YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История мировой экономики (Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой) arrow 12.2. Эпоха расцвета феодализма (XI - конец XV вв.)
12.2. Эпоха расцвета феодализма (XI - конец XV вв.)

12.2. Эпоха расцвета феодализма (XI - конец XV вв.)

   Феодальная иерархия. “Порядок щитов”
   К концу XI — началу XII вв. немецкая деревня стала в целом феодальной. Население разделилось на свободных и феодально зависимых или крепостных крестьян. Свободные, в свою очередь, делились на две ограниченные сословные группы: на свободных “благородного” происхождения господ и на свободных, но “неблагородных лиц шеффенского сословия”.
   К первой сословной группе относились духовные и светские князья, графы, рыцари, т.е. крупные феодальные земельные собственники. Вторую сословную группу составляли свободные землевладельцы — шеффены, чиншевики*, ландзассы (поселенцы), свободные от всяких крестьянских повинностей или платившие так называемый свободный чинш** и судебный налог и именуемые лицами шеффенского сословия, так как были подсудны шеффенскому суду, а также обязывались и допускались к исполнению функций присяжных заседателей. Отсюда и название: Die Schoffen — присяжные.
--------------------------------------------------
   * Чиншевик — свободные оброчные держатели в юго-западной Германии в XIII в.
   ** Чинш — денежная, реже натуральная, фиксированная рента в пользу сеньора.
    
   Сложившаяся в предыдущий период феодальная иерархия к началу XIII в. получила официальное закрепление в “порядке щитов”. Всего было установлено семь военных щитов, указывавших ранг (место), к которому относилось данное лицо в системе феодальной иерархии. Обладатели первых шести щитов пользовались ленным правом и имели право владеть леном*.
--------------------------------------------------
   * Лен (феод) — частное землевладение, свободно отчуждаемое и наследуемое.
    
   Возглавлял феодальную лестницу король (император), считавшийся сюзереном, обладателем верховных державных прав, “судьей над земельной собственностью и леном, и над жизнью каждого”. Прямыми вассалами короля являлись князья — “непосредственные чины империи”, имевшие своих вассалов. Королю принадлежал щит первого ранга. Щит второго ранга принадлежал духовным князьям — епископам, аббатам и аббатиссам, третьего — светским князьям, если они становились вассалами епископов, четвертого — графам, пятого — рыцарям, шестого — субвассалам рыцарей. В пятый ранг “Саксонское зерцало”* включало “лиц, могущих быть шеффенами”. Седьмой щит принадлежал “свободным людям, рожденным в браке”, и ленного права не давал. Щит снижался на одну ступень, если феодал, как это часто бывало со светскими князьями, становился вассалом равного себе по чину лица.
--------------------------------------------------
   * “Саксонское зерцало” — сборник германского права. Составлен в 1221—1225 гг.
    
   Лены и ленное право
   Лены различались по рангу и назначению. В лен могли отдаваться не только земли, но и сан, должности, взимание десятины, пошлин, чеканка монеты и т.д. Имелись лены имперские, церковные, судебные, городские. В число имперских входили и церковные — “скипетроносные” и “знаменные” лены, передаваемые светским князьям, должностные, чеканка монеты и др. Наряду с ленами, находящимися во владении “благородных” феодалов, существовала категория “неблагородных ленов” — лены сельских старост и даже “крестьянские лены”, держание которых было связано с определенными повинностями. Вместе с тем леном признавалось лишь то, что феодал получал в качестве вассала. Феодал мог наделить своего служивого человека (министериала) именем, но такая сделка, разъясняет “Саксонское зерцало”, совершалась не по ленному, а по домениальному (земскому) праву, так как являлась передачей служебной.
   Ленная система в Германии сложилась в полной мере и стала государственной системой земельных отношений уже в XII в. В наследственные лены превратились графства. Даже многие аллоидальные владения территориальных князей и графов стали ленами. Сохранившиеся еще у крупных территориальных владельцев аллоидальные земли инкорпорировались (присоединялись) в ленную систему, сохранив лишь свой юридический титул владения. Феодальное землевладение приняло характер ленной системы, сформировалось ленное законодательство.
   Ленное право регулировало вес стороны отношений собственников и держателей ленов, организации сельскохозяйственных работ на ленных территориях, определяло устройство общественной жизни страны. Особенно тщательно ленное право разграничивало, что и в какие сроки надлежало получать собственникам и держателям лена.
   Некоторое ослабление крепостничества
   Середина XIII в. стала временем решительного поворота к лучшему в жизни немецкого народа, особенно в положении крестьянства. Значительные массы крестьянства получили личную свободу либо в связи с крестовыми походами, либо откупившись от господина. Некоторые феодалы, уходя в поход, отпускали своих крестьян на свободу; сотни дворянских родов исчезли, а их крестьяне добились свободы. Но главная причина ослабления крепостничества до уровня простой зависимости диктовалась необходимостью освоения целинных земель, а при старых способах обработки увеличить доходы феодала можно было лишь на основе полюбовного соглашения с собственными крестьянами и пришлыми колонистами. В восточной части Германии, в захваченных за Лабой славянских землях, немецкие крестьяне-переселенцы были освобождены от барщины и платежей на ряд лет, пользовались льготами и привилегиями. Иначе нельзя было привлечь на восток рабочие руки. В этих условиях феодалам пришлось дать личную свободу зависимым крестьянам всей Северной Германии. В Саксонии и соседних северо-западных областях с XIII в. создавалось мелковотчинное феодальное хозяйство, развивалась майерская (майер — управляющий) аренда.
   Города
   Лишь немногие города Германии были римского происхождения. Огромное большинство немецких городов возникло в XI - XIII вв.
   В XII в. в Германии насчитывались сотни городов, а в XIII— XIV вв. возникло около 700 новых городов. Средним считался город с населением 10—15 тыс., крупным — 25 — 35 тыс., мелким — 1 — 5 тыс.
   Первоначально население городов составляли крепостные, бежавшие от своих господ. Они принесли в города начала маркового строя и древнего народоправства в виде городского веча (бурдига). Но город стоял на земле духовного или светского сеньора, который осуществлял в нем правосудие, взимал поборы, требовал от горожан явки в поход. Постепенно власть сеньора подавила народные собрания.

