YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История экономики (Под ред. О.Д. Кузнецовой, И.Н. Шапкина) arrow 9.1. Либерально-реформистская модель регулируемого капитализма. США
9.1. Либерально-реформистская модель регулируемого капитализма. США

9.1. Либерально-реформистская модель регулируемого капитализма. США

   Послевоенный экономический подъем: предпосылки, проявления и последствия. После кратковременного спада 1920–1921 гг., вызванного конверсией промышленности, в США начался бурный экономический подъем, продолжавшийся с 1924 до 1929 г.
   Его главной предпосылкой была широкая модернизация промышленности, включавшая внедрение последних достижений научно-технического прогресса, научных методов организации производства. Финансовой базой этого процесса являлись огромные прибыли, извлекаемые американскими корпорациями, экспортировавшими капиталы и товары в европейские и другие страны. С 1923 по 1929 г. их чистая прибыль составляла более 50 млрд долл.
   Наиболее активно подъем происходил в отраслях, связанных с научно-техническим прогрессом. Основой формировавшегося хозяйственного комплекса были автомобильная промышленность и примерно десять отраслей, тесно связанных с ней, – алюминиевая, сталелитейная, нефтехимическая, электротехническая, химическая, стекольная, резиновая и пр., а также новые виды промышленного производства – радиотехническое, авиационное и др. Все они работали как на потребительский, так и на рынок средств производства.
   Символом процветания США стал автомобиль. Компаниями “Форд”, “Дженерал моторз”, “Крайслер” выпускалось 3/4 мирового производства автомобилей. Они увеличили их выпуск с 1921 по 1929 г. более чем в три раза – с 1,5 млн до 4,8 млн штук. Главными количественными показателями подъема были рост промышленного производства на 23%, производительности труда и заработной платы на 43%.
   Качественные показатели подъема выражались в повышении благосостояния, особенно квалифицированных рабочих, людей, занимавшихся мелким и средним бизнесом. Средний класс составлял 60% населения страны. К концу 20-х годов удельный вес заработной платы в национальном доходе составлял 80%. Доля фонда потребления в валовом национальном продукте достигла тех же 80%. В структуре личного потребления 40% приходилось на оплату различных услуг, из которых 1/8 расходовалась на приобретение товаров длительного пользования.
   В этот период потребительский рынок был насыщен товарами массового спроса. Почти каждая семья имела радиоприемник, холодильник, стиральную машину, другую бытовую технику. Для семей представителей средних классов были доступны и легковые машины.
   За годы экономического подъема в США был достигнут уровень массового производства товаров и услуг. Американская экономика сделала громадный рывок, оставив позади весь остальной мир. До сих пор американские политики и ученые оценивают эти годы как период наивысшего процветания страны за всю ее историю.
   В связи с этим сформировалась концепция американского типа цивилизации, основные положения которой заключались в утверждении национального превосходства, неограниченных возможностей, в том числе бизнеса, основанного на индивидуализме, свободной конкуренции, отрицании государственного вмешательства в экономику. Основатель классический экономической теории А. Смит, отстаивавший позиции экономического либерализма, стал чуть ли не национальным героем страны.
   На фоне общего экономического подъема ряд отраслей испытывал серьезные трудности, многие рынки были перенасыщены, формировавшееся общество потребления отторгало продукцию судостроения, угольной, текстильной, швейной промышленности. В тяжелом положении находилось сельское хозяйство. Эти обстоятельства стали причиной нараставшей несбалансированности между производством и потреблением. Необходимо было начать перестройку не испытывавших подъем секторов экономики. Застой производства рассматривался как временное явление, процветание казалось вечным. Президент Г. Гувер в марте 1929 г. обещал всем слоям общества процветание – “цыпленка в каждой кастрюле и две машины в каждом гараже”.
