YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Экономическая история России (Т.М. Тимошина) arrow Становление и развитие рыночной экономики России в 1880—1890-х годах
Становление и развитие рыночной экономики России в 1880—1890-х годах

Становление и развитие рыночной экономики России в 1880—1890-х годах

   В 1880-е годы XIX века в основном завершился промышленный переворот. В ведущих отраслях народного хозяйства стали преобладать паровые машины и разнообразная техника — механические станки, оборудование, механизмы, прежде всего в обрабатывающей промышленности. Так, с 1875 по 1892 годы количество паровых двигателей в России увеличилось вдвое, а их мощность — в три раза. За последние десятилетия XIX века появились и начали быстро развиваться новые отрасли: угольная, нефтедобыча и нефтепереработка, машиностроение, химическое производство и др.
   К традиционным промышленным районам в Центре, на Урале и в Прибалтике прибавились новые: угольно-металлургический в Донбассе и Криворожье. Выросли крупные промышленные центры: Юзовка (ныне Донецк), Горловка, Нарва, Орехово-Зуево, Ижевск и др. За 1860—1895 годы выплавка чугуна выросла в 4,5 раза, добыча угля — в 30 раз. Производство чугуна переместилось с Урала на юг России. Появились крупные машиностроительные заводы по производству паровозов (Коломна), пароходов (Сормово), сельскохозяйственной техники (Харьков, Одесса, Бердянск).
   В 1890-е годы количество выпущенных паровозов увеличилось в два раза по сравнению с 1870-ми годами, что позволило полностью отказаться от их ввоза из-за границы. За 30 послереформенных лет были построены такие крупные машиностроительные предприятия, как механический завод Нобеля, Обуховский сталелитейный и пушечный в Петербурге, механический в Перми и т.д.
   На юге страны были построены передовые по техническому оснащению металлургические заводы. В 1872 году вступила в строй первая доменная печь в Юзовке (на заводе английского промышленника Дж. Юза), через два года — на Сулинском металлургическом заводе. Несколько лет спустя Юзовский и Сулинский заводы перешли на богатую руду из Кривого Рога, что привело к быстрому подъему черной металлургии в этом регионе.
   Вскоре к ним присоединился металлургический район с центром в Екатеринославе (ныне Днепропетровске). Молодая южная металлургия, выросшая на вольной, а не на крепостной рабочей силе, превратилась в основную индустриальную базу страны. К началу 1890-х годов здесь производилось более 20% всего российского чугуна, а к концу века — 62%. Свыше 65% общероссийского объема угля добывалось в Донбассе. Каменный уголь стал важнейшим энергоносителем для всей промышленности и транспорта.
   Среди новых отраслей наиболее быстро развивалась нефтедобыча и нефтепереработка, прежде всего в районе Баку. Первоначально там существовала система откупов нефтяных колодцев на определенный срок. С 1872 года нефтяные районы стали сдаваться в долгосрочную аренду с торгов. В это же время стала внедряться новая техника — бурение скважин и выкачивание нефти при помощи паровых двигателей. Все это позволило увеличить добычу нефти за 1870— 1890-е годы с 1,7 млн до 243 млн пудов, т.е. в 140 раз. К концу XIX века нефтедобыча возросла до 633 млн пудов, что позволило России выйти на первое место в мире по этому показателю. Из нефтепродуктов большим спросом стал пользоваться керосин для бытового потребления. Мазут и бензин в промышленности и на транспорте использовался пока в незначительном количестве.
   Особенностью этого периода было  бурное развитие рассеянной мануфактуры, когда часть обрабатывающей промышленности «переселялась» в деревню, где имелись дешевые рабочие руки. Крестьяне, еще прикрепленные к общинным наделам, широко участвовали в различных промыслах, из которых позже создавались крупные промышленные предприятия. Таким образом в Центральной России возникли многочисленные фабрично-заводские поселки — Орехово-Зуево, Павловский Посад, Гусь Хрустальный и др., в которых в конце XIX века проживало до 50% промышленных рабочих. Наряду с крупными промышленными центрами в глубине России развивались новые виды мелкой промышленности, которые были связаны с большими фабриками разделением труда.
