YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Институциональная экономика (Под рук. акад. Д.С. Львова) arrow 8.2. Стратегические преимущества финансово-промышленных групп
8.2. Стратегические преимущества финансово-промышленных групп

8.2. Стратегические преимущества финансово-промышленных групп

   Устойчивость лидеров финансово-промышленных фупп может поддерживаться за счет младших партнеров, когда, например, большое головное предприятие использует поставщиков со слабой рыночной силой как амортизатор делового цикла. Опасения оказаться в роли притесняемого партнера возникают и при формировании российских ФПГ.
   На практике типичным предстает иной характер взаимоотношений в рамках японских межкорпоративных альянсов, действующих в динамично развивающихся отраслях производства, при котором устойчивость положения обеспечивается для всех участников группы. Поставщики называют долгосрочные надежные отношения в качестве ключевой причины интеграции даже чаще (74,5%), чем головные компании (46,5%) [25, р. 29].
   Понимание взаимообусловленности благополучия группирующихся предприятий ведет к тому, что в рамках вертикально интегрированных японских ФПГ увеличивается доля инвестиций, направляемых материнскими компаниями в родственные (10% в 1966 г., 30% в 1981 г.). С другой стороны, для мелкого и среднего бизнеса повышается значимость сотрудничества с крупным. Доля субподрядчиков среди мелких и средних японских фирм растет: в 1966 г. она составляла 53,2%, в 1971 г. — 58,1, в 1976 г. — 60,7, в 1981 г. - 65,5% [25, р. 26, 150].
   В японской автоиндустрии, электротехнической промышленности контракт на поставку конкретных деталей для отдельной модели продукции заключается, как правило, с единственным поставщиком и обычно действует в течение всего жизненного цикла модели. Это не исключает наличия своих поставщиков подобных деталей для разных моделей. Отсутствие параллельных контрактов указывает на то, что во взаимоотношениях головной компании со своими поставщиками преобладает не давление на них, а стремление к использованию эффекта масштабов производства. Для противодействия завышению цен на комплектующие применяются другие рычаги: условия предоставления кредитов, других ресурсов, участие в капитале поставщиков.
   Предпочтение отдается не краткосрочным выгодам от силового снижения цен на их продукцию, а долгосрочному сотрудничеству. Оно проявляется при уточнении цен, которые корректируются с учетом и распределения риска, и стимулов для инноваций. В автоиндустрии, как правило, чем меньше поставщик, тем больший риск принимает на себя головное предприятие. Естественно, что оно выполняет страховые функции за соответствующее вознаграждение. Конструирование новых комплектующих ведется параллельно с соответствующими усилиями головного предприятия. Благодаря этому сокращается время на разработку новой модели. Выигрыш в темпе достигается и за счет сокращения интервала между началом проектирования продукции и началом разработки технологии ее производства, что характерно для японской промышленности [32, р. 226]. Долговременный характер внутригрупповых отношейий обусловливает глубокую техническую кооперацию: заказчик нередко дает исполнителям напрокат оборудование, предоставляет научно-техническую информацию, инженеры поставщиков вхожи в лаборатории головной фирмы.
   Таким образом, источником стратегических выгод для всех участников ФПГ предстают обеспечиваемые интеграцией конкурентные преимущества в сфере технологического развития. Соединение ресурсов отдельных фирм все чаще выступает необходимым средством для: разработки или приобретения новой технологии, реализации накопленных знаний и опыта, организации новых отраслей или преодоления барьеров вхождения в уже существующие, освоения зарубежных рынков.
   С точки зрения технологического развития хорошо видна взаимообусловленность благополучия группирующихся предприятий. Когда в условиях НТП все участники финансово-промышленной группы накапливают управленческое искусство, специфические технологические ресурсы и техническую компетентность, долговременная жизнеспособность каждой компании ФПГ оказывается весьма важной для эффективности группы в целом. Человеческий капитал и технологические знания, накопленные в родственных фирмах, не могут быть отброшены и восстановлены в короткое время материнской фирмой. Подтверждением роста экономического веса «младших партнеров» по ФПГ является то, что в обрабатывающей промышленности Японии акционерный капитал дочерних компаний, составлявший в 1966 г. 11% капитала головных, в 1975 г. достиг 25%, а в 1981 г. — уже 35% [24, с. 162].
