YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История экономики (Под ред. О.Д. Кузнецовой, И.Н. Шапкина) arrow 6.4. «Революционно-реформистский» путь становления промышленного капитализма. Япония
6.4. «Революционно-реформистский» путь становления промышленного капитализма. Япония

6.4. «Революционно-реформистский» путь становления промышленного капитализма. Япония

   Предпосылки промышленного переворота. Предпосылки промышленного переворота в Японии складывались в ходе буржуазных реформ, проводимых правительством страны в 60–70-е годы XIX в.
   Ранние формы капиталистических отношений и условия для их дальнейшего развития зарождались в процессе разложения феодального строя со второй половины XVII в. К середине XIX в. монополия феодальной собственности на землю была подорвана. Об этом свидетельствовал тот факт, что 1/3 всей обрабатываемой земли оказалась в руках так называемых “новых помещиков” -ростовщиков, городских торговцев, разбогатевших крестьян, самураев-землевладельцев. Формирование рынка земли происходило вопреки существовавшему законодательству. Согласно законам, лица, взявшие в заклад крестьянские наделы, лишались на них прав; купля-продажа земли запрещалась (кроме целинной и принадлежавшей самураям). Однако значительная часть крестьянства вынуждена была закладывать, продавать или просто бросать землю, не выдерживая бремени оброчных и налоговых платежей (их общий размер достигал 70% урожая). Число безземельных крестьян возрастало в результате запрета дробить мелкие держания при наследовании. Обезземеливание крестьянства создавало определенные условия для формирования рынка рабочей силы. Этот процесс сдерживался тем, что крестьяне не имели прав на свободное передвижение по территории страны и смену вида деятельности.
   Аграрное производство было главной отраслью экономики Японии, но оно постепенно стало утрачивать свой чисто натуральный характер. К середине XIX в. оброк и другие виды платежей взимались в натурально-денежной форме. В связи с этим крестьянские хозяйства втягивались в товарно-денежные отношения.
   Многие хозяйства “новых помещиков”, князей (особенно в юго-западных провинциях) ориентировались на рынок, переходя от производства монокультуры – риса – к выращиванию хлопка и выработке шелка-сырца, поскольку возрастал спрос промышленности на эти виды сырья. В стране при стабильном сборе зерна расширялись площади под посевами технических культур. Эти сдвиги в структуре сельскохозяйственного производства свидетельствовали о росте его товарности.
   Разложение японского феодализма выражалось в появлении мануфактур. За первую половину XIX в. была создана 181 новая мануфактура (в XVII в. – 33 мануфактуры, в XVIII в. – 90). В мануфактурном производстве использовались некоторые технические усовершенствования, в частности сила воды. Технические новинки применялись в горном деле и при выплавке металлов. Рост мануфактур и упадок цехового ремесла особенно ярко проявились в прядильно-ткацком производстве. Централизованная мануфактура преобладала в ткацком деле, в прядильном производстве – раздаточная мануфактура. Мануфактуры появились в сахарном, горнорудном, металлообрабатывающем, фарфоро-фаянсовом, гончарном производствах. Большая часть мануфактур, в основном производящих вооружение, принадлежала крупным феодалам и государству. На казенных мануфактурах применялся труд беглых крестьян. Некоторые феодалы строили крупные промышленные предприятия европейского типа. В княжестве Сацума имелись: текстильная фабрика, заводы по производству сахара, серной кислоты (1853), первая в стране судоверфь для строительства военных кораблей (1854). Однако эти единичные примеры нельзя рассматривать как начало промышленного переворота.
   Рост товарности аграрного производства, развитие мануфактур создавали условия для расширения товарных рынков. К середине XIX в. такие города, как Осака, Нагасаки, Нагоя и другие, превратились в крупные торговые центры. Постепенно шло формирование общеяпонского рынка с центром в Осаке.
   Рынок капиталов к середине XIX в. еще не сложился, хотя и появились дополнительные источники накопления капитала (помимо оброчных платежей, торговой прибыли, ростовщического процента) – прибыль, получаемая за счет предпринимательской деятельности государства, крупных феодалов и “новых помещиков”. Основная масса торговцев и ростовщиков, обладавших значительными средствами, предпочитала заниматься традиционным менее рискованным делом: операциями на рисовой бирже, спекулятивными земельными сделками, нелегальной скупкой земель. Поэтому капиталы оседали в сфере обращения. Кредитные операции осуществлялись старыми торгово-ростовщическими домами или отдельными ростовщиками. Как правило, ссуды выдавались под залог земли или товаров.
   Таким образом, к середине XIX в. в Японии сложились определенные предпосылки для формирования капиталистического хозяйства. Однако по уровню экономического развития Япония отставала от европейских государств и США. Феодальный режим, долговременная закрытость страны, политическая раздробленность, тормозившая формирование всеяпонского рынка (товаров, капиталов, земли, рабочей силы), сдерживали становление капиталистического уклада.
   Важным фактором, ускорившим разложение феодальных и развитие капиталистических отношений, явилось насильственное открытие Японии для внешнего мира. В 1853 г. к японским берегам прибыла мощная эскадра под предводительством коммодора Перри, доставившая правительству страны послание президента США с предложением установить торговые отношения между двумя государствами. В 1854 г. военная экспедиция вернулась, вынудив японцев подписать первый неравноправный договор, открывавший для американцев порты Симода и Хакодате. В 1858 г. США силой оружия заставили японское правительство подписать новый договор, носивший явно дискриминационный характер. Он предусматривал: открытие для торговли между двумя странами ряда новых портов; ограничение вывозных пошлин до 5%, в то время как пошлины на ввозимые в США товары устанавливались в размере от 5 до 35%; соблюдение принципа наибольшего благоприятствования; установление экстерриториальности американцев в гражданских и уголовных делах и пр. Подобные договоры Япония была вынуждена подписать с Англией, Францией, Голландией.