   Заметные изменения происходили и на рынке труда. Если в дореформенной России работники промышленных предприятий чаще всего были оброчными крепостными крестьянами или крепостными работниками посессионных и вотчинных мануфактур, то в 1860—1870- е годы они становились свободными людьми, не связанными с общиной, навсегда переехавшими в города вместе с семьей.
   Они заметно отличались от прежних рабочих более высоким уровнем грамотности, поскольку работа на промышленных предприятиях требовала от них умения обслуживать различные машины и технику. Квалифицированные кадры особенно были нужны на крупных заводах и на железнодорожном транспорте. Их численность за 1865—1890 годы выросла с 706 тыс. до 1432 тыс. человек. Всего же в конце XIX века в России насчитывалось около 10 млн лиц наемного труда, из них 3,5 млн наемных сельскохозяйственных работников, 1 млн — занятых в строительстве, 2 млн — «чернорабочих», 2 млн — занятых надомной работой.
   В последние три десятилетия происходил бурный рост городского населения. Так, по материалам первой переписи городов 1863 года, оно составляло 6 млн человек, а в 1897 году, когда проходила первая всероссийская перепись населения, 17 млн человек, т.е. увеличилось в 2,8 раза, тогда как все население страны увеличилось в 1,5 раза. Доля городского населения к концу века составила 13,5%. Правда, здесь надо отметить, что более 300 крупных фабрично-заводских поселков с населением свыше 20 тыс. жителей каждый (Юзовка, Ижевск) официально городами не числились, поэтому их жители не считались горожанами.
   Особенно быстрыми темпами росло городское население за счет крестьян в 1890-х годах, когда в основном завершились отработки временнообязанных крестьян, и они могли свободно уйти в города на заработки. Так, если в начале 1860-х годов по паспортам уходило примерно 1,3 млн человек в год, то в 1890х годах — свыше 7 млн человек.
   По официальной статистике конца века, городское население состояло из следующих групп: крупная буржуазия, помещики и высшие чиновники — 11%, мелкие ремесленники и лавочники — 24%, «люд рабочий» — 52%.
   Наиболее высокими темпами возрастало население самых крупных городов — Киева, Риги, Одессы, Варшавы — центров торговли и промышленности, поскольку там можно было найти работу, открыть свое дело. В 1897 году в Петербурге насчитывалось 1,2 млн жителей, в Москве — более 1 млн. Заметно менялся внешний облик городов, в которых появлялись многоэтажные дома, трамваи, улицы стали освещаться электрическими фонарями.
   Большую роль в пореформенной экономике начинал играть железнодорожный транспорт, который становился важным элементом всей инфраструктуры. Железные дороги связывали Центральную Россию и ее окраины в единый хозяйственный механизм, способствовали формированию рыночной экономики, усиливали подвижность населения. В течение второй половины XIX века Россия строила железные дороги гораздо быстрее, чем многие западноевропейские страны. За 1861—1891 годы их протяженность возросла с 1,5 тыс. до 28 тыс. верст. В 1865—1875 годы ежегодно в стране строилось по 1,5 тыс. верст. К 1899 году железные дороги насчитывали уже 58 тыс. верст.
   Железные дороги должны были прочно связать центр страны с крупными зерновыми районами. Этому служили такие линии, как Москва — Курск, Москва — Воронеж, Москва — Нижний Новгород. Новые линии прокладывались в морские порты на Балтийском и Черном море — в Одессу, Ригу, Либаву (Лиепаю), откуда зерно и другая сельскохозяйственная продукция выво- зились за границу. С конца 1870-х годов началась постройка дорог промышленного значения. Магистрали прокладывались в промышленные районы: в Донбасс, Криворожье, на Урал. Закавказская дорога Баку — Тифлис — Батуми обеспечивала перевозку нефти в черноморский порт. В 1897-1907 годах в России был построен первый магистральный нефтепровод из Баку в Батуми. Доведенная до Самарканда Закаспийская железная дорога стимулировала активное развитие среднеазиатской хлопководческой сырьевой базы.
