YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Экономическая история России (Т.М. Тимошина) arrow Первые экономические мероприятия советской власти
Первые экономические мероприятия советской власти

Первые экономические мероприятия советской власти

   До революции строительство нового общества представлялось большевикам как процесс создания экономики, основанной на нерыночных отношениях командного типа. В качестве образца предлагалось использовать опыт Парижской коммуны 1871 года. Считалось, что после революции в стране не будет армии, полиции, все чиновники будут выборными и подотчетными народу, а государством смогут управлять все граждане. В переходный период строительства коммунистического общества вместо буржуазного государства будет диктатура пролетариата, которая сможет осуществлять две основные функции: подавление сопротивления буржуазии и руководство массами населения.
   Предполагалось, что уже в переходный период в экономике будет отсутствовать частная собственность, произойдет полное обобществление производства, сформируются хозяйственные связи, основанные на административном распределении продукции из единого экономического центра. После революции советское правительство начало активно внедрять эти теоретические установки в хозяйственную практику. И если внимательно проанализировать историю советского периода, то можно с уверенностью утверждать, что большая часть этих установок действовала на протяжении нескольких десятилетий.
   Почему же большевикам удалось достаточно быстро воплотить в жизнь такую модель? Во-первых, в России на протяжении веков государственная (казенная) собственность традиционно занимала ведущее положение. Патернализм в экономике был весьма сильным, что создавало соответствующие предпосылки для создания сверхцентрализован- ной системы управления хозяйством, присущей тоталитаризму.
   Во-вторых, в массовом сознании людей преобладали наивные представления о социальной справедливости, об уравнительном распределении собственности, и прежде всего земли (что и обещали большевики). Поэтому основная часть населения всюду поддерживала первые шаги советской власти.
   В-третьих, новая власть по своей природе была основана на репрессивном аппарате, силы которого стали использоваться уже в первые месяцы после Октябрьского переворота (создание ВЧК в декабре 1917 года, разгон Учредительного собрания в январе 1918 года).
   Формирование командной экономики ознаменовалось систематической борьбой большевиков против частной собственности. По стране началась «красногвардейская атака на капитал», т.е. массовая экспроприация частной собственности.
   Как же проходил этот процесс? 14 ноября 1917 года ВЦИК принял постановление о введении рабочего контроля на всех промышленных, банковских, транспортных, торговых и других предприятиях, где применялась наемная рабочая сила. Органы контроля имели большие полномочия: наблюдать за производством, хранением, реализацией продукции, устанавливать минимальный выпуск продукции для данного предприятия, определять издержки изготовляемых изделий, следить за деловой перепиской, за приемом и увольнением работников, а также за финансовой деятельностью администрации, что подразумевало отмену коммерческой тайны.
   Это чаще всего некомпетентное вмешательство рабочих контролеров вызывало недовольство среди предпринимателей, в результате чего стали закрываться заводы и фабрики.
   В декабре 1917 года при Совнаркоме был создан Высший совет народного хозяйства (ВСНХ), которому было поручено управлять государственным сектором российской экономики в качестве единого центра, разрабатывать общие нормы регулирования экономической жизни страны, объединять деятельность центральных и местных экономических учреждений, а также органов рабочего контроля. ВСНХ получил также право конфисковывать частные предприятия, проводить принудительное синдицирование различных промышленных предприятий и т.д. Одновременно в большинстве регионов страны стали создаваться местные органы управления экономикой — советы народного хозяйства (совнархозы).
   По декретам от 14 декабря 1917 года и 24 марта 1918 года, все недвижимое имущество в городах было сначала изъято из торгового обращения, а затем передано в государственную собственность. Декрет ВЦИК от 3 февраля 1918 года аннулировал все внутренние долги государства. В апреле 1918 года было запрещено покупать, продавать и сдавать в аренду торговые и промышленные предприятия, в мае 1918 года отменено право наследования. Ни одна из этих мер не была продиктована «насущной необходимостью», поскольку страна еще не находилась в состоянии гражданской войны. Все это делалось с целью лишения граждан страны их экономической и политической самостоятельности.
   Наступление на частную собственность осуществлялось путем насильственного безвозмездного отчуждения (конфискации) собственности промышленной, торговой, финансовой буржуазии в пользу государства. Прежде всего были национализированы банки, поскольку именно банковская система оказывает решающее влияние на организацию всей хозяйственной деятельности в стране. Национализация банков началась с захвата Государственного банка вооруженными отрядами еще в дни Октябрьского переворота. Но только в конце ноября 1917 года он стал нормально функционировать, поскольку сначала его служащие не соглашались сотрудничать с новой властью.