   Ориентация на долговременную кооперацию в технологическом развитии меняет критерии оценки фирмами своих поставщиков: критерий дешевизны продукции в известной мере уступает место инновационному потенциалу субподрядчика, его способности вносить предложения по совершенствованию технологического процесса. Это стимулирует инициативу субподрядных фирм в области рационализации и модернизации производства [24, с. 198]. Одним из принципиальных источников стратегических выгод для ФПГ выступает согласование собственных программ действий и долговременной экономической политики государства.
   Особого внимания заслуживают инновационные достоинства ФПГ тем более, что недостаточная интенсивность инновационных процессов — ключевой изъян дореформенной экономики России. К сдерживающим инновационный процесс обстоятельствам относятся: I) сложности взаимодействия со смежными производствами; 2) неопределенность спроса и результатов в целом; 3) проблемы с финансированием, во многом связанные с вышеупомянутыми факторами. Влияние этих обстоятельств усиливается, когда новое производство характеризуется возрастающей эффективностью масштабов.
   Инновационные инкубаторы американского типа ориентированы на облегчение выпуска опытной партии. Этап перехода к промышленному выпуску имеет свои трудности. Части фирм удается их преодолеть и превратиться в процветающие компании. Однако «отсев» весьма значителен. Особенно сложная ситуация, если объем продаж, при котором производство становится прибыльным, относительно велик.
   Многие инновационные фирмы вынуждены идти на то, чтобы быть поглощенными крупными корпорациями. Последние не прочь выждать, когда фирма-инноватор, испытывая нарастающие финансовые трудности, будет готова слиться или продать свою технологию в обмен на уплату долгов. Иногда такое выжидание себя не оправдывает и крупная корпорация обретает достаточно опасного конкурента, но часто события развиваются по представленному сценарию.
   Хотя Япония не имеет такого рынка венчурного капитала, как в США, она располагает нетривиальной альтернативой, обеспечивающей экономике высокую степень инновационного динамизма. Поглощение фирм не принято в японской практике. Если в США венчурным фирмам отводится роль первопроходцев новых технологий, то в Японии бремя первоначального освоения технологии берет на себя крупная корпорация. Для Японии более типична иная ситуация: мелкие и средние фирмы играют огромную роль как канал апрсЗбации различных вариантов применения технологических нововведений, освоенных крупными корпорациями. При этом типичны случаи, когда мелкие предприниматели вносят те или иные технологические усовершенствования [24, с. 195].
   Фирма-инноватор, действующая в рамках ФПГ, получает разностороннюю поддержку со стороны других участников группы. Это помогает ей преодолеть некоторые начальные трудности выхода на рынок.
   Во-первых, многие инновационные продукты и процессы — результаты длинных серий корректировок по результатам разных стадий инновационного процесса, в который вовлекаются различные участники ФПГ. Потребители оборудования нередко высказывают пожелания, которые подталкивают к нововведениям производителей этого оборудования.
   Даже в вертикально интегрированных японских ФПГ взаимоотношения между участниками выходят за рамки иерархического разделения между планированием и осуществлением планов. Практикуется координация, основанная на оперативном доступе к апостериорной информации. Такого рода сведения о реакции потребителей на новую продукцию, конструкторских проблемах, сложностях производственного процесса становятся достоянием всех, вовлеченных в инновационный процесс участников группы.
   Через взаимодействие между ними обеспечивается согласованное приспособление к новой информации. Благодаря такой корректировке улучшается качество новых продуктов и технологий, снижается инновационный риск. В инновационной конкуренции часто выигрывает не тот, кто изобрел, а кто может быстрее воплотить изобретение в продукцию, придать ей совершенную конструкцию, понять запросы потребителей. Чем тщательней дизайн нового продукта, тем труднее заимствовать его конкурентам.
   Оперативная координация действий между всеми участниками инновационного процесса требует соответствующих расходов. Однако они уменьшаются с развитием информационных технологий.
   Во-вторых, ФПГ разделяют достоинства сетевых индустриальных организаций в плане доступа не только к информационным, но и к другим технологическим ресурсам.
   Как известно, ключевое обстоятельство сетевой модели экономической интеграции — фактическая закрытость широких сегментов индустриальных рынков. Стоило концерну «БМВ» проиграть «Фольксвагену» в соперничестве за владение фирмой «Роллс-Ройс моторе», как концерн решил свернуть поставки комплектующих для «Роллс-Ройса». Новым владельцам понадобится много времени и колоссальные инвестиции, чтобы обеспечить производство двигателями, сопоставимыми по качеству с продукцией «БМВ» [20, с. V]. Открытого рынка нет по многим продуктам и технологиям. Такова ситуация с технологиями двойного назначения, включая ракетные, ядерные и т.д. Имеет место эксклюзивный доступ к ресурсам.
