всех перед законом; запрещалось изъятие из общей юрисдикции под предлогами различий “в держании, собственности, пожаловании, звании или положении”. Целью законов провозглашались “благополучие и безопасность народа”.Значительно укрепив свое положение, индепендентское руководство армии 6 декабря 1648 г. предприняло чистку Долгого парламента от пресвитериан, которые не оставляли попыток вступить в компромисс с королем. Осуществленная полковником Т. Прайдом, эта чистка получила наименование Прайдова чистка (Pride's Purge); в ее результате из парламента было изгнано 143 депутата; 47 из них были арестованы. Поскольку среди оставшихся депутатов (около 100 человек; их стали именовать “парламентским охвостьем”) отныне стали преобладать сторонники О. Кромвеля, парламент превратился в послушное орудие в руках индепендентской верхушки.
   В течение 1648 г. произошла вторая гражданская война. На стороне короля выступили аристократические кланы Шотландии, командный состав флота, роялистские группировки графств Центральной Англии. Армия, руководимая О. Кромвелем, нанесла мятежникам решительное поражение. В декабре 1648 г. в парламент был внесен билль о суде над королем, обвиняемым в национальной измене.
   Период республики. Новый, 1649 г. знаменовал вступление революции во второй, высший этап ее развития. В кратчайший срок были приняты один за другим несколько важнейших актов, полностью перестроивших всю дореволюционную систему государственных органов. 4 января 1649 г. был принят закон о признании нижней палаты парламента (палаты общин) верховной властью в государстве, в том числе по отношению к палате лордов и королю. В законе говорилось, что “народ, ходящий под Богом, является источником всякой законной власти” и что акты, принятые палатой общин, приобретают силу закона даже в том случае, когда король или палата лордов не дадут на это своего согласия. Весьма показательными в этом документе являлись две принципиально важные идеи — во-первых, провозглашение народного суверенитета в качестве основы всякой власти; во-вторых, признание полномочий палаты общин законодательно не ограниченными.
   В том же январе 1649 г. был создан чрезвычайный верховный суд в составе 135 чел. для решения вопроса о судьбе короля. Кворум для правомочности заседаний суда был определен в 20 чел. (в дальнейшем на заседания суда являлось не менее 60 чел.; впрочем, 47 членов суда ни разу не участвовали в его заседаниях). Председателем суда был избран видный юрист Д. Бредшоу. После длительной ожесточенной борьбы мнений этот суд высказался за предание Карла I смертной казни (под приговором стояли 59 подписей членов суда). Приговор был оглашен 27 января 1649 г., казнь была осуществлена 30 января.
   Казнь короля явилась формально-юридическим закреплением уже сложившейся к тому времени республиканской государственной системы. 17 марта 1649 г. был принят парламентом Акт об отмене королевского звания, поскольку оно “бесполезно, тягостно и опасно для свободы, общественной безопасности и публичного интереса народа”. Так как мероприятия коммонеров вызывали обструкцию со стороны палаты лордов, не мирившейся с утратой своего верховенства в парламенте, О. Кромвель и его сторонники добились принятия билля о роспуске и ликвидации верхней палаты (19 марта 1649 г.). Этот шаг мотивировался мотивировался тем, “что продолжение существования палаты лордов бесполезно и опасно для английского народа”.
   21 марта 1649 г. парламент издал специальную декларацию, в которой обосновал произошедшие перемены в государственном устройстве страны. Эти перемены завершились принятием акта 19 мая 1649 г., согласно которому Англия официально провозглашалась “республикой и свободным государством” (Commonwealth and Free State), которое управляется “верховной властью английской нации, представителями народа в парламенте и теми, которых они назначат и определят в качестве подчиненных им должностных лиц и чиновников, ко благу народа и без какого бы то ни было короля и палаты лордов”.
