YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Государство и право Нового времени (XVII—XIX вв.) (В.В. Кучма) arrow IV. ГЕРМАНИЯ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.
IV. ГЕРМАНИЯ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.

IV. ГЕРМАНИЯ В КОНЦЕ XIX - НАЧАЛЕ XX в.

   После достигнутого в 1871 г. объединения экономика Германии вступила в период бурного хозяйственного прогресса. Режим “вооруженного мира”, навязанный Германией самой себе и всей Европе, не только не препятствовал промышленному и торговому развитию новой империи, но, напротив, являлся его стимулом. За первое десятилетие выплавка чугуна удвоилась, производство стали выросло в 3,5 раза. По темпам промышленного роста все остальные европейские державы по сравнению с Германией остались далеко позади. Если в 70-е гг. Германия занимала четвертое место в мире по уровню экономического развития, то через два десятилетия она уступала лишь США и конкурировала за второе место с Великобританией, а к началу XX в. превзошла и английский уровень. Используя технический опыт других стран, империя строила свою экономику на самой современной научно-технической основе, используя новейшие достижения науки и техники. Развивались самые передовые отрасли промышленности, в том числе химическая и электротехническая. Особое значение для развития тяжелой промышленности имели военные заказы. Осуществлялось грандиозное железнодорожное строительство. Число рабочих, занятых в промышленности, к концу XIX в. превысило 11 млн человек. Упрочилась финансовая база империи, чему благоприятствовало получение 5-миллиардной контрибуции с побежденной Франции. С июля 1873 г. единой денежной единицей империи стала золотая марка; действовал единый Имперский банк, созданный в марте 1875 г. на основе бывшего банка Пруссии.
   Характерной особенностью социально-политической структуры объединенной Германии было то, что буржуазия не обладала здесь безраздельным политическим господством, а делила власть с помещичьим классом — юнкерством; последнее переживало медленную эволюцию приспособления феодального сельскохозяйственного производства к потребностям капиталистического развития. Наряду с крупными юнкерскими хозяйствами, занимавшими свыше 100 га земли, сохранялось около 3 млн мелких крестьянских хозяйств, владения которых не превышали 2 га. Согласно данным переписи 1882 г. 4,5 млн крестьян имели в 3 раза меньше земли, чем 700 тыс. помещиков и кулаков.
   В структуре общества происходило интенсивное формирование новых социальных слоев, выразителями интересов которых являлись политические партии. Первый специальный закон о политических партиях был издан в 1869 г. Первой оформленной политической организацией общегерманского масштаба стала Немецкая консервативная партия, реорганизованная в 1876 г. из Консервативной партии Пруссии. Опиравшаяся на крупное юнкерство, генералитет, высшее духовенство, чиновничество и зажиточное крестьянство, эта партия стояла на защите традиционного правопорядка (“исторически данных основ”) и являлась главным оплотом германского милитаризма. Партия свободных консерваторов защищала интересы крупных помещиков, придерживавшихся капиталистических методов ведения хозяйства, а также промышленных магнатов и финансовой олигархии. Национал-либеральная партия выражала интересы шовинистически настроенных кругов крупной буржуазии, стремившейся к внешнеполитической экспансии и колониальным захватам. Партия центра строила свое членство по принципу конфессиональной принадлежности: она объединяла в своих рядах верующих-католиков Западной и Южной Германии, Эльзаса и Лотарингии, первоначально стремившихся противостоять протестантской идеологии чиновников центральных правительственных учреждений; на рубеже XIX и XX столетий Партия центра перешла к поддержке политического курса германского империализма.
