YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Экономическая история России (Т.М. Тимошина) arrow Послевоенное развитие народного хозяйства
Послевоенное развитие народного хозяйства

Послевоенное развитие народного хозяйства

   Прямой ущерб, нанесенный войной экономике СССР, составил почти треть всего национального богатства страны. Были разрушены полностью или частично 1710 городов и городских поселков (60% их общего числа), свыше 70 тыс. сел и деревень, около 32 тыс. промышленных предприятий, 65 тыс. км железных дорог, 25 млн человек ли- шились крова. Было разорено 100 тыс. колхозов и совхозов, зарезано или угнано в Германию 7 млн лошадей, 17 млн голов крупного рогатого скота, 20 млн свиней, 27 млн голов овец и коз.
   С 1943 года по мере изгнания оккупантов в СССР началось восстановление экономики, разрушенной войной. Помимо этих работ, предстояло провести конверсию промышленности, поскольку к 1945 году более половины объема промышленного производства приходилось на военную продукцию. Но конверсия носила частичный характер, так как одновременно с сокращением удельного веса выпускаемой боевой техники, боеприпасов и пр. происходила модернизация военнопромышленного комплекса, разработка новых видов вооружения. В сентябре 1949 года в печати появилось сообщение о том, что в СССР успешно прошло испытание первой атомной бомбы, а в августе 1953 года — водородной.
   В эти же годы проходила массовая демобилизация. Личный состав вооруженных сил сократился с 11,4 млн человек в мае 1945 года до 2,9 млн человек в 1948 году. Правда, вскоре численность армии снова выросла: в начале 1950-х годов она достигла почти 6 млн человек. В 1952 году прямые военные расходы составляли 25% государственного бюджета, т.е. всего в два раза меньше, чем в военном 1944 году.
   Как и в годы первых пятилеток, основное внимание уделялось развитию тяжелого машиностроения, металлургии, топливно-энергетического комплекса. В целом за годы четвертой пятилетки (1946— 1950) было восстановлено и построено заново более 6 тыс. крупных промышленных предприятий. Легкая и пищевая промышленность финансировались, как и прежде, по остаточному принципу, и их продукция не удовлетворяла даже минимальные потребности населения. К концу четвертой пятилетки производство потребительских товаров так и не достигло довоенного уровня.
   Послевоенный экономический рост в СССР имел несколько источников. Прежде всего директивная экономика все еще сохраняла тот мобилизационный характер, который был присущ ей в годы первых пятилеток и в годы войны. Миллионы людей организованно направлялись на восстановление Днепрогэса, металлургических заводов Криворожья, шахт Донбасса, а также на строительство новых заводов, гидроэлектростанций и т.д.
   Советский Союз получил с Германии репарации на сумму 4,3 млрд долл. В счет репараций из Германии и других побежденных стран в Советский Союз вывозилось промышленное оборудование, включая даже целые заводские комплексы. Однако толком распорядиться этим богатством советская экономика так и не смогла из-за общей бесхозяйственности, а ценное оборудование, станки и пр. постепенно превращались в металлолом.
   В СССР трудились 1,5 млн немецких и 0,5 млн японских военнопленных. Кроме того, в системе ГУЛАГа в этот период содержались примерно 8—9 млн заключенных, чей труд практически не оплачивался.
   К числу источников экономического роста можно отнести продолжавшуюся политику перераспределения средств из социальной сферы в пользу тяжелой промышленности. Ежегодно население страны должно было подписываться на государственные займы в среднем на 1—1,5-месячную заработную плату. Всего за 1946—1956 годы было размещено 11 займов.