   Следующим этапом была национализация акционерных и частных банков коммерческого кредита: Русско-Азиатского, Торгово-промышленного, Сибирского и др. 27 декабря 1917 года они были заняты вооруженными красногвардейцами в Петрограде, а на следующий день и в Москве. В это же время ВЦИК утвердил Декрет о национализации банковского дела в стране, по которому устанавливалась государственная монополия на осуществление банковских операций, на реорганизацию, ликвидацию старых и создание новых кредитных учреждений.
   В январе 1918 года были аннулированы банковские акции, принадлежавшие крупным частным предпринимателям. Государственный банк был переименован в Народный банк и поставлен во главе всех других. В течение 1919 года все банки, кроме Народного, были ликвидированы. В приказном порядке были открыты все сейфы и конфискованы ценные бумаги, золото, наличность. Только в Москве из банковских сейфов было конфисковано примерно на 300 тыс. царских руб. золота и на 150 тыс. руб. серебра, да еще золото в слитках и песке. Кстати, из конфискованных денег только на нужды канцелярии Совнаркома было ассигновано 10 млн руб.
   После Октября практически развалилась налоговая система, что окончательно подорвало государственный бюджет, для пополнения которого даже были пущены в оборот купоны «Свободного займа» Временного правительства. За первые полгода после революции расходы правительства составили от 20 до 25 млрд руб., а доходы — не более 5 млрд руб.
   Для пополнения бюджета местным Советам разрешалось справляться собственными силами. А на местах зачастую прибегали к дискриминационному налогообложению «классовых врагов» в форме «контрибуций». Так, в октябре 1918 года на зажиточных крестьян была наложена специальная контрибуция в 10 млрд руб., а Москве и Петрограду, в свою очередь, следовало заплатить 3 и 2 млрд руб. соответственно. Такая мера нередко использовалась с целью наказания определенных слоев населения. Хотя следует признать, что требуемые суммы собрать полностью не удавалось нигде.
   Следующим шагом в деле национализации было овладение железными дорогами, чья администрация и почти все инженерно-технические работники отказались сотрудничать с новой властью, покинув свои рабочие места. Это привело к полной дезорганизации движения поездов. Действия управленческого персонала поддержали руководители Всероссийского исполкома союза железнодорожников (Викжеля), которые вели открытую борьбу с советским правительством. Противостояние длилось почти полгода, и только к лету 1918 года большинство железных дорог было национализировано. В первые месяцы 1918 года была проведена также национализация речного и морского флота.
   В апреле 1918 года был издан Декрет о национализации внешней торговли. Советское правительство объявило об аннулировании огромных внутренних и внешних долгов, сделанных царским и Временным правительствами. Этот шаг имел большие политические и экономические последствия, часть из которых не урегулирована полностью до настоящего времени.
   Национализация крупной промышленности оказалась сложным делом и требовала большего времени, нежели национализация банков и транспорта. Сначала в государственную собственность передавались лишь отдельные предприятия и акционерные общества в соответствии с постановлениями правительства. Но местные органы власти и рабочие организации самостоятельно проводили конфискацию предприятий у прежних владельцев, насильно отстраняя их от управления производством. В основном это были предприятия топливной, металлургической, химической, металлообрабатывающей промышленности, машиностроения.
   Весной 1918 года руководство страны высказывало озабоченность слишком быстрыми темпами «атаки на капитал», поскольку результаты введения рабочего управления на предприятиях оставляли желать лучшего. Но уже к лету 1918 года экономическое положение Советской России настолько ухудшилось, что возникла угроза полной остановки производства, поэтому правительство решило ускорить национализацию промышленности.
   В мае был принят Декрет о национализации сахарных заводов, вскоре после этого — нефтяной промышленности, а в июне было объявлено о массовой национализации крупных предприятий в горнодобывающей, металлообрабатывающей, электротехнической, хлопчатобумажной, лесной и других отраслях. К концу 1918 года была обобществлена основная масса предприятий тяжелой индустрии, завершился же этот процесс в 1920 году.
   Наряду с этим в стране было намечено провести целый ряд мероприятий, таких, как: организация строжайшего учета и контроля за производимой продукцией и ее расходованием, организация социалистического соревнования, использование принципа материальной заинтересованности при оплате труда, укрепление трудовой дисциплины. Все это предполагалось осуществить для достижения наивысшей, по сравнению с капитализмом, производительности. Но следует отметить, что советская экономика за 70 с лишним лет так и не смогла добиться этого.
