YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Экономическая история России (Т.М. Тимошина) arrow Экономика СССР накануне войны
Экономика СССР накануне войны

Экономика СССР накануне войны

   Отношение западных стран к СССР в 1920—1930 годы оставалось достаточно противоречивым. С одной стороны, память о неудачной для них военной интервенции, мировой экономический кризис 1929—1933 годов сдерживали создание новой антисоветской коалиции. Но с другой стороны, огромные природные ресурсы и емкий внутренний рынок Советского Союза притягивали к себе внимание многих западных стран, хотя настороженность и даже враждебность долгие годы сохранялись в этих отношениях.
   Советский Союз, со своей стороны, придерживался также двойственной политики по отношению к западным странам. Прежде всего СССР был заинтересован в налаживании с ними деловых связей, но в то же время открыто провозглашал принцип пролетарского интернационализма и поддерживал через структуру Коминтерна (золотом, валютой, оружием) те силы, которые стремились к дестабилизации внутренней обстановки в своих странах и установлению там прокоммунистических режимов.
   Коминтерн требовал от европейских коммунистических партий вести беспощадную борьбу против социал-демократии, обвиняемой им в пособничестве фашизму. В результате произошел глубокий раскол в рабочем движении, и в условиях экономического кризиса в Германии к власти пришли фашисты. В Европе возник очаг военной напряженности, поскольку Германия сразу же заявила о своих территориальных претензиях к соседним странам и претензиях на мировое господство.
   К концу 1930-х годов Советский Союз пошел на определенные экономические и политические соглашения с германским правительством, имея при этом тайный умысел: направить его агрессивные устремления на другие европейские страны, прежде всего на Францию и Великобританию, которые, в свою очередь, стремились направить военную машину Германии на восток.
   Чтобы умиротворить агрессора, западные страны согласились на мюнхенский сговор между Германией, Италией, Великобританией и Францией, направленный на территориальное расчленение Чехословакии и насильственное присоединение (аншлюс) Австрии к Германии (1938). В августе 1939 года СССР подписал с Германией секретный пакт о ненападении (пакт Молотова — Риббентропа), в соответствии с которым были разделены сферы влияния в Восточной Европе. После этого 1 сентября Германия напала на Польшу и началась Вторая мировая война. СССР считал эту войну сугубо империалистической, в которой его классовые противники взаимно истощают свои силы, поэтому предпочитал не вмешиваться в военные действия.
   Тем не менее Советский Союз получил возможность передвинуть на запад собственные границы в соответствии с советско-германским соглашением. В 1939 году СССР присоединил к себе территории Западной Украины и Западной Белоруссии, которые ранее входили в состав Российской империи, но были утеряны в 1921 году в результате советско-польской войны.
   В 1940 году прибалтийским государствам — Эстонии, Латвии и Литве — было навязано «добровольное» вхождение в Советский Союз. В том же году СССР потребовал от Румынии вернуть Бессарабию, которая входила в состав России с начала XIX века до 1918 года, а также аннексировал Северную Буковину, никогда ранее не принадлежавшую России. Такие же планы имелись и в отношении Финляндии. В ноябре 1939 года Советским Союзом был спровоцирован военный конфликт с Финляндией, в результате которого Красная армия понесла ощутимые потери. План советизации этой страны сорвался, и СССР былвынужден пойти на подписание мирного договора в марте 1940 года.
   На всех новых территориях, где проживало около 23 млн человек, были начаты преобразования, которые уже были проведены в СССР в 1920—1930 годы: национализация крупных промышленных предприятий, раскулачивание, коллективизация. Они сопровождались крупномасштабными репрессиями: было депортировано свыше 1 млн поляков из западных областей Украины и Белоруссии, около 200 тыс. жителей Прибалтийских республик, 200 тыс. человек из Бессарабии и Буковины. В этих регионах репрессии продолжались и после войны.
   Советский Союз стремился как можно дольше сохранять нейтралитет и поддерживать уверенность Германии в том, что СССР не нарушит пакт о ненападении. Этому должен был служить советско- германский договор о дружбе и границе (сентябрь 1939 года), в соответствии с которым Советский Союз подписал ряд соглашений об огромных поставках продовольствия и сырья в Германию.
   С сентября 1939 до июня 1941 года из СССР в Германию было отправлено не менее 2,2 млн т зерна, кукурузы и бобовых культур, 1 млнт нефти, 101 тыс. т хлопка-сырца, более 1 млнт лесоматериалов, а также большое количество стратегически важного сырья: 140 тыс. т марганцевой руды, 26 тыс. т хромовой руды, 14 тыс. т меди, 3 тыс. т никеля, 500 т молибдена, 500 т вольфрама, 2736 кг платины и многое др.