   По-прежнему основное бремя по формированию средств для тяжелой промышленности несло сельское хозяйство, которое вышло из войны крайне ослабленным. В 1945 году производство сельскохозяйственной продукции сократилось по сравнению с 1940 годом почти на 50%. Жестокая засуха 1946 года в очередной раз значительно подорвала экономические силы колхозов и совхозов. Она охватила основные сельскохозяйственные районы страны: Молдавию, Нижнее Поволжье, Центрально-Черноземные области, Крым. Особенно тяжелая ситуация сложилась на Украине, где, как и в 1933 году, государство принудительно изымало у крестьян продовольственные запасы.
   Как и в предвоенные годы, продолжался неэквивалентный товарообмен между городом и деревней при помощи ценовой политики. Государственные закупочные цены на основные виды продукции менялись очень медленно и не отражали изменения производственных затрат. Так, закупочные цены на молоко возмещали лишь пятую часть затрат на его производство, на зерно — десятую часть, на мясо — двадцатую. Все убытки покрывались дотациями или за счет государственных кредитов, которые, как правило, не возвращались, а списывались.
   Крестьяне, не получая почти ничего на трудодни, жили за счет личного подсобного хозяйства. На приусадебных участках, занимавших всего несколько процентов посевных площадей страны, выращивались овощи, картофель, содержался домашний скот, птица. Но начиная с 1946 года, государство стало урезать приусадебные участки и облагать хозяйства большими денежными налогами. Кроме того, каждый крестьянский двор должен был сдавать и натуральный налог мясом, молоком, яйцами, шерстью и другой продукцией. Порой надо было сдавать те продукты, которые в данном хозяй-' стве вообще не производились, поэтому крестьяне вынуждены были приобретать эту продукцию по рыночным ценам и сдавать государству бесплатно.
   Подобная практика по отношению к сельским жителям продолжала ужесточаться. В 1948 году было настоятельно «рекомендовано» колхозникам «продать» государству имеющийся мелкий домашний скот, хотя колхозный устав позволял его держать. В ответ на эту «рекомендацию» крестьяне начали тайно резать скот, в результате чего за полгода было забито более 2 млн свиней, коз, овец и пр.
   Колхозникам становилось все труднее продавать продукцию на рынке, поскольку резко повысились сборы и налоги с дохода от продаж. Помимо этого, на рынке можно было продавать продукцию только при наличии специальной справки о том, что соответствующее хозяйство выполнило свои обязательства перед государством. Если же документа не было, продукция конфисковывалась, а сами крестьяне подвергались штрафам, им грозило даже тюремное наказание как спекулянтам. В 1947 году была подтверждена обязательная выработка минимума трудодней для колхозников. В случае его невыполнения по отношению к ним могло быть применено уголовное наказание. Как и в годы первых пятилеток, послевоенная деревня выживала на грани голодной смерти.
   Руководство страны старалось не замечать глубокого кризиса в аграрном секторе экономики, и даже осторожные рекомендации по смягчению командного давления на деревню неизменно отвергались. Известно, что член Политбюро А.А. Андреев, отвечавший в ЦК за сельское хозяйство, выступал за широкое распространение небольших звеньев в качестве основной трудовой единицы вместо крупных бригад. В этом его поддерживал Председатель Госплана Н.А. Вознесенский. Предполагалось, что звенья перейдут на самоокупаемость, получив право самостоятельно реализовывать свою продукцию, и это в какой-то мере возвращало бы деревню к временам нэпа. Но инициатива А.А. Андреева была осуждена и признана неправильной, так как мелкие звенья якобы препятствовали широкой механизации сельского хозяйства.
