YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Экономическая история России (Т.М. Тимошина) arrow Отмена крепостного права. Аграрная реформа
Отмена крепостного права. Аграрная реформа

Отмена крепостного права. Аграрная реформа

   19 февраля 1861 года Александр II подписал Положение о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости, включавшее в себя 17 законодательных актов и получившее силу закона. В этот же день царь подписал и Манифест об освобождении крестьян. Все это было обнародовано через две недели. В соответствии с Манифестом все крепостные крестьяне отныне получали личную свободу и гражданские права. Они могли заключать различные имущественные и гражданские сделки, открывать собственные предприятия в торговле и промышленности, переходить в другие сословия, уезжать в другие населенные пункты страны, вступать в брак без согласия помещика и т.д.
   В стране устанавливалось выборное крестьянское самоуправление — сельские и волостные сходы (собрания), где избирались сельские старосты и волостные старшины. Вводился волостной крестьянский суд по имущественным искам и нетяжким преступлениям. По решению суда крестьяне могли сами распределять между собой общинные земли, устанавливать очередность и объем повинностей и т.п.
   По закону за помещиками признавалось право собственности на всю землю в их имениях, в том числе и на крестьянскую, которую те ранее обрабатывали в качестве своих наделов. Крестьяне получали наделы не в собственность, а в пользование, взамен за отработку повинностей (оброка и барщины) до полного выкупа земли у помещика.
   Крестьянам предоставлялись не только усадебные земли, избы с огородами, но и полевые наделы, закрепленные за сельской общиной, если они были у них по документам десятой ревизии 1858 года. Не получали землю дворовые крестьяне, крестьяне, переведенные на месячину, рабочие вотчинных мануфактур, крестьяне Южного берега Крыма. Крестьяне не имели права отказаться от надела, но выкуп земли мог осуществиться только «по соглашению сторон», т.е. по желанию помещика.
   В большинстве районов России, которых коснулась аграрная реформа (а это происходило лишь в тех губерниях, где было помещичье землевладение), земля переходила от помещиков не к отдельному крестьянскому хозяйству, а сельской общине в целом, где и производилось распределение наделов между крестьянскими дворами по количеству душ мужского пола. В пределах общины крестьяне не являлись собственниками земли, а лишь ее временными пользователями. Общинная собственность не подлежала купле-продаже. Более того, крестьяне должны были выкупать землю, собственниками которой после выкупа они не становились. Выкуп был обязательным. Если крестьяне отказывались это делать, государство принудительно взыскивало выкупные платежи.
   Поскольку промышленность еще была слабой и не могла поглотить большое количество рабочих рук, было решено ограничить отток деревенских жителей в города. Поэтому крестьяне не имели права отказаться от надела. Правительство предполагало, что такая мера будет временной, не более девяти лет, но в действительности все это сохранялось вплоть до начала XX века. С этой же целью власти не спешили выдавать паспорта освобожденным крестьянам. Их выдача осложнялась целым рядом условий (прежде всего условием полной уплаты налогов), хотя паспорта в стране были введены еще Петром I.
   Таким образом, освободившись от крепостного права, крестьяне оказывались в плену общины, в которой сохранялись правила круговой поруки. Вся община несла материальную ответственность за сбор налогов, отработку повинностей, поставку молодых людей на воинскую службу, содержание сельских церквей, школ, дорог и т.п. Община могла уплатить недоимки за беднейших крестьян, но в наказание могла отобрать надел и вернуть его в «мирской котел». Повсеместно сохранялись телесные наказания.
   Вся территория Европейской части России была поделена на три природно-экономические полосы — нечерноземную, черноземную и степную. Это было сделано для того, чтобы определить нормы крестьянских наделов. В черноземной и нечерноземной полосах были установлены «высшая» и «низшая» норма, причем последняя составляла треть «высшей» нормы. В степной полосе устанавливалась одна норма — «указная». Были утверждены следующие нормы высшего надела: в черноземной полосе — от 3 до 4,5 десятины, в нечерноземной — от 3,25 до 8, в степной — от 6,5 до 12 десятин на ревизскую душу (1 десятина- = 1,096 га).
   Предполагалось, что если у крестьян размеры наделов будут меньше низшей нормы, то им прирежут часть помещичьей земли. Но на практике это случалось крайне редко. Чаще всего было так, что помещики под любыми предлогами отрезали излишки земли (отрезки) от наделов. Наделы могли подвергаться и дальнейшему уменьшению, если в распоряжении помещика оставалось меньше трети всей земли имения (в степной полосе — менее половины). Если крестьянин соглашался, он мог получить только одну четверть высшей нормы надела, но без выкупа, так называемый дарственный надел. Такие наделы получили свыше 500 тыс. крестьян, в основном в Поволжье, на Украине.
   В результате этого процесса после реформы у крестьян оказалось в пользовании земель меньше, чем до 1861 года. Крестьяне потеряли от своих наделов в виде «отрезков» свыше 20% земель, а в наиболее плодородных черноземных губерниях, где земля была особо ценной, у крестьян отрезали до 30—40% площади наделов. Причем отрезались самые ценные и необходимые для крестьян угодья: сенокосные луга, выпасы и водопои для скота и т.д. А за пользование этими угодьями крестьяне были вынуждены платить помещикам дополнительную арендную плату.