   Ликвидация королевской власти и провозглашение республики вызвали необходимость создания нового органа высшего государственного управления. С этой целью еще в феврале 1649 г. был создан Государственный совет в составе 41 человека. Совет избирался на 1 год парламентом и нес перед ним ответственность. В первом составе Государственного совета из 41 его члена 31 человек являлись одновременно депутатами парламента. В течение первого месяца бессменным председателем Совета являлся О. Кромвель; впоследствии место председательствующего занял Д. Бред-шоу. Секретарем Совета был назначен выдающийся поэт и мыслитель Дж. Мильтон. В билле о создании Государственного совета было подчеркнуто, что его главные задачи состоят в том, чтобы противодействовать восстановлению монархии, осуществлять руководство и управление всеми вооруженными силами страны для отражения агрессии извне и подавления внутренних “смут и мятежей”, руководить внешней политикой, предпринимать меры для развития торговли, регулировать налоговую политику государства. Под контроль Государственного совета были поставлены специализированные правительственные комитеты, функционировавшие еще с периода 1642—1644 гг.
   1649 г. был высшей точкой в развитии революции. В результате осуществленных мероприятий власть в стране прочно взяли в свои руки буржуазия и новое дворянство. Не нуждаясь больше в поддержке народных масс, руководители индепендентской республики отказались от проведения в жизнь принципов “Народного соглашения” и пошли на примирение с пресвитерианами. Ответом на эту переориентацию было временное усиление левел-леровского движения. В мае и сентябре 1649 г. произошли солдатские восстания, инициированные наиболее радикальными руководителями левеллеров. Однако эти восстания были безжалостно подавлены кромвелевскими генералами, и на левеллеров обрушились репрессии со стороны индепендентских властей. В течение 50-х годов левеллеровское течение распалось на разрозненные группы и утратило свое прежнее политическое влияние.
   Покончив с внутренними “смутами и мятежами”, О. Кромвель смог обратить свое внимание на Ирландию, где с 1641 г. происходило национальное движение за независимость, шедшее под религиозными и роялистскими лозунгами. Направляясь в 1649 г. во главе 17-тысячной экспедиционной армии на подавление “ирландского мятежа”, О. Кромвель преследовал сразу несколько целей. Ирландскими богатствами — как землями, так и движимым имуществом — О. Кромвель намеревался рассчитаться с армией, уже давно не получавшей жалование. Попутно им ставилась цель разложения собственной армии, искоренения в ней революционного духа, превращения ее в послушное орудие в руках “новых хозяев” страны. Все эти цели были достигнуты. Акт об устроении Ирландии, принятый Долгим парламентом 12 августа 1652 г., санкционировал массовые изъятия земель из рук ирландского населения в пользу английских собственников. Согласно акту, участники восстания, отнесенные к 5-й категории “виновных”, подлежали смертной казни, к 6-й — к изгнанию, при этом их владения подлежали конфискации. 7-я категория (рядовые повстанческой армии, сложившие оружие) лишалась двух третей своих земель, 8-я (ирландцы, не участвовавшие в восстании, но и не проявившие “преданности” английскому государству) — теряла одну треть владений. Проведение в жизнь указанного закона сопровождалось широкой земельной спекуляцией, утверждением господства “новых” лендлордов и верхушки буржуазии. Руководство индепендентской республики во главе с О. Кромвелем превратилось в реакционную силу, главный интерес которой отныне состоял в прекращении революции, в надежном и прочном закреплении своего политического господства. Известное афористичное высказывание К. Маркса по этому поводу (“...английская республика при Кромвеле в сущности разбилась об Ирландию”) представляется вполне обоснованным.
   В 1650—1651 гг. два аналогичных карательных похода под командованием О. Кромвеля были совершены в Шотландию. Здесь кромвелевская армия действовала против войск, возглавляемых сыном казненного Карла I, будущим английским королем Карлом II. В двух сражениях при Денбаре и Вустере, состоявшихся в один и тот же день — 3 сентября, но с разницей в один год (соответственно — 1650 и 1651 гг.), роялисты потерпели полное поражение.
   Общим итогом карательных походов О. Кромвеля 1649— 1653 гг. явилась ликвидация национальной независимости Ирландии и Шотландии, упразднение их парламентов, включение их территорий в состав единого “свободного государства Англии, Шотландии и Ирландии”.