   Вновь усилился контроль над хозяйствами со стороны МТС и их политотделов. МТС опять получили право распределять плановые задания между колхозами. Вышестоящие организации через систему МТС диктовали хозяйствам сроки посева, уборки и других агротехнических работ. А председатели колхозов, которые нарушали эти сроки, исходя, например, из погодных условий, могли получить строгое наказание. МТС также производили обязательные заготовки сельскохозяйственной продукции, взимали с колхозов натуральную плату за выполнение механизированных работ и т.д. Более того, в начале 1950х годов было проведено укрупнение колхозов под тем же предлогом усиления процесса механизации сельскохозяйственного производства. В действительности укрупнение колхозов упрощало государственный контроль за хозяйствами через МТС. Количество колхозов в стране сократилось с 237 тыс. в 1950 до 93 тыс. в 1953 году.
   Несмотря на эти мероприятия, сельское хозяйство развивалось очень медленно. Даже в относительно благоприятном 1952 году валовой сбор зерна не достиг уровня 1940 года, а урожайность в 1949—1953 годах составила всего 7,7 ц/га (в 1913 году — 8,2 ц/га). В 1953 году поголовье крупного рогатого скота было меньше, чем в 1916 году, а население за эти годы выросло на 30—40 млн человек, т.е. продовольственная проблема оставалась очень острой. Население крупных городов снабжалось с перебоями.
   В 1952 году Сталин опубликовал работу «Экономические проблемы социализма в СССР», в которой продолжал настаивать на преимущественном развитии тяжелой промышленности и ускорении процесса преобразования колхозно-кооперативной собственности в общенародную (государственную). Особенно подчеркивалось, что колхозы, номинально еще остававшиеся собственниками произведенной продукции, являются временной, переходной структурой.
   В целях повышения эффективности сельского хозяйства в 1948 году был принят грандиозный «Сталинский план преобразования природы», в соответствии с которым предусматривалось создание в южных и юго-восточных районах европейской части СССР полезащитных лесных полос для задержания влаги на полях и уменьшения пагубного воздействия суховеев на сельскохозяйственные угодья. По этому плану предусматривалось также строительство оросительной системы в Средней Азии — Большого Каракумского канала, по которому вода из Амударьи должна была поступать на орошение полей в Туркмении.
   В соответствии с этим планом началось также сооружение «Великих строек коммунизма»: строительство огромных ГЭС на Волге, Днепре и других реках (Горьковской, Каховской, Куйбышевской, Саратовской, Сталинградской). Все эти станции были введены в действие в 1950—1960 годы. В 1952 году был построен Волго-Донской канал, соединивший в единую систему пять морей: Белое, Балтийское, Каспийское, Азовское и Черное.
   До конца 1947 года в СССР сохранялась карточная система на продукты питания и промышленные товары для населения. Ее отмена планировалась на конец 1946 года, но из-за засухи и неурожая этого не произошло. Отмену удалось провести только в конце 1947 года. Кстати, Советский Союз был одной из первых европейских стран, отменивших карточное распределение.
   Но прежде чем отменить карточки, правительство установило единые цены на продукты питания взамен существовавших ранее карточных (пайковых) и коммерческих цен. Вследствие этого стоимость основных продовольственных продуктов для городского населения выросла. Так, цена 1 кг черного хлеба по карточкам была 1 руб., а стала 3 руб. 40 коп., цена 1 кг мяса выросла с 14 до 30 руб., сахара — с 5,5 руб. до 15 руб., сливочного масла — с 28 до 66 руб., молока — с 2,5 руб. до 8 руб. При этом минимальная заработная плата составляла 300 руб., средняя заработная плата в 1946 году равнялась 475 руб., в 1947 — 550 руб. в месяц. Правда, для низко- и среднеоплачиваемых категорий рабочих и служащих одновременно с едиными ценами устанавливались «хлебные надбавки» в среднем около 110 руб. в месяц, но эти надбавки не решали общую проблему доходов.