   Германский рабочий класс в 1875 г. создал единую Социалистическую рабочую партию Германии (СРПГ), которая с 1890 г. получила наименование Социал-демократической партии Германии (СДПГ) и вскоре превратилась в самую влиятельную из всех европейских социалистических организаций. Программа партии предусматривала осуществление социалистических преобразований для достижения конечной цели “освобождения рабочего класса” с использованием методов парламентской борьбы и других форм конституционализма. В 1871 г. социал-демократы уже имели в рейхстаге одно депутатское место (А. Бебель). На выборах в рейхстаг 1877 г. СДПГ получила поддержку 493 тыс. избирателей и завоевала 12 депутатских мандатов.
   Ответом со стороны правительства на широкое распространение социалистической идеологии стало принятие ряда репрессивных мер. Обвинив социал-демократов в подстрекательстве народа к бунту, мятежам и насилию (приписав им, в частности, вину за два покушения на кайзера Вильгельма I), О. Бисмарк смог провести через рейхстаг “Закон против общественно опасных стремлений социал-демократов”, который вступил в силу 21 октября 1878 г. и затем продлевался рейхстагом через каждые три года. Ставший известным под наименованием “Исключительного закона”, он предусматривал уголовную и административную ответственность (в виде штрафов, тюремного заключения, запретов заниматься определенными видами деятельности и т. п.) за участие в работе социал-демократических организаций, за распространение их идей в печатной или устной форме. Полиция и местные власти получили право объявлять “малое осадное положение” и на этом основании высылать из данной местности лиц, представлявших общественную опасность. Случаи введения “малого осадного положения” имели место в Берлине (1878 г.), Гамбурге (1880 г.), Лейпциге (1881 г.), Франкфурте (1886 г.), Штеттине (1887 г. )и ряде других городов. За 12 лет действия закона репрессиям подверглись не только социал-демократические, но и все другие рабочие организации, вплоть до спортивных союзов и кассов взаимопомощи. Всего были распущены 332 организации, арестовано 1500 и выслано 900 их членов, запрещено около 1300 печатных изданий (в том числе 232 периодических и 1067 непериодических).
   Однако цели закона достигнуты не были. Уйдя в подполье, СДПГ не только восстановила свои организации, но и усилила их влияние на массы. Фракция СДПГ в рейхстаге продолжала действовать. Роль Центрального Комитета СДПГ играл комитет помощи, созданный в г. Лейпциге. По всей стране создавались подпольные партийные организации, функционировали подпольные типографии. Под влиянием социал-демократов активизировалась роль профсоюзов, численность которых к концу 80-х гг. превысила 120 тыс. чел. На выборах 1884 г. СДПГ получила 540 тыс. голосов избирателей, а на выборах 1890 г. — почти 1,5 млн голосов и провела в рейхстаг 35 депутатов. “Исключительный закон” в 1890 г. не был продлен рейхстагом и потому утратил силу; этот факт явился одной из главных причин отставки Бисмарка. На выборах 1898 г. СДПГ получила уже около трети всех голосов избирателей и 56 мест в рейхстаге. Выступая самым решительным борцом за законодательство в духе общественной справедливости, улучшение условий труда, демократизацию избирательной системы, СДПГ постоянно расширяла свою социальную базу, вовлекая в свои ряды не только рабочих, но и представителей других слоев населения. Количество членов СДПГ к 1914 г. достигло 1 млн человек. Ориентированные на социал-демократию профсоюзные организации насчитывали до 2,5 млн членов. На выборах 1912 г. СДПГ получила поддержку 4,5 млн избирателей. Перед Первой мировой войной фракция социал-демократов в рейхстаге являлась самой многочисленной и составляла 111 депутатов.
   Внешняя политика Германской империи была проникнута духом экспансионизма. Объединенная Германия вышла на международную арену тогда, когда уже сложились мощные колониальные империи, и “свободных” территорий оставалось очень мало. Тем не менее Германия сумела овладеть некоторыми колониями в юго-западной и восточной частях Африки (Того, Камерун), рядом островов (Гвинея, Маршальские, Соломоновы) в Тихом океане. В апреле 1898 г. Германия навязала неравноправный договор китайскому правительству; согласно условиям договора в бухте Цзяо-Чжоу размещалась германская военно-морская база. Получив от турецкого султана концессию на строительство Багдадской железной дороги, германское правительство поставило своей целью “экономическое освоение” малоазийского региона с перспективой выхода к Персидскому заливу. Однако в целом “крохи от колониального пирога” Германию явно не удовлетворяли, и поэтому главным внешнеполитическим требованием империи стал призыв к переделу уже поделенного мира.
