YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История мировой экономики (Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой) arrow 22.2. Состояние сельского хозяйства
22.2. Состояние сельского хозяйства

22.2. Состояние сельского хозяйства

   В течение всего XIX в. сельское хозяйство оставалось ведущей отраслью хозяйства России: в начале века в нем была занята подавляющая часть жителей страны — 94% и в конце века — 87%. Уровень развития сельского хозяйства определял, таким образом, благосостояние почти всех россиян.
   Категории крестьян
   Важнейшими категориями крестьянства в первой половине XIX в. были крестьяне помещичьи, государственные и удельные.
   Удельные крестьяне принадлежали членам царской семьи. Их численность составляла около 2 млн. человек. Подавляющее их большинство находилось на оброке, который в 1830 г. был заменен поземельным сбором. Кроме того, они платили подушную подать.
   Государственные крестьяне, составлявшие около 9 млн. душ мужского пола, были феодально-зависимыми от государства. Большинство государственных крестьян было на оброке, они также платили подушную подать. Для улучшения положения государственных крестьян в 1837 —1841 гг. под руководством министра государственных имуществ графа П.Д. Киселева была проведена реформа управления государственными крестьянами. Были несколько расширены крестьянские наделы, так что в среднем на одну мужскую душу пришлось около 5 га, крестьянам были разрешены аренда государственных земель, кредиты в банке. Были разработаны условия переселения для желающих осваивать новые земли — прежде всего южные и восточные окраины империи, созданы система крестьянского самоуправления, сеть школ и медицинских пунктов. Крестьян стали учить лучшим приемам ведения сельского хозяйства, информировали о новых улучшенных породах скота и растениях.
   Государственные крестьяне более активно, чем раньше, стали покупать землю (хотя они имели это право наряду с купцами и мещанами с 1801 г.), и накануне 1861 г. в России было 300 тыс. крестьян—частных земельных собственников. В целом положение государственных крестьян было более благополучно, чем помещичьих.
   Помещичьи крестьяне составляли наиболее многочисленную часть крестьянства — примерно 11 млн. душ мужского пола, число их на протяжении первой половины XIX в. практически не менялось. Основными элементами крепортного хозяйства продолжали оставаться хозяйство барское и крестьянское. Соотношение барской и крестьянской земель в разных областях страны было разным, но в среднем колебалось от 1:1 до 3:1 соответственно.
   Крестьянские повинности
   Ведущей организационной единицей крестьянского хозяйства выступала крестьянская семья — тягло, на которое возлагались различные повинности. В тягло записывали мужчин в возрасте от 17 до 55 лет и женщин — от замужества до 50 лет. И крестьяне, и помещики были заинтересованы в том, чтобы тягла были примерно одинаковыми по своей производительной силе: так проще было распределить повинности. Выполнение повинностей зависело от обеспеченности крестьянского хозяйства скотом, инвентарем, рабочей силой и землей. Крестьянская земля находилась в общем пользовании крестьянской общины и распределялась между хозяйствами на уравнительных условиях по количеству в хозяйстве тяглых душ.
   Важнейшими видами крестьянских повинностей были барщина, преобладавшая в черноземных губерниях, и оброк, более распространенный в нечерноземном центре. Барщинное и оброчное хозяйства имели свою специфику.
   Экономический смысл барщинного хозяйства заключался прежде всего в том, что крестьяне гарантированно обеспечивали барское хозяйство бесплатными рабочими руками. Крестьяне были заняты на барщине в среднем четыре—пять дней в неделю (по стране в среднем от трех до семи дней). Эволюция барщинной системы хозяйства шла по пути расширения барской и сокращения размеров собственно крестьянской запашки. Размеры земельных наделов крестьян составляли 3 га на крестьянскую душу, в оброчных имениях — 5 га. В первой половине XIX в. в барщинных хозяйствах стала распространяться месячина — полная ликвидация крестьянской запашки и перевод крестьян на натуральную месячную плату. Степень хозяйственной самостоятельности крестьян на барщине была значительно ниже, чем крестьян на оброке.