   В это же время была проведена и денежная реформа. Ее необходимость определялась полной разбалансированностью денежной системы в годы войны, поскольку резкий рост военных расходов требовал постоянного выпуска в обращение огромного количества денег, не обеспеченных потребительскими товарами (известно, что в годы войны денежная масса увеличилась в четыре раза, по сравнению с 1940 годом). Вследствие значительного сокращения розничного товарооборота на руках у населения оказалось денег больше, чем требовалось для нормального функционирования народного хозяйства, а потому покупательная способность денег упала. Кроме того, в стране было много фальшивых денег, выпущенных фашистами во время войны.
   14 декабря 1947 года было издано постановление правительства «О проведении денежной реформы и отмене карточек на продовольственные и промышленные товары». Старые деньги в течение недели обменивались на новые из расчета 10:1. Для тех, кто держал деньги на счетах в сберегательных кассах, обмен был более льготным. Так, вклады до 3 тыс. руб. оставались без изменения и не подлежали переоценке. Вклады на сумму от 3 до 10 тыс. руб. обменивались из расчета 3:2, а вклады сверх 10 тыс. руб. — 2:1.
   Одновременно проводилось объединение всех ранее выпущенных государственных займов в единый новый двухпроцентный заем, а старые облигации обменивались на новые в соотношении 3:1, облигации свободно реализуемого займа 1930 года — в соотношении 5:1. С помощью таких методов произошло изъятие лишней денежной массы, а сама реформа приобрела в основном конфискационный характер. В ходе реформы пострадали главным образом сельские жители, которые, как правило, хранили свои накопления дома, да спекулянты, нажившиеся во время войны и не успевшие реализовать большие наличные суммы денег. С 1 января 1950 года правительство признало необходимым повысить официальный курс рубля по отношению к иностранным валютам и определило его в соответствии с золотым содержанием рубля (0,222168 г чистого золота), хотя в те годы этот факт не имел никакого экономического значения, так как установленный официальный курс рубля ни в каких расчетах не использовался.
   Если же оглянуться назад, то все годы первых пятилеток, военные и послевоенные годы были для страны временем экстремального, чрезвычайного развития. В этот период насущные потребности населения откладывались на потом. Почти 25 лет экономика работала с величайшим напряжением на пределе своих возможностей. Все достигнутые успехи были оплачены сверхчеловеческой ценой.
   По данным официальной статистики, средняя номинальная заработная плата рабочих выросла за 1928—1954 годы более чем в 11 раз. Согласно другим источникам, в этот же период стоимость жизни в Советском Союзе увеличилась в 9—10 раз, поскольку розничные цены поднимались постоянно. Но если общий индекс розничных цен в государственной и кооперативной торговле в 1928 году взять за 1, то в 1932 году он составил 2,6, в 1940 — 6,4, в 1947 — 20,1, в 1950 — 11,9. Реальная же заработная плата за этот период, исключая налоги и подписку на заем, но включая прибавку к заработной плате в виде бесплатного медицинского обслуживания, образования и иных социальных услуг, изменилась следующим образом: если принять уровень заработной платы 1928 года за 1, то в 1937 году она равнялась 0,86, в 1940 — 0,78, в 1944 — 0,64, в 1948 — 0,59, в 1952 — 0,94, в 1954 — 1,19.
   Чтобы составить правильное представление о положении советских и зарубежных рабочих, можно сравнить покупательную способность 1 часа затраченной работы. Если принять один и тот же объем продуктов, который мог купить рабочий в СССР, за 100, то по другим странам получим такую картину (см. таблицу 12-1):