   Экономический кризис 1929–1933 гг., причины и проявления. Однако действительность самым жестоким образом опровергла оптимистические прогнозы. Паника на Нью-Йоркской фондовой бирже 24 октября 1929 г. была подобна грому среди ясного неба. Общие потери были огромными. Курсы акций ведущих компаний в 1929–1932 гг. катастрофически упали. Цены на акции “Дженерал моторз” снизились в 80 раз, “Нью-Йорк сентраль” – в 51 раз, “Радио-корпорейшн” – в 33 раза, “Крайслер” - в 27 раз, “Юнайтед Стил” – в 17 раз и т.п. Общая цена акций, котировавшихся на бирже, за годы кризиса уменьшилась в 4,5 раза.
   Биржевая паника была вызвана волной массовых продаж акций. В 20-е годы биржевая спекуляция базировалась на кредитных средствах. Покупатели акций в широких масштабах пользовались ссудами коммерческих банков и других специализированных учреждений. Когда курсы акций, оторвавшись от номинала, начали идти вниз, кредиторы потребовали возврата ссуд. Спекулянты с целью получения необходимых средств начали продавать акции, ускоряя этим их падение.
   Обвал курсов ценных бумаг на Нью-Йоркской бирже вызвал панику и аналогичные явления во всех странах Запада. Гигантская волна финансово-экономических потрясений прокатилась по всему западному миру. Кризис принимал всеохватывающий характер. Однако наибольшие потрясения выпали на долю США.
   Страна вступила в полосу краха финансовой и кредитной системы, который выражался в массовой волне банкротств. За 1929–1933 гг. разорилось 135 тыс. торговых, промышленных и финансовых фирм, 5760 банков. Убытки корпораций только в 1932 г. составили 3,2 млрд долл. Федеральная резервная система заняла пассивную позицию, оставив без финансовой поддержки коммерческие банки. Следствием кредитного кризиса явился отказ от золотого стандарта. В результате девальвации курс доллара снизился с января по декабрь 1933 г. на 36%.
   Практически во всех отраслях промышленности наблюдалось падение производства. В результате ухудшения экономического положения в стране сократились капиталовложения в производство, что в большой степени повлияло на снижение его объемов. Промышленное производство в целом сократилось почти наполовину – на 46,2%. Выпуск автомобилей уменьшился на 80%, выплавка чугуна – на 79, стали – на 76%.
   Промышленный кризис переплетался с аграрным. Сбор пшеницы упал к 1934 г. на 36%, кукурузы – на 45%. Цены на сельскохозяйственные продукты снизились на 58%, а более 40% фермерских доходов шло на погашение задолженности и налоги. Для сдерживания падения цен и сокращения предложения продуктов на рынке их уничтожали – пшеницу сжигали в топках паровозов и пароходов, молоко выливали в водоемы, картофельные и хлопковые поля заливали керосином и запахивали.
   За годы кризиса разорились и были подвергнуты принудительной распродаже за неуплату долгов и налогов около 1 млн фермерских хозяйств, т.е. 18% общего числа. В результате фермеры лишались собственности на землю. Тысячи разоренных фермерских семей вынуждены были покидать родные места и пополнять ряды многочисленной армии безработных в городах. Число переселенцев только в 1930– 1931 гг. составило 3808 тыс. человек.
   Обороты внешней торговли сократились в 3,1 раза, внутренней – в 2 раза. Национальный доход уменьшился приблизительно в 1,5 раза. Страна была отброшена к уровню 1911 г.
   Неизбежными спутниками кризиса являлись социальные потрясения. Падение курса акций затронуло от 15 до 25 млн человек. Охваченные паникой люди стремились обменять банкноты на золото. Заработная плата снизилась более чем вдвое.
   В конце 1933 г. количество безработных в США достигло 17 млн человек. С учетом членов семей они составили почти половину всего населения. Бедственное положение безработных усугублялось отсутствием социальной помощи. Многие лишились жилья, возникли выстроенные из ящиков и строительных отходов “гуверовские городки” – поселения безработных на окраинах городов. Только в Нью-Йорке в 1931 г. от голода погибло 2 тыс. человек.