   Включение Японии силовым путем в систему мирового капиталистического рынка оказало противоречивое воздействие на ее экономическое развитие. Производители сельскохозяйственной продукции получили рынок сбыта. Перед промышленниками открылись широкие возможности для приобретения зарубежных машин и оборудования. С 1860 г. обороты внешней торговли быстро возрастали. В экспорте на первом месте стоял вывоз шелка (от 50 до 60% стоимости всего экспорта), затем шел чай, медь, рыба и другие морские продукты. Японские производители хлопка получили возможность выхода на мировой рынок из-за сокращения его экспорта из США, где шла гражданская война. В импорте преобладали ткани и пряжа, ввозилось оружие, суда, промышленное оборудование.
   Высокий уровень спроса на мировом рынке на японские сельскохозяйственные товары в связи с их относительной дешевизной способствовал росту товарности аграрного производства, ускорению процесса расслоения деревни, значительному укреплению экономических позиций помещиков, богатых крестьян, торговцев-ростовщиков. Их деятельность подрывала монопольное положение старых торговых гильдий, создавая тем самым более свободные условия для развития торговли.
   В промышленности развернулось строительство предприятий, базировавшихся на европейской технике. За 1854–1867 гг. только в легкой промышленности было построено 111 новых предприятий. В этот период закладывалась основа для развития тяжелой промышленности. В 1868 г. в стране имелось 53 предприятия, выпускавших машиностроительную продукцию, инструменты, металлоизделия, оружие.
   Наряду с государственными и клановыми, создавались частнокапиталистические мануфактуры (в основном шелкомотальные и винокуренные). После снятия запрета на строительство крупных судов (в 1853 г.) в десяти княжествах были построены верфи. За 1853–1867 гг. на них было построено более 50 кораблей, а на верфях бакуфу (правительства сегуна) – 44. В 1856 г. был спущен на воду первый в Японии пароход.
   Все это свидетельствовало о начале промышленного переворота. Однако в условиях феодального режима фабричная система развивалась медленно. Ввоз в Японию иностранных промышленных товаров приводил к разорению домашней промышленности и городского ремесла. Разорившиеся мелкие товаропроизводители пополняли рынок рабочей силы для развивавшегося мануфактурного и фабричного производств. Следовательно, внешний фактор - насильственное вовлечение страны в мировую торговлю – ускорял процессы формирования капиталистического хозяйства.
   Вместе с тем внешняя торговля становилась фактором, дезорганизующим экономику. Массовый экспорт сельскохозяйственной продукции вызывал повышение цен на нее на внутреннем рынке. Удорожание сырья поставило в затруднительное положение ведущие отрасли промышленности – хлопчатобумажную и шелкоткацкую. На потребительском рынке из-за роста цен на продовольствие сложилась крайне острая ситуация.
   Накопление капиталов в стране было затруднено спекуляцией на золоте и серебре, неэквивалентным обменом. Для иностранных компаний и частных лиц все более прибыльными становились операции по обмену серебра на золото с вывозом последнего, поскольку курс серебра по отношению к золоту в Японии был в три раза выше, чем на мировом рынке. Массовая утечка золота подрывала финансовую систему государства и способствовала повышению цен на внутреннем рынке. Пассивный баланс внешней торговли отражал ее неэквивалентный характер: сельскохозяйственная продукция вывозилась по ценам ниже мировых, а ввозимые промышленные товары из-за высоких пошлин реализовывались по более высоким ценам.
   В условиях экономического кризиса, краха государственных финансов, угрозы иностранного порабощения в Японии возникло мощное антииностранное движение, наблюдался рост антиправительственных выступлений, в которых принимали участие самые широкие слои населения. Объединенные силы оппозиции (представители самурайских княжеств Тесю, Сацума и др., крупной торговой буржуазии), стремившиеся к модернизации существовавшего феодального режима, совершили правительственный переворот, получивший название “революция Мейдзи” (1867–1868). В результате произошло свержение сегуна и была реставрирована реальная власть императора. Вновь сформированное абсолютистское правительство во главе с императором Мацухито (1868–1911), поставив перед нацией задачу догнать и превзойти Запад в экономическом и военном отношении, приступило к проведению реформ в политической сфере, экономике, образовании.
   В ходе этих реформ создавались предпосылки, необходимые для становления капиталистической системы.
   Правительство Японии, встав на путь преобразований, оказалось в трудном положении. Решение задачи скорейшей индустриализации страны требовало ликвидации феодальных форм управления и хозяйствования. Наряду с этим правительство стремилось сохранить положение старых феодальных кругов – князей и самураев, а также представителей торгово-ростовщической буржуазии. Поэтому все проводившиеся государством реформы носили двойственный характер, проводились постепенно; в процессе их реализации феодальные элементы не подверглись немедленной и полной ломке, а приспосабливались, встраивались в новые механизмы управления и хозяйствования.
   Одновременно проводились политические преобразования, а именно ликвидация княжеств, становление новой системы государственного управления, унификация законов и судопроизводства, создание регулярной армии. При этом они были направлены на формирование централизованного государства, что являлось решающим фактором превращения Японии в мощную мировую державу. Одним из первых законодательных актов нового правительства стал указ 1869 г., обязавший феодалов передавать свои владения императору. Окончательная ликвидация княжеств произошла в 1871 г. с образованием префектур во главе с префектом вместо ранее существовавших наследственных губернаторов.
   Князьям и самураям высших рангов, лишенным владений и феодальных привилегий, государство гарантировало высокие пенсии, предоставление льгот при поступлении на государственную службу. При проведении военной реформы в 1872 г. – создании регулярной армии на основе всеобщей воинской повинности – самураям всех рангов предоставляли право на свободный выбор вида деятельности, получение государственных пенсий, 50%-ную скидку при покупке казенной земли.