Таблица 12-1

Страны
  

1928 год
  

1951—1952 годы
  

СССР
  

100
  

100
  

Австрия
  

90
  

167
  

Франция
  

112
  

200
  

Г ермания
  

142
  

233
  

Великобритания
  

200
  

361
  

США
  

370
  

556
  

   Источник: Геллер М., Некрич А. Утопия у власти. — Т. 2. — С. 34.

   Между тем в памяти людей укоренилось мнение о том, что при Сталине ежегодно снижали цены, а после него — цены только росли. Но секрет понижения цен следует искать в том огромном их скачке, который произошел после начала коллективизации. Так, розничные цены на печеный ржаной хлеб выросли за 1928—1952 годы почти в 19 раз, на говядину — в 17, на свинину — в 20,5, на сахар — в 15, на подсолнечное масло — в 34, на яйца — в 19,3, на картофель — в 11 раз. (О величине заработной платы и ее динамике см. выше.) Поэтому ежегодное снижение цен (на несколько процентов) на основные продовольственные товары (да еще с большим пропагандистским эффектом) осуществить было несложно.
   К тому же данное снижение цен происходило за счет фактического ограбления колхозников, поскольку, как указывалось выше, темпы роста закупочных цен на сельскохозяйственную продукцию были гораздо ниже, чем рост розничных цен. И наконец, большинство сельского населения почти не ощущало этого понижения цен, так как государственное снабжение в сельской местности было очень плохим, в магазины годами не завозили основные продукты питания.
   По-прежнему чрезвычайно остро стоял жилищный вопрос. Многие рабочие с семьями в городах жили в общежитиях, в коммунальных квартирах, бараках и подвалах. В эти годы строительство жилья велось в очень ограниченных размерах. Зато огромные средства вкладывались в строительство помпезных высотных дворцов в Москве, призванных символизировать сталинскую эпоху. Основные же ассигнования из государственного бюджета расходовались на военно-промышленный комплекс, тяжелую промышленность, энергетическую систему. Советское правительство щедро раздавало подарки дружественным зарубежным странам в виде зданий университетов, госпиталей, культурных центров, а также в виде прямой военной помощи.
   Дальнейшее развитие экономики СССР упиралось в ее чрезмерную централизацию. Все экономические вопросы, большие и малые, решались только в центре, а местные хозяйственные органы были строго ограничены в решении любых дел. Основные материальные и денежные ресурсы, необходимые для выполнения плановых заданий, распределялись через большое количество бюрократических инстанций. Ведомственная разобщенность, бесхозяйственность и неразбериха приводили к постоянным простоям на производстве, штурмовщине, огромным материальным издержкам, абсурдным транспортным перевозкам из края в край необъятной страны.
   Выросла целая армия специальных уполномоченных, или «толкачей», которые занимались добыванием сырья, дефицитных материалов, оборудования на заводах, в министерствах и ведомствах. Все отчеты руководителей предприятий, министров, партийных организаций разных уровней обрастали приписками о выполнении и перевыполнении планов, поэтому официальные статистические данные следовало воспринимать очень осторожно из-за их явной недостоверности. В качестве примера можно привести доклад Г.М. Маленкова на XIXсъезде партии (1952), в котором было сказано, что зерновая проблема в СССР решена и что собран урожай около 8 млрд пудов. И всего через два года было объявлено, что все данные о развитии сельского хозяйства являются, мягко говоря, недостоверными.
   После войны несколько раз проводились различные административные реформы, но они не вносили коренных изменений в сущность планово-административной системы. В марте 1946 года наркоматы превратились в министерства, а наркомы — в министров, и это означало, что они уже больше не являются народными комиссарами. Во многих министерствах была введена обязательная форма для служащих. Если до этого форму носили военные, работники милиции и госбезопасности, то теперь ее следовало надевать водникам, дипломатам, связистам, работникам суда и прокуратуры и др. Были установлены гражданские звания — ранги, классы, отдаленно напоминавшие «Табель о рангах» Петра I.
   Ужесточение экономической системы накладывало свой отпечаток и на всю общественную жизнь страны. После войны (в 1946 году) начались публичные гонения на писателей, композиторов, театральных деятелей и кинорежиссеров. Целью этих кампаний было заставить творческую интеллигенцию работать строго в духе «партийности» и «социалистического реализма». Аналогичную цель преследовали разгромные «дискуссии» по философии, биологии, языкознанию, политической экономии, начавшиеся с 1947 года. Всячески поощрялась борьба с «космополитизмом» и «низкопоклонством перед Западом», усиливалось разжигание шовинизма и антисемитизма. С 1948 года возобновились массовые репрессии, жертвами которых стали от 5,5 до 6,5 млн человек.