   Яркий пример — патентное право. Достаточно скупки некоторых ключевых патентов для контроля за технологическим развитием целых подотраслей и отраслей. Доступ к патентованной технологии получают только те, у кого особые отношения с патентовладельцем. Подобное может быть с уникальным сырьем. Контроль над добывающей его фирмой становится мощным фактором конкурентных преимуществ.
   В-третьих, финансово-промышленные группы способны обеспечить относительно массовый и устойчивый спрос на новую продукцию в критический период ее освоения, когда снижение издержек до приемлемого уровня зависит прежде всего от объемов производства и реализации этой продукции.
   В конце 60-х годов около половины компьютеров, использовавшихся в ведущих японских ФПГ, были произведены фирмой — участницей соответствующей группы. В то время японские компьютеры уступали по качеству импортным. Сегодня большинство компьютеров, используемых компаниями группы «Сумитомо», произведены входящим в эту фуппу холдингом NEC.
   В-четвертых, в рамках ФПГ облегчается финансирование инноваций. Здесь одно из важнейших преимуществ ФПГ по сравнению с СИО.
   Ключевые связи инновационного процесса (включая распределение эффекта) представляет следующая схема (рис. 15) [33, р. 214].

Рис. 15. Инновационный процесс в рамках ФПГ 

Рис. 15. Инновационный процесс в рамках ФПГ

   Если часть эффекта у потребителя от использования новой продукции поступает инвестору, минуя инноватора, соответственно уменьшаются претензии инвестора к инноватору. Простейший случай — инвестор одновременно является и потребителем нового продукта. Более сложный вариант — инвестор участвует в капитале потребителя.
   Без такого рода интеграции все претензии инвестора концентрируются на инноваторе (рис. 16).

Рис. 16. Инновационный процесс без связей между потребителем и кредитором 

Рис. 16. Инновационный процесс без связей между потребителем и кредитором

   Разделенность инвестора и потребителя повышает порог требований к рентабельности производства фирмы-инноватора. Уже поэтому вхождение в ФПГ финансово-кредитных организаций является мощным фактором стратегических выгод, связанных с повышением мобильности развития и реализации технологического потенциала группы. ФПГ, банки которых участвуют в прибылях входящих в группу фирм-инноваторов и фирм-потребителей новой продукции, имеют конкурентные преимущества в инновационной сфере.
   Достижения ФПГ во многом связаны с широким использованием заемных средств в финансировании промышленных участников этих групп. Быстрое послевоенное развитие Японии и Германии происходило при относительно высокой доле заемных средств в структуре капитала нефинансовых корпораций. ФПГ — важнейший механизм понижения equity ratio (отношения «собственный капитал акционеров/общая сумма средств») в этих странах.
   Способность ФПГ расширять инвестиционные возможности промышленных компаний за счет заемного капитала актуальна и сегодня. Она приобретает особое значение в современных условиях инновационной конкуренции. Скорость технологического обновления производства, темпы наращивания выпуска конкурентоспособной продукции во многом зависят от того, насколько инвестиционные возможности корпорации выходят за рамки самофинансирования. Основными вариантами привлечения капитала выступают: эмиссия акций, эмиссия облигаций, получение банковских кредитов. Последние два варианта означают использование заемных средств.
   Зарубежный опыт свидетельствует о том, что за счет выпуска акций финансируется относительно небольшая доля капиталовложений. Эта доля в 1994 г. равнялась 0,7% для Японии, 4,8% — Канады, 5,1%— Германии, 5,5%— Кореи, 7,4%— США, 9,0% — Италии, 12,4%— Франции, 20,9%— Великобритании [13, с. 19]. Значение облигаций в этом плане гораздо выше, но весьма отличается по странам. Отношение эмиссии облигаций частного сектора к валовым инвестициям в 1993 г. составило 0,2% в Японии, 12,2%— во Франции, 20,4%— в США, 26,1%— в Великобритании, 29,0% — в Германии [Рассчитано по: 13, с. 30, 33]. Опыт Японии показывает, что банковские кредиты могут перекрывать вклад облигаций и дополнительных эмиссий акций в финансирование корпоративного развития.