   Если в барщинном хозяйстве основной доход извлекался помещиком из обработки земли и собственно сельскохозяйственного производства, то экономический смысл оброчной системы был другим: доход извлекался из всей суммы хозяйственной деятельности крестьян, важнейшими из которых были отхожие промыслы (т.е. работа на мануфактурах, ремесленных артелях, фабриках), торговля и пр. Оброчные крестьяне, заплатив оброк (в разных губерниях сумма его колебалась в середине века от нескольких десятков до многих сотен рублей в год), могли по своему усмотрению распоряжаться остававшейся у них суммой. Они были более самостоятельны в своей хозяйственной деятельности, чем барщинные крестьяне; в среде оброчного крестьянства быстрее шли процессы имущественного расслоения, отдельные крестьяне оказались в состоянии скопить значительные капиталы, и именно оброчные крестьяне имели больше возможностей выкупиться на свободу. Бывали случаи, когда оброчные крестьяне были намного богаче своих помещиков.
   Однако в целом и оброчное, и барщинное хозяйство не имели действительно значительных внутренних возможностей к росту. Все попытки их усовершенствования упирались в низкую производительность крепостного труда, низкий уровень квалификации крепостных, в невозможность их дальнейшего эффективного использования; подавляющая масса крепостных была совершенно не заинтересована в результатах своего труда. Отсутствие положительной динамики в развитии земледелия наглядно иллюстрирует урожайность: в начале XIX в. средняя урожайность зерновых составляла сам-3,5, а в середине века — сам-3,6.
   Основным тормозом развития аграрного сектора, таким образом, была сама крепостная система.
   В первой половине XIX в. стал подниматься вопрос об отмене крепостного права. Пришло понимание того, что крепостное право — это зло, и что отказ от него неизбежен.
   Такая позиция была характерна для наиболее образованных людей страны. Подавляющее же большинство рядовых помещиков, опасаясь перемен к худшему и не желая потерять бесплатную рабочую силу, выступало резко против отмены крепостного права.
   Тем не менее, на протяжении всей первой половины XIX в. государственная власть периодически издавала указы, направленные на смягчение крепостного состояния крестьян и ограничение дворянской монополии на землю. Первыми наиболее важными были указы от 1801 г., разрешающие купцам, мещанам и государственным крестьянам покупать в собственность незаселенные земли; дворянам же было запрещено продавать крепостных без земли. В 1803 г. был принят известный указ о свободных хлебопашцах, давший возможность помещикам освобождать своих крепостных за выкуп на обоюдовыгодных условиях — своего рода первая попытка мягкого освобождения крепостных крестьян. Она не увенчалась большим успехом — за первую половину века свободу получили лишь 1,5% от общего числа крепостных. В период с 1807 по 1819 гг. крепостное право было отменено в следующих районах Российской империи: Варшавском герцогстве, Эстляндской, Лифляндской, Кур-ляндской губерниях, где местное дворянство меньше противилось освобождению своих крестьян. В 1833 г. помещикам запретили продавать крестьян с публичного торга, в 1841 г. — продавать крестьян в розницу, в 1843 г. безземельным дворянам запретили покупать крестьян. В 1844 г. помещики получили право отпускать дворовых на волю без земли, в 1847 г. крепостным предоставили право выкупа на свободу с землей при продаже имения за долги помещика.
   Реформа 1861 г. об отмене крепостного права
   Наконец, в 1861 г. была проведена реформа — отмена крепостного права. Важнейшим положением реформы было упразднение личной зависимости крестьян. Бывшие крепостные теперь записывались в разряд свободных сельских обывателей, могли владеть и распоряжаться имуществом, в том числе и землей, получали свободу хозяйственной деятельности и передвижения. Наделение крестьян личной свободой было важнейшим достижением реформы.
   Исключительно важным был вопрос о крестьянских наделах. Предполагалось, что в течение двух ближайших после реформы лет должны быть определены размеры наделов, которые крестьянам предстояло выкупить. Для выяснения этого все губернии Европейской России были поделены на группы по уровню плодородия земли. В итоге в губерниях с неплодородными землями наделы крестьян остались такими же, как до реформы, или стали даже больше — землю им “прирезали”. В черноземных губерниях с плодородными почвами у крестьян “отрезали” часть земли. В среднем по Европейской России в пореформенный период на одну крестьянскую душу приходилось около 3 га.