   Наряду с поставками товаров Советский Союз предоставил возможность Германии осуществлять транзитные перевозки через советскую территорию с использованием железных дорог, морских и речных путей, портов. Это позволило разрушить торговую и транспортную блокаду, которую установили для Германии Великобритания и ее союзники.
   Из Германии, в свою очередь, поступала готовая продукция: станки, оборудование, образцы боевых самолетов с полными комплектами вооружения, образцы артиллерийской техники. Но в отличие от СССР германские поставки не были столь точными, сроки часто срывались, а с начала 1941 года попросту саботировались, хотя именно на этот период намечались наиболее крупные из них. Так, Советским Союзом в Германии был закуплен тяжелый крейсер «Лютцов», но весной 1940 года в Ленинград немецкий буксир доставил только корпус корабля без механизмов и вооружения. Завершение его строительства немецкими инженерами и механиками намечалось только в 1943 году.
   При заключении экономических соглашений в 1939—1940 годах предусматривалось, что СССР выполнит свои обязательства за 18 месяцев — к середине 1941 года, а Германия — за 27 месяцев, к концу 1941 — началу 1942 года, хотя в то время было уже совершенно ясно, что германская сторона не будет выполнять эти соглашения.
   По торгово-кредитному соглашению от 19 августа 1939 года Германия должна была предоставить СССР кредит в размере 200 млн марок сроком на 7 лет для закупки немецких товаров в течение двух лет. Но поскольку импорт Германии из СССР составил 536 млн марок, а ее экспорт в СССР — всего 318,7 млн марок, то в действительности товарный кредит на эту же сумму фактически получила Германия. Если еще учесть и недостроенный крейсер «Лютцов», и различное некомплектное оборудование, то можно утверждать, что германские поставки покрыли советские только на 57—67%. Особенно большую роль в экономике Германии сыграли советские поставки в период ее интенсивной подготовки к войне с СССР, причем они шли туда с исключительной точностью и пунктуальностью. Так, последние эшелоны с нефтью, зерном и другими грузами проследовали на запад всего за несколько часов до нападения Германии на СССР.
   К осени 1940 года Германия оккупировала почти всю Западную Европу, кроме Англии, которая продолжала героически сопротивляться. Тогда Германия решила начать войну против СССР, чтобы потом сломить сопротивление и Англии. В то время как германские лидеры уверяли советских руководителей, что они твердо придерживаются пакта о ненападении, Германия тайно разрабатывала план войны (план «Барбаросса»), начало которой было намечено на июнь 1941 года. Советские лидеры продолжали твердо верить германским заявлениям о ненападении и считали, что Советскому Союзу надолго гарантировано неучастие в войне, хотя война уже стояла на пороге страны.
   Каково же было состояние советской экономики накануне войны? Доля СССР в мировом промышленном производстве в конце 1930 — начале 1940 годов составляла 10%. СССР занимал первое место в мире по добыче марганцевой руды, производству синтетического каучука, первое место в Европе и второе место в мире по добыче нефти, по валовой продукции машиностроения и тракторостроения. Одно из первых мест в мире и в Европе занимал Советский Союз по выработке алюминия, электроэнергии, выплавке чугуна и стали, добыче угля и производству цемента.
   В результате ускоренной индустриализации в стране было создано мощное угольно-металлургическое производство на Урале и в Кузбассе, начал осваиваться новый нефтедобывающий район между Волгой и Уралом («Второе Баку»), были проложены новые железнодорожные магистрали. Появились совершенно новые для страны отрасли — автомобильная, авиационная, подшипниковая и многие другие, без которых было бы трудно оснащать Красную армию военной техникой. Создавались мощные мобилизационные запасы и государственные ресурсы. В 1940 году была организована государственная система «Трудовые резервы» по профессиональной подготовке молодежи, куда входили школы фабрично-заводского обучения, ремесленные и железнодорожные училища. Эта система была рассчитана на обучение до 1 млн молодых рабочих в год.
   Однако общие показатели еще не дают полного представления о состоянии экономики накануне войны. Даже по официальным данным, начиная с 1937 года и до первой половины 1940 года черная металлургия систематически не выполняла план. За этот период снизилось производство в автомобильной, электротехнической промышленности, сократилось производство тракторов, дорожной техники и другой продукции.
   Причинами этого были не только заведомо невыполнимые задания на третью пятилетку, но и продолжающиеся репрессии среди директоров промышленных предприятий, инженерно-технических работников. Атмосфера неуверенности и подозрительности приводила к тому, что руководители предприятий опасались внедрять в производство новые технические и технологические разработки, результаты которых проявлялись не сразу, дабы не быть обвиненными во вредительстве. На предприятиях процветала штурмовщина, когда план месяца выполнялся в последние 10—12 дней, поскольку в первые две декады месяца не хватало сырья и полуфабрикатов для нормальной работы. И виновными тут были не столько конкретные люди, сколько сама командная система.
