YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История мировой экономики (Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой) arrow 28.2. Экономическое развитие крупнейшей индустриальной страны – США
28.2. Экономическое развитие крупнейшей индустриальной страны – США

28.2. Экономическое развитие крупнейшей индустриальной страны – США

   Экономика накануне и в годы Первой мировой войны
   К началу Первой мировой войны США были крупнейшей мировой индустриальной страной мира, на долю которой приходилось более 35% мирового промышленного производства. Благодаря развитому сельскому хозяйству, инфраструктуре, чрезвычайно благоприятным природно-экономическим условиям, близости к неисчерпаемым рынкам Южноамериканского континента и весьма выгодной удаленности от конфликтующей Европы, США уже в начале XX в. не только обеспечивали себя всей необходимым, но и серьезно потеснили своих конкурентов, сделав заявку на мировое лидерство.
   В отличие от европейских стран США практически не участвовали в Первой мировой войне, сохраняя нейтралитет вплоть до 6 апреля 1917 г. В непосредственные же военные действия армия США вступила только летом 1918 г., понеся небольшие по сравнению с европейскими странами потери (около 120 тыс. человек).
   В целом за период подготовки к войне, и особенно в ее годы, США удалось активно использовать емкий рынок воевавших стран, выполняя контракты на поставки вооружения, что способствовало ускоренному промышленному развитию, а также продовольствия, что резко увеличило уровень сельскохозяйственного производства в стране. США удалось также расширить свое влияние на рынках, контролировавшихся ранее западноевропейскими странами, которые в то время были практически всецело заняты военными проблемами. В результате к окончанию войны страна оказалось способной погасить более половины своей внешнеэкономической задолженности и, более того, превратиться в самого крупного кредитора. Достаточно сказать, что США к 1918 г. располагали половиной мирового запаса золота.

Строительство одной из первых подводных лодок 

Строительство одной из первых подводных лодок

   Столь впечатляющие успехи США на фоне резкого падения хозяйственных показателей в других странах (за исключением Японии) закрепили за ними роль страны-лидера.
   Кризисные явления
   Однако, как и в других странах, в США за годы войны ощутимо наметились диспропорции в развитии отраслей народного хозяйства, что явилось как в известной степени причиной, так и следствием усиления тенденции государственного вмешательства в хозяйственную жизнь.
   Следует отметить, что еще в последние десятилетия XDC в. американское государство предприняло первые серьезные шаги по регулированию экономических отношений, связанные прежде всего с желанием ограничить негативное влияние, оказываемое монополиями на экономику. В годы же высокой военной конъюнктуры государство резко увеличивает количество правительственных заказов монополиям, непосредственно связанным с военным производством, предоставляя последним кредиты и субсидии. С целью концентрации производственного потенциала на задаче выполнения военных заказов правительство Америки в 1917—1918 гг. создает ряд комитетов, ответственных за размещение правительственных заказов, а также за распределение рабочей силы, топлива, сырья, транспортных средств. Деятельность этих новых, необычных для страны с либеральной экономикой государственных институтов координировалась военно-промышленным советом. Аналогичная централизация была характерна и для банковской сферы. Кроме того, правительство США направляло значительные бюджетные средства в производства, где ощущался недостаток частного капитала, в результате чего можно говорить о формировании зачатка государственного сектора в народном хозяйстве страны, тесно связанного с военной промышленностью.
   Развитие в послевоенный период. Просперити
   Послевоенный период, ознаменовавшийся серьезными кризисными явлениями в экономике большинства стран, как результат военной разрухи и издержек конверсионного процесса, а также серьезными социальными катаклизмами, не был столь ярко характерен для США. В течение двух послевоенных лет в стране сохранялась весьма высокая хозяйственная конъюнктура, в основании которой находилась активная помощь США, американских частных компаний по восстановлению разрушенного войной хозяйственного потенциала европейских стран. Однако вместе с сокращением общего объема военных и гражданских заказов кризисные явления все же коснулись экономики страны и прежде всего ее промышленного сектора. Кризис 1920—1921 гг., начавшись в тяжелой промышленности, распространился вскоре и на сельское хозяйство.
   Впрочем, США достаточно быстро преодолели кризисные явления конверсионного периода и уже с 1923 г. наблюдается явное оживление конъюнктуры. Вплоть до конца 1929 г. экономика страны переживает время просперити (от англ, prosperity — процветание). Фундаментом процветания стало ускоренное развитие новых отраслей (автомобильной, электротехнической, химической, радиотехнической и др.
   Необходимо заметить, что просперити сопровождалось и рядом побочных негативных явлений, таких, как рост отраслевых диспропорций в народном хозяйстве страны, наличие хронической безработицы, рост процесса интенсификации труда, лихорадочный спекулятивный биржевой ажиотаж и др.).
   В целом же в годы просперити система государственного регулирования экономики в США не получила развития. Напротив, эйфория процветания возродила оптимистические иллюзии возвращения к либеральным основам хозяйственных отношений, не требующим вмешательства извне.
   Мировой кризис 1929—1933 гг.
   Мировой кризис 1929—1933 гг. начался в США, поразив сильнее всего экономику этой страны. 25 октября 1929 г. на Нью-Йоркской фондовой бирже в связи с катастрофическим падением курса акций, цена которых была завышена биржевыми спекулянтами, вспыхнула паника.