Торговая контора в Аугсбурге 

Торговая контора в Аугсбурге

   Горожане боролись за сокращение феодальных поборов, торговые привилегии, право на городское самоуправление. Эта борьба горожан проходила в форме коммунальных революций. Нередко города опирались на поддержку императоров, заинтересованных в ослаблении сеньоров и понимавших роль и значение города как источника финансовых и человеческих ресурсов. К началу XIV в. большинство городов добилось независимости от сеньоров, но власть оказалась в руках городской аристократии — крупных купцов, домовладельцев, ростовщиков и землевладельцев, так называемых аусбюргеров. В XV в. этот верхушечный слой города стал называться патрициатом.
   Цехи
   Основой жизни города было товарное производство — ремесло и продажа изделий. Как и везде в феодальной Европе, формой организации ремесленного производства был цех. Первые дошедшие до нас уставы немецких цехов относятся к XIV — XV вв., хотя цехи возникли значительно раньше, в XI—XII вв. В ремесленных мастерских было занято два-четыре человека, считая и мастера. Исключение составляли более многочисленные строительные организации. Уставы регламентировали отношения мастеров, подмастерьев и учеников, сроки и условия ученичества; определяли количество, объем и качество производимой продукции, ее внешний вид, упаковку и т.д. Одновременно цехи выполняли функции касс взаимопомощи, заботились о вдовах и сиротах, несли охранную и пожарную службу, защищали стены родного города, активно участвовали в религиозной жизни.

Печать цеха пекарей 

Печать цеха пекарей

   Многие владельцы мастерских были кустарями и работали на мастера-предпринимателя, снабжавшего их сырьем и обеспечивавшего сбыт готовой продукции. В текстильном (шерстоткацком) и металлическом производствах нередко к работе подключали сельских и иногородних кустарей.
   Таким образом, в XIV—XV вв. в немецких городах появились децентрализованные мануфактуры, хотя мастер-предприниматель по крайней мере на первых порах еще активно участвовал в производстве.
   Документы свидетельствуют о происходящей дифференциации городского, в том числе ремесленного населения. Имелись цехи богатые и бедные, цехи, пользующиеся уважением, и цехи “презренные”. Особенно незавидным было положение многочисленных подмастерьев и учеников, составляющих 55 — 60% городского населения. В конце XV в. 65% ремесленников крупных городов уплачивали налоги по двум самым низким ставкам. В то же время уже в середине XIV в. менее 6% городских налогоплательщиков уплачивали поимущественно-подоходный налог более чем с половины общей оценки имущества, что свидетельствовало о высокой концентрации собственности.
   В XIII—XV вв. во многих городах (Кёльне, Вормсе, Улъме, Гамбурге и др.) происходили цеховые восстания — цеховые революции против патрициата. Но лишь в редких случаях (Кёльн, 1396) цехам удавалось захватить магистрат. Иногда цехи вынуждали патрициат разделить власть с цеховой верхушкой. Низшие слои города (плебейство) нередко активно поддерживали цеховые восстания, но никогда не получали власти и не добивались хлеба и права.
   В конце XIV — начале XV вв. возникает категория “вечных подмастерьев” — одна из составных частей формировавшегося предпролетариата. Защищая свои экономические права, подмастерья создавали тайные братства, проводили забастовки в масштабах цеха, города или нескольких городов. Подмастерьев секли плетьми, клеймили, бросали в тюрьмы, увечили. Мастера применяли локауты*, систему “черных списков”.
--------------------------------------------------
   * Локаут (от англ, запирать дверь) — одна из форм борьбы предпринимателей против ремесленников, рабочих — закрытия предприятий с целью получения согласия рабочих на худшие условия.
    
