YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История мировой экономики (Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой) arrow 35.1. Попытки перестройки хозяйственного механизма
35.1. Попытки перестройки хозяйственного механизма

35.1. Попытки перестройки хозяйственного механизма

   С избранием в 1985 г. генеральным секретарем ЦК КПСС М. С. Горбачева в СССР наступает период перестройки и смены социально-экономической системы (1985 — 1990-е годы). На первом этапе с марта 1985 г. по август 1991 г. в стране шел процесс пересмотра основ тоталитарного политического строя и планово-распределительной экономической системы.
   Возникший в те годы термин “перестройка” означал осуществляемый сверху переход к демократизации политического строя и допуску рыночных отношений в экономике. Это выражалось в снижении роли КПСС в общественной жизни, в создании парламентаризма, гласности, ослаблении централизованного руководства экономикой, повышении прав и ответственности региональных органов власти. Все эти действия руководства страны имели положительную направленность и в этом несомненная историческая заслуга М.С. Горбачева. По сути дела это означало, что осуществлялся вариант реформирования экономики, когда при регулирующей роли государства должны были происходить постепенное разгосударствление части общественной собственности и внедрение в экономику рыночных отношений.
   Эта программа, разработанная и принятая в середине 1987 г., предполагала с целью перехода к регулируемой рыночной экономике социальную переориентацию, преобразование структуры экономики, реформу ценообразования и перестройку финансово-кредитной системы.
   Однако вновь интересы народа были принесены в жертву борьбе за власть, а экономика стала заложницей политики — все предлагаемые программы ее стабилизации оказались обреченными. Центральное правительство не смогло улучшить экономическое положение — экономический кризис углублялся, а политическая обстановка в стране вышла из-под контроля.
   Развернулась борьба с коммунистической идеологией; особым нападкам подвергались такие понятия, как интернационализм, классовая борьба, пролетарская солидарность, дружба народов. При этом националисты во всех республиках СССР на основе исторических построений и искажений экономических расчетов стремились доказать, что одни нации живут за счет труда других. В условиях такого многонационального государства, как СССР, эта пропаганда носила деструктивный характер, способствовала формированию в обществе сознания необходимости и неизбежности развала государства. Главную роль в этой пропаганде играла националистически настроенная интеллигенция, которая по сути дела была идеологом и рупором националистической партийной элиты и представителей уголовно-теневой экономики. Все они стремились к власти, к достижению своих узкогрупповых интересов и были против крепкой центральной власти, которая мешала им в достижении их целей. Поэтому они разжигали межнациональные конфликты, которые в конце 80 — начале 90-х годов прокатились по стране (в Азербайджане, Армении, Грузии, Узбекистане, Киргизии, Молдавии и других республиках). Именно они способствовали развалу государства, и из партийных функционеров и представителей националистической интеллигенции вышли лидеры, впоследствии ставшие главами новых государств, созданных на развалинах СССР.
   Руководство союзных республик, краев и областей видели путь к улучшению в децентрализации управления, в предоставлении еще больших прав и экономических возможностей регионов в решении на местах экономических и социальных проблем. При этом их требования выразились в движении за оставление в распоряжении регионов большей по сравнению с прежним периодом доли созданного там национального дохода. Естественно, это вело к уменьшению доли, поступающей в централизованные фонды государства.
   Потребовалась разработка методических подходов к решению вопроса о так называемом региональном хозрасчете, когда объем национального дохода, оставляемый в распоряжении региона, должен был находиться в зависимости от вклада региона в экономический потенциал страны. При этом имелась в виду также задача приглушить иждивенческие тенденции в отдельных регионах.
   Однако этот вопрос не был и не мог быть решен: 1) шла война в Афганистане, требовавшая больших затрат, а следовательно, расходов на содержание ВПК. Поэтому у государства не имелось возможности для увеличения доли национального дохода, оставляемой в распоряжении регионов; 2) из-за того, что в стране действовала искаженная система цен (цены на сырьевые ресурсы были необоснованно занижены, а цены на конечную продукцию завышены), объем созданного национального дохода в республиках с преимущественно сырьевым производством не отражал их истинного вклада в экономику государства.
   Кроме того, искажали показатели вклада республик в экономику государства налоговая система и порядок взимания налогов. Один из главных источников бюджетных доходов — налог с оборота взимался главным образом с товаров народного потребления, и он имелся в тех республиках, где эти товары производились. В сырьевых республиках в результате проводимой политики специализации и кооперации производства предприятий, производящих товары,было недостаточно, а следовательно, налога с оборота не хватало для доходов их бюджетов. Для обеспечения доходами бюджетов этих республик им из союзного бюджета выделялись дотации, что создавало видимость иждивенчества этих республик. В свою очередь это давало повод для националистов-сепаратистов как в регионах, так и в центре к взаимным обвинениям, к разжиганию межнациональных противоречий, к формированию общественного мнения о целесообразности распада СССР.
   Это нашло отражение и в борьбе союзного и республиканских парламентов. Пришедшие на гребне волны демократического движения в эти парламенты экономически неквалифицированные депутаты вместо поиска путей выхода из кризиса, создания законодательной базы для улучшения экономической обстановки в стране, усиления депутатского контроля за формированием и использованием правительством бюджетных средств занимались деструктивной политической деятельностью, направленной на противостояние центра и регионов.
   Как показал опыт Китая, где реформирование экономики шло в условиях регулирующей роли государства, этот процесс протекал более продуманно, результативно и не форсированными темпами. А в СССР часть партийного руководства и демократическая общественность стали призывать к более быстрым, радикальным реформам в политике и в экономике. Таким настроениям способствовали усиление кризисных явлений в экономике и разразившиеся политические кризисы в Азербайджане, Армении, Грузии, Литве с массовыми выступлениями населения, где для подавления волнений были использованы вооруженные силы. Кроме того, с начала 90-х годов по стране прокатились забастовки рабочих, требовавших повышения зарплаты. В этих условиях руководство СССР принимает решение о подготовке нового союзного договора, в котором должно было найти отражение расширения прав союзных республик. Однако в августе 1991 г., накануне подписания этого договора, группа лиц из высшего состава руководства государства ввела в стране чрезвычайное положение. Непоследовательная политика, проводимая Президентом СССР М.С. Горбачевым, подорвала к нему доверие. 8 декабря в Беловежской Пуще в Белоруссии президенты России, Украины и Белоруссии Б.Н. Ельцин, Л.М. Кравчук и С.С. Шушкевич подписали соглашение, в котором констатировалось, что “Союз ССР как субъект международного права и геополитическая реальность прекращает свое существование”. Таким образом на основе бывших союзных республик были образованы самостоятельные независимые государства.
   Они не учитывали тот факт, что в условиях многовекового сосуществования в рамках единого государства народов, населявших СССР, было создано единое экономическое пространство, произошли смешение этих народов (например, в 1988 г. удельный вес межнациональных браков в общей численности всех браков основных национальностей СССР колебался от 7 до 38%), смена мест проживания десятков миллионов людей (вне России в 1989 г. проживало более 25 млн. русских, а в России — около 8 млн. из других республик СССР).
   Последствием такой политики стали не только распад самого большого в XX в. государства в мире, но и значительные экономические потери в каждой из бывших республик СССР, необходимость перемещения из республики в республику огромного числа лиц (только за период 1992—1995 гг. в Россию официально переехало 3,8 млн. человек, а из России выехало 1,8 млн. человек).

 
< Пред.   След. >