   Большие перемены в аграрном секторе были предопределены принятым на II съезде Советов в ночь с 26 на 27 октября 1917 года знаменитым Декретом о земле. В соответствии с этим Декретом крестьянам было отдано безвозмездно более 150 млн га земли, которая до революции принадлежала государству, помещикам и монастырям. Помимо пахотных, лесных, водных и прочих угодий, в руки крестьян передавалось все движимое и недвижимое имущество примерно на 300 млн руб. Были ликвидированы огромные ежегодные платежи помещикам и сельской буржуазии за аренду земли (примерно на сумму 700 млн руб. золотом). Был аннулирован долг Крестьянскому поземельному банку, составлявший к тому времени 3 млрд руб. В Декрете было записано: право частной собственности на землю отменяется в России навсегда. Отныне земля не является объектом купли-продажи, ее нельзя сдавать в аренду или отдавать в залог. Следовательно, права частной собственности на землю лишались и те миллионы крестьян, которые еще в годы столыпинской реформы вышли из общины и закрепили за собой свои наделы или купили их перед самой войной. Все они превращались из собственников земли в ее пользователей.
   В феврале 1918 года был принят Закон о социализации земли, который провозгласил переход земли из частной собственности в общенародную. В основу закона был положен эсеровский принцип уравнительного распределения земли между крестьянами, а на деле — фактический передел земли в пользу бедноты. Бедняки требовали включить в передел не только помещичьи, церковные и прочие угодья, но и земли зажиточных крестьян. Эти крестьяне соглашались на передел помещичьих и прочих земель, но решительно выступали против включения в этот процесс их собственных наделов, поскольку от такого перераспределения выиграли бы только малоземельные крестьяне, получившие хорошо обработанные участки от состоятельных хозяев. На первом этапе раздела земли удалось избежать этого процесса, и у кулаков остались в основном их собственные земли.
   Впрочем, вопрос о способах передела земли, о нормах землепользования был одним из самых болезненных в этот период. Он постоянно обсуждался на сельских сходах, волостных собраниях, где крестьяне с трудом приходили к согласию. В большинстве губерний Центрально-Черноземной полосы, Поволжья, Центрально-Промышленного региона распределение земель происходило путем простого деления общего количества земли на число душ мужского и женского пола в семье.
   В Декрете о земле особо оговаривалась неделимость так называемых культурных хозяйств (питомников, оранжерей, садов), созданных еще в начале века. Предполагалось передать эти хозяйства в собственность государства или общины с целью широкого распространения передовых агрокультурных знаний. Но основная масса крестьян стремилась захватить эти хозяйства, разграбить и уничтожить имущество, устраивая бессмысленные погромы.
   К весне 1918 года первый передел земельного фонда был почти полностью завершен, в результате чего повсеместно в среднем на 60% увеличилось количество земли, приходящееся на крестьянскую семью. В стране стала пропагандироваться идея создания обобществленных хозяйств. На базе некоторых помещичьих имений создавались государственные советские хозяйства (совхозы). Рабочие, приехавшие из городов, чтобы спастись от голода, проводили агитацию по созданию коммун и артелей. Так, в первой половине 1918 года возникло 975 коммун и 604 артели. В коммунах обобществлялись не только сельскохозяйственные орудия, скот, продовольствие, хозяйственные постройки, но и предметы быта, домашняя птица и пр. Однако, как показал опыт, коммуны, артели оказались очередной утопией, были неэффективны и в большинстве своем вскоре развалились.
   В период первого передела в деревне обострились противоречия между бедняками и зажиточными крестьянами. Беднота при негласной поддержке советской власти стала стихийно подниматься на борьбу с кулачеством, что привело к усилению социальной напряженности. Зажиточные крестьяне перестали сдавать хлеб государству, вследствие чего обострилась проблема снабжения городов продовольствием. Правительство сделало попытку наладить обмен с деревней, поставляя туда промышленные товары повседневного спроса. Но этот обмен закончился неудачей, потому что товарные запасы в городах оказались небольшими.
   А поскольку большевики ставили своей целью построение экономики, основанной на нерыночных методах, то они перестали искать пути взаимовыгодного сотрудничества с кулаками. Крестьянство, в свою очередь, стало сокращать объемы проданного хлеба государству. В ноябре 1917 года было заготовлено 641 тыс. т зерна, в декабре — 136, в январе 1918 года — 46, в апреле — 38, а в июне — только 2 тыс. т.
