YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Теория государства и права (Ж.Б. Доржиев) arrow 4.2. Теория разделения властей
4.2. Теория разделения властей

4.2. Теория разделения властей

   Разделение властей - это одна из основных черт современного правового государства. Предполагается, что для правильного функционирования государства в нем должны существовать независимые друг от друга власти: законодательная, исполнительная, судебная. В настоящее время по принципу разделения властей построены конституции многих государств. Институт разделения властей, как и институт самого права, стал зарождаться с древнейших времен.
   Первой научной работой, в которой говорилось о разделение властей можно считать работу Дж. Локка (1632-1704). Однако, выражая симпатии монархии, Дж. Локк считает, что она все же должна быть ограничена народным представительством и четко определена законом, обязательным для всех, в том числе и для монарха. Главная угроза свободы, считает Дж. Локк, состоит в неразделенности власти, в ее сосредоточение в руках абсолютного монарха, который сам устанавливает законы и принуждает к их исполнению. Он пишет также о том, что власть по принятию законов и власть по их исполнению должны быть разделены. На первое место Дж. Локк вьщвигает законодательную власть. Именно она и образует “первую ветвь власти”.
   Развил до современного понимания теорию разделения властей французский мыслитель Ш.-Л. Монтескье (1689-1755). Он отмечал, что в каждом государстве есть три рода власти: власть законодательная, власть исполнительная, ведающая вопросами международного права, и власть исполнительная, ведающая вопросами права гражданского (судебная). Первая - создает и исправляет законы, вторая - объявляет войну и заключает мир, посылает и принимает послов, обеспечивает безопасность, предотвращает нашествия, третья власть - судебная - карает преступления и разрешает столкновения частных лиц. Словом, под разделением властей один из основоположников понимал не установление жестких барьеров, а наличие у различных ветвей власти возможностей сдерживать действия друг друга, чтобы не допустить концентрации всех полномочий у одной из них.
   Возможность сдерживать действия одной ветви власти может иметь место в случае, если любая из них обладает частью полномочий другой. Именно такой трактовки принципа разделения придерживались отцы американской Конституции. Так, Дж. Мэдисон сформулировал, что там, где все полномочия одного ведомства власти осуществляются тем же органом, который располагает всеми полномочиями другого ведомства власти, там подрываются основные принципы свободного политического устройства. Мэдисон развил идею Монтескье о сдерживании властей друг другом, дополнив ее системой “сдержек и противовесов”. Эта система до сих пор действует в политической жизни США.
   В течение веков концепция разделения властей подвергалась некоторым корректировкам, изменялась и дополнялась, исходя из политико-правовой реальности и обстановки в конкретных государствах. В целом концепция разделения властей оказалась удивительно стабильной.
   В настоящее время появляются некоторые перспективы развития (или толкования) этой концепции на основе принципа субсидиарности, которые были провозглашены в Маахстрихтском договоре (1992 г.) и в Протоколе о применении принципов субсидиарности и пропорциональности 1997 г. к Амстердамскому договору в качестве критерия для разграничения полномочий между европейским Союзом и государствами-членами (по вертикали), но корни этого принципа также уходят в средневековье. Однако пока принцип субсидиарности не фигурирует ни в одной из конституций стран мира.
   Теория разделения властей на законодательную, исполнительную и судебную признана во всех более или менее демократических странах. Согласно современной теории права разделение властей осуществляется на трех уровнях: институциональном, функциональном и персональном. На деле принцип разделения властей строго соблюдается только в условиях классической президентской республики (США). В парламентарных государствах и в смешанной республике разделение властей как общий принцип признается, но здесь парламентская ответственность правительства уравновешена (хотя и в разной степени) полномочиями президента (или иного главы государства) на поле деятельности законодательной власти (регламентарные акты).
   Поскольку классических президентских республик со строгим разделением властей не так много, то идеальное разделение властей - явление редкое. В других же формах правления этот принцип имеет, скорее, ориентирующее значение. Поэтому не вполне адекватным представляется объяснение типа: “идеальное разделение властей - это жесткий тип, а декларируемое разделение властей с реальными нарушениями на функциональном, персональном и даже институциональном уровнях - это мягкий тип”. Из этого следует, что необходимо более четко сформулировать понятие (и цели) разделения властей либо отказаться от него в пользу более широкого понятия, которое описывало бы существо всех явлений, а не его разные типы.

 
< Пред.   След. >