   Кризис оказал огромное психологическое воздействие на миллионы американцев. Была подорвана вера во всемогущество индивидуального бизнеса, его способность обеспечивать социальные гарантии. Постепенно происходил поворот в массовом сознании. Его выражением явилось мощное социальное движение, кардинальные изменения политической ориентации основной части населения.
   Страну охватили массовые выступления различных слоев населения. Был создан Национальный совет безработных. В 1930 г. состоялась общенациональная демонстрация, в которой участвовали 1,2 млн безработных. В горной, текстильной, автомобильной, швейной отраслях развернулось стачечное движение. Оно становилось все более массовым. В 1933 г. численность стачечников превысила миллион человек. Организовывались походы голодных и безработных в Вашингтон (1931 – 1932), поход ветеранов первой мировой войны (1932). Была создана стачечная ассоциация фермеров. Фермеры Среднего Запада бойкотировали закупки сельскохозяйственной продукции, противились принудительной продаже ферм, участвовали в голодных походах. Активизация массовых социальных протестов вызвала напряжение политической обстановки. Даже представители деловых кругов осознавали несостоятельность республиканской администрации. На проходивших в 1932 г. президентских выборах убедительную победу одержала демократическая партия, возглавляемая Ф.Д. Рузвельтом. На выборах за него отдали голоса 22,8 млн, а за Г. Гувера – 15,7 млн человек. Рузвельт предложил для выхода из кризиса комплекс реформ, вошедших в историю под названием “Новый курс”.
   Основные направления “Нового курса”. Предложенная программа не была заранее обдуманной системой нововведений. В течение первых 100 дней закладывались основы экономической политики правительства. Ее теоретической базой стало учение выдающегося английского экономиста Д.М. Кейнса, обосновавшего необходимость участия государства в регулировании хозяйственной жизни.
   В осуществлении нового курса выделяют два этапа: первый – 1933-1935 гг., второй - 1935-1938 гг.
   Прежде всего были проведены банковская и финансовая реформы. Они начались с закрытия банков (до 9 марта). На этот день была созвана чрезвычайная сессия Конгресса, которому предложили Чрезвычайный закон о банках. Несмотря на то что многие общественные деятели и политики требовали национализации банков, Рузвельт не пошел на эту меру. В принятом единогласно законе предусматривалось возобновление функций банков и получение правительственных кредитов из Федеральной резервной системы.
   Экспорт золота запрещался. К концу марта 1933 г. было вновь открыто 4/5 банков – членов Федеральной резервной системы. Ранее созданная Реконструктивная корпорация расширила свои операции. За первые два года “Нового курса” сумма выданных ею займов превысила 6 млрд долл. В результате усилилась концентрация банковской системы – число банков с 25 тыс. сократилось до 15 тыс.
   Для увеличения финансовых ресурсов государства и расширения его регулирующих функций США отказались от золотого стандарта, изъяли золото из обращения и провели девальвацию доллара. В январе 1934 г. золотое содержание снизилось на 41%.
   После успешной реализации “Чрезвычайного закона о банках” президент, окрыленный успехом, начал заваливать Конгресс законопроектами. Он рекомендовал резко снизить заработную плату федеральным служащим, членам Конгресса и пенсии ветеранам войны. Несмотря на сильное сопротивление Сената, закон был принят 20 марта. В конце 1933 г. было разрешено употребление спиртных напитков и введен значительный налог на их продажу.
   Заслуживает внимание примененный правительством Рузвельта метод девальвации доллара. Его девальвация затруднялась активным торговым и платежным балансом. Встать на путь массового выпуска необеспеченных золотом бумажных денег Рузвельт не считал возможным. Поэтому он нашел оригинальный путь инфляционного развития. США осуществили крупномасштабные закупки золота по ценам, превышающим курс доллара по отношению к золоту. До конца 1933 г. золота было закуплено на 187,8 млн долл. Это искусственно снизило курс доллара. Одновременно золотой запас был изъят из федеральных резервных банков и передан Казначейству. Банкам взамен выдавались золотые сертификаты, приравненные к золоту и обеспечивающие банковский резерв. В начале 1934 г. был принят Закон о золотом резерве, устанавливающий новую цену на золото, которая действовала до 1971 г.