   Рядом указов правительство установило определенные гарантии свободы личности для всех граждан государства. Декретами 1870, 1871 гг. унифицировались законы и судопроизводство, устанавливалось равенство всех подданных императора перед законом, уничтожалась сословная дискриминация. Последовавшие за этим указы о свободе выбора профессии для лиц всех сословий, о праве свободного передвижения по стране означали ликвидацию феодальной зависимости.
   В 1868 г. был принят указ об отмене цехов, гильдий, клановых монополий, в 1871 г. разрешен свободный выбор сельскохозяйственных культур для посева, в 1872 г. издан указ о свободной торговле рисом и другими сельскохозяйственными продуктами.
   Преодоление политической раздробленности позволило устранить все внутренние таможни, ввести единую денежную систему. С 1870 г. началась чеканка золотых и серебряных монет – иен, равных по весу и пробе доллару США, взамен множества денежных знаков, находившихся в обращении. Таким образом, формировались условия для образования единого всеяпонского рынка, для экономического объединения страны.
   Экономические реформы (аграрная, банковская) были направлены на ускорение первоначального накопления капитала, создание новых общественно-экономических структур. В ходе аграрной реформы 1872–1873 гг. окончательно было ликвидировано феодальное землевладение, формировался слой новых собственников земли. Феодалы приспосабливались к изменившимся условиям хозяйствования. Еще в 1869 г. был принят указ, обязавший их передавать владения императору. При этом законодатели обратились к историческому прошлому страны – кодексу Тайхоре (VIII в.), согласно которому земля являлась достоянием императора. Реформа устанавливала порядок наделения императором населения землей.
   1. Земля формально, без выкупа закреплялась на правах частной собственности за тем, кто ею фактически распоряжался. Крестьяне, наследственные держатели земельных наделов превращались в собственников. “Новые помещики” в результате реформы легализовали свои права на одну треть пахотной земли страны, которая с середины XIX в. находилась в их руках вопреки существовавшим законам. Крупным землевладельцем стал император.
   2. В 1873 г. был введен поземельный налог, являвшийся основным источником государственного дохода, а следовательно, финансовой базой проводимых правительством реформ. Налог распространялся на всех землевладельцев и взимался в денежной форме центральным правительством. Его размер (включая местные налоги) составлял около 50% собранного урожая, что приблизительно равнялось величине земельной ренты, получаемой до реформы феодалами. Поземельный налог, таким образом, представлял собой выкуп, который платили новые владельцы земли государству. Оно, в свою очередь, 40% дохода расходовало на выплату компенсации бывшим собственникам земли в виде пожизненных пенсий. Позже всем князьям и самураям было предложено в добровольном порядке капитализировать пенсии, т.е. получить единовременное пособие в размере пенсии за несколько лет. При этом правительство заявило, что превращение пожизненных пенсий в единовременную компенсацию преследует цель снабдить князей и самураев средствами, необходимыми для торговой и промышленной деятельности.
   В результате аграрной реформы создавались известные предпосылки для становления капиталистических форм сельскохозяйственного производства: была узаконена частная собственность на землю, свобода ее купли-продажи, ипотека. Однако реформа поставила различные группы землевладельцев в неравные стартовые условия для вхождения в рыночную экономику. Основная масса собственников земли – крестьяне – была лишена такой возможности. Они потеряли значительное количество земли. Часть общинной земли (луга, леса, пастбища) перешла к императору. Арендованные или заложенные крестьянами до реформы земли отошли к “новым помещикам”. В итоге их большая часть оказалась собственниками мелких участков земли; в свою очередь, малоземелье вынуждало арендовать землю. Поскольку около половины дохода, получаемого в крестьянском хозяйстве, изымалось в форме поземельного налога, то поиск средств для арендной платы вынудил земледельцев закладывать землю, обращаться к ростовщикам.
   Став собственниками земли, несмотря на все трудности, крестьяне не желали расставаться со своими хозяйствами. Это обстоятельство, во-первых, было одной из причин аграрного перенаселения, вызывавшего постоянный рост арендной платы; во-вторых, сдерживало процесс формирования рынка труда. В условиях растущей арендной платы, недостаточного количества свободной рабочей силы крупным землевладельцам было выгоднее сдавать землю в аренду, чем организовывать хозяйства по капиталистическому образцу. Сохранение полуфеодальных отношений в деревне, когда основная масса собственников земли была вынуждена обращаться к дореформенным способам ведения хозяйства, ослабляло стимулы для капиталистической организации помещичьего хозяйства, придавало процессам формирования предпосылок индустриализации страны определенные особенности.
   Рынок труда в этот период пополнялся главным образом за счет земледельцев, временно оставлявших свое хозяйство и вынужденных прибегать к побочному заработку. Полное разорение их хозяйств играло меньшую роль. На рынке труда преобладали предложения со стороны временных неквалифицированных рабочих из крестьян-отходников. Причем большую их часть составляли женщины и подростки. Ощущался острый дефицит квалифицированных кадров, постоянных рабочих. Известную роль в формировании рынка труда играло разорение ремесленников и деклассирование низших слоев самурайства. Запрещение монопольных цехов, конкуренция иностранных товаров приводили к обнищанию и разорению ремесленников. Однако основная их часть не становилась наемными рабочими, а приспосабливалась к изменившимся условиям, сохраняя старый “цеховой дух”.
   Институт самураев, возникший еще в XII в., в ходе буржуазных преобразований встраивался в новую систему хозяйствования. Самураи, с их ярко выраженным национальным честолюбием, постоянным стремлением поставить Японию впереди других государств, пользовались огромным влиянием среди рядовых японцев и сыграли большую роль в становлении японского капитализма, несмотря на то что составляли 5–6% населения страны. Имущественное положение самурайского сословия различалось, доходы колебались от 1,8 до 10 тыс. коку риса, уровень жизни низших сословий был хуже, чем у крестьян. В связи с этим самураям пришлось выйти на рынок труда и заняться определенными видами деятельности. Это был первый резерв наемной рабочей силы, причем достаточно грамотной и честолюбивой.