Толпа людей у биржи акций 

Толпа людей у биржи акций

   Сумма убытков исчислялась более чем 15 млрд. долл. “Черная пятница” означала конец финансового и экономического бума 20-х годов и начало глубокого экономического кризиса.
   Паника на бирже стала отправным пунктом всеобщего экономического упадка, причиной которого стало несоответствие между крупномасштабным расширением производства и покупательной способностью населения. Избыточный товарный запас, не находящий сбыта в силу ограниченной емкости рынка, делал невозможным, бессмысленным дальнейшее инвестирование производства. Это в свою очередь вело к сокращению производства, разорению предпринимателей, резкому снижению занятости, что еще более сужало возможности реализации произведенных товаров.
   Экономический кризис, или, как ЗН был назван в США, Великая депрессия, поразил все отрасли народного хозяйства. Так, за четыре года промышленное производство страны сократилось в целом на 46,2%. Наиболее пострадало автомобилестроение, где производство сократилось на 80%, чугунолитейное производство сократилось на 79%, сталелитейное — на 76%, добыча нефти упала почти на 78%, угледобыча — на 59%.
   Резкое сокращение производства в базовых отраслях оказало негативное воздействие на остальные отрасли экономики. Всего за годы кризиса в США обанкротились 135 тыс. промышленных, торговых и финансовых фирм, 5760 банков. Сильно пострадал и сельскохозяйственный сектор, где в результате резкого падения закупочных цен на продовольственные товары (в среднем на 58%), при фиксированных издержках в виде арендной платы, налогов и т. д. происходило постоянное сокращение производства, что повлекло за собой разорение около 1 млн. фермеров.
   Одним из наиболее тяжелых проявлений кризиса перепроизводства стала небывалая для США безработица. В начале весны 1933 г. в стране насчитывалось около 17 млн. безработных, что составляло в то время приблизительно одну треть от самодеятельного населения. Одновременно произошло существенное падение уровня заработной платы (почти вдвое), что вместе с безработицей еще более сужало емкость внутреннего рынка, а следовательно, усугубляло кризисные явления. В результате резко активизировался социальный протест, носивший формы забастовок, голодных маршей, пикетов, демонстраций и т. п., что создавало известную угрозу для политической системы в целом.
   Несмотря на углубление кризиса в течение 1929—1932 гг., было бы неверным утверждать, что в этот период правительство США не предпринимало серьезных шагов к его преодолению или хотя бы не пыталось смягчить его последствия. В основе неудач антикризисных мер правительства президента Герберта Гувера, вступившего в должность в марте 1929 г., лежала иллюзорная вера в неограниченные потенции либеральной хозяйственной модели, в способность произвольного саморегулирования рынка. Поэтому первоначально правительством использовались уже апробированные временем рецепты борьбы с кризисом, такие, как усиление политики торгового протекционизма. С конца же 1931 г. правительство перешло к ряду более активных, прямых действий по спасению и поддержанию на плаву крупных банков, промышленных, торговых фирм, транспортных компаний и крупных фермерских хозяйств путем государственного кредитования. Стали предприниматься и попытки государственного регулирования процесса ценообразования. Все это свидетельствовало о некотором пересмотре взглядов правительства на природу кризисных явлений и главное — на место и роль государства в системе хозяйственных отношений.
   Однако и эти меры администрации Гувера оказались малоэффективными, о чем свидетельствовало дальнейшее углубление кризиса, а вместе с ним и нарастание общественного недовольства неумелыми действиями правительства.
   “Новый курс” Ф. Рузвельта