   Более высокая доля заемных средств позволяет действовать на опережение в заполнении открывающихся рыночных ниш. Такая агрессивная инвестиционная политика дает имитатору определенные преимущества перед инноватором, если последний опирается в основном на собственные средства. Когда другие придерживаются агрессивной финансовой политики, ориентация на осторожную финансовую политику становится рискованной. Это ставит под сомнение стандартные рекомендации о росте риска с увеличением финансового левереджа. В кредитах входящей в ФПГ промышленной компании не все средства обязательно принадлежат банку соответствующей группы. Главный банк ФПГ может выступать в качестве управляющего банка консорциума кредиторов. Это еще больше усиливает концентрацию инвестиционных ресурсов.
   Масштабное использование привлеченных средств позволяет обеспечить большую концентрацию ресурсов на приоритетных направлениях развития производства, чем это достижимо только за счет реинвестирования прибыли. Опыт фирм ФРГ, выпускающих продукцию радиоэлектронной промышленности, свидетельствует о том, что увеличение на 6 месяцев продолжительности разработки изделия с пятилетним жизненным циклом приводит к потере прибыли от его реализации на 30%. Для изделий с жизненным циклом три года потери прибыли достигают 50% [5, с. 369—370]. Хотя в настоящее время крупнейшие корпорации Японии приближаются по структуре пассивов к американскому типу, существенно то, что доля собственного капитала была значительно ниже, когда японские корпорации осуществляли технологический рывок.
   Соотношение между собственными и заемными средствами в финансировании корпоративного развития зависит, с одной стороны, от целей корпораций, с другой, — от степени риска, который несут финансовые институты. Первым определяется спрос на заемные средства, вторым — их предложение. Как показывает опыт Японии, масштабному привлечению корпорациями заемных средств благоприятствует высокая доля стабильных акционеров, присутствие банков среди таких акционеров.
   Группирование предприятий допустимо трактовать в качестве способа преодоления запирающих эффектов, характерных как для рыночной, так и для государственной координации экономической деятельности. Под запирающим эффектом этих типов координации понимается ситуация, когда они не обеспечивают полного раскрытия экономического потенциала. Сужение спектра экономических институтов координации приводит к тому, что множество результатов, характеризующее экономический потенциал, оказывается недостижимым. Запирающие эффекты при рыночной координации могут возникнуть вследствие многих обстоятельств:
   Р1. Дефицит оборотных средств в одном из звеньев технологической цепочки. Его результатом, если не объединить усилия, может стать остановка всей цепочки.
   Р2. Дефицит координации действий при производственной кооперации. Тем самым ограничиваются возможности быстрого обновления сложной продукции.
   РЗ. Независимое приспособление связанных кооперацией компаний к риску. Как следствие, осторожность в формировании специфических активов, во взятии обязательств по поставкам продукции и покупкам ресурсов приводит к понижению экономической активности по сравнению с ситуацией, когда приспособление к риску носит совместный характер.
   Р4. Повышенная рискованность инвестиций в человеческий капитал, когда не гарантирована его устойчивая занятость в рамках данной корпоративной структуры. Это обстоятельство можно рассматривать как частный случай предшествующего.
   Р5. Асимметричность информации о продукте, располагаемой покупателем и продавцом. Дефицит информации у покупателя вытесняет с рынка более качественные товары [11, с. 459].
   Р6. Дефицит координации между дополняющими рынками [16, с. 82]. Разобщенность фирм, действующих или способных действовать на таких рынках, может оставить эти рынки в неразвитом состоянии.
   Р7. Двусторонняя монополия. Одним из рекомендуемых приемов действий в такой ситуации является угроза совсем отказаться от сделки, если другая сторона не согласится на предложенные условия [22, с. 518]. Достичь рыночного соглашения, когда стороны выдвигают ультиматумы, далеко не просто. Переговоры могут зайти в тупик. Выход из положения дает вертикальная интеграция.
   Р8. Жесткость рыночных требований к отдаче на вложенный капитал. Такие требования грозят банкротством тем предприятиям, где доходность капитала ниже рыночной. Если на предприятии, тем не менее, создавалась добавленная стоимость, его закрытие способно привести к сокращению возможностей внутренних накоплений. Критерий рентабельности и критерий максимизации внутренних накоплений ведут к разной загрузке имеющихся производственных мощностей. Жесткость рыночных требований затрудняет самостоятельное развитие производств, в результатах которых перевешивают внешние (экстернальные) эффекты.