   Благодаря девальвации доллара распределение дохода изменилось в пользу промышленного, а не ссудного капитала. Тем самым были предотвращены массовые банкротства в кредитной сфере, уменьшилась задолженность монополий правительству, усилились экспортные возможности США.
   Для стимулирования мелких акционеров и вкладчиков была создана Корпорация по страхованию банковских вкладов, а также приняты меры защиты вкладов от риска биржевой спекуляции. Введение государственного страхования депозитов способствовало предотвращению банкротств, повышало доверие вкладчиков.
   Центральное место в “Новом курсе” отводилось проблеме восстановления промышленности. В июне 1933 г. был принят закон “О восстановлении национальной промышленности”. Для его проведения была создана Администрация национального восстановления, в состав которой вошли представители финансовой олигархии – торговой палаты, “Дженерал моторз”, от группы Моргана и других концернов, а также экономисты, деятели Американской федерации труда.
   Закон вводил систему государственного регулирования промышленности и включал три раздела.
   Первый предусматривал меры, способствовавшие оживлению экономики и выводу ее из бедственной ситуации. Основной упор делался на кодексы “честной конкуренции”, в которых устанавливались правила относительно объема производства, применения однотипных технологических процессов, техники безопасности, конкуренции, занятости и найма. Ассоциация предпринимателей разделила всю промышленность на 17 групп, каждая из которых была обязана разработать такой кодекс. В каждом кодексе обязательно оговаривались условия занятости. При найме на работу не допускалась дискриминация членов профсоюза, рабочим предоставлялось право на их организацию, определялись низший предел заработной платы (минимум) и максимально допустимая продолжительность рабочей недели, устанавливались объемы производства, рынки сбыта продукции, единая политика цен. Кодексы запрещали детский труд. В случае утверждения кодекса президентом он становился законом, а действия антитрестовского законодательства приостанавливались. В целом во всех отраслях промышленности администрация Рузвельта санкционировала введение 746 кодексов, охвативших 99% американской промышленности и торговли.
   Во втором и третьем разделах закона определялись формы налогообложения с указанием порядка использования средств фонда общественных работ. Для оказания помощи безработным Конгресс создал Администрацию общественных работ, которой выделялась невиданная по тем временам сумма – 3,3 млрд долл.
   В числе других мер борьбы с безработицей было создание трудовых лагерей для безработной молодежи в возрасте 18–25 лет. Для этого Рузвельт учредил Гражданский корпус сохранения ресурсов. Он предложил Конгрессу направить безработных молодых людей в лесные районы. Тем самым, считал президент, удастся улучшить естественные ресурсы страны, укрепить здоровье молодежи, а главное, о чем умолчал президент, убрать из городов горючий материал.
   Уже в начале лета были созданы лагеря, рассчитанные на 250 тыс. молодых людей из семей, получавших помощь, а также безработных ветеранов. Там они имели бесплатное питание, кров, форму и доллар в день. Работы проводились под наблюдением инженерно-технического персонала, во всем остальном они подчинялись офицерам, мобилизованным из армии. В лагерях вводилась почти воинская дисциплина, включая строевые занятия.
   Рузвельт энергично потребовал создания Чрезвычайной федеральной администрации помощи, на которую следовало ассигновать 500 млн долл. для прямых дотаций штатам. Полученные средства распределялись среди нуждающихся. Конгресс вотировал закон. Раздача пособий облегчала положение прозябавших в нищете, но не продвигала ни на шаг решение проблемы занятости.