   Самураи высших рангов, получив значительные средства, становились крупными землевладельцами, организаторами промышленного производства, учредителями банков и т.п., превращались в новую промышленную и банковскую элиту. Часть самураев составила среднее звено управленческого аппарата. Наконец, некоторые самураи поступали на службу в государственный аппарат, работали по найму учителями, врачами и т.д. Но многие низшие самураи восприняли капитализацию пенсий как удар по сословным привилегиям и не смогли найти себе достойного применения в новом государстве. Размер полученной компенсации не позволял заняться предпринимательской деятельностью или превратиться в рантье, вынуждал их становиться наемными рабочими. Самураи принимали участие в строительстве образцовых государственных предприятий, выполняя свой “долг” перед императором, затем получали на них работу в качестве управленцев или квалифицированных рабочих.
   Процесс формирования рынка капиталов происходил при усиленной государственной поддержке. Торгово-ростовщическая буржуазия предпочитала высокие гарантированные прибыли в сфере обращения, не рискуя вкладывать деньги в промышленность.
   Поэтому правительство было вынуждено взять на себя решение задач первоначального накопления капитала. С этой целью в 1876 г. был пересмотрен порядок взимания поземельного налога, что способствовало увеличению его доли в доходной части государственного бюджета до 70%. Государство таким путем получило необходимые средства для оказания содействия развитию промышленности и транспорта. В этом же году правительство в принудительном порядке заставило князей и самураев капитализировать пенсии, заменив их единовременной государственной компенсацией в размере 5–14-летней суммы пенсии. Пособие выплачивалось правительством частично наличными, частично облигациями государственного займа из расчета 5% годовых в зависимости от размера пенсии. Огромные денежные средства, полученные от государственной казны бывшими князьями и самураями высших рангов, становились важнейшим источником формирования рынка капиталов. С целью сосредоточения капиталов, необходимых для финансирования коммерческих предприятий, правительство в 1872 г. начало банковскую реформу. Первым шагом являлось учреждение национальных банков.
   Формирование новой системы управления государством, строительство промышленных предприятий, создание новых средств транспорта, организация банков требовали высококвалифицированных кадров. С 1872 г. началось проведение реформы в области образования, вводилось обязательное начальное образование для всех слоев населения. Было создано восемь университетских округов. В каждом из них учреждалось 210 начальных школ, в свою очередь, округ делился на районы (32), в каждом из них организовывались средние школы.
   Развитие аграрной экономики. Изменения в социально-экономическом строе привели к прогрессивным сдвигам в сельском хозяйстве, которые выражались в расширении посевных площадей, повышении урожайности основных культур, увеличении объемов аграрного производства, росте его товарности. За 15 лет, прошедших после переворота Мейдзи, посевные площади расширились на 9%, в то время как за предшествовавшие 150 лет они оставались неизменными. Применение с 1887 г. фосфорных удобрений способствовало повышению урожайности сельскохозяйственных культур. Постоянно растущий спрос со стороны текстильных фабрик, сахарных заводов способствовал развитию хлопководства, шелководства, расширению плантаций сахарного тростника. Происходили также изменения в структуре сельскохозяйственного производства. Внутренний рынок страны не был защищен таможенными тарифами от конкуренции иностранных сельскохозяйственных товаров. В связи с этим японская промышленность стала ориентироваться на переработку более дешевого сырья, прежде всего индийского хлопка, что вызвало сокращение посевов хлопчатника, сахарного тростника, индиго. Но нарастало производство чая, шелка-сырца, риса, пользовавшихся широким спросом на мировом рынке. За 1868–1882 гг. экспорт чая, шелка-сырца увеличился в два раза.
   Стимулирующее воздействие на аграрный сектор экономики оказала инфляционная политика правительства. Обесценение бумажных денег в 1877–1880 гг. вызвало двухкратное увеличение цен на рис, стабилизировавшее положение крестьянских хозяйств. Несмотря на малые масштабы производства, фермеры, обрабатывавшие три и более гектаров земли, получали больший доход, чем городские рабочие. Поэтому у японских крестьян отсутствовало желание перебираться в город. Наибольший выигрыш от аграрной реформы и повышения цен на сельскохозяйственную продукцию получили помещики. Закрепив за собой земельную собственность, освободившись от обязанности отдавать часть урожая крупному феодалу, они получали значительные доходы. В условиях аграрного перенаселения, малоземелья крестьян помещики устанавливали высокую арендную плату (выше, чем в Англии в 7 раз, в Германии - в 3,5 раза). Взимая арендную плату в натуральной форме, составлявшей от 25 до 80% урожая рисовых плантаций, они занимались продажей риса, что становилось весьма выгодным бизнесом. Наряду с этим помещики вкладывали полученные средства в строительство предприятий по переработке сельскохозяйственного сырья. Таким образом, перелив капитала из сельского хозяйства в промышленность осуществлялся не только государством путем взимания поземельного налога, но и частными лицами, стремившимися к получению наибольшей прибыли на вложенный капитал.
   С начала 80-х годов из-за отказа правительства от инфляционной политики, восстановления прежнего курса иены, цены на сельскохозяйственную продукцию начали падать. Это обстоятельство, наряду с повышением поземельного и местных налогов, вызвало стремительное падение доходности крестьянских хозяйств. Уплата налогов для многих крестьян становилась непосильной обязанностью. Только за период 1883–1885 гг. 212 тыс. крестьян за долги лишились земли. Разорялись в основном мелкие хозяйства. Одновременно происходило разорение крестьян-кустарников. Таким образом, стабилизация денежного обращения явилась важным звеном в лишении крестьянства земли и других средств производства, в формировании рынка труда.
