YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История мировой экономики (Под ред. Г.Б. Поляка, А.Н. Марковой) arrow 35.2. Реформы в России и переход к рыночной экономике
35.2. Реформы в России и переход к рыночной экономике

35.2. Реформы в России и переход к рыночной экономике

   После распада СССР в России начинается этап радикальных реформ. Сформированное новое правительство России проведение этих реформ основывало на монетаризме и так называемой “шоковой терапии”. Это выразилось в ускоренной приватизации государственной собственности, в отказе от государственного регулирования цен и валютного курса рубля, планового руководства экономикой и планового распределения продукции предприятий, бюджетных дотаций отраслям народного хозяйства и населению, административной привязки производителя продукции к потребителю и др.
   Начавшаяся с января 1992 г. либерализация цен привела к их неудержимому росту. Уже в 1992 г. индекс цен вырос в 26 раз, или 31% в месяц, в 1993 г. — в 9,4 раза, или 10% в месяц, в 1995 г. — 2,3 раза, или 7,3%. Вместе с тем рост цен привел к резкому снижению покупательного спроса населения. Сочетание роста цен с открытием границ, ввозом продовольствия и товаров повседневного спроса из-за рубежа способствовало насыщению потребительского рынка, изъятию у населения денежной массы и стабилизации потребительского рынка. Однако низкая конкурентоспособность отечественной продукции стала одной из главных причин сокращения сбыта, а потому и производства продукции российских предприятий. Уже в 1992 г. промышленное производство сократилось на 18%, ВВП снизился на 19%, а в 1993 г. ВВП снизился на 12%, а промышленное производство — на 16%.
   В 1993—1994 г. ускоренными темпами проводилась приватизация государственной собственности. По замыслу реформаторов приватизация должна была повысить эффективность работы предприятий, ликвидировать их дотационность, уменьшить расходы бюджета на эти цели, создать рыночную экономику, конкуренцию производителей продукции и услуг, сформировать средний класс в обществе, как социальную опору нового строя.
   Для проведения приватизации была разработана и утверждена схема, по которой государственная собственность в производственной сфере была акционирована, пакеты акций разделены между трудовыми коллективами и государством. В целях поддержки приватизации директорами предприятий им разрешили получить 5% акций. Всем жителям страны было выдано по одному ваучеру на человека. Стоимость одного ваучера составляла одну стопятьдесятмиллионную долю стоимости всего государственного имущества Российской Федерации. Владельцы ваучеров могли либо вложить их в виде своих паев в предприятия, специально созданные фонды либо продать.
   Однако изначально эта схема приватизации государственной собственности вносила в общество неравенство. Преимущество было отдано членам трудовых коллективов предприятий производственной сферы, получивших пакеты акций приватизированных предприятий. Работники же непроизводственной сферы, учреждений, состоящих на бюджете, практически ничего не получили, так как переданные ими в основном в инвестиционные фонды ваучеры позже пропали вместе с развалившимися фондами. Несправедливость по отношению к этим слоям населения была и в том, что предприятия сферы материального производства были созданы и за счет средств, недополученных десятилетиями учителями, врачами, учеными, военными и другими работниками бюджетных учреждений в виде их низкой заработной платы. Уже этими действиями в обществе была создана почва для разногласий.
   Другой негативной стороной было стремление реформаторов искусственно форсировать создание среднего класса в России. С этой целью предприятия торговли, общественного питания, бытового обслуживания практически даром перешли в частную собственность. Кроме того, и промышленные предприятия в значительной мере оказались в руках руководителей этих предприятий, сосредоточивших в своих руках крупные пакеты акций.
   В целях ускорения создания у предпринимателей первоначального капитала реформаторы пошли на отмену государственной монополии на производство и реализацию алкогольной продукции, ибо легче и быстрее всего можно создать капитал, торгуя водкой. При этом бюджетная система не получила примерно четверть бюджетных доходов. Это привело к быстрому имущественному расслоению общества. Разница в уровнях душевого дохода между обеспеченными слоями населения, удельный вес которых не превышал 10% от всего населения страны, и остальным населением превысила 20 раз. Для сравнения: в индустриально развитых странах эта разница не превышает пяти-восьми раз. Естественно, это также отрицательно сказывалось на морально-политическом климате в стране.
   К началу 1993 г. были приватизированы почти все предприятия торговли, общественного питания, бытового обслуживания, треть промышленных предприятий. В негосударственном секторе трудилось около половины занятых в народном хозяйстве. Приватизированные предприятия выпускали примерно 40% промышленной продукции. Быстро развивалась инфраструктура рынка. Создавались товарные биржи, фондовый рынок, финансовые фонды и компании.