   В 1933 г. было создано Управление реки Теннесси, деятельность которого являлась воплощением мечты Рузвельта – строителя лучшей Америки. Деятельность управления преобразила этот регион. К пяти плотинам было добавлено 20, река стала судоходной. Значительно было улучшено земледелие, остановлена эрозия почвы, поднялись молодые леса. Показателем успеха был резкий рост доходов населения бассейна реки.
   В годы кризиса работа была предоставлена 40 тыс. человек. Трудом безработных на юге США создавалась современная инфраструктура – строились автострады, аэродромы, мосты, гавани и т.п. Комплексное развитие этого экономического района был первым опытом действия “встроенного стабилизатора” (этот термин появился в 50-е годы) – вмешательства государства в развитие хозяйства.
   Вторым важным законом стал Закон о регулировании сельского хозяйства, принятый Конгрессом США в начале 1933 г. в канун объявленной фермерами всеобщей забастовки. Для его проведения была учреждена Администрация регулирования сельского хозяйства. В целях преодоления аграрного кризиса закон предусматривал повышение цен на сельскохозяйственную продукцию до уровня 1909–1914 гг. Во-первых, предполагалось сокращение посевных площадей и поголовья скота. За каждый незасеянный гектар фермеры получали компенсацию и премию. Во-вторых, предполагалось финансирование государством фермерской задолженности, которая к началу 1933 г. достигла 12 млрд долл. В-третьих, правительство получило право девальвировать доллар, ремонетизировать серебро, выпустить на 3 млрд долл. казначейских билетов и государственных облигаций. В результате фермеры за 1933–1935 гг. получили кредиты на сумму более 2 млрд долл. Продажа разорившихся ферм с аукционов прекратилась.
   Проведение этого закона в жизнь привело к тому, что было запахано 10 млн акров засеянных хлопком площадей, уничтожена 1/4 всех посевов. За один год действия Администрации регулирования сельского хозяйства было забито 23 млн голов крупного рогатого скота и 6,4 млн голов свиней. Мясо убитых животных превращали в удобрения. Если случались неурожаи, то это считалось удачей. Так, в 1934 г. США поразили жесточайшая засуха и песчаные бури, что существенно сократило урожай. Таким образом, удалось удержать цены и улучшить положение в аграрном секторе – доходы фермеров к 1936 г. выросли на 50%. Благодаря займам многие фермерские хозяйства справились с кризисом. Однако около 10% всех ферм (600 тыс.) разорились и были проданы.
   Меры, предусмотренные законом о регулировании сельского хозяйства, прежде всего затрагивали мелкие фермерские хозяйства, так как крупные фермеры могли сокращать посевы за счет малоплодородных земель, компенсируя эти потери улучшением обработки хороших земель, покупкой сельскохозяйственных машин и удобрений, добиваясь повышения производительности и увеличения объема получаемых продуктов. Льготными кредитами могли пользоваться также конкурентоспособные фермы, не обремененные долгами.
   Крупные сельскохозяйственные монополии и фермеры имели большую прибыль от повышения цен. Благодаря этому процессу концентрация земельной собственности усилилась.
   Крупной инициативой правительства в области внешней политики явилось принятие Закона о торговле 2 марта 1934 г., предусматривавшего при подписании торговых договоров взаимное снижение тарифов на 50% по усмотрению президента “в интересах американской промышленности и сельского хозяйства”. Цель закона – увеличить экспорт, открыть для США иностранные рынки. Закон был радикальной мерой в самой протекционистской стране и дал через несколько лет ощутимые выгоды для США.
   После первых “ста дней” Ф.Д. Рузвельта экономика страны заметно оживилась. Официальный индекс промышленного производства вырос с 56 пунктов в марте до 101 пункта в июле, цены на сельскохозяйственные продукты с 55 до 83 пунктов, розничные цены на продовольствие подскочили на 10 пунктов. Занятость в июле на 4 млн человек превысила мартовский уровень, 300 тыс. молодых людей выехали в лагеря; стремительное расширение системы федеральной помощи явилось проблеском надежды для безработных. Несмотря на заявления профсоюзов о том, что за счет этих лагерей идет милитаризация труда и снижается заработная плата, они были очень популярны. К 1935 г. лагеря были расширены вдвое – до 500 тыс. человек. Всего до второй мировой войны в них побывало около 3 млн человек. Эти организации осуществляли лесонасаждения, чистку лесов, мелиорацию, рытье прудов, улучшение парков, мостов, дорог и многое другое.