   В мае 1918 года правительство объявило о введении продовольственной диктатуры, что означало переход к политике жесткого давления на зажиточное крестьянство, к насильственному изъятию хлебных запасов. В деревню были посланы многотысячные вооруженные продовольственные отряды (продотряды) из числа рабочих и солдат, занимавшиеся прямой конфискацией продовольствия. В этой работе продотряды опирались на комитеты деревенской бедноты (комбеды), созданные на основе декрета ВЦИК от 11 июня 1918 года. По неполным данным, к ноябрю 1918 года в 33 губерниях Российской Федерации было организовано свыше 122 тыс. комитетов бедноты.
   Им было поручено распределять среди бедняков хлеб, сельскохозяйственные орудия, промышленные товары, оказывать содействие местной власти в изъятии излишков хлеба у кулаков. Но на практике комбеды присвоили себе гораздо больше полномочий. В частности, они активно участвовали в переделе земли между крестьянами. В результате их деятельности у кулаков было конфисковано не только продовольствие, но и почти 50 млн га земельных угодий, машины, рабочий скот, предприятия по переработке сельскохозяйственного сырья (маслобойни, мельницы и др.), которые были отданы безвозмездно беднякам или в коммуны. В конце 1918 — начале 1919 годов комбеды были слиты с волостными и сельскими Советами, поскольку правительство усмотрело в их деятельности превышение полномочий и проявление «двоевластия» в деревне.
   Все эти шаги советского правительства значительно подорвали экономическую базу основных производителей продовольствия на селе, включая и середняков, а также усилили тенденцию на конфронтацию крестьян с государственной властью. Кроме того, установление продовольственной диктатуры вело к социальной розни на селе, поскольку раскол крестьянства являлся целенаправленной государственной политикой — без этого большевики не могли бы удержать власть в мелкокрестьянской стране. В результате острое социальное противостояние между отдельными группами вылилось в скором времени в Гражданскую войну.
   До сих пор нет единого мнения о том, когда началась Гражданская война в России, т.е. когда началась непримиримая вооруженная борьба между различными социальными слоями населения. Можно считать, что острое противостояние началось в феврале 1917 года, когда общество раскололось на сторонников и противников революции. Насильственное свержение Временного правительства и захват власти большевиками, разгон Учредительного собрания все более обостряли обстановку в стране.
   Но вся эта борьба приняла общероссийский масштаб только в середине 1918 года. Поводом для этого, с одной стороны, послужила жесткая политика правительства по отношению к частным предпринимателям в промышленности, торговле, сельском хозяйстве. С другой стороны, обострению обстановки в стране способствовали действия противников советской власти, в частности, чехословацкий мятеж, крестьянские восстания, что привело летом 1918 года к общенациональной Гражданской войне, обостренной военной интервенцией держав, входивших в Антанту, а также Германии, Японии и других стран.
   Интервенцию можно объяснить несколькими причинами. Во-первых, международные кредиторы российской экономики пытались не допустить потерь в результате национализации имущества иностранных граждан и отказа советского правительства выплачивать иностранные долги. Во-вторых, западные державы пытались сдержать влияние социалистической революции по всему миру. В-третьих, определенные круги в странах Антанты стремились ослабить экономическое влияние России на международной арене, отделить от нее окраинные территории на Дальнем Востоке, в Средней Азии, Закавказье.
   В стране началось формирование Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) на основе регулярной и обязательной мобилизации населения. К концу 1918 года в ее рядах было свыше 1 млн человек, а осенью 1920 года — около 5,5 млн человек. В тылу расширялись полномочия ВЧК, усиливался красный террор против лиц, «прикосновенных к белогвардейским организациям, заговорам и мятежам». Была восстановлена отмененная II съездом Советов смертная казнь. Распространенным явлением стали заложники из числа дворян, духовенства, буржуазии, многие из которых были расстреляны. Развертывалась сеть концлагерей; к 1921 году там содержались около 80 тыс. человек.
   2 сентября 1918 года ВЦИК объявил Советскую республику «единым военным лагерем», в соответствии с чем был создан Реввоенсовет во главе с Л. Троцким для руководства армией и флотом. В ноябре под руководством В. Ленина был учрежден Совет рабочей и крестьянской обороны, который сконцентрировал всю полноту государственной власти в стране.

 
< Пред.   След. >