   Р9. Наличие входных барьеров на ряде рынков. В этих барьерах может проявляться высокая наукоемкость, капиталоемкость производства, сильная зависимость его от масштабов деятельности. При индивидуальных усилиях входные барьеры способны оказаться непреодолимыми. Слишком атомистическая структура рынка препятствует НИОКР. В таких условиях потенциальные инноваторы присваивают недостаточную долю будущих выгод, чтобы рассчитывать на положительную прибыль от своих инноваций [22, с. 633].
   Р10. Возрастающая эффективность масштабов в сфере производства. Она благоприятствует формированию череды посредников в сфере сбыта продукции. Чрезмерная конкуренция между ними удорожает привлекаемый посредниками капитал, за что частично расплачиваются потребители. Череда посредников усиливает такое угнетающее воздействие на спрос.
   Р11. Присутствие эффектов, например, общественного блага, в результатах усилий отдельных субъектов. Надежда приобщиться к этим благам в качестве безбилетника ослабляет индивидуальную инициативу. Иллюстрацией такой ситуации является приведенный ранее пример с акционерным контролем за менеджментом.
   Р12. Несоответствие структуры акционерного капитала инвестиционным потребностям производства. Примером здесь может служить дилемма акционеров-инсайдеров, когда их контроль над предприятием препятствует привлечению внешних инвесторов.
   Запирающие эффекты при государственной координации экономической деятельности могут быть систематизированы следующим образом.
   Г1. Государственная координация позволяет форсировать радикальные структурные сдвиги в производстве. Однако чрезмерное переключение информационных потоков на бюрократические структуры приводит к дефициту информации для перманентных улучшающих инноваций в новом производстве. Запирающий эффект для них возникает из-за ослабленности координации, информационного обмена «по горизонтали».
   Г2. Внутрибюрократическая конкуренция создает барьеры для государственной координации взаимодействия старых и новых отраслей (подотраслей). Как следствие, недооцениваются, сужаются возможности модернизации старых отраслей их потенциального содействия новым отраслям через спрос на продукцию последних. Вместо этого старые отрасли предстают лишь в качестве тормоза перераспределению ресурсов в новейшие производства.
   ГЗ. В административном аппарате государственного регулирования экономики возникают собственные целевые установки [37]. Они проявляются, в частности, в стремлении к экспансии государственного контроля. Ее инструментами предстают принципы: «больше значит лучше», «новое и сложное значит предпочтительное», «обладание эксклюзивной информацией всегда достоинство». Противодействие экспансии затруднено сложностями сопоставления затрат и результатов государственной координации. Гипертрофия такой координации означает перерасход ресурсов на ее осуществление.
   Итак, обстоятельства Р1-Р12, Г1-ГЗ чреваты возникновением запирающих эффектов, препятствующих достижению потенциальных результатов (реализации экономического потенциала) при использовании только рыночной или/и государственной координации экономической деятельности. Легко видеть, что в Р1-Р12 отражено большинство известных слабостей (провалов, несовершенств) рынка [17, с. 76—84]. Вместе с тем, представленные обстоятельства выходят за рамки обычного списка такого рода слабостей.
   Особого внимания заслуживает обстоятельство Р8, связанное, в частности, с механизмом выбраковки производств финансовым рынком. В американской экономике этот механизм корректируется выкупами компаний управляющими и работниками. В результате таких выкупов критерии оценки эффективности производства смещаются от прибыли к добавленной стоимости. В японской экономике квазиинтеграция формирует механизм взаимострахования участников ФПГ, позволяет снижать издержки ликвидации производства. Постепенное сокращение мощностей в сталелитейной промышленности сократило потери ее амортизационных ресурсов. При неблагоприятном соотношении между добавленной стоимостью и расходами на заработную плату экономию обеспечило быстрое сокращение ФПГ трудоемких кораблестроительных мощностей, перемещение танкеростроения в Корею.
   Американская модель рыночной экономики ориентирована на приспособление к обстоятельствам Р2-Р9 через внутрифирменную диверсификацию и кооперацию, внутрифирменную административную координацию. Японская модель ориентирована на квазиинтеграцию, на укрепление межкорпоративных связей. За высокий уровень специализации производства приходится платить более высокой.долей оборотных средств в используемом капитале. Применение горизонтальной координации, поставок «точно вовремя» обеспечивают экономию оборотных средств по сравнению с обычными рыночными взаимодействиями. Тем не менее, если рассматривать крупные компании обрабатывающей промышленности, в японских фирмах доля оборотного капитала в общем капитале фирмы составляет 59% (конец 1987 г.), в фирмах США — эта доля составляет 34,7% [4, с. 148].