   Экономическая политика правительства республиканской Англии отвечала интересам капиталистического развития страны. Законом 1 августа 1650 г. (“Акт о поощрении и регулировании торговли и промышленности”) предполагалось создание Постоянного совета парламента, который имел целью равномерное распределение промышленности и торговли по всей территории страны. Проводилась мысль о том, что “управляемая надлежащим образом и регулярно руководимая торговля, как внутренняя, так и внешняя, чрезвычайно сильно способствует увеличению мощи, богатству, чести и процветанию нации”. Так называемый “Навигационный акт”, принятый 9 октября 1651 г., разрешал ввоз в страну иностранных товаров лишь на английских кораблях с английским экипажем, либо на кораблях той страны, в которой эти товары были произведены. Товары, ввезенные а Англию в нарушение этого акта, подлежали конфискации, причем одна половина их стоимости шла в пользу республики, а вторая — в пользу лица или лиц, которые захватили указанные товары и отстояли свое право на них в каком-либо суде. Направленный против Голландии, чье могущество в то время определялось посреднической торговлей и ролью всемирного “морского извозчика”, Навигационный акт породил трения между двумя странами, вылившиеся вскоре в войну (1652 г.), из которой Англия вышла победительницей. Были подписаны также выгодные для Англии торговые договоры со Швецией, Данией, Португалией. Английскую республику признали Испания, германские государства, швейцарские кантоны, Венеция, Генуя, даже извечный национальный противник — Франция. Один только русский царь Алексей Михайлович не признавал республику “цареубийц” — он порвал все отношения с Англией и изгнал из пределов России всех английских купцов.
   Период республики — первый и последний в истории Англии — оказался чрезвычайно кратковременным. Напуганные народными выступлениями, знаменующими назревание в стране очередной революционной ситуации, “новые хозяева” страны пошли на отказ от республиканских порядков и установление режима военной диктатуры (т. н. протектората). Этот жесткий режим, по замыслу “новых хозяев”, был призван, с одной стороны, оградить их от опасностей со стороны роялистов, а с другой — обеспечить эффективное подавление народного недовольства.
   Период протектората. Период протектората О. Кромвеля (1653—1658 гг.) составляет начало третьего, нисходящего этапа революции. Новый государственный строй был оформлен Конституцией 13 декабря 1653 г. (являющейся, кстати, первой и единственной в истории Англии писаной конституцией), известной под наименованием “Орудие управления” (The Instrument of Government; полное название — “Форма правления государством общего блага Англии, Шотландии и Ирландии и владениями, им принадлежащими”). Этот документ, состоявший из 42 статей, разрабатывался и утверждался не парламентом, а советом высших офицеров армии при активном участии самого О. Кромвеля.В соответствии со ст. I указанной Конституции высшая законодательная власть сосредоточивалась и пребывала в лице лорда-протектора республики Англии, Шотландии и Ирландии (им являлся О. Кромвель) и народе, представленном в однопалатном парламенте. Высшая исполнительная, административная и судебная власть принадлежала опять-таки совместно тому же лорду-протектору и Государственному совету численностью от 13 до 21 человека, избираемому парламентом пожизненно. Формирование Государственного совета происходило при активном участии лорда-протектора (ст. XXV); в первый состав Совета вошли 15 человек — 7 военных и 8 штатских лиц. Все они поименно были перечислены в тексте Конституции.
   Помимо власти, которую лорд-протектор делил с парламентом и Государственным советом, сам лорд-протектор обладал собственными практически не ограниченными полномочиями в сфере управления. Лорд-протектор осуществлял главнокомандование вооруженными силами (войсками и милицией) с согласия парламента, а в период парламентских каникул — с согласия и по решению Государственного совета. Он руководил иностранной политикой, осуществлял подписание международных договоров (с согласия большинства Государственного совета), объявлял войну и заключал мир. В компетенцию лорда-протектора входило также назначение на высшие должности (с согласия парламента или Совета), присвоение почетных титулов и званий, осуществление помилования преступников (кроме убийц и государственных изменников).