   Одновременно с этими процессами в стране наблюдалась политическая нестабильность. В политических и экономических кругах не было единой позиции. С одной стороны, сторонники проведения радикальных реформ стремились к ужесточению финансово-кредитной политики, ускоренной приватизации. Другого мнения были представители военно-промышленного и агропромышленного комплексов, отстаивавших позиции усиления государственного регулирования экономики, продолжения бюджетного дотирования предприятий.
   1994—1996 гг. Правительству не удалось преодолеть инерцию спада в экономике страны. Все большее количество предприятий переставали производить продукцию, услуги. Несмотря на то что был издан Закон о банкротстве, предприятия, не отвечающие по своим обязательствам, не объявлялись банкротами, работники их не увольнялись, но и не получали зарплаты.
   Бюджет лишался доходов в виде налога на прибыль, НДС, подоходного налога с физических лиц. Увеличивался бюджетный дефицит. Если на первых этапах реформ дефицитным был лишь федеральный бюджет, то позже региональные и местные бюджеты стали также дефицитны. Начались постоянные невыплаты зарплаты в бюджетных отраслях и пенсий пенсионерам.
   Реформы проводились и в аграрном секторе экономики. Они начались с реорганизации колхозов и совхозов. Трудовые коллективы получили в совместную собственность землю и основные средства, которые были разделены между работающими и пенсионерами на паи. При этом земля делилась поровну, а имущество — по стоимости и в соответствии с трудовым стажем работников. Работникам предоставили возможность использовать три варианта реорганизации колхозов и совхозов: организация фермерских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов, сохранение колхоза, совхоза, организация акционерного общества. В основном колхозы и совхозы были преобразованы в акционерные общества и производственные кооперативы.
   Однако реформы в сельском хозяйстве шли медленными темпами. Положение в этой отрасли резко ухудшилось. Причиной было общее ухудшение экономической обстановки в стране, резкое сокращение государственных дотаций сельскохозяйственным предприятиям, значительный размер импорта продовольствия, снижение платежеспособного спроса населения.
   Создание фермерских хозяйств тормозилось отсутствием у фермеров необходимой материально-технической базы, трудностями получения банковского кредита из-за практического отсутствия у фермеров залоговой стоимости, так как землю они не имели права продавать и закладывать в банках.
   Все это привело к тому, что уровень сельскохозяйственного производства в стране стал ежегодно снижаться.
   Проведение реформ в экономике способствовало переходу страны на капиталистический путь развития. Серьезных препятствий к такому переходу не было. Обычно, как свидетельствует опыт всемирной истории, сопротивление переходу к новому общественно-экономическому строю оказывали классы и социальные слои населения, теряющие свою собственность и власть. В России к этому времени было создано бесклассовое общество. Практически уже не существовало различия между классом рабочих и классом крестьян. Не было и правящего класса — собственника средств производства, теряющего власть, а правящая партийно-бюрократическая элита не сомневалась, что останется у власти и не противилась переменам.
   Что же касается собственности на средства производства, то ее никто не терял, так как она была государственной. Наоборот, в результате перемен представители партийно-бюрократической элиты, руководители предприятий, представители теневой экономики и уголовного мира, имеющие власть и деньги, легко ею завладели. Населению же внушалась мысль о том, что в условиях социализма и государственной собственности невозможно эффективно организовать производство и обеспечить приемлемый уровень жизни людей. В условиях многолетнего постоянного товарного и продовольственного дефицита, низкой зарплаты население было психологически подготовлено к такому положению, которое охарактеризовал К. Маркс: “Лучше ужасный конец, чем ужас без конца”*. Все эти обстоятельства способствовали переходу страны к капитализму, переходу без сопротивления, бескровному, но отнюдь не безболезненному для экономики и населения.
--------------------------------------------------
   * Маркс. К.Энгелъс. Ф. Соч. Т. 8. - С.115.
    
   Таким образом милитаризация экономики, чрезмерная гонка вооружений, ведение военных действий в других странах, оказание военной и экономической помощи государствам, идущим в форватере идеологической и внешней политики СССР, неэффективное ведение хозяйства и бесхозяйственность привели к истощению государства и расстройству экономики страны, экономическому, а затем и политическому кризису и, наконец, распаду СССР.
   Последствием этого стали разрушение единого экономического пространства и хозяйственных связей, потеря экономических преимуществ от межрегиональной интеграции, упадок экономики, снижение жизненного уровня населения, идеологический разброд, неустойчивое внутриполитическое положение, психологический дискомфорт в обществе. С геополитических позиций распад СССР привел к ликвидации баланса двух сверхдержав в мире и гегемонии США.

 
< Пред.   След. >