   Большинство согнанных с земли крестьян было вынуждено арендовать земли у помещиков. Если в 1873 г. арендованная крестьянами земля составляла 31% всей пахотной земельной площади, то к 1892 г. она достигала 40% (для рисовых полей – 45%). Положение большей части крестьянских хозяйств было крайне неустойчивым. Средний размер земельного участка, находившегося в собственности крестьян, составлял один гектар. Причем 70% крестьян владели менее чем одним гектаром земли. Поземельный налог составлял 50% валового дохода, полученного в крестьянском хозяйстве, уплата его диктовала необходимость продавать урожай по низким ценам, поскольку у основной массы крестьян не было возможности придерживать продукцию, ожидая выгодной конъюнктуры. В крестьянских хозяйствах оставалась незначительная часть полученного дохода, что не позволяло применять новую агротехнику, земледельческие орудия, вносить изменения в организацию хозяйственной деятельности. Техника и агротехнические приемы оставались средневековыми, преобладал ручной труд. Основными культурами были рис, ячмень, соевые бобы. Малоземелье обусловливало интенсивное использование земли. Обычно между рядами ячменя сеяли соевые бобы, убрав их урожай, поля удобряли, заливали водой, затем сеяли рис.
   В условиях аграрного перенаселения сдача земли в аренду была крайне выгодна. Многие предприниматели стремились часть своих доходов вложить в землю для последующей сдачи ее в аренду. Однако перелив капиталов не вносил существенных изменений в развитие аграрной экономики.
   Основные этапы и особенности промышленного переворота. Политические и социально-экономические преобразования создали известные предпосылки для промышленного переворота, начало которого относилось еще к середине XIX в. Решая задачу превращения Японии в кратчайшие сроки в мощную военно-индустриальную державу, новое правительство, с одной стороны, широко использовало западноевропейский и североамериканский опыт, а с другой – учитывало национальные особенности, конкурентную хозяйственную ситуацию в стране.
   В этот период еще не завершилась мануфактурная стадия в развитии промышленности. Становление крупной промышленности нуждалось в значительных инвестициях, возможности для которых были лишь у привилегированных торговых домов “Мицуи”, “Оно”, “Симада” и некоторых других. Представители торгово-ростовщического капитала, бывшие при сегунах и князьях откупщиками, казначеями, кредиторами, и при новой власти предпочитали более выгодные кредитные операции, предоставляя займы правительству, очень неохотно вкладывали капитал в производственную сферу.
   В этих условиях правительство было вынуждено прибегнуть к прямому вмешательству в экономику, прежде всего в форме государственного предпринимательства. Его основой стали военные предприятия, принадлежавшие раньше сегуну и отдельным князьям. Правительство развернуло строительство крупных промышленных объектов, привлекая из-за границы самую передовую технику, технологию, капитал, специалистов. Сооружаемые “образцовые” фабрики, заводы, верфи, горные рудники, железнодорожные и телеграфные линии должны были создать мощный военно-индустриальный потенциал, обеспечить приток средств в государственный бюджет, послужить эталоном капиталистической организации производства для зарождавшейся национальной промышленной буржуазии.
   Для управления государственным хозяйством в 1870 г. был создан Департамент промышленности, исполнявший также функции инновационного центра, способствуя внедрению достижений западной науки и техники в промышленность. Государство взяло на себя основные затраты по организации технически сложных и новых производств. Это давало возможность повысить конкурентоспособность товаров, увеличить их экспорт, производить продукцию, ввозимую ранее из-за границы, что обеспечивало увеличение валютных резервов правительства.
   Развитие промышленности в значительной степени было обусловлено военно-стратегическими задачами, модернизацией армии и флота. Поэтому военные отрасли, связанные с ними производства были приоритетными, именно в них внедрялись достижения научно-технического прогресса. Государство сооружало военные арсеналы – комбинаты по изготовлению оружия, наиболее крупные из них находились в Токио и Осаке. Строительство новых верфей и модернизация старых ускорили развитие судостроения. Для обеспечения военно-промышленного комплекса сырьем и топливом реконструировались и расширялись горные предприятия. На них работали иностранные инженеры,, использовалась передовая техника.
   Государство придавало большое значение развитию текстильной промышленности. Строившиеся прядильные фабрики оснащались новейшей английской техникой. Шелко-мотальные фабрики сооружались по передовым французским и итальянским образцам. Создавались предприятия по производству сукна, не изготовлявшегося ранее. Наряду с этим правительство организовало цементные, кирпичные, стекольные, сахарные, мыловаренные и другие заводы. Особое внимание оно уделяло развитию новых видов транспорта и современных средств связи, которые способствовали снижению стоимости транспортных перевозок, расширению внутреннего рынка, экономическому объединению страны. Правительство пыталось привлечь частный капитал к строительству железных дорог. Для этих целей была организована компания, акционерам которой государство гарантировало 7% ежегодных прибылей. Однако она распалась, не успев приступить к работе, так как не удалось собрать и половины требуемой суммы. Государству пришлось обратиться к английскому займу. С его помощью в 1872 г. была проложена первая железная дорога Токио–Иокогама протяженностью 28,8 км. В том же году при помощи английских специалистов была проведена первая телеграфная линия.
   К началу 80-х годов собственность государства достигла значительных масштабов. Ему принадлежало 5 судостроительных верфей, 5 военных арсеналов, 10 рудников, 52 фабрики, 51 торговый корабль, 100 км железных дорог, телеграфная система.
   Государственное предпринимательство выступало в форме правительственных заказов частным предприятиям. Широко практиковалась выдача субсидий, предоставление налоговых льгот, передача производственных фондов на безвозмездной основе определенному кругу предпринимателей, как правило, являвшихся кредиторами правительства. Подобная практика повлияла на развитие текстильной промышленности, судостроения и судоходства.
   Государственное вмешательство не ограничивалось промышленной сферой. Правительство активно проводило операции на мировом рынке, сбывая чай, рис, шелк, закупая на вырученные средства промышленное оборудование и сырье, которые продавались японскими фабрикантам. В начале 70-х годов правительство приступило к организации новой кредитно-денежной системы. При поддержке государства была создана группа “национальных банков”. В ее задачи входило налаживание системы денежного обращения, финансирование промышленных и торговых частных предприятий. Первый такой банк был учрежден в 1873 г. торговыми домами Мицуи и Оно. Капитализированные пенсии бывших князей, самураев вкладывались в национальные банки, число которых к 1879 г. достигло 153. Причем 75% банковского капитала принадлежало самураям. Государство оказывало поддержку акционерным внешнеторговым компаниям. По заказам правительства проводились геологические изыскания, в ходе которых были открыты запасы угля, железной руды, золота.