   Как видим, лорд-протектор являлся центральной фигурой в системе государственных органов, основным стержнем всей политической системы. На свой пост лорд-протектор избирался Государственным советом; в ст. XXXIII было специально подчеркнуто, что О. Кромвель получил этот пост пожизненно.
   Парламент, в котором были представлены 400 депутатов от Англии, Уэльса и Джерси и по 30 депутатов от Шотландии и Ирландии, избирался на 3 года на основе высокого имущественного ценза (200 фунтов стерлингов — в 100 раз выше дореволюционного); при этом две трети мест в парламенте отдавались графствам и одна треть — городам. Кандидат в депутаты парламента должен был отличаться своей честностью, богобоязненностью и благочинием; возрастной ценз определялся в 21 год. Избирательных прав навсегда лишались католики и лица, замешанные в ирландском восстании; лица же, выступавшие в войне на стороне Стюартов, лишались избирательных прав на срок действия трех ближайших парламентов.
   Согласно Конституции, парламент формально наделялся высшей властью в законодательной и финансовой сферах — без его согласия не могли изменяться, приостанавливаться или отменяться законы, устанавливаться налоги и подати. Вместе с тем определялись рычаги воздействия на парламент со стороны лорда-протектора: последнему принадлежало право созыва чрезвычайных сессий парламента, право отлагательного вето на его решения и т. д. Весьма показательным являлся следующий штрих.
   Поскольку главной опорой режима протектората была армия, в “Орудии управления” (ст. XXVII) устанавливался ежегодный налог в 200 тыс. фунтов стерлингов, необходимый для содержания 10 тыс. кавалерии, 20 тыс. пехоты и необходимого количества кораблей флота. К этой сумме добавлялись дополнительные средства на отправление правосудия и иные издержки правительства. Все эти средства, одобренные лордом-протектором и Государственным советом, не подлежали парламентскому контролю, не могли быть отменены или уменьшены. Это дает основания утверждать, что финансовые права лорда-протектора не уступали прерогативам абсолютных монархов. Анализируемая статья кромве-левской конституции фактически отбрасывала весь многовековой опыт предшествующей борьбы либеральной английской общественности с королевской властью за право парламента реально контролировать налоговую систему.
   Однако даже такое вполне управляемое представительное учреждение, которое было провозглашено по конституции 1653 г., не всегда устраивало О. Кромвеля. Избранный в 1654 г. парламент был почти сразу же (в январе 1655 г.) разогнан и не созывался в течение 20 месяцев. Па протяжении этого срока правление страной осуществлялось лордом-протектором при опоре на Государственный совет. Политический режим Англии приобрел ярко выраженную, уже ничем не закамуфлированную форму военной диктатуры.
   Система центральных государственных органов дополнялась особым способом управления на местах. Летом 1655 г. территория Англии и Уэльса была разделена на 11 (по другим данным — на 17) военно-административных округов во главе с генерал-майорами, своего рода протекторами в миниатюре, ответственными лично перед лордом-протектором и облеченными всей полнотой военной, административной, фискальной и полицейской власти в пределах вверенной им территориальной единицы. На должности генерал-майоров были назначены армейские командиры в звании генералов, полковников и майоров. Как можно убедиться, принцип военной диктатуры в период протектората был осуществлен последовательно и до конца не только в центре, но и на местах. Даже личная жизнь граждан была поставлена под надзор и контроль. Осуществлялась строгая цензура всех печатных изданий, многие независимые газеты были закрыты. Тюрьмы были переполнены противниками нового режима. И хотя решением парламента в октябре 1656 г. институт генерал-майоров на местах был упразднен, это не поколебало основополагающих принципов военно-диктаторского режима кромвелевского протектората.
   “Орудие управления”, этот конституционный документ, отразивший интересы “новых хозяев” страны, должен был, по их замыслу, сочетать три основополагающих принципа, воплощавшихся в системе высших государственных органов: монархический (единоличный и полноправный лорд-протектор), аристократический (пожизненный Государственный совет) и демократический (выборный парламент). Но поскольку деятельность трех верховных органов не была четко скоординирована, период протектората явился временем ожесточенной борьбы двух политических тенденций — монархической и республиканской, причем первая из них постоянно усиливалась, а вторая жесточайшим образом подавлялась.