   Масштабы общественных работ были весьма внушительными. В них к январю 1934 г. участвовало 5 млн человек. Пособия получали 20 млн американцев.
   Центральное место в “новом курсе” занимал Закон о восстановлении промышленности. Первоначально он исходил из компромисса между предпринимателями и рабочими. Для предпринимателей важна была отмена антитрестовского законодательства. Профсоюзы получали право на коллективную защиту. С целью добиться “классового мира”, положить конец конкуренции за счет рабочих в одном из пунктов кодекса “честной конкуренции” за рабочими признавалось не только право объединения в профессиональные союзы, но и заключения коллективных договоров с предпринимателями. Тем самым рабочие удерживались от революционной борьбы. В то же время американские монополии не забывали о своих интересах: они предписывали в кодексах фиксировать уровень зарплаты минимальным, а продолжительность рабочей недели – максимальной. После введения таких кодексов общий уровень зарплаты снизился.
   Реализация этого закона укрепила положение крупных монополий, так как в конечном счете они определяли условия производства и сбыта; менее сильные компании были вытеснены. Поэтому закон следует рассматривать как принудительную, но удобную для американских монополий форму картелирования.
   Монополии использовали кодексы “честной конкуренции” и отмену антитрестовского законодательства в своих интересах. Происходил не крутой подъем производства, а раздел рынков между ними. При этом цены на промышленные товары постоянно повышались.
   Рузвельт неоднократно выступал с достаточно жесткими предостережениями в адрес предпринимателей. Они же взваливали вину на правительство, обвиняя его в “чрезмерной централизации и диктаторском духе”.
   Представители крупного бизнеса критиковали законы, регулировавшие промышленное и сельскохозяйственное производства, с позиций идеалов свободы частной предпринимательской деятельности и видели в них почти “государственный социализм”. Мелкие предприниматели считали, что эти акты ослабляли их позиции в конкурентной борьбе с монополиями.
   В мае 1935 г. Верховный суд признал неконституционность мероприятий, проводимых правительством в области регулирования промышленности и сельского хозяйства. Суд указал, что установление минимальной заработной платы и максимальной рабочей недели противоречит конституции. Налог на фермы, предприятия, перерабатывающие сельскохозяйственные продукты, также был признан неконституционным. Таким образом, американская рыночная система признала нетерпимым прямое вмешательство государства в дела экономики. Первый этап “Нового курса” подошел к концу. Его продолжение принесло американскому народу значительные социальные завоевания. С 1935 г. в политике “Нового курса” обозначился поворот влево. Этого добились трудящиеся своей борьбой.
   Отмена Закона о восстановлении промышленности вызвала подъем движения трудящихся. В 1933–1939 гг. бастовало более 8 млн человек. Наиболее активной формой классовой борьбы были “сидячие стачки”, когда часть рабочих оставалась внутри заводов, а остальные круглосуточно их пикетировали. Такие стачки оказались эффективными и способствовали образованию профсоюзов даже в тех отраслях, где произвол предпринимателей был особенно ощутимым. В 1936 г. произошло сплочение всех рабочих организаций. Был создан Рабочий альянс Америки, а также Лига объединенных фермеров и Союз издольщиков.
   В июле 1935 г. был принят закон Вагнера – Национальный акт о трудовых отношениях. В нем признавались необходимость коллективной защиты рабочими своих интересов через профессиональные союзы путем заключения с предпринимателями коллективных договоров, право рабочих на стачки. Администрация не могла применять репрессии за принадлежность к профсоюзу и вмешиваться во внутренние дела рабочих организаций. Судам вменялось в обязанность рассматривать жалобы профсоюзов за нарушение закона.