   Промышленный подъем 1890-х годов ознаменовался бурным ростом железных дорог. За десять лет было построено более 21 тыс. верст железнодорожных путей, или треть всех дорог России. По протяженности железных дорог Россия вышла на второе место в мире после США. Постепенно железные дороги соединялись между собой в крупных узлах, создавая единую железнодорожную систему в Европейской части страны. Однако железнодорожная сеть в пересчете на 1 тыс. кв. км территории была очень незначительной по сравнению с передовыми странами. Так, в России в 1895 году этот показатель был ниже, чем в Германии, почти в 53 раза, а в Англии — в 66 раз.
   Железнодорожному строительству сильно противодействовали владельцы ямских станций и речных судов, всячески старавшиеся не допустить развития новых средств передвижения. Они подкупали чиновников, лишь бы железные дороги обошли стороной их города. В результате множество старинных городов в Центральной России оказались в тот период вне зоны железнодорожного строительства, что негативно сказалось на их дальнейшем развитии.
   Первоначально железные дороги строились в основном на частные средства с широким привлечением иностранного капитала. Постепенно сюда вкладывалось все больше государственных средств, тем самым частные капиталы соединялись с государственным. И все же частный капитал боялся рисковать в новом для себя деле, да и прибыли в этой отрасли пока были не очень высокими. Поэтому, начиная с середины 1860-х годов, государство стало выделять частным компаниям под казенные заказы на сооружение железных дорог огромные суммы, которые нередко превращались в безвозмездные субсидии, использовались не по назначению, с большими финансовыми нарушениями. В денежных злоупотреблениях были замешаны такие чиновники и предприниматели как А.А. Абаза, К.Ф. фон Мекк, П.Г. фон Дервиз, заработавшие на государственных заказах миллионные состояния. Среди железнодорожных «королей» также были: С.Д. Башмаков, С.С. Поляков, П.И. Губонин, В.А. Кокорин и др. В середине 1880-х годов министерство финансов потребовало изъять объекты железнодорожного строительства у частных компаний, а новые — строить за счет казны. Бурное развитие железных дорог находилось под защитой государства, что влекло за собой сильное государственное вмешательство в экономику в целом.
   Железные дороги, предъявляя огромный спрос на металл, уголь, лес, нефть и др., послужили мощным стимулом для развития различных отраслей промышленности. Так, в 1890-е годы железные дороги потребляли до 36% добываемого в стране угля, 40% нефти, 40% металла. Для железных дорог требовались квалифицированные рабочие кадры: машинисты, работники депо и путевого хозяйства. К концу XIX века более 70% общего объема грузов перевозилось железными дорогами.
   Наряду с железнодорожным большое развитие получил и водный транспорт. Если в 1860 году в России было около 400 речных пароходов, то в 1890-х годах — свыше 1,5 тыс. Россия, практически не имевшая в середине XIX века своего морского флота и использовавшая для перевозок зарубежные корабли, за последние десятилетия века увеличила их количество с 50 до 520.
   Заметно изменился внутренний рынок. Пореформенные годы отмечены быстрым ростом внутреннего товарооборота: за 1873—1900 годы с 2,4 млрд почти до 12 млрд руб. По мере общего развития крупной промышленности и железнодорожного транспорта менялись и формы торговли. В крупных городах создавались торговые фирмы с разветвленной сетью стационарных магазинов, складов. Сформировались товарные биржи с огромным торговым оборотом. Как правило, биржи функционировали по специализированному признаку: продажа леса, хлеба, строительных материалов и пр.
   Ярмарочная торговля постепенно утратила свое значение, и сезонные ярмарки сохранялись лишь в менее развитых регионах. Сокращению роли ярмарок в большей мере способствовало расширение биржевой торговли и создание сети железных дорог. Примером таких отрицательных последствий служит судьба Ирбитской ярмарки на Урале. Так получилось, что в 1885 году железная дорога Екатеринбург-Тюмень прошла в 100 км от Ир- бита. В результате резко снизились объемы ярмарочной торговли, а затем она совсем сошла на нет.