   Частное предпринимательство на этом этапе промышленного переворота отличалось определенными особенностями. Денежные средства старых торгово-ростовщических домов и бывших феодалов вкладывались в основном в кредитные операции и торговлю, составляя основу банковского и торгового капитала. В начале 80-х годов в сфере кредита он оценивался в 75 млн иен, в торговле – в 36 млн, а в промышленности – в 15 млн.
   Строительство новых предприятий осуществлялось преимущественно представителями средней и мелкой городской буржуазии, а также помещиками в отраслях легкой промышленности, в производствах по переработке сельскохозяйственного сырья, где было легче внедрять машины, находить рынок сбыта и дешевую рабочую силу.
   Первая частная прядильная фабрика, оснащенная американскими станками, была пущена в 1872 г. Однако основная масса вновь сооружаемых предприятий базировалась на примитивной технике, отличалась высокой долей ручного труда, поскольку размеры капиталов, инвестированных средней и мелкой буржуазией, помещиками, были, как правило, небольшими. Зато число мануфактур и мелких фабрик быстро росло. За период 1868–1877 гг. их численность достигла 489.
   Таким образом, в 70-е годы главной особенностью промышленного переворота являлось перемещение капиталов из аграрного сектора экономики в промышленный, а также активное участие государства в индустриализации. Объекты государственной собственности, за исключением некоторых текстильных фабрик, работавших на экспорт, горных предприятий, оказались убыточными и не оправдали себя как источник доходов правительства. Для покрытия расходов правительство прибегло к внутренним займам. В 1878 г. был размещен внутренний заем на 3 млн иен для развития промышленности. Высокий уровень расходов порождал дефицит государственного бюджета. Для его сокращения проводились дополнительные выпуски бумажных денег, государственных ценных бумаг. В 1876 г. правительство предоставило национальным банкам право обменивать их банкноты не на золото, а на государственные казначейские билеты. В результате этих мероприятий к 1880 г. в обращении находилось 135 млн необеспеченных банкнот и только 5 млн обеспеченных. Золотое содержание бумажных денег упало за период 1873–1881 гг. в два раза, что вызвало рост цен на товары и услуги. Однако инфляционная политика не принесла желаемых результатов. Государственных ресурсов не хватало на содержание нерентабельных предприятий, для осуществления широкой программы железнодорожного строительства.
   В 80-е годы правительство перешло к осуществлению новой экономической политики. Ее цель состояла в создании условий для активизации частного предпринимательства путем приватизации государственной собственности. В ноябре 1881 г. был издан указ о передаче государственных предприятий в частные руки. Правительство сосредоточивало усилия на развитии чисто военных отраслей (арсеналы армии и флота). Департамент промышленности был упразднен, а вместо него учрежден Департамент сельского хозяйства и торговли. Продажа государственных объектов осуществлялась на льготных условиях, цены устанавливались в 2–3 раза ниже фактических, практиковалась рассрочка платежей на длительные сроки. Государственные предприятия сдавались в аренду, передавались в счет погашения долгов правительственным кредиторам. Основная часть государственной собственности оказалась в руках торгово-ростовщических домов и высших слоев самураев. Государственные медные рудники перешли к фирме “Фурукава”, самый крупный судостроительный завод в Нагасаки, угольные шахты, серебряные рудники Икуно – к “Мицубиси” и т.д. Железнодорожное строительство также стало сферой приложения частного капитала. В 1881 г. была основана первая акционерная компания с капиталом в 20 млн. иен, получившая землю и правительственные гарантии минимальной прибыли в 8% годовых (на 10–15 лет). В последующее десятилетие было организовано еще 15 компаний. Правительство устанавливало за их деятельностью контроль. В собственности государства оставался телеграф.
   Передача объектов государственной собственности в частные руки изменила направления предпринимательской активности, что проявилось в переориентации капиталовложений. При общем росте объявленного капитала всех акционерных компаний с 101,6 до 288,8 млн иен за период 1884–1892 гг. удельный вес банковского капитала снизился с 78,1 до 29,6%, тогда как удельный вес капитала, инвестированного в промышленность, увеличился с 4,9 до 24,6%.
   Сдвиги в инвестиционном потоке стали одним из главных факторов промышленного подъема, начавшегося со второй половины 80-х годов XIX в. В немалой степени он обусловливался стабилизацией кредитно-денежной системы. Правительство с начала 80-х годов отказалось от инфляционной политики. В целях накопления средств повышались прямые налоги, прежде всего поземельный; местные налоги возросли в 1,5 раза; значительно увеличились косвенные налоги (на сакэ, биржевые посреднические операции был введен гербовый сбор). Для обеспечения валютных поступлений власти организовали специальный валютный Иокогамский банк, развернувший активную деятельность на внешних рынках, впервые обеспечив положительное сальдо во внешней торговле. Все это вызвало превышение государственных расходов над доходами, позволив осуществить денежную реформу. Государство в 1882 г. учредило Японский банк и наделило его правом эмиссии новых банкнот. Из обращения было изъято около 1/3 обесцененных бумажных денег. В 1886 г. был установлен серебряно-золотой стандарт. Реформа способствовала стабилизации денежной и кредитной системы, развитию экспорта, ограничению импорта, накоплению средств государством. Восстановление прежнего курса иены привело к снижению цен на сельскохозяйственную продукцию, что с повышением налогов резко снизило доходность и ускорило разорение мелких хозяйств. Этот процесс стал главным источником пополнения рынка рабочей силы в стране.
