YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow История экономических учений (М.Г. Покидченко, И.Г. Чаплыгина) arrow 1.6. Экономическая мысль России в 20—30-х гг. XX в
1.6. Экономическая мысль России в 20—30-х гг. XX в

1.6. Экономическая мысль России в 20—30-х гг. XX в

   В 1920—30-е гг. российская наука имела свои последние достижения мирового уровня. В 1920-е гг. ряд крупных экономистов-немарксистов еще работал в России, хотя другие крупные экономисты эмигрировали после 1917 г., некоторых выслали в 1922 г., часть уезжала в течение 20-х гг. Экономистов-немарксистов в 1920-е гг. до прихода к власти в 1929 г. Сталина критиковали, но терпели, при Сталине часть из них оказалась в тюрьме, для остальных был выбор — либо осваивать новую профессию, либо становиться марксистом. Марксизм же в России этого времени окончательно превратился в религию, хотя и раньше наиболее творческие люди вынуждены были уходить из марксизма. На рубеже XIX и XX вв. под влиянием философии неокантианства марксизм покинули П. Струве, С. Булгаков и М. Туган-Барановский, а после революции 1905 г. — испытавшие влияние философии неопозитивизма А. Богданов и В. Базаров, о которых речь пойдет ниже.
   Итак, вернемся к достижениям российской науки. В области экономической динамики, наряду с теорией «больших циклов» Н. Кондратьева, в России впервые в мире разрабатывались модели экономического роста, что было связано с началом создания перспективного планирования. Первым здесь был Владимир Базаров (1874—1939), который в своих работах «Кривые развития капиталистического и советского хозяйства» (1926) и «Капиталистические циклы и восстановительный процесс хозяйства в СССР» (1927) опубликовал две модели экономического роста. Далее Григорий Фельдман (1884—1958) в статье «К теории темпов роста народного дохода» (1928) представил двухсекторную модель роста, которую впоследствии американский неокейнсианец Е. Домар вернул в научный оборот. На Западе в этот период также были созданы модель экономического роста Фрэнка П. Рамсея (1928), производственная функция Кобба—Дугласа (1928), производственная функция с нейтральным по Хиксу техническим прогрессом (1932) и модель экономического роста Дж. фон Неймана (1932). Разработка теорий экономического роста 1920—30-х гг. в России была завершена моделью Н. Кондратьева (1934). Кондратьев с 1930 г. сидел в тюрьме, где пытался продолжать научную деятельность. Жена по возможности снабжала его последними научными публикациями. Поэтому в модели Кондратьева были синтезированы идеи Базарова, Рамсея, Фельдмана и Хикса. Модель Кондратьева была описана им в одном из писем жене и пролежала в семейном архиве до «перестройки», до реабилитации Кондратьева.
   В целом же Кондратьев начал писать в тюрьме грандиозную обобщающую работу, в которой задумал дать синтез последних достижений экономической науки как в области маржинализма, так и в области институционализма. План ее был следующим: 1. Экономическая статика. 2. Экономическая динамика: а) теория средних циклов; б) теория больших циклов; в) теория экономического роста. 3. Экономическая генетика. Сохранилась только рукопись «Введения», которая после ее публикации в 1991 г. составила книгу объемом 30 п. л. Кондратьеву не удалось создать задуманную работу, так как в 1938 г. он был расстрелян.
   Еще одной научной проблемой, вызванной к жизни потребностями перспективного планирования, была разработка теории межотраслевого баланса, точкой отсчета для которой была «Экономическая таблица» Кенэ. В рассматриваемый период началом разработки этой теории были статьи Александра Богданова (1873—1928) «Организационная наука и хозяйственная планомерность» и «Организационные принципы единого хозяйственного плана» (обе — 1921) и книга Льва Крицмана (1890—1937) «О едином хозяйственном плане» (1921). О Богданове, многосторонне талантливом человеке, за неимением места можно сообщить только, что в 1920-е г. он создал так называемую всеобщую организационную науку, которая была предшественницей общей теории систем и кибернетики. Его идеи о межотраслевом балансе были частью этой теории. В работах Богданова и Крицмана наряду с другими была поставлена проблема технологических коэффициентов, ключевая для теории межотраслевого баланса. (Значительно позже выяснилось, что еще на рубеже XIX и XX вв. она была фактически решена В. Дмитриевым.) В последующие годы разработка межотраслевого баланса продолжалась, и в 1926 г. в ЦСУ под руководством его директора П.И. Попова был рассчитан «Баланс народного хозяйства СССР на 1923/24 хозяйственный год» с реальными данными статистики. В нем было три сектора — сельское хозяйство, промышленность и строительство. Последним достижением для этого периода была статья М. Баренгольца «Емкость промышленного рынка в СССР» (1928), где была приведена модель для 12 отраслей. Но в 1929 г. пришедший к власти Сталин назвал разработку межотраслевого баланса «игрой в цифири», и на этом создание этой теории в России было временно прекращено. Правда, уехавший в 1926 г. в Германию, а затем в США молодой Василий Леонтьев (1906—1999), уже занимавшийся этой проблемой в Советской России и опубликовавший в 1925 г. статью в журнале «Плановое хозяйство», успешно продолжил разработку теории межотраслевого баланса за рубежом, за что и получил Нобелевскую премию.
