YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Экономическая история России (Т.М. Тимошина) arrow Политика «военного коммунизма»
Политика «военного коммунизма»

Политика «военного коммунизма»

   Именно в это время стала складываться жестко централизованная социально-экономическая система, названная «военным коммунизмом»,  когда государство сконцентрировало в своих руках почти все трудовые, финансовые и материальные ресурсы, заставляя их работать на принципах военного подчинения. В этот период была проведена широкая национализация промышленных предприятий, включая и мелкие, «с числом рабочих более пяти, но с использованием механического двигателя». Все оборонные предприятия и железнодорожный транспорт были переведены на военное положение.
   Для управления промышленностью в ВСНХ было создано более 50 главных управлений, или главков, получивших по существу абсолютные полномочия в руководстве отдельными отраслями. На предприятиях повсеместно была введена военная дисциплина и единоначалие, не допускалось никакой хозяйственной самостоятельности, а все решения принимались директорами только после согласования с главками. С введением «военного коммунизма» значительно расширился управленческий аппарат. Главки и комитеты ВСНХ превратились в чрезвычайные органы республики. Эта система управления получила название «главкизм».
   Именно в эпоху «военного коммунизма» был разработан и принят в 1920 году первый план страны: Государственный план по электрификации России (ГОЭЛРО). В нем предусматривались восстановление и реконструкция предприятий довоенной электроэнергетики, а также строительство нескольких десятков новых тепловых и гидроэлектростанций. В плане намечались также грандиозные перспективы развития транспорта и различных отраслей промышленности. Этот план воплощал в себе мечты большевиков о плановой экономике по образцу военной экономики Германии. В целом план ГОЭЛРО остался невыполненным.
   Одним из направлений политики диктатуры пролетариата в период «военного коммунизма» было установление прямого продуктообмена между городом и деревней с использованием внеэкономических и военных мер. Приоритетной целью этой политики была аккумуляция продовольствия в государственных фондах для обеспечения нужд армии и рабочих, занятых на оборонных предприятиях. В январе 1919 года Совнарком издал Декрет об обязательной сдаче крестьянами государству всех излишков хлеба и фуража. Государственные органы устанавливали планы по изъятию хлеба производящим губерниям. Те, в свою очередь, распределяли (разверстывали) задания по своим уездам, волостям, селениям, крестьянским дворам. Весь этот процесс получил название продразверстки.
   Но зачастую государство изымало у крестьян не только излишки хлеба. Под видом излишков забиралось и необходимое для семьи продовольствие, семенное и фуражное зерно. В 1920 году, помимо хлеба, продразверстка распространилась на картофель, овощи и другие сельскохозяйственные культуры. За эти поставки предусматривалась оплата по твердым ценам. Но поскольку бумажные деньги обесценивались очень быстро, то фактически продразверстка означала прямую конфискацию продовольствия.
   Теоретики «военного коммунизма» — Н. Бухарин, Е. Преображенский, Ю. Ларин и другие — в 1918—1920 годах постоянно подчеркивали, что «коммунистическое общество не будет знать денег», что деньги обречены на исчезновение. Они хотели сразу обесценить деньги, а на их место поставить обязательную систему распределения благ по карточкам. Но, как отмечали эти политики, наличие мелких производителей (крестьян) не позволяло сделать это быстро, потому что крестьяне все еще оставались вне сферы государственного контроля и им еще надо было платить за продукты.
   На практике же крестьянам платили очень мало. Основная масса денег, выпускаемых казной, шла не на закупку сельскохозяйственной продукции, а на выплату заработной платы рабочим и чиновникам. По подсчетам члена Президиума ВСНХ Ю. Ларина, в 1920 году было 10 млн работников, получавших ежемесячно в среднем по 40тыс. руб., всего 400 млрд руб. А все затраты на продовольствие, закупленное в 1918—1920 годах по твердым ценам, составили меньше 20 млрд руб.
   Исходя из идеи о необходимости скорой отмены денег, правительство все больше склонялось к полному обесценению денег путем их неограниченной эмиссии. Их было напечатано так много, что они обесценились в десятки тысяч раз и почти полностью потеряли покупательную способность. Результатом такой политики стало превращение денег в «раскрашенные бумажки». Но в отличие от других европейских стран (Германии, Австрии, Венгрии), где денежная система также находилась в глубоком кризисе, гиперинфляция в России была осуществлена сознательно. Среди руководителей страны было распространено мнение о том, что гиперинфляция полезна для экономики, так как она быстро «съест» денежные накопления бывших эксплуататоров путем их обесценения, что позволит совсем вытеснить деньги из обращения.