***

   Послевоенная история страны была бы неполной без анализа внешнеэкономических и внешнеполитических позиций СССР. Вскоре после окончания Второй мировой войны антигитлеровская коалиция распалась. Бывшие союзники Советского Союза опасались расширения коммунистической идеологии, поэтому ими предпринимались всяческие усилия для оттеснения социалистической системы к довоенным границам. СССР, в свою очередь, стремился закрепить свое влияние в освобожденных Красной армией странах Центральной и Восточной Европы. Это противостояние привело к осложнению международной обстановки, к состоянию холодной войны.
   США направили западноевропейским странам огромную материальную помощь в размере 12,4 млрд долл. (так называемый план Маршалла). Эти средства использовались не только для послевоенного восстановления экономики, но и для укрепления военно-политического влияния США в этом регионе. В 1949 году был создан военный блок НАТО, размещена сеть военных баз США, военные штабы разрабатывали планы новой мировой войны против СССР с использованием атомного оружия.
   В эти же годы Советский Союз со своей стороны осуществлял поддержку коммунистических и просоветских режимов в «странах народной демократии»: Албании, Болгарии, Венгрии, ГДР, Польше, Румынии, Чехословакии, Югославии, а также в Северном Вьетнаме, Северной Корее, Китае. Всем этим странам оказывалась интенсивная материальная, финансовая и военная помощь, истинные масштабы которой всегда держались в секрете от советского народа. Известно, что только в качестве льготных долгосрочных кредитов в 1945—1952 годах им было предоставлено 15 млрд руб. (3 млрд долл.). Такие огромные по тем временам средства предоставлялись странам в ответ на проведение там социально-экономических преобразований по советскому образцу.
   В результате этих международных событий мир на долгие годы был разделен на две враждебные системы, что имело самые негативные (прежде всего экономические) последствия для внутренней жизни СССР.
   Дело в том, что на рубеже 1940—1950 годов промышленно развитые страны приступили к внедрению в производство достижений современной научно-технической революции, и это привело их к новому, постиндустриальному этапу развития. Советская директивная экономика в силу ее сверхцентрализованности, отсутствия инициативы и предприимчивости в различных хозяйственных структурах оказалась неспособной к широкому внедрению научно-технических разра- боток в производство (кроме военно-промышленного комплекса) и стала стремительно отставать от стран с рыночной экономикой. К тому же эти страны стали заметно опережать Советский Союз по уровню жизни населения, по обеспечению различных демократических прав и свобод. СССР, отгороженный от всего мира «железным занавесом», стремился не допустить «тлетворного влияния» Запада на советский народ, используя ресурсы репрессивного аппарата. Все культурные, общественные, спортивные, личные связи с зарубежными странами находились под пристальным наблюдением соответствующих организаций. С 1945 по 1950 год на 35% сократился внешнеторговый оборот с западными странами, что заметно сказывалось на советской экономике, лишенной новой техники и передовых технологий. Вот почему в середине 1950-х годов Советский Союз оказался перед необходимостью глубоких социально-экономических и политических перемен.

Вопросы для повторения

   1. Расскажите об отношениях СССР и Германии в конце 1930 — начале 1940 годов.
   2. Охарактеризуйте экономическую ситуацию в СССР накануне войны.
   3. Как происходил переход советской экономики на военные рельсы в первые месяцы войны?
   4. Расскажите о состоянии экономики СССР во время войны.
   5. Каковы основные источники победы СССР в Великой Отечественной войне? Что вы знаете о ленд-лизе?
   6. Назовите основные итоги войны для советской экономики.
   7. Перечислите основные источники послевоенного экономического роста СССР.
   8. Как проходила денежная реформа и отмена карточной системы в СССР после войны?
   9. Каковы основные причины необходимости глубоких социально-экономических перемен в середине 1950-х годов?

 
< Пред.   След. >