   Начавшаяся война в Европе заставляла советское руководство уделять больше внимания проблемам вооруженных сил. В 1940 году ассигнования на военные нужды составили 32,6% расходной части государственного бюджета. С 1 сентября 1939 года по 22 июня 1941 года численность Красной армии увеличилась более чем в 2,8 раза и достигла 5374 тыс. человек. Перед самой войной завершился переход к единой, кадровой системе комплектования войск, и это был большой шаг вперед, поскольку после Гражданской войны в стране существовали еще и территориальные воинские формирования, в которых рядовые военнослужащие получали подготовку во время краткосрочных сборов.
   Большие проблемы имелись в техническом оснащении армии. До середины 1930-х годов на вооружении было много дореволюционного оружия (винтовок, гаубиц), а также оружия иностранного производства (тяжелых пулеметов «Максим» и «Кольт», танков фирмы «Рено» и пр.). Начавшееся в годы первых пятилеток переоснащение армии шло очень медленно. Советская промышленность запаздывала с введением в серийное производство новых видов самолетов, танков, артиллерии.
   Тем не менее техническая оснащенность Красной армии постепенно повышалась. За три с половиной предвоенных года в СССР было выпущено около 23 тыс. боевых самолетов, в том числе 9690 бомбардировщиков и почти 13 тыс. истребителей. 2739 боевых машин были новой конструкции. К середине 1941 года у западных границ было сосредоточено больше половины всей советской авиации, причем здесь размещались наиболее боеспособные соединения и части. Авиационные силы Советского Союза превосходили силы противника более чем в два раза.
   Еще заметнее была разница в танковых силах. К июню 1941 года в Красной армии насчитывалось свыше 22 тыс. танков, из которых почти 2 тыс. — танки новых образцов Т-34 и КВ, причем основная часть их была сосредоточена в западных военных округах. Германия же для нападения на СССР смогла выставить 3582 танка и штурмовых орудия. У советских танков были более мощные пушки, они могли развивать более высокую скорость. Значительные преимущества имела и советская артиллерия. Германские войска имели заметное преимущество лишь в автоматическом оружии и оснащении автомашинами.
   К середине 1941 года в западных военных округах находилось более половины всех сил и средств Красной армии. При надлежащей организации и подготовке они могли бы отразить вражеское наступление, но этого не произошло. И дело здесь не столько во внезапном нападении, на что обычно ссылаются, тем более что о внезапности нападения можно говорить лишь условно.
   Огромный ущерб боевой готовности Красной армии нанесли репрессии среди офицеров среднего и высшего командного состава. Всего за 1,5 года (с мая 1937 по сентябрь 1938 года) было репрессировано и по большей части физически уничтожено свыше 40 тыс. командиров Красной армии. До июня 1941 года эта цифра как минимум удвоилась. Расстрелы командиров продолжались даже в октябре 1941 года, когда бои шли на ближних подступах к Москве.
   Руководство армии состояло либо из военачальников, чьи представления о ведении боевых действий застыли на уровне Первой мировой и Гражданской войн, либо из малоопытных командиров, выдвинутых на освободившиеся должности в ходе бесконечных «чисток». В руководстве вооруженных сил почти не осталось людей, которые могли бы настаивать на применении передовых военных идей, на техническом перевооружении Красной армии.
   Результатом этого стали серьезные ошибки в разработке советской военной доктрины, в оценке характера начального этапа войны. Советские военные руководители были уверены, что главный удар в будущей войне Германия нанесет по Украине и далее по Кавказу. Политическое руководство страны упорно не реагировало на многочисленные источники информации об агрессивных планах Германии в отношении СССР и даже не приняло во внимание предупреждения наших разведчиков о точной дате нападения Германии. Боясь нарушить пакт о ненападении, советское руководство не дало команды в нужный момент привести войска в состояние боевой готовности. Последствия этого оказались трагическими для Красной армии и для всей страны.
   22 июня 1941 года советские войска были застигнуты врасплох. В первые же часы и дни противник нанес мощные удары по западным военным соединениям, уничтожив огромное количество живой силы и техники. До декабря 1941 года СССР потерял убитыми, без вести пропавшими и пленными 7 млн человек, около 22 тыс. танков, до 25 тыс. самолетов. По плану «Барбаросса» Германия предполагала стремительно захватить важные центры страны и до наступления зимы выйти на линию Архангельск — Волга — Астрахань. Но потерпев первое поражение под Москвой, немецкая армия была вынуждена перейти к обороне на всем Восточном фронте. В числе наиболее значительных сражений Великой Отечественной войны следует назвать битву под Москвой (1941-1942), Сталинградскую битву (1942-1943), Курскую битву (1943), которые во многом определили ход войны и окончательную победу над Германией.

 
< Пред.   След. >