   Еще в 1820-е годы зародилась практика проведения промышленных выставок. В 1829 году в Петербурге была открыта I Всероссийская мануфактурная выставка, в работе которой участвовали сотни российских предпринимателей с самой разнообразной продукцией. И вплоть до революции подобные выставки проходили раз в четыре года попеременно в разных городах страны. Во второй половине XIX века Россия являлась непременным участником всемирных выставок, где текстиль, парча, продукция машиностроения, продовольственные товары, ювелирные изделия, продукция фарфоровых и стекольных заводов, изделия художественных промыслов неизменно получали высокие награды.
   Усиление товарного характера сельского хозяйства привело к быстрому росту хлебного рынка, который увеличился за 30 пореформенных лет более чем в два раза. Из общего количества продаваемого хлеба примерно 60% потреблялось внутри страны, а 40%— вывозилось за границу. Еще быстрее развивался рынок промышленных товаров как производительного, так и личного потребления. В стране сформировался устойчивый спрос на машины, орудия сельскохозяйственного труда, продукты нефтепереработки и, прежде всего, керосин, ткани, обувь промышленного изготовления. Крупным потребителем становилось не только городское, но и сельское население.
   Во вторую половину XIX века значительно возросли объемы внешнеторгового оборота, страна быстро входила в мировой рынок. Совокупный объем экспортно-импортных операций за 1861—1900 годы увеличился в три раза — с 430 млн до 1300 млн руб., причем стоимость вывозимых товаров на 20% превышала стоимость ввозимых. В структуре экспорта конца века 47% занимал хлеб. За пореформенные годы вывоз хлеба увеличился в 5,5 раза. В конце века на внешний рынок ежегодно поступало до 500 млн пудов зерновых. Среди других экспортируемых товаров были лен, лес, пушнина, сахар. В эти же годы значительно вырос экспорт сырой нефти и керосина.
   Основными статьями импорта были машины, оборудование для промышленности и сельского хозяйства. Немалую долю импорта составляли металлы, хотя собственная российская металлургия постоянно развивалась. К концу века снизились закупки хлопка-сырца в связи с развитием хлопкосеющих районов в Средней Азии. В числе импортируемых были чай, кофе, какао-бобы, пряности. По-прежнему подавляющая часть внешнеторгового оборота — 75—80% — приходилась на европейские страны — Англию, Германию, а остальные 20—25% — на азиатские страны и США.
   В конце 1860 — начале 1870-х годов в России разгорелась настоящая «учредительская горячка». В эти же годы подобный процесс происходил почти во всех развитых странах Европы, в США и Японии и имел название «грюндерство», т.е. массовое учредительство акционерных обществ, банков, страховых компаний, сопровождаемое выпуском ценных бумаг, биржевыми спекуляциями и пр.
   Бурное развитие промышленности и железнодорожного строительства требовало крупных капиталов, превышающих возможности отдельных предпринимателей, поэтому в эти же годы достаточно быстро развивалось акционерное дело. Если до реформы в стране насчитывалось всего 78 акционерных компаний с общим капиталом в 72 млн руб., то в 1860—1870-е годы было создано 357 акционерных компаний с капиталом в 1116 млн руб. Правда, многие из этих компаний, возникших на волне биржевого ажиотажа, оказались «дутыми» и лопнули.
   Процесс концентрации крупных российских капиталов, как и в других странах, начался преимущественно в сфере железнодорожного строительства. Из всех совокупных инвестиций в промышленность было вложено лишь 14%, тогда как в железнодорожный транспорт — более 60%, что сыграло существенную роль в бурном росте отрасли.
   В условиях промышленного подъема 1890-х годов происходила вторая волна «учредительской горячки». Так, в 1893—1900- х годах количество акционерных обществ возросло с 648 до 1369. Но в отличие от первого этапа акционерный капитал стал направляться в основном в промышленное производство. Если в 1870—1880 годы акционерные общества возникали прежде всего в легкой промышленности, то в 1890-е годы — в тяжелой, причем их капиталы направлялись на строительство новых предприятий в недавно освоенных регионах (Донбасс, район Баку).