   Спектр механизмов координации экономической деятельности охватывает: рыночную координацию (через спрос и предложение), координацию через государственное регулирование, координацию через внутрифирменное управление, координацию через квазиинтеграцию, координацию, обеспечиваемую традициями, обычаями и т. п. Квази интеграция в ФПГ по сравнению с объединением в единую компанию позволяет:
   1) избежать ослабления мотиваций группирующихся компаний;
   2) оптимизировать у них масштабы производства;
   3) развивать горизонтальную координацию.
   Несовершенства рынка — основной мотив деятельности государства в экономике. Принимая на себя часть нагрузки по преодолению этих несовершенств, других запирающих эффектов рыночной координации, ФПГ снижают соответствующую нагрузку на государство. Тем самым, одновременно ФПГ противодействуют и запирающим эффектам, характерным для государственной координации экономической деятельности.
   Отдельные отрасли в разной степени подвержены представленным запирающим эффектам. Так, в условиях российской экономики производства, сбывающие продукцию на внешнем рынке, в меньшей степени страдают от неплатежей и дефицита оборотных средств. Обстоятельства Р1-Р9 подталкивают предприятия к интеграции вдоль технологических цепочек,. Потребность в скреплении технологических цепочек имущественными связями для повышения конкурентоспособности имеющихся мощностей особенно актуальна для обрабатывающей промышленности.
   В зависимости от характера изменений в производстве оправданы разные организационные формы обеспечения скоординированности действий, вовлеченных в эти изменения сторон. Абсолютизация какого-либо из типов экономической интеграции неправомерна. Одно дело — обновление моделей одного и того же типа продукции. Здесь координационные связи по горизонтали между смежниками являются основой наиболее оперативного приспособления производства к запросам потребителей. Более сложная ситуация с уникальными технологическими изменениями, с освоением производства принципиально новой продукции. Здесь многое зависит от возможности ресурсного обеспечения такого рода изменений при относительно жесткой (холдинг) и жесткой экономической интеграции (в рамках единого имущественного комплекса). При достаточной обеспеченности ресурсами такая интеграция облегчает их перераспределение в рамках НИОКР и производственных задач, позволяет форсировать создание принципиально нового производства. При дефиците ресурсов его преодолению помогает квазиинтеграция в виде стратегических альянсов, сетевой индустриальной организации, ФПГ с распределенными между участниками контрольными пакетами акций. Последний вариант квазиинтеграции, прибегающий к взаимному участию группирующихся предприятий в капитале друг друга, сужает возможности и привлекательность «безбилетного» поведения акционеров (Р11). Возрастающая эффективность масштабов производства (Р10) побуждает к формированию при промышленных фирмах сетей из сбытовых компаний. Наличие широких альтернатив в ресурсном обеспечении производства конечной продукции, малозвенность технологических цепочек снижают угрозу запирающих эффектов при рыночной координации производства.
   Обременительность рыночных требований к отдаче на вложенный капитал, актуальность накапливания специфических активов, темпы изменений в технологии и запросах потребителей варьируются по стадиям жизненного цикла отраслей (подотраслей, продуктов, технологий). Соответственно, эволюционируют и потребности в нейтрализации обстоятельств, вызывающих запирающие эффекты. Как следствие, меняется и соотношение между интеграционными (консолидация капитала) и дезинтеграционными (обособление предприятий) тенденциями в экономике (отрасли, подотрасли). Проявляется это в периодической активизации слияний и поглощений, как в экономике США, в изменении тесноты акционерных и кредитных связей промышленных компаний между собой и с банками, как в японской экономике.
   Искусство стратегии связано, в частности, с рациональной дозировкой интеграционных и дезинтеграционных процессов на различных этапах развития бизнес-группы. В диверсифицированных группах, когда задача стратегического маневра ресурсами между отраслями в основном решена, оправдано некоторое ослабление межотраслевых имущественных связей в рамках бизнес-группы. Их усиление становится актуальным, когда снова в повестке дня оказывается заблаговременный ресурсный маневр, перевод развившихся производств в разряд доноров нового стратегического прорыва.
   Основные положения темы
   1. Неоклассическая теория, институциональный анализ, теория динамических сравнительных преимуществ раскрывают разные аспекты интеграции предприятий в бизнес-группы. Характерные для реформируемой экономики повышенный уровень трансакционных издержек, нестабильность отношений собственности придают особую актуальность институциональному подходу к изучению этих групп.