   Как известно, к концу 1917 года в России находилось в обращении более 22 млрд руб. (см. главу 8). Основная масса этих денег состояла из царских рублей, известных как «николаевки» (или «романовки»), а также думских денег в купюрах по 250 и 1000 руб. В ходу было очень много бумажных денег, «керенок», выпущенных Временным правительством. По внешнему виду это были простые талоны, напечатанные на одной стороне листа, не имевшие ни серийного номера, ни других атрибутов казначейских билетов. Они выпускались номиналом в 20 и 40 руб. неразрезанными листами величиной с газету. Курс керенок был ниже, чем курс царских денег. Советское правительство вплоть до февраля 1919 года продолжало печатать керенки, не внося в их внешний вид никаких изменений. Это объяснялось опасением, что население, и прежде всего крестьяне, не будет принимать новые деньги из-за их низкой покупательной способности.
   Денежная эмиссия первых послереволюционных лет оказалась самым главным источником пополнения государственного бюджета. В первой половине 1918 года Народный банк выпускал ежемесячно по 2—3 млрд практически ничем не обеспеченных керенок. В январе 1919 года в России в обращении находилось 61,3 млрд руб., две трети которых составляли керенки советского выпуска. В феврале 1919 года были выпущены первые советские деньги, которые назывались «расчетные знаки РСФСР». Они находились в обращении вместе с николаевками и керенками, но курс их был гораздо ниже, чем у прежних денег.
   В мае 1919 года Народному банку было предписано выпускать денег столько, сколько нужно для хозяйства страны. Печатный станок был включен на полную мощность. К концу года на монетном дворе работали 13 616 человек. Экспедиция заготовления государственных бумаг работала в праздничные и выходные дни. Единственным ограничением этой работы была нехватка бумаги и краски, которые правительство закупало за границей. Пришлось открыть в Петрограде специальную бумажную фабрику, создать организацию по заготовке тряпья — сырья для печатания денег
   По словам Н. Осинского, во второй половине 1919 года на печатание денег уходило от 45 до 60% бюджетных доходов. Он подчеркивал, что по этой причине нужно было бы как можно скорее отменить деньги, дабы сбалансировать бюджет. В течение 1919 года количество бумажных денег увеличилось до 225 млрд руб., в 1920 — до 1,2 трлн руб., а в 1921 году — до 2,3 трлн руб.
   Чтобы уменьшить спрос на денежные знаки, стали выпускать купюры по 5 и 10 тыс. руб., но одновременно стало катастрофически не хватать мелких денег, наступил так называемый разменный кризис. С крестьянами при сдаче хлеба расплачивались крупными купюрами — одной на несколько человек. Тут же оживились различные менялы, которые за размен сторублевой банкноты брали 10—15 руб. В качестве разменных денег использовались, например, почтовые и гербовые марки, на которые накладывался штемпель, определяющий денежный номинал.
   В результате безудержной эмиссии уровень цен достиг невиданных масштабов. Если уровень цен 1913 года принять за 1, то в 1918 году он составил 102, в 1920-м — 9620, 1922-м — 7 343 000, а в 1923 году — 648 230 000. Как заявлял Е. Преображенский на X съезде партии (1921), массовая инфляция служила формой косвенного налогообложения в пользу государства при изъятии у крестьян сельскохозяйственной продукции.
   Денежная масса исчислялась квадриллионами, стоимость коробка спичек или билета в трамвае оценивалась в миллионы советских рублей — совзнаков, что означало гиперинфляцию. В 1921 году покупательная способность 50-тысячной купюры приравнивалась к довоенной монете в одну копейку. Высокую ценность сохранил только золотой царский рубль, но в обращении его почти не было, так как население его припрятывало. Однако совсем без полноценных денег обойтись было невозможно, поэтому в стране наиболее распространенными единицами измерения ценностей стали хлеб и соль.
   Разруха, бездорожье, Гражданская война превратили страну в замкнутые, обособленные экономические острова с внутренними денежными эквивалентами. По бывшей Российской империи ходило множество разновидностей денег Свои собственные деньги печатали в Туркестане, Закавказье, во многих российских городах: Армавире, Ижевске, Иркутске, Екатеринодаре, Казани, Калуге, Кашире, Оренбурге и многих других. В Архангельске, например, местные купюры с изображением моржа назывались «моржовки». Выпускались кредитные билеты, чеки, разменные знаки, боны: туркбоны, закбоны, грузбоны и т.д. Кстати, именно в Средней Азии и Закавказье была самая большая эмиссия, поскольку печатный станок находился в руках местных правительств, фактически не зависимых от центра.