   Последний социально-политический фактор стал решающим при избрании в начале 1933 г. на пост президента Франклина Рузвельта. Имя Рузвельта неразрывно связано с принципиально новой эффективной антикризисной политикой, которая вошла в историю под названием “Новый курс”. Принципиальным отличием политики “Нового курса” от предшествующих антикризисных мероприятий было признание Рузвельтом несостоятельности либеральной доктрины, отрицание тезиса об автоматизме рыночного процесса и, следовательно, признание необходимости активного государственного вмешательства в сферу хозяйственных отношений. Эти тезисы получили серьезное теоретическое обоснование в концепции выдающегося английского экономиста Джона Мейнарда Кейнса, а политика Рузвельта стала ярким подтверждением обоснованности концепции ученого.
   Принципиально новым был взгляд Рузвельта и на социальный фактор антикризисной политики. Если Гувер с завидным упорством сопротивлялся введению пособий по безработице, повышению уровня заработной платы, введению других социальных мероприятий, облегчающих положение малоимущих граждан, то Рузвельт, напротив, настаивал на необходимости повернуться лицом к “забытому человеку”, что сделало его программу весьма привлекательной для большинства американцев, позволило погасить нарастающий социальный конфликт, сплотить нацию на борьбу с кризисом. “Новый курс” стал началом превращения США в социально ориентированное государство.
   Важным следствием политики “Нового курса” и одновременно его мощным инструментом стало дальнейшее развитие системы государственного регулирования рыночных отношений, которое было прервано в период просперити. Следует еще раз подчеркнуть, что процесс этатизации протекал не в экстремальных военных условиях, а в мирное, хотя и кризисное, время и поэтому носил в целом социально-экономический, а не военно-политический характер. Во многом в силу этого возникшая система достаточно эффективно развивалась на протяжении ряда десятилетий, вплоть до начала либеральных реформ конца 60-х годов.
   “Новый курс” не был заранее обдуманной системой реформ, а носил скорее эмпирический характер. Это подтверждается, в частности, и тем, что теоретическое обоснование мероприятий антикризисной политики в виде основополагающей работы Дж. Кейнса “Общая теория занятости, процента и денег” увидело свет только в 1936 г. Лишь спустя почти два года после начала реформ антикризисная политика стала приобретать явно выраженный последовательный характер. Это в известной мере определялось и тем, что в условиях некоторого оживления конъюнктуры реформаторам уже не приходилось действовать на всех фронтах, в пожарном порядке решать одновременно массу неотложных проблем. Относительная стабилизация положения наряду с накопленным опытом позволила действовать более целенаправленно.
   Первые мероприятия Рузвельта были направлены на оздоровление банковской, финансовой системы в целом. В марте 1933 г. в стране была приостановлена работа всех банков, что позволило прекратить обмен банкнот на золото с одновременным запретом его вывоза за пределы США. По сути эти мероприятия пошатнули систему золотого стандарта доллара, что привело к резкому обесценению национальной валюты. Не отказываясь в принципе от метода обеспечения банкнот золотом, правительство США произвело крупные закупки денежного металла на внешних рынках, что привело к снижению его цены внутри страны и позволило в январе 1934 г. провести девальвацию валюты страны на 41%.
   Одновременно на основе чрезвычайного закона о банках последовательно осуществлялось лицензирование их деятельности. Весной 1933 г. возобновили работу 4/5 ранее закрытых банков. Это были прежде всего крупные банки, а 2 тыс. мелких кредитных учреждений были ликвидированы или вошли в состав более крупных кредитных учреждений. Действующим банкам был предоставлен правительственный кредит в 1 млн. долл., ожививший сферу кредитных отношений. Кроме того, государство взяло на себя обязанность страховать депозиты вкладчиков банков, что способствовало росту доверия к банкам со стороны вкладчиков, а следовательно, притоку средств на счета и предотвращению банкротств банков. Наряду с другими мерами правительству удалось создать систему регулирования банковской деятельности.