   Следует также сказать о теории трудового крестьянского хозяйства. Она начала разрабатываться еще до революции так называемой организационно-производственной школой (А. Челинцев, Н. Макаров, A. Чаянов, A. Рыбников, A. Минин). В 1920-е гг. ее лидером стал Александр Чаянов (1888—1937). Трудовое крестьянское хозяйство (а точнее — «трудовое семейное хозяйство», так как Рыбников рассматривал эти проблемы на примере ремесленников- кустарей, а не крестьян) в отличие от капиталистической фирмы имеет своей целью не максимизацию прибыли (за счет минимизации издержек), а максимизацию потребления и занятости семьи, которая является и производителем, и потребителем. Ключевым понятием теории трудового семейного хозяйства был так называемый трудопотребительский баланс, ведущий свое начало от идей Госсена и Джевонса. Джевонс, в частности, выдвигал положение о том, что человек трудится до тех пор, пока полезность получаемого продукта превышает или равна антиполезности затрачиваемого для этого труда. Чаянов и его коллеги показали, что логика действий и методика расчета оптимального размера трудового крестьянского хозяйства иная, чем у капиталистического предприятия, которое исследовали неоклассики. Теорию трудового крестьянского хозяйства у «организационно-производственной школы» органично дополняли теория кооперации и теория оптимального размещения сельскохозяйственного производства. К сожалению, в 1930 г. эти исследования были прерваны, так как члены «организационно-производственной школы» были подвергнуты репрессиям, и в частности А. Чаянов был расстрелян в 1938 г. Но в конце 1960-х гг. англичанин Д. Тернер, специализировавшийся на экономике Индии, нашел книгу Чаянова «К вопросу теории некапиталистических хозяйственных систем», изданную в 1924 г. в Германии, и в мире начался настоящий «бум Чаянова», поскольку его теория оказалась чрезвычайно актуальной для развивающихся стран, да и в развитых странах семейные хозяйства, несмотря на прогнозы начала XX в., оказались вполне жизнеспособными.
   И наконец, последним достижением этого периода в Советской России была разработка Леонидом Канторовичем (1912— 1986) теории линейного программирования. История ее такова. В 1938 г. к молодому профессору Ленинградского университета Л. Канторовичу обратились представители Фанерного треста с просьбой рассчитать оптимальную методику раскроя сырья. Решая эту задачу, Канторович создал теорию линейного программирования, новую как для экономической теории, так и для математики. Он изложил ее в работе «Математические методы организации и планирования производства» (1939) и в докладе, сделанном в Ленинградском университете. Доклад был раскритикован за применение «буржуазных» математических методов в экономике. Поскольку в это время людей сажали и за меньшие обвинения, Канторович «ушел» опять в чистую математику. Математические методы в экономической науке были снова легализованы в СССР только во время хрущевской «оттепели», на рубеже 1950—60-х гг. За это время американец Т. Купманс независимо от Канторовича тоже создал теорию линейного программирования, и полученная за их работу Нобелевская премия была поделена между ними.

Вопросы для самопроверки

   1. Какие российские экономисты первыми создали модели экономического роста?
   2. На какие исследования в этой области опирался Н.Д. Кондратьев при разработке своей модели экономического роста?
   3. Кто участвовал в разработке теории межотраслевого баланса в 1920-е гг. в Советской России?
   4. Чем отличается теория трудового крестьянского хозяйства А. Чаянова от теорий капиталистической фирмы?
   5. Кто создал теорию линейного программирования?

Литература к теме

   1. Белых A.A. История советских экономико-математических исследований. Л., 1990.
   2. Кондратьев Н.Д. Основные проблемы экономической статики и динамики. М., 1991.
   3. Кондратьев НД. Проблемы экономической динамики. М., 1989.
   4. Леонтьев В.В. Экономические эссе. М., 1990.
   5. Нобелевские лауреаты XX века. Экономика: Энциклопедический словарь. М., 2001.
   6. Чаянов A.B. Крестьянское хозяйство. М., 1989.

 
< Пред.   След. >