   Союзы городов. Ганза
   В смутную эпоху междуцарствия и “кулачного права” для защиты жизни и имущества создаются союзы городов. В 1254 г. возник Рейнский союз городов (Майнц, Вормс, Оппенгейм и др.). Через два года он объединил до 100 городов и более 30 князей, но внутренние противоречия вскоре привели к распаду союза. Он возродится вновь почти через сто лет вопреки “Золотой булле”*, которая запретила городам объединяться в союзы, и в 1381 г. сольется с возникшим в 1376 г. Швабским союзом городов. Швабско-Рейнский союз, созданный для борьбы с налоговыми притеснениями во времена Карла IV, объединил свыше 80 немецких и швейцарских городов. Против объединения городов выступили рыцарские союзы и поддерживающие их князья во главе с императором. В 1388 г. Швабско-Рейнский союз городов потерпел военное поражение у Вормса и распался.
--------------------------------------------------
   * “Золотая булла” 1356 г. — принята имперским сеймом, утверждена императором Карлом IV. Способствовала политической раздробленности Германии.
    
   Одновременно с городскими союзами в Южной Германии складывались союзы по защите торговли в Северной Германии. В состав союза северных городов входило более 90 городских общин. Это была знаменитая Великая немецкая Ганза (первоначальное значение готского слова “ганза” — толпа, впоследствии — союз купцов за границей). Официальное наименование Ганзы — “Der gemeine deutsche Kauffmann”, т.е. “Общенемецкое купечество”.

Ганзейская печать Грейфсвальда, получившего статус города в 1250 г. 

Ганзейская печать Грейфсвальда, получившего статус города в 1250 г.