   2. В качестре основных организационно-хозяйственных форм бизнес-фупп в мировой практике выступают крупные компании, имеющие дивизиональную структуру; холдинговые компании вместе с контролируемыми ими предприятиями; финансово-промышленные группы; сетевые индустриальные организации.
   3. При классификации бизнес-групп с точки зрения механизмов управления совместной деятельностью выделяются следующие типы групп: 1) использующие возможности контроля, сопряженные с обладанием титулами собственности объединяемых предприятий; 2) координирующие совместную деятельность за счет регулирования доступа к отдельным производственным ресурсам; 3) основанные на добровольной централизации ряда полномочий участниками группы. Регулирующие возможности отдельных механизмов интеграции меняются вместе с экономическими условиями.
   4. С позиций трансакционного анализа ориентиром рациональных масштабов экономической интеграции служит минимизация суммы трансакционных издержек и производственных издержек неоклассического типа. Наиболее важным индикатором оправданности интеграции является высокая степень специфичности активов экономических контрагентов.
   5. Совмещение банком ролей акционера и кредитора, участие деловых партнеров в капитале друг друга ослабляет конфликт интересов в рамках отношений «заказчик — исполнитель» (принципал — агент).
   6. Необходимость адаптации к новым обстоятельствам, обеспечения участникам бизнес-группы достаточно сильных мотиваций определяют рациональную тесноту внутригрупповых имущественных связей. Хотя нередкое отсутствие таких связей в рамках сетевых индустриальных организаций активизирует эти мотивации, недостаточность собственных ресурсов у входящих в СИО компаний для освоения крупных новых ниш рынка — фактор более жесткой интеграции в рамках бизнес-групп.
   7. Формирование таких групп согласуется с эволюцией представлений о рациональности экономического поведения: экстраполяционный подход в управлении вытесняется стратегическим; выявляется ограниченность максимизирующего прибыль поведения; внимание смещается от показателя прибыли к показателю добавленной стоимости.
   8. Как показывает практика, долговременная надежность своего существования— основной ориентир деятельности ФПГ. Средством реализации этой цели служат обеспечиваемые интеграцией конкурентные преимуществав сфере технологического развития. Разносторонняя поддержка со стороны партнеров по группе помогает фирме-инноватору преодолеть ряд начальных трудностей выхода на рынок. Участие банка ФПГ в акционерном капитале входящих в группу фирм-инноваторов и фирм-потребителей новой продукции благоприятствует финансированию инноваций.
   9. В современных условиях инновационной конкуренции особое значение приобретает способность ФПГ расширять инвестиционные возможности промышленных компаний за счет заемного капитала. Таким образом, обеспечиваются конкурентные преимущества в скорости технологического обновления производства, в темпах наращивания выпуска конкурентоспособной продукции.
   10. Интеграция в бизнес-группы благоприятствует раскрытию экономического потенциала участников, снимает препятствия к этому (запирающие эффекты), существующие как при рыночной, так и при государственной координации экономической деятельности. Поскольку отдельные отрасли в разной мере подвержены запирающим эффектам, эффективность различных вариантов интеграции зависит от отраслевых обстоятельств. Интеграционные и дезинтеграционные тенденции в экономике претерпевают циклические изменения.

Ключевые термины

   Бизнес-группа
   Запирающие эффекты рыночной и государственной координации экономической деятельности
   Интегрированная бизнес-группа
   Контрактная группа
   Механизмы управления совместной деятельностью
   Сетевая индустриальная организация
   Специфические активы
   Финансово-промышленная группа
   Холдинг классический
   Холдинг распределенный
   Экономическая квазиинтеграция

Вопросы по теме

   1. Как можно классифицировать бизнес-группы на основе механизмов управления совместной деятельностью?
   2. Какую роль в экономической интеграции играют трансакционные издержки и специфические активы?
   3. Каково возможное влияние бизнес-групп на отношения «заказчик — исполнитель»?
   4. Как влияет жесткость имущественных связей в рамках бизнес-группы на мотивации ее участников?
   5. Какие факторы определяют тенденцию к сетевому типу интеграции?
   6. Как формирование бизнес-групп соотносится с эволюцией представлений об экономической рациональности?
   7. Какие ориентиры деятельности характерны для ФПГ?
   8. Каковы источники стратегических преимуществ ФПГ?
   9. Какую поддержку от партнеров по ФПГ может получить фирма-инноватор?
   10. Какова роль заемного финансирования в условиях инновационной конкуренции и при масштабных структурных сдвигах в экономике?