   Рост капиталовложений в промышленность обеспечивал строительство крупных предприятий, оснащенных новой техникой. С 80-х годов началось применение в промышленности энергии пара. Наиболее быстро процесс механизации происходил в хлопчатобумажной промышленности. Число веретен на хлопкопрядильных фабриках за 1880–1890 гг. увеличилось в 16 раз. Суконная промышленность отличалась самым высоким уровнем концентрации производства, именно в этой отрасли создавались крупные фабрики. Однако в ткацком производстве еще преобладали мелкие и средние мастерские. В шелковой промышленности прочные позиции принадлежали ремеслу в связи с трудностями механизации этого вида производства, а также высоким спросом на мировом рынке на шелк-сырец, даже непрошедший фабричную обработку. Всего за период с 1877 по 1886 г. было построено 760 частных промышленных предприятий.
   Ход промышленного переворота тормозился отсутствием собственного машиностроения и металлургической промышленности. Производство машин и аппаратов делало первые шаги. Механические заводы были маломощны, а их количество – незначительно. Общий технический уровень производства был низким. Даже в наиболее передовой в техническом отношении хлопчатобумажной промышленности 61% пряжи изготовлялся ручным способом на примитивных станках. Развитие черной металлургии сдерживалось недостаточной сырьевой базой. Выплавка железа производилась кустарным способом. Попытка создания современного металлургического завода в г. Камаси потерпела неудачу. Отрасли промышленности, имевшие сырьевую базу, развивались более успешно. Выплавка меди за 1880–1890 гг. увеличилась в 3,4 раза с 5,3 тыс. т до 18,1 тыс. т. Добыча угля за тот же период выросла с 1 млн т до 2,6 млн т. Наиболее передовыми в техническом отношении являлись военное производство и судостроение. Высокими темпами развития отличалось железнодорожное строительство. За 1882–1890 гг. протяженность железных дорог возросла в 10 раз, составив 2190 км. Образовалась единая железнодорожная сеть, что имело важнейшее значение для развития внутреннего рынка.
   Успешное развитие сельскохозяйственного производства, промышленности и транспорта, установление твердой валюты оказали благоприятное воздействие на рост торговли, особенно внешней. Внутренний рынок был ограничен низкой покупательной способностью основной части населения, получавшего либо низкую заработную плату, либо небольшой доход от мелкого земледельческого хозяйства. Внешняя торговля отличалась значительной динамикой, сдвигами в структуре товарооборота, свидетельствовавшими об изменениях в промышленности и сельском хозяйстве. Объем экспорта за 1880–1890 гг. увеличился в стоимостном выражении в 2 раза, импорта – в 2,5 раза. Основными предметами вывоза оставались чай, рис, шелк-сырец. Доля готовых изделий в экспорте (ткани, металлические изделия, стекло, посуда) выросла с 11,0 до 24,5%. В импорте повысился удельный вес промышленного оборудования, сырья для промышленности, полуфабрикатов, главным образом хлопка и металла. Ввоз промышленного сырья составил 21,5% всего импорта в 1893 г., тогда как в 1888 г. эта цифра равнялась 5,5%. До 70-х годов 95% внешней торговли Японии находилось в руках иностранных компаний. Возникновение национальных внешнеторговых акционерных компаний в 70–80-е годы, создавших заграничные агентства в торговых центрах Европы и Азии, расширило возможности японского капитала. Японские товары вывозились главным образом в Китай и Корею. Обеспечение рынков для японской промышленности становилось одной из первостепенных задач внешней политики страны.
   Этап промышленного переворота, приходившийся на 80-е годы, был важным периодом становления промышленного капитализма в Японии, несмотря на то что сельское хозяйство оставалось основой экономики страны и в нем было занято около 2/3 населения страны. В результате приватизации объектов государственной собственности активизировалось частное предпринимательство в промышленности, транспорте, строительстве, что нашло отражение в промышленном подъеме второй половины 80-х годов. Ведущими отраслями промышленности оставались легкая и пищевая, на которые к началу 90-х годов приходилось 90% промышленного производства. Среди ограниченного комплекса отраслей тяжелой промышленности приоритетным являлось военное производство.
   Япония занимала первое место в мире по уровню военных расходов, составлявших 36% государственного бюджета. Одной из отличительных особенностей становления капиталистического хозяйства в Японии являлось то, что еще в ходе промышленного переворота началось формирование монополий. Одни из них создавались в целях конкурентной борьбы с иностранными товарами, переполнявшими японские рынки по причине их слабой таможенной защиты. Такие монополии появились уже в начале 80-х годов. Первыми из них были: картель в текстильной промышленности, объединивший крупнейшие текстильные фабрики страны; японская бумажная компания, монополизировавшая производство и продажу бумаги; японская пароходная компания, в состав которой входили судостроительные предприятия и транспортные фирмы. Другим направлением образования монополий было расширение сферы деятельности семейных торгово-ростовщических домов путем учреждения банков, приобретения на льготных условиях промышленных предприятий, ранее принадлежавших государству, участия в акционерных транспортных компаниях и т.п. Подобная практика становилась основой для создания специфических японских монополий – дзайбацу – в форме конгломератов, включавших в себя предприятия различных отраслей промышленности, банки, железнодорожные, судоходные, торговые компании.
   Изменения в социальной структуре. На процессы формирования новой социальной структуры значительное воздействие оказывало правительство. Представители бывшей феодальной и военной верхушки – князья и самураи высших рангов – получили из государственной казны необходимые финансовые средства для предпринимательской деятельности. Правительство инициировало подключение представителей старой торгово-ростовщической буржуазии к предпринимательству в банковской сфере, промышленности, транспорте. Крупная промышленная и банковская буржуазия, выраставшая из феодальной и торгово-ростовщической элиты, была тесно связана с правительством общностью целей и интересов. Более естественным для свободной конкуренции путем формировалась средняя и мелкая буржуазия – из среды помещиков, городских торговцев и ростовщиков, разбогатевших ремесленников.