   Выборы в парламент 1656 г. прошли под сильным давлением со стороны лорда-протектора и Государственного совета: тщательно просмотрев списки депутатов, они отменили избрание около 100 человек. Летом 1657 г. этот “отфильтрованный” парламент 123 голосами против 63 принял документ под названием “Покорнейшее прошение и совет”, в котором предложил лорду-протектору принять королевский титул, с тем чтобы упрочить новый порядок общественно-политических отношений и навсегда исключить из престолонаследия династию Стюартов. После длительных колебаний О. Кромвель все же отклонил это предложение, учитывая негативное отношение армейского руководства: ряд генералов заявили, что в случае коронации О. Кромвеля они подадут в отставку. В конце концов дело закончилось компромиссом: лорду-протектору было предоставлено право назначить преемника на свою формально-республиканскую должность. Одновременно было принято решение о восстановлении верхней палаты парламента в составе 63 человек, среди которых большинство составляли “новые” лорды (в т. ч. два сына и пять родственников О. Кромвеля, многие генералы и полковники его армии).
   Реставрация монархии. После смерти О. Кромвеля, последовавшей 3 сентября 1658 года, сторонники восстановления монархии добились решающего перевеса. Формально власть перешла в руки нового лорда-протектора — сына О. Кромвеля, 32-летнего Ричарда, которого отец назначил преемником буквально накануне своей смерти. Однако слабохарактерный и недалекий Ричард Кромвель не пользовался ни авторитетом, ни влиянием в обществе и потому стал игрушкой в руках генералитета. В мае 1659 г. после пятимесячного правления он был вынужден отречься от звания лорда-протектора и эмигрировать за границу (где и прожил еще более полувека — до 1712 г.). В условиях глубокого кризиса режима протектората и угрозы анархии буржуазия и джентри решили пойти на компромисс с земельной аристократией, и удобным прикрытием этого классового союза могла бы послужить реставрированная королевская власть. Учитывалось и то обстоятельство, что восстановление королевской власти способствовало бы окончательному выходу Англии из состояния международной изоляции, в котором она оказалась после 1649 года. Правящие круги Англии решили сыграть и на монархических иллюзиях подавляющей массы трудящегося населения страны — темной, неграмотной, забитой, скептически относившейся к “выскочкам”, овладевшим в годы революции кормилом государственной власти и вовсе не собиравшимся удовлетворять даже самые животрепещущие чаяния народа.
   В обстановке всеобщей политической нестабильности генерал Дж. Монк, в прошлом один из самых доверенных офицеров О. Кромвеля, во главе с верными ему шотландскими войсками в декабре 1659 г. вступил в Лондон и подготовил условия для реставрации монархии. Специально созванный парламентский конвент, в состав которого вошли и лорды, 25 апреля 1660 г. принял постановление “Об образе правления Английского королевства”, которым был уничтожен республиканский строй и парламентское единовластие. В постановлении было сказано: “По древним основным законам королевства власть в нем принадлежит и должна принадлежать королю, лордам и общинам”. С 8 мая 1660 г. новым королем Англии стал Карл II, сын казненного в годы революции Карла I. Срок действия королевских прерогатив Карла II отсчитывался со дня гибели его отца. Решаясь на реставрацию монархии, “новые хозяева” страны, разумеется, не имели в виду возврата к абсолютистскому режиму: они рассчитывали поставить короля под надежный парламентский контроль, не допустить изъятия из их рук реальной политической власти, которой они овладели в годы “великого мятежа”.
   Таким образом, 1660 год был годом окончания Английской буржуазной революции. Важнейшим ее итогом можно считать радикальные изменения в области экономических отношений — прежде всего с точки зрения форм собственности. Что же касается политической стороны дела, то, как уже было указано ранее, революция осталась незавершенной (дополнительный материал на этот счет будет изложен в следующем разделе).

 
< Пред.   След. >