   К тому же землепользование крестьян устанавливалось с чересполосицей, т.е. чаще всего крестьянские наделы чередовались с помещичьими, что создавало дополнительные неудобства. Кроме того, по закону крестьяне были лишены лесных угодий, которые оставались собственностью помещиков.
   Выкуп крестьянских наделов также происходил в пользу помещиков. Основное условие определения размеров выкупных платежей заключалось в том, чтобы и после реформы помещикам был обеспечен такой совокупный доход, который они имели до 1861 года. По каждому поместью определялся доход от оброков, как правило, по повышенным нормам. Там, где была барщина, повинности пересчитывали по определенному коэффициенту в денежные оброки. Выкуп земли предполагал капитализацию оброка из 6% годовых. Это означало, что выкупная сумма должна быть такого размера, чтобы помещик, положив ее в банк, имел в виде процентов доход, равный величине ежегодного оброка, получаемого с данного крестьянского хозяйства. Например, если годовой оброк был определен в 12 руб., то выкупной платеж устанавливался в 200 руб. Следуя таким подсчетам, земля оценивалась гораздо дороже, чем ее рыночная цена.
   Фактически крестьяне выкупали не только земельные участки, но и свою личную свободу. Рыночная цена наделов в черноземных губерниях составляла в среднем 284 руб., а по выкупным расчетам — 342 руб. В нечерноземных губерниях — соответственно 180 и 342 руб. Выкупная цена по всей земле составила в конечном счете 867 млн руб., тогда как ее рыночная цена равнялась 544 млн руб. Таким образом, помещики получили выкуп и за освобождение крестьян.
   Исчисленные суммы выкупных платежей для подавляющей части крестьян оказались просто колоссальными, и они не могли сразу их погасить. Поэтому правительство пошло на такой шаг: крестьяне, получившие полный надел, выплачивали непосредственно помещику (сразу, в рассрочку или путем отработки повинностей) 20% всего выкупа. После этого все отношения крестьян с бывшим помещиком формально заканчивались. Оставшиеся 80% суммы выкупа помещикам возмещало государство в форме ценных бумаг под 5% годового дохода. Эту 80%-ю сумму крестьяне должны были выплатить государству в течение 49 лет.
   Следует подчеркнуть, что и 20% выкупных платежей для крестьян были огромной суммой. Выплата их затянулась на многие годы. И до полной уплаты выкупа крестьяне находились на временнообязанном положении, т.е. они были обязаны выполнять барщину или выплачивать оброк по установленным нормам — примерно 8—12 руб. в год. Через 20 лет было принято решение завершить выкуп в обязательном порядке всем оставшимся временнообязанным, а таких было примерно 15% бывших крепостных крестьян. И лишь к 1907 году выкупные платежи были полностью отменены. К этому времени крестьяне выплатили сумму почти в три раза больше установленной по первоначальным расчетам — свыше 1,5 млрд руб.
   Ответная реакция крестьян на закон об освобождении была резко негативной. В 1861 году по стране прокатилась волна крестьянского протеста против условий, на которых их отпускали на волю. Крестьяне не могли понять, почему еще на два года они остаются в прежнем подчинении у помещиков, отрабатывая барщину или выплачивая оброки. Большое недовольство вызвали высшие и низшие нормы наделов, а также величина выкупов, которые они были обязаны выплатить помещикам или казне. Во многих регионах страны распространялись слухи о том, что у помещиков «поддельные» документы, а настоящие «царские» законы якобы скрываются от народа. Крестьянские волнения проходили в черноземных губерниях, в Поволжье, на Украине, на их усмирение были брошены большие воинские и полицейские силы.
   В 1863 году закончилась аграрная реформа и в удельных (дворцовых) хозяйствах, начатая еще в 1858 году. В течение 1863—1865 годов все крестьяне были переведены на выкуп, но фактически они были обязаны выплачивать в виде выкупных платежей тот же оброк, что и прежде, на протяжении 49 лет.
   Государственные крестьяне к 1886 году также были переведены на выкуп, причем эти платежи за наделы были увеличены почти в 1,5 раза по сравнению с величиной оброка. Выкуп земли для таких крестьян был разрешен только для целых селений с единовременной выплатой всех сумм. И все же следует отметить, что условия реформы для удельных и государственных крестьян были гораздо благоприятнее, чем для помещичьих.
   Реформа 1861 года означала, что эпоха феодализма в России заканчивалась, но его пережитки еще долгие годы оставались в качестве реальности хозяйственной жизни страны. Это проявилось в том, что помещики не только сохранили огромные землевладения, но и отобрали часть лучших земель у общины, в то время как основная масса крестьян испытывала земельный голод. До 4 млн крепостных крестьян были освобождены совсем без земли или с минимальными наделами. Почти половина крестьян получила участки менее трех десятин, а более 5% — до одной десятины земли на хозяйство. Это по существу явилось формой экспроприации земли у крестьян в процессе их освобождения. Долгие десятилетия крестьяне оставались в тисках отработок повинностей и выкупных платежей помещикам и правительству, оставаясь при этом неполноправным сословием. Провозглашенное в Манифесте право выбора хозяйственной деятельности в течение многих лет сводилось на нет необходимостью отрабатывать повинности в пользу помещиков за пользование наделами.
   Вместе с тем отмена крепостного права явилась прогрессивным шагом. Она способствовала развитию новых экономических отношений не только в деревне, но и во всем народном хозяйстве страны.

 
< Пред.   След. >