   Процесс образования класса промышленных рабочих характеризовался рядом особенностей. Недостаток промышленного капитала, низкий уровень производства в начале реформ Мейдзи обусловливали низкую заработную плату рабочих. Работа на мануфактурах, мелких фабриках рассматривалась земледельцами лишь в качестве побочного временного заработка. Иного выхода для уплаты налогов, долгов они не имели. Большинство крестьян, став собственниками маленьких участков земли, не стремились окончательно расставаться со своим хозяйством. Поэтому разорявшиеся крестьяне вынуждены были за единовременное вознаграждение продавать своих детей на определенный срок (обычно 10 лет) на мануфактуры и фабрики; заниматься отхожим промыслом в отраслях, где требовался физический труд мужчин (прежде всего в горнодобывающей промышленности); жены крестьян использовались в качестве надомной рабочей силы в отраслях легкой промышленности. Самураи низших слоев посылали дочерей на образцовые государственные фабрики, некоторые из них становились работниками специально созданных для них предприятий, их жены работали на дому, поскольку продолжала существовать раздаточная система. В целом на заводах, фабриках, рудниках преобладал труд неквалифицированных временных рабочих.
   Только с 80-х годов начался медленный процесс формирования слоя потомственных профессиональных промышленных рабочих, их количество к началу 90-х годов не превышало 100 тыс. человек. Общее число фабрично-заводских рабочих за период 1882– 1890 гг. увеличилось с 5 тыс. до 350 тыс. человек, что составляло всего 0,86% населения страны. Подавляющее большинство составляли женщины и подростки. Процесс разорения крестьянства, кустарей с 80-х годов усилился. На рынке труда предложение превышало спрос, поэтому в формировавшейся японской промышленности крайне низкий уровень заработной платы сочетался с продолжительностью рабочего дня до 15–18 часов, сохранением многих феодальных методов эксплуатации вплоть до физического наказания работников и т.п.
   Правительство, решая сложнейшие задачи перехода к новому социально-экономическому строю, сочетало заимствование западноевропейских образцов (например, реформа народного образования, начавшаяся в 1872 г., осуществлялась аналогично французскому опыту; принятая в 1889 г. конституция была близка к прусскому варианту и т.п.) с сохранением складывавшихся веками традиций японского народа, исходило из особенностей национальной психологии, сложившейся в условиях закрытого общества.
   Правительство поддерживало традиции через системы военной подготовки, образования, средства массовой информации. В рескрипте 1890 г. императора Мацухито о народном воспитании и просвещении указывалось, что основами социального порядка в стране, системы народного образования должны быть сыновье почитание и почтительность, верноподданность, поддержание духа национализма и монархизма. Стержнем становления личности японца, нового правопорядка оставалось сочетание идеалов синтоизма и конфуцианства, которые в предшествовавшие века играли решающую роль в формировании национальной психологии и системы морально-этических норм, регулировавших поведение японцев в общественной жизни.
   Древняя японская религия – синтоизм – воспитывала в человеке ощущение духа благоустроенности государства, охранявшего благополучие и безопасность своих подданных. Поэтому японец должен был чтить повелителя-императора, от которого исходил мир, закон, порядок. Синтоизм внушал человеку троякие обязательства перед родителями, прародителями и императором. Идеи древнекитайского философа Конфуция стали основой воспитания, образования, поведения японской нации. Регулирующая роль этих идей проявлялась как обязательное соблюдение ,в общественной и личной жизни определенных принципов. Главным из них был принцип сыновней почтительности, любовь сына к родителям, прежде всего к отцу, включавшей и общественные отношения: между императором и министрами, между местными властями и населением и т.п.
   Сыновья почтительность (безоговорочное подчинение отцу) распространялась на всю государственную иерархию, означая подчинение существовавшему порядку. Конфуцианство закрепляло традиционно-патриархальные устои и социальное неравенство, устанавливая строгую иерархию внутри семьи и общества. С самого детства японцу прививалась привычка подчинять свое “я” интересам семьи, группы, государства, в нем воспитывалось сознание зависимости от них, необходимости следования примеру вышестоящего. На первый план выдвигалось “беспрекословное следование за авторитетом”, а удовлетворение личных интересов отодвигалось на второй.
   В период преобразований Мейдзи патерналистская семейная этика, выражавшая идеалы японской нации, стала организующим началом вновь создаваемых экономических и социальных институтов на всех уровнях.
   Патерналистское покровительство создавало атмосферу солидарности и семейных отношений. На общегосударственном уровне император выступал как глава нации – семьи, оказывавший отцовское покровительство всем слоям населения. Организация труда, управление на уровне отдельных хозяйственных единиц базировались на том, что глава предприятия выступал как защитник интересов всех его работников. Его роль была сходна с ролью отца и главы семьи. Все работавшие на предприятии должны были беспрекословно следовать за лидером в интересах стабильности предприятия и, следовательно, жизненного благополучия каждого его работника.
   В условиях текучести кадров, низкого уровня их профессиональной подготовки главной задачей становилось не руководство производственным процессом, а обеспечение стабильности персонала, привлечение на предприятие высококвалифицированных работников. Таким образом, формирование централизованного государства, организация труда на отдельных предприятиях базировались на “семейной модели”. Именно это обстоятельство создало необходимые условия для полного раскрытия феномена японской национальной психологии, основными чертами которой являлись готовность к безоговорочному подчинению, выдержка, настойчивость, нетребовательность в отношении жизненных условий, организованность, трудолюбие и т.п., что послужило основой для невиданного в истории экономического взлета в последующие периоды.

Вопросы для повторения

   1. Дайте характеристику важнейших буржуазных реформ, осуществленных в Японии в 60–70-е годы XIX в.
   2. Определите особенности промышленного переворота в Японии и его основных этапов.
   3. Что такое патернализм?
   4. Какова была экономическая роль государства в становлении индустриальной системы в Японии?

 
< Пред.   След. >