   Возникновение союза относится к XIII в., когда группы купцов из северонемецких городов создали Лондонскую Ганзу, ведущим городом которой был Кёльн. Уничтожение немецкими феодалами независимости полабских и поморских славян и татаро-монгольское нашествие разрушили торговлю Русских земель. Возникшую брешь и заполнила Великая немецкая Ганза, воспользовавшись ослаблением славянской заморской торговли. Организационно-политическое оформление союза состоялось в середине XIV в. В состав Ганзы входили города, расположенные на побережьях Северного и Балтийского морей, и ряд городов на реках, впадающих в эти моря. В период могущества Ганзы в нее входили некоторые нидерландские города. Ядром Ганзы были Гамбург, Любек и Бремен. Ганза имела конторы в Лондоне, Бергене, Новгороде, Пскове, Полоцке и многих других городах.
   Торговля Ганзы была посреднической: из славянских и скандинавских стран в Западную Европу вывозились сельскохозяйственное сырье, лес, пушнина, деготь, соль. Ганзейцы жестоко эксплуатировали датских и норвежских рыбаков, снабжая сельдью почти всю Европу. На рынки скандинавских стран, Польши и Северной Руси шла ремесленная продукция Запада, восточные пряности, виноградные вина, лекарства. Но Ганза была не только торговым союзом, она имела и черты государства, вела войны за сохранение и утверждение своих торговых прав и привилегий. В частности, в 1369 г. Ганза в союзе со Швецией одержала победу над датчанами, получив ряд замков на побережье и право вето при избрании датских королей. Однако в связи с разобщенностью Германии у Ганзы не было ни политических, ни хозяйственных связей со Швабско-Рейнским союзом городов.
   Столицей Ганзы был Любек. Здесь собирались съезды — ганзтаги\ решения, принимавшиеся большинством голосов, скреплялись печатью Любека. Рост экономической и политической мощи Англии, Дании, Швеции, Русского государства, отчасти Польши довольно быстро привел к упадку Ганзы, а экономические последствия Великих географических открытий, резко ослабившие значение средиземноморской торговли и соответственно торговли южногерманских городов, окончательно погубили Ганзу. Последний ганзтаг состоялся в 1669 г. Наследницей Ганзы в балтийской и северноморской торговле стала Голландия.
   Сыграв важную роль в экономическом укреплении Германии, союзы немецких городов не смогли обеспечить городам руководящую роль в политической жизни страны.
   Начало переворота в аграрных отношениях
   Состоявшиеся к середине XIV в. расцвет торговли и экономический подъем городов заставили духовных и светских феодалов искать новые денежные источники, что обусловило новый натиск на права общины-марки и стало началом переворота в аграрных отношениях, который продолжится и в первые десятилетия XVI в. Предметом первоочередной заботы феодала стала борьба за получение от марки права преимущественного пользования общинными лесами, лесными и другими пастбищами, а затем и полный их захват. Причина проста и очевидна: городам, районам развивающегося горного дела, судостроения, солеварения и виноградарства требовались строительные материалы и топливо; цеховое ремесленное производство нуждалось в овечьей шерсти.
   Община постоянно заботилась об охране и восстановлений общинных лесов и лесных пастбищ, устанавливала нормы выпаса. Обычно “полное право” на выпас не превышало четырех* шести голов, но иногда и 12 и даже 24 голов. “Полным правом” обладали зажиточные крестьяне, “половинным” — беднота, “четвертным” — не член марки. Крестьянин мог продать свое право на недостающее количество скота. Свиноводством занимались преимущественно крестьянские хозяйства. Известно, что в 1437 г. только в сравнительно небольшом лесу Лусхарт, расположенном между Брухзалем и Филиппсбургом (Баден-Вюртембург), паслось более 43 тыс. свиней. На рынок города Оснабрюка только в 1490 г. крестьянами было пригнано не менее 25 тыс. голов свиней.
   Хищническая вырубка лесов, замена дубовых и буковых лесов (желуди и орешки для свиней) хвойными заставила крестьян отказаться от пастбищного и перейти к более трудоемкому стойловому содержанию свиней в хлевах, заменить свиней прежней полудикой породы новой породой, “белоснежной”. Свиньям теперь скармливали ячмень, отруби, макуху. Все это подорвало престиж свиноводства, сократилось товарное производство. Вплоть до появления в XVIII в. новых эффективных кормов — картофеля и кукурузы — свиноводство перестало быть ведущей отраслью скотоводства.
   Параллельно с захватом общинных лесов и лесных пастбищ феодалы развернули наступление на общинные пастбища для крупного скота. Если до XIII в. на общинных пастбищах паслось единое стадо с общим пастухом, то во второй половине XIII в. феодалы отвоевали право на отдельного пастуха. С течением времени крестьяне утрачивали возможность и право контроля над размерами господского стада, пасущегося на общинных пастбищах, а феодалы постепенно присваивали себе право выпаса всего скота, преимущественно овец, на скошенных крестьянских наделах, а также право беспрепятственного прогона феодальной отары через крестьянские наделы.
   Право на строительство овчарни и на выделение пастбищ для овец довольно рано стало привилегией территориальных князей. Устраивая собственные овчарни, они все чаще продавали и передавали это право земельным собственникам или владельцам поместий, а иногда и отдельным сельским общинам. Овцеводство быстро приобрело товарный характер. Не случайно весеннюю стрижку овец называли первым урожаем в году. Развитие овцеводства потребовало появления арендатора-овчара, который фактически стал издольщиком, первым представителем предпринимательского капитала в деревне. Доля в арендуемом хозяйстве стала его капиталом, благодаря которому овчар получал прибыль. В погоне за прибылью феодалы и овчары нарушали прогонное право, сжигали и истребляли под пастбища хорошие леса, насильственно вторгались в крестьянские пастбища, вытесняли крестьян с пашни.
   Наступление феодалов и овчаров-арендаторов на общинные пастбища в конечном счете привело к возникновению луговодства в подлинном смысле слова, включая всевозможные подготовительные и строительные работы и обводнение лугов, а также к распространению пастьбы по жнитве и внедрению четырехполья. Так как в Германии в XIV—XVI вв. еще не знали черного пара, то четвертое поле в течение 6—12 лет отдыхало и использовалось как пастбище. Алчность феодалов обусловила также вынужденный переход от пастбищного к стойлово-пастбищному выпасу скота. Так называемая пастбищная корова была вытеснена стойловой коровой, дававшей в два раза больше молока. Вошла в практику торговля сеном, которое продавали уже не возами, а в кубических измерениях. Богатые крестьяне вынуждены были покупать у своих односельчан навоз. Кстати, по величине кучи навоза судили о зажиточности крестьянина. Нередко с тех пор крестьянский двор назывался в документах просто “навозом”.
   Развитие городов обусловило в XIV—XVI вв. качественный рост огородничества и садоводства, приобретших товарный характер. Франкфурту-на-Майне, Аусбургу и Нюрнбергу принадлежала пальма первенства в выращивании цветов и цветочных семян для рынка.

 
< Пред.   След. >