   В результате проведения такой денежной политики была полностью разрушена финансовая система страны. И вполне закономерно экономика перешла к натуральному обмену. В промышленности внедрялась система безденежных отношений и расчетов. Главки и местная власть выписывали ордера, по которым предприятия должны были бесплатно отпускать свою продукцию другим предприятиям и организациям. Налоги отменялись, долги друг другу аннулировались. Снабжение сырьем, топливом, оборудованием осуществлялось также бесплатно, централизованным путем через главки. Для осуществления производственного учета на предприятиях Совнарком рекомендовал перейти к натуральным измерителям — тредам (трудовым единицам), которые означали определенное количество затраченного труда.
   Фактически прекратила свое существование кредитнобанковская система. Народный банк был объединен с казначейством и подчинен ВСНХ, а по сути превратился в центральную расчетную кассу. На банковских счетах предприятий фиксировалось движение не только денежных средств, но и материальных ценностей внутри государственного сектора экономики. Вместо банковского кредитования было введено централизованное государственное финансирование и материально-техническое снабжение.
   В соответствии с продразверсткой в стране была запрещена частная торговля хлебом и другими продуктами. Все продовольствие распределялось государственными учреждениями строго по карточкам. Централизованно, по карточкам, распределялись и промышленные товары повседневного спроса. Повсеместно заработная плата рабочим и служащим на 70—90% выдавалась в виде продовольственных и промтоварных пайков или производимой продукцией. Были отменены денежные налоги с населения, а также плата за жилье, транспорт, коммунальные услуги и др.
   На предприятиях все шире распространялась уравнительная система оплаты труда: если в 1917 году заработная плата у высококвалифицированного рабочего была в 2,3 раза выше, чем у чернорабочего, то в 1918м — в 1,3 раза, а к 1920 году — всего в 1,04 раза. В годы «военного коммунизма» был введен запрет на забастовки рабочих. Свободные профсоюзы превратились по существу в государственные организации. То, что было завоевано рабочим движением в течение многих лет, отменялось.
   Характерной чертой этого периода стала трудовая повинность. Еще в апреле 1917 года В. Ленин заявлял, что трудовая повинность есть громадный шаг на пути к социализму, поскольку в соответствии с требованиями экономического планирования трудовые ресурсы должны находиться под контролем государства, как и все другие хозяйственные ресурсы.
   Большевики были убеждены, что принудительный труд — это неотъемлемое свойство социализма, единственный способ вовлечения людей в хозяйственную жизнь. По словам Л. Троцкого, принуждение к труду будет эффективным в условиях «властного распределения центром всей рабочей силы страны», что «рабочий должен стать крепостным социалистического государства».
   Уже на II съезде Советов Троцкий объявил о введении всеобщей трудовой повинности, как об одной из ближайших задач революционной власти. В первые месяцы диктатуры пролетариата это относилось только к представителям буржуазии, которых заставляли выполнять под конвоем самую черную работу, а в случае отказа их объявляли «врагами народа». Польза от такого труда была ничтожной, она состояла в основном в возбуждении у населения классовой ненависти к бывшим эксплуататорам.
   Вскоре принцип принудительного труда был распространен и на другие слои общества. Каждый взрослый человек был обязан заниматься трудом и работать там, где ему прикажут, в целях уничтожения «паразитических слоев». Эта обязанность провозглашалась в январе 1918 года Декларацией прав трудящегося и эксплуатируемого народа, а позже была включена и в Конституцию РСФСР 1918 года. Все трудоспособные и неработающие на этот момент женщины и мужчины от 16 до 55 лет обязаны были встать на учет в отделах распределения рабочей силы, где им давали направления на любую работу по усмотрению этих отделов.
   К концу 1918 года стало обычным делом объявлять о призыве рабочих и специалистов различных отраслей на государственную службу, как это делалось с набором в Красную армию. С этого момента они подпадали под юрисдикцию военного трибунала со всеми вытекающими отсюда последствиями. Таким образом были мобилизованы железнодорожники, медицинские работники, работники речного и морского флота, связисты, металлисты, электрики, работники топливной промышленности и т.д. Шла постепенная «милитаризация» гражданской службы, стирались различия между военной и гражданской сферами. Нарушителей дисциплины объявляли «дезертирами трудового фронта», заключали в концлагеря.