   По Закону о социальном обеспечении (август 1935 г.) была введена система пенсий по старости и пособий по безработице. Она оказалась очень сложной. В различных штатах выплаты производились по-разному, но единый принцип – забота государства о гражданах, хотя и ограниченная, – был установлен. Пенсии выплачивались с 65 лет; оказывалась помощь больным и инвалидам. Пенсионные фонды формировались из взносов трудящихся и предприятий. Нормы пенсионного обеспечения были едиными по всей стране. Круг получателей пенсий, размеры и сроки выплат определялись законодательством штатов. Однако закон распространялся лишь на рабочих крупных промышленных предприятий и не охватывал рабочих и служащих торговли, сферы обслуживания. Тем не менее рабочее законодательство 30-х годов было серьезным успехом американских рабочих.
   В июне 1935 г. был принят Закон о справедливой регламентации труда, установивший минимальную заработную плату в 25 центов в час с повышением в последующие семь лет до 40 центов и максимальную рабочую неделю в 44 часа с сокращением в следующие три года до 40 часов. Закон касался только рабочих на предприятиях “межштатной торговли”, т.е. национального значения. За его исполнением было трудно уследить, ибо предприниматели зачастую включали в заработную плату и другие платежи. Но в целом он был крупным шагом вперед в области рабочего законодательства.
   Постоянно расширялись масштабы общественных работ. Если на первом этапе на них выделялось 3,3 млрд долл., то в 1935 г. -4,9 млрд, в 1938 г. – 5 млрд долл.
   Наконец, в апреле 1938 г. Рузвельт направил Конгрессу предложения “О стимулировании дальнейшего восстановления”. Законодатели сразу приняли их на фоне массовой безработицы и требований расширить ассигнования на общественные работы.
   На этом этапе правительство оказывало помощь не только крупному фермерству, но и низкодоходным хозяйствам. Рабочие-эмигранты могли проживать в лагерях, арендаторы для покупки ферм получали займы, могли объединяться в кооперативы. Несмотря на то что продолжалось сокращение посевных площадей, началась компания по восстановлению плодородия почв, нарушенного вследствие ряда засух и пыльных бурь, наблюдавшихся в 30-е годы.
   “Новый курс” соответствовал исторической эпохе становления экономической системы регулируемого капитализма. Благодаря вмешательству государства в экономику и социальные отношения страна смогла выбраться из кризиса.
   Политическая активность рабочих, фермеров, городской мелкой буржуазии, негритянского населения вынудили правительство при проведении реформ проявлять гибкость, маневрирование, учитывать интересы различных слоев населения, делать им уступки.
   В то же время “Новый курс” нельзя расценивать как угрозу устоям капиталистического общества, поскольку частная собственность оставалась незыблемой, не было национализировано ни одного предприятия или банка.
   В “Новом курсе” Рузвельта воплотились черты либерально-реформистского варианта регулируемого капитализма. Важнейшим инструментом правительственных мероприятий стал государственный бюджет, за счет средств которого осуществлялось финансирование расширенного воспроизводства и социальных программ. В 1935 г. Рузвельт открыто заявил, что “бюджет будет оставаться несбалансированным до тех пор, пока существует армия нуждающихся”.
   Меры, проведенные в ходе “Нового курса”, несмотря ни на что, сделали его одной из самых прогрессивных страниц истории США.

Вопросы для повторения

   1. Дайте определение экономической системы регулируемого капитализма.
   2. Какие экономические последствия имела для США первая мировая война?
   3. Проанализируйте главные направления экономического подъема США в 20-е годы XX в.
   4. Каковы причины мирового экономического кризиса 1929–1933 гг.?
   5. Выделите и охарактеризуйте отличительные черты либерально-реформистского варианта регулируемого капитализма.

 
< Пред.   След. >