   Проводя в жизнь политику “Нового курса”, правительство добилось усиления экспортных возможностей страны, улучшения позиций национальных производителей, сократило сферу деятельности спекулятивного капитала, создало предпосылки для оживления инвестиционного процесса — главнейшей задачи политики “Нового курса”. Оживление промышленного производства — основы процветания США— должно было потянуть за собой решение многих кризисных проблем, и главной среди них — сокращение колоссальной вынужденной безработицы.
   Однако решительных, но все же косвенных мер, обеспечивающих благоприятные условия для оживления инвестиционного процесса, оказалось явно недостаточно. Поэтому в июне 1933 г. принимается закон о восстановлении национальной промышленности, который по сути вводил систему государственного регулирования промышленного сектора. На основе закона был сформирован координирующий властный орган — Администрация национального восстановления, в состав которого наряду с чиновниками, профсоюзными деятелями, профессиональными экономистами вошли представители крупнейших промышленно-финансовых групп. Одновременно отраслевые ассоциации предпринимателей (всего 17 ассоциаций) разработали и приняли “кодексы честной конкуренции”, по которым для предприятий одной отрасли строго регламентировались объемы производства, пределы заработной платы, продолжительность рабочей недели, определялись рынки сбыта товаров, цены на продукцию и пр. Кодексы подлежали утверждению президентом США Новая система регулирования взаимоотношений в промышленности вошла в противоречие с антитрестовским законодательством, действие которого было временно приостановлено.
   Закон о восстановлении промышленности содержал также ряд положений, регламентирующих порядок взимания и расходования налогов, направляемых на организацию общественных работ и выплату пособий по безработице. Созданная Конгрессом США Администрация общественных работ развернула широкомасштабную деятельность по созданию новых рабочих мест в сфере муниципального хозяйства, дорожном строительстве и т. п., организации трудовых лагерей для безработной молодежи в возрасте от 18 до 25 лет. Всего на общественных работах к началу 1934 г. было занято 5 млн. человек, пособиями охвачено 20 млн., численность молодежи, работающей в трудовых лагерях, составляла 250 тыс.
   Кроме того, правительство приступило к осуществлению крупных общенациональных проектов, способствовавших экономическому прогрессу, таких, как возведение гигантских плотин, с помощью которых предполагалось электрифицировать всю страну.
   В 1933 г. создается региональное Управление долины реки Теннеси, призванное руководить строительством ГЭС, основой будущего агропромышленного комплекса, финансируемого за счет государственного бюджета. Это была попытка создания государственного сектора в народном хозяйстве, которая не получила дальнейшего развития. Тем не менее тактическая цель этого мероприятия была достигнута — на работах в долине реки Теннеси удалось занять 40 тыс. человек.
   Мероприятия по восстановлению промышленности в целом оказали благотворное воздействие на хозяйственные отношения. Государству в течение двух лет (до весны 1935 г.) удалось установить достаточно действенный контроль над промышленным сектором; при этом наблюдался процесс дальнейшей монополизации в этой ключевой для США сфере экономики, что известным образом устраивало также и крупнейшие монопольные объединения.
   Не менее важной была антикризисная аграрная политика Рузвельта, осуществляемая на основе закона о регулировании сельского хозяйства, который был принят Конгрессом США весной 1933 г. По аналогии с промышленным аграрный сектор возглавляла Администрация регулирования сельского хозяйства. Для преодоления кризиса перепроизводства была выбрана система поощрения в виде премий и компенсаций фермерам, сокращающим производство в своих хозяйствах. По замыслу правительства уже на макро уровне это способствовало бы не только уменьшению общего объема товарной продукции, но и поддержанию цен на сельскохозяйственные товары и тем самым увеличению доходов фермеров. В результате резко сократились посевные площади и поголовье скота, что не замедлило