   Экспансионистские претензии Германии подкреплялись укреплением военной машины империи, основу которой составили милитаристские структуры Пруссии. По закону об изменении воинской повинности, принятому 11 февраля 1888 г., произошла реорганизация армии. Все военнообязанные мужчины в течение 7 лет (как правило, с 20 до 28 лет) принадлежали к постоянному войску. Первые три года они состояли на действительной военной службе, а следующие четыре года числились в резерве. В течение дальнейших пяти лет они состояли в запасе второй очереди (ландвере) первого и второго призывов, до 31 марта того календарного года, когда им исполнялось 39 лет. Все военнообязанные в возрасте от 17 до 45 лет, которые не принадлежали ни к сухопутным войскам, ни к флоту, зачислялись в ополчение (ландштурм). В случае войны ландштурм указом императора призывался к защите отечества; он привлекался к пополнению сухопутного войска и флота, причем на всех ландштурмистов распространялось действие военно-уголовных законов и дисциплинарного устава. Таким путем достигалось создание мощных людских резервов вооруженных сил, повышались их мобилизационные возможности. В 1912 г. военный совет при кайзере постановил в течении 1,5 лет довести численность армии до 800 тыс. чел.; в списках ландвера в это время числилось до 5 млн чел.
   Еще в 1898 г. вступила в силу программа по созданию мощного военно-морского флота. Разработанная адмиралом А. Тирпи-цем и принятая рейхстагом, она была рассчитана на 20 лет. Если в конце XIX в. германский флот занимал лишь пятое место в Европе и был предназначен только для охраны побережья, то конечная цель принятых двух морских законов 1898 и 1900 гг. состояла в том, чтобы положить конец британскому владычеству на морях. Основная ставка была сделана на строительство сверхтяжелых линейных кораблей (дредноутов), несущих мощное артиллерийское вооружение. Согласно принятому в 1912 г. дополнению к закону о флоте количество крупных боевых кораблей возрастало на 60 %. Опираясь на самую передовую индустрию, располагая прочной финансовой базой и значительными людскими ресурсами, к началу XX в. Германия стала самой сильной в военном отношении державой Европы.
   Параллельно с укреплением вооруженных сил происходило и совершенствование полицейской системы. Полиция находилась в ведении правительств земель и имела отраслевую специализацию (административная, судебная, общая служба безопасности). Координацию полицейской деятельности в масштабе всей страны осуществлял имперский статс-секретарь внутренних дел. Особый статус имела полиция Берлина, возглавляемая полицай-президентом. Широчайшие полномочия полицейских служб уходили своими корнями в традиции прусского полицейского абсолютизма.
   Определенная либерализация политического режима, произошедшая в стране после отставки Бисмарка, оказалась кратковременной. Вступление Германии в Первую мировую войну привело к складыванию в стране режима военной диктатуры, оформленного введением в действие чрезвычайного военного законодательства. Закон о чрезвычайных полномочиях правительства, принятый в 1914 г., имел своей целью перевод всей германской экономики на военные рельсы. В 1916 г. в стране была окончательно установлена военная диктатура, олицетворяемая начальником Генерального штаба генерал-фельдмаршалом П. Гинденбургом и его заместителем генералом Э. Людендорфом. Острейший политический кризис, вызванный военными неудачами, явился одной из причин Ноябрьской революции 1918 г., в ходе которой империя Гогенцоллернов потерпела окончательный крах.

 
< Пред.   След. >