   Самым последовательным сторонником такой практики был Л. Троцкий, который в конце 1919 года в своих «Тезисах» для ЦК партии доказывал, что все хозяйственные проблемы страны надо решать на основе военной дисциплины, а уклонение рабочих от их обязанностей должны рассматривать военные трибуналы.
   В начале 1920 года было решено преобразовать армейские подразделения, ненужные на фронтах, в трудовые армии, которые должны были ремонтировать железные дороги, заготавливать дрова и т.д. К марту 1921 года четвертая часть армии была занята в строительстве и на транспорте. Но трудовые армии не оправдали надежд правительства. Производительность труда солдат была очень низкой, из трудовых армий шло массовое дезертирство. Большие трудности возникали по вопросам питания, перевозок военизированной рабочей силы. В октябре 1921 года была отменена мобилизация в промышленности, а через месяц распущены трудовые армии.
   Политика «военного коммунизма» объяснима чрезвычайными условиями войны. Однако многие руководители страны, а также публицисты, ученые того времени воспринимали ее не только как вынужденную, временную, но и как вполне закономерную систему при переходе к бесклассовому обществу, свободному от рыночных отношений. Считалось, что социалистическая экономика должна быть натуральной, безденежной, что в ней обязательно будет присутствовать централизованное распределение всех ресурсов и готовой продукции. Ведь недаром многие из чрезвычайных мер были установлены в 1920 году, когда Гражданская война и интервенция уже заканчивались.
   Подобным взглядам на такую систему управления экономикой в те годы способствовала и горячая убежденность в том, что Советская Россия недолго будет находиться в одиночестве, что на Западе скоро произойдут революции, а новое общество будет построено вместе с богатыми странами и при их помощи. Но история европейских стран пошла по другому пути, революционная волна стала спадать, революции в Германии, Австрии, Венгрии были подавлены. И надежды на «мировой революционный пожар» стали убывать.
   К тому же следует признать, что система «военного коммунизма» так и не стала абсолютно господствующей, что ей не удалось полностью подавить свободный рынок, который, несмотря на суровые законы военного времени, оказался очень жизнеспособным. Общеизвестно, что спекулянты-мешочники доставляли в города столько же хлеба, сколько давали все заготовки по продразверстке, только цена его была в несколько раз выше.
   По всей стране беспрестанно осуществлялась торговля, происходил обмен продовольствия на промышленные товары. На крупнейшем московском рынке — Сухаревке можно было купить или выменять практически любой нужный товар: от булавки до коровы. Мебель, бриллианты, хлеб, мясо, овощи — все это продавалось на «черном» рынке. Здесь же можно было обменять советские деньги на валюту, хотя официально это было строго запрещено.
   Мелкое хозяйство демонстрировало удивительную живучесть вопреки попыткам правительства монополизировать производство и распределение. К тому же советская власть оказалась в двусмысленном положении: если строго запрещать частную торговлю, то это обрекало городское население на голодную смерть, так как государственное распределение не могло обеспечить его продовольствием в нужном объеме.
   Частный сектор был настолько сильным, что когда правительство объявило о переходе к новой экономической политике, это было в значительной степени лишь признанием факта существования стихийной торговли, выжившей вопреки декретам и репрессиям властей.

Вопросы для повторения

   1. Как проходило становление советской власти и новой структуры государства? Какова роль Учредительного собрания в создании нового общества?
   2. Какую роль сыграл ВСНХ в процессе экспроприации частной собственности?
   3. Что такое рабочий контроль?
   4. Как проходила национализация банковской системы, железнодорожного транспорта, крупной промышленности?
   5. Как осуществлялся передел земельного фонда в соответствии с Декретом о земле?
   6. Что такое продовольственная диктатура, ее сущность? Продотряды и комбеды.
   7. Назовите экономические причины Гражданской войны.
   8. Что такое продразверстка, как она осуществлялась?
   9. Назовите причины обесценивания денег и инфляции в 1920-е годы.
   10. Расскажите об использовании различных видов денег в 1920-е годы.
   11. Каковы основные признаки перехода к безденежной экономике?
   12. Как проходило введение всеобщей трудовой повинности?
   13. Назовите признаки кризиса политики «военного коммунизма».

 
< Пред.   След. >