отразиться на ценообразовании. Доходы фермеров к 1936 г. выросли по сравнению с 1933 г. вполовину. Однако от такой системы премирования и компенсаций выиграли прежде всего крупные хозяйства, которые могли без существенного ущерба сокращать производство, а мелкие фермеры продолжали испытывать серьезные трудности. Учитывая этот фактор, правительство в соответствии с тем же законом предприняло чрезвычайные меры по снижению фермерской задолженности (на начало 1933 г. она составляла 12 млрд. долл.). В частности, правительством была произведена эмиссия казначейских билетов и государственных акций на сумму 3 млрд, долл., что позволило в 1933—1935 гг. предоставить фермерам дешевые кредиты на сумму более 2 млрд. долл. и тем самым ослабить обвальный процесс аукционных продаж обанкротившихся фермерских хозяйств.
   Как уже отмечалось, “Новый курс” стал началом превращения США в социально ориентированное государство. Социальная направленность политики стала преобладать уже на втором этапе реформ. В условиях стагнации трудящимся удалось добиться принятия летом 1935 г. Национального закона о трудовых отношениях, вошедшего в историю как закон Вагнера (по имени сенатора Р. Вагнера). Признавалась законность организации рабочих в профсоюзы, которые призваны отстаивать интересы наемников перед работодателями путем заключения коллективных договоров и, если это необходимо, методом забастовки. Закон также запрещал администрации вмешиваться во внутренние дела профсоюзных организаций, дискриминировать и преследовать профсоюзных деятелей и рядовых членов профсоюзов. Это обеспечивалось, в частности, правом обращения профсоюзов в суды, которым вменялось в обязанность рассматривать данную категорию жалоб. Одним из результатов принятия закона Вагнера стало объединение всех рабочих организаций в Рабочий Альянс Америки (1936).
   В 1936 г. был принят закон о социальном обеспечении, который вводил систему пенсий по старости и пособий по безработице, болезни и инвалидности. Однако действие закона не распространялось на лиц, занятых в сфере торговли и обслуживания.
   Спустя два года в США принимается закон о справедливых условиях труда, который регламентировал продолжительность рабочей недели (44 часа), определял минимальный и максимальный пределы заработной платы на предприятиях федерального значения, запрещал использование детского труда.
   В сочетании с ростом масштабов общественных работ, финансируемых правительством, комплекс названных законов существенно улучшал положение наемных работников, отстаивая их интересы перед предпринимателями, что даже послужило основанием для обвинения Ф. Рузвельта со стороны наиболее консервативных кругов в социализации отношений найма. В действительности, несмотря даже на явное потепление отношений США и СССР в период правления Рузвельта, едва ли следует именно так оценивать проводимую политику “Нового курса”.
   В действительности задачей политики Рузвельта было прежде всего выведение экономики страны из тяжелейшего кризиса, которым были поражены все сферы народного хозяйства, а следовательно, восстановление рыночного механизма, основанного на отношениях частной собственности, купли и продажи рабочей силы. Поэтому ни о какой социализации страны не могло быть и речи.
   Усиление же системы государственного регулирования, вызванное во многом экстраординарными обстоятельствами кризиса, позволяло вместе с вмешательством государства в экономические отношения удерживать страну как раз от растущего социального протеста, который и мог привести (как это не раз уже происходило в Европе) к попыткам революционного изменения строя. Это достаточно ясно осознавалось либеральными кругами Америки, на которые и опирался Рузвельт при избрании на второй президентский срок в 1936 г.
   В целом активная политика государственного вмешательства позволила США, хотя и более медленными темпами по сравнению с отдельными европейскими странами, преодолеть кризисное состояние экономики. К 1937 г. по ряду основных экономических показателей США практически вышли на отметку 1929 г.

 
< Пред.   След. >