   Свой земельный надел крестьяне должны были выкупить у помещика. Величина выкупа равнялась денежной сумме, приносящей доход в размере прежней суммы оброка, как если бы эта сумма была бы положена в банк под 6% годовых (обычная для того времени ставка процента).
   Лишь немногие из крестьян могли выкупить свой надел сразу, большинство же не имели достаточных капиталов. В этом случае крестьяне должны были выплатить помещику сразу только 20%, а далее посредником между крестьянами и помещиком становилось правительство, которое выплачивало помещику остальные 80% от выкупной суммы. Крестьяне же должны были выплачивать свой долг правительству в течение 49 лет.
   До тех пор пока они не выкупали свой надел, они считались временнообязанными и выполняли определенные повинности на помещика: с барщинных крестьян требовалось отработать с надела в год 40 дней мужских и 30 женских, с оброчных — выплачивать с надела от 8 до 12 руб. серебром в год.
   Характерно, что многие крестьяне не спешили с выкупом своих наделов и не стремились к переменам. Такое положение в стране не устраивало правительство и в 1881 г. было объявлено, что с 1883 г. выкуп становится обязательным, а временнообязанное состояние прекращается. В реальности наделы были выкуплены к 1895 г., а взимание с крестьян выкупных платежей в пользу правительства было прекращено уже в начале XX в., в 1905 г.
   Реформа 1861 г. сыграла важную роль в первоначальном накоплении капитала: в результате ее в России был создан рынок наемного труда (4 млн. крестьян освободились без земли), а также выкупной операцией мобилизован капитал (крестьяне заплатили за землю к 1906 г. в три раза больше, чем земля стоила до реформы). Таким образом, реформа создала два необходимых условия для развития капиталистического производства.
   Пореформенный период
   В пореформенный период в стране в целом ускорилось развитие сельского хозяйства. В наибольшей степени это касалось частных, или, как их еще называли, владельческих земель. Частными владельцами выступали представители всех слоев российского общества, землю могли приобретать и иностранцы. Средний размер частного землевладения в России в конце XIX в. составлял 115 га на одно хозяйство (для сравнения: в Англии — 23 га, во Франции — 8 га, в США — 55 га).
   В движении земельной собственности отмечалась основная тенденция: наиболее активно покупали землю крестьяне, а продавали — дворяне, за вторую половину XIX в. размер дворянского землевладения уменьшился почти в два раза. Это свидетельствовало о перестройке сельского хозяйства страны на капиталистический лад.
   Для сельскохозяйственного производства, организованного на частных землях, было характерно стремление использовать наемную силу, применять усовершенствованные орудия и машины, удобрения, в том числе и искусственные, производить продукцию на рынок. Таким образом, в массе своей это были хозяйства, развивающиеся по фермерскому пути.
   Однако частные земли составляли только четверть всех земель, участвующих в сельскохозяйственном производстве. Две четверти составляли общинные земли, принадлежащие не конкретному крестьянину, а крестьянской общине в целом: община выступала как коллективный собственник земли.
   Роль общины в жизни крестьян укрепилась после отмены крепостного права. Без разрешения общины крестьянин не мог получить паспорт и уйти из деревни, не мог получить свой надел в собственность и свободно им распоряжаться. Община распределяла и перераспределяла землю между крестьянами, и основой ее политики было желание уравнительности, равных условий для всех: каждому должна была достаться часть хорошей, средней и неплодородной земли. Эго приводило к чересполосице — крестьянская семья могла владеть десятками крошечных кусочков в разных местах. Неизбежным итогом чересполосицы был принудительный севооборот: община диктовала крестьянину, какую культуру ему сеять на каком поле, определяла сроки посева и уборки урожая.
   Результатом такой организации земледелия на общинных землях были незаинтересованность крестьян в труде, низкое качество обработки почвы, низкая урожайность и товарность. Давая шанс слабым хозяйствам выжить — освобождая их на время от налогов, помогая в обработке полей, община сдерживала развитие потенциально сильных хозяйств. Тормозящая роль общины стала настолько очевидной в середине 90-х годов XIX в., что правительство приступило к работе по подготовке новой аграрной реформы, реализация которой в жизнь произошла уже в XX в.

 
< Пред.   След. >