   11. Какие препятствия для реализации экономического потенциала возникают при рыночной и государственной координации экономической деятельности?
   12. Какова роль бизнес-групп в преодолении запирающих эффектов рыночной и государственной координации экономической деятельности?
   13. Какое влияние на экономическую интеграцию оказывают отраслевые и циклические обстоятельства?

Литература

   1. Авдашева С., Дементьев В. Акционерные и неимущественные механизмы интеграции в российских бизнес-группах // Российский экономический журнал. 2000. № 1.
   2. Ансофф И. Стратегическое управление. М.: Экономика, 1989.
   3. Аоки М. Контроль за инсайдерским контролем: вопросы корпоративного управления в переходных экономиках // Аоки М., КимХ.К. (ред.) Корпоративное управление в переходных экономиках: инсайдерский контроль и роль банков / Под ред. М. Аоки, Х.К. Ким — СПб.: Лениздат, 1997.
   4. Аоки М. Фирма в японской экономике. СПб.: Лениздат, 1995.
   5. Гончаров В.В. В поисках совершенства управления: руководство для высшего управленческого персонала в 2-х томах. М.: МНИ- ИПУ, 1997.
   6. Каценелинбойген А.И. Эстетический метод в экономике. Нью- Йорк, 1990.
   7. Колпаков С.К. Политика Правительства России по реструктуризации и реформированю авиационной промышленности / Под ред. Ю.Б. Винслава // Развитие корпоративных форм хозяйствования в России. Мат-лы к Междунар. конференции, 3-5 ноября 1997 г. М.: МАЦ, МАКУ, 1997.
   8. Коно Т. Стратегия и структура японских предприятий. М.: Прогресс, 1987.
   9. Панин В.В. Феномен японских торговых домов: У истока «экономического чуда». СПб.: Чернышев, 1996.
   10. Паппэ Я.Ш. Финансово-промышленные группы и конгломераты в экономике и политике современной России. М.: ЦПТ. 1997. С. 175-185.
   11. Пиндайк Р., Рубинфельд Д. Микроэкономика. М.: Экономика, Дело, 1992.
   12. Портер М. Международная конкуренция. М.: Международные отношения, 1993.
   13. Рубцов Б.Б. Зарубежные фондовые рынки: инструменты, структура, механизм функционирования. М.: ИНФРА-М. 1996. С. 19.
   14. Саймон Г.А. Теория принятия решений в экономическое теории и науке о поведении (1959) / Теория фирмы. СПб.: Экономическая школа. 1995. С. 54—75.
   15. Старк Д. Рекомбинированная собственность и рождение восточноевропейского капитализма // Вопросы экономики. 1996. № 6. С. 4-24.
   16. Стиглиц Дж. Ю. Экономика государственного сектора. М.: Изд-во МГУ: ИНФРА-М, 1997.
   17. Стиглиц Дж. Куда ведут реформы (к десятилетию начала переходных процессов) // Вопросы экономики. 1999. № 7.
   18. Тироль Ж. Рынки и рыночная власть: теория организации промышленности (1988). СПб.: Экономическая школа, 1996.
   19. Уильямсон О.И. Экономические институты капитализма: Фирмы, рынки, «отношенческая» контрактация (1985). СПб.: Лениз- дат, 1996.
   20. Финансовые известия. 1998. 11 июня.
   21. Хруцкий В.Е. (ред.) Как добиться успеха: Практические советы деловым людям. М.: Политиздат, 1991.
   22. Шерер Ф., Росс Д. Структура отраслевых рынков. М.: Инфра- M. 1997.
   23. Эксперт. 1999. № 36.
   24. Японская экономика в преддверии XXI века. 1991.
   25. Aoki М. Aspects of the Japanese Firm / Aoki, Masahiko (ed.). The Economic Analisis of the Japanese Firm. North Holland, Amsterdam, 1984. P. 3-43.
   26. Aoki M. Information, Incentives and Bargaining in the Japanese Economy. Cambridge University Press, 1988.
   27. Aoki M. Toward an Economic Model of the Japanese Firm // Journal of Economic Literature, 1990. Vol. 38. March. P. 1-27.
   28. Aoki M. Monitoring Characteristics of the Japanese Main Bank System: An Analytical and Development View / Aoki M. and Patrik H. (ed.) The Japanese Main Bank system: Its Relevance for Developing and Transforming Economics. Oxford: Oxford University Press, 1994.
   29