   Определенным тормозом для развития рыночных отношений была неразвитость кредитной системы, отсутствие коммерческих банков. Государственный банк, созданный в 1860 году, выдавал в основном ипотечные ссуды крупным землевладельцам под залог земли, т.е. кредиты почти не были связаны с производственной сферой. «Учредительская горячка» охватила и банковское дело. В 1864—1873 годах было учреждено около 40 акционерных банков, среди них: Частный коммерческий банк (1864) в Петербурге, Московский купеческий банк (1866). Причем с самого начала они имели большую долю в совокупных ресурсах страны: пять крупнейших банков уже в 1875—1881 годы охватывали около половины, а 12 банков — до 75% всех банковских ресурсов России. В те же годы самым крупным из них был Волжско-Камский банк. Своеобразием кредитной системы этого периода было наличие банков земельного кредита, в том числе государственного Дворянского земельного банка (1885), которые по-прежнему отвлекали денежные ссуды от их производительного использования в аграрном секторе.
   Формирование рыночной экономики России имело свои специфические особенности. Россия, как и Германия, позже других европейских стран вступила на этот путь, т.е. была в роли догоняющей страны, что позволило ей во многом использовать их капиталы, их положительный опыт в науке, технике, в организации производства.
   В 1880-х годах появились первые русские объединения монополистического типа в промышленности и первое объединение двух петербургских акционерных банков — Международного и Русского банка внешней торговли (1881). Однако самое первое монополистическое объединение в России возникло не в промышленности, а в страховом деле: в 1875 году восемь страховых компаний подписали Конвенцию общего тарифа, после чего стали бороться с теми компаниями, которые остались вне конвенции, чтобы диктовать им свои условия.
   Первое промышленное объединение было основано в 1882 году, когда пять заводов по производству стальных рельсов образовали Союз рельсовых фабрикантов сроком на пять лет. Этот союз имел признаки простейшего синдиката и контролировал почти все заказы на изготовление рельсов для железных дорог. За ним последовало объединение заводов по изготовлению креплений к железнодорожным рельсам (1884), по строительству железнодорожных мостов (1887), по производству различного железнодорожного оборудования (1889). Из этого перечня объединений видно, что железнодорожное строительство было одной из самых мощных и передовых отраслей народного хозяйства. Тем более, что в этом секторе экономики почти все заводы были новыми, их было немного, что облегчало сговор предпринимателей о количестве производимой продукции и разделе рынка, о ценах и условиях реализации.
   При создании первых объединений в России важную роль сыграл иностранный капитал. Так, в основе картеля железопрокатных, проволочных и гвоздильных заводов (1886) лежал германский капитал. В 1888 году было заключено картельное соглашение о ценах и разделе рынка между железопрокатным, проволочным и Путиловским металлическим заводами. В нефтяной промышленности был образован синдикат с участием предприятий братьев Нобель и компании Ротшильда, а позже, в 1897 году, обе эти фирмы стали участниками международного нефтяного соглашения.
   Специфика возникновения первой корпорации в сахарной промышленности (1887) выражалась в том, что большинство объединившихся владельцев сахарных заводов состояло из крупных помещиков. Через десять лет было создано Общество сахарозаводчиков, которое контролировало практически все производство сахара в стране и пользовалось открытой поддержкой правительства. В него входило 206 из 226 существующих заводов.
   В 1895 году был принят закон, по которому министерство финансов совместно с сахарозаводчиками определяло заранее на год вперед норму потребления сахара в стране: по 10,5 фунтов в год (в Англии в это время душевое потребление составляло 92 фунта в год). Сахар, произведенный в России сверх этой нормы, следовало вывозить за границу и продавать там по демпинговым ценам, т.е. ниже цен внутреннего рынка. И если в России цена пуда сахара-рафинада равнялась 6 руб. 15 коп., то в Лондоне он продавался по цене 2 руб. 38 коп. за пуд. В результате такой политики сахарная промышленность была одной из самых прибыльных отраслей. За 1890—1900 годы вывоз сахара из России увеличился в четыре раза: с 3,3 млн до 12,5 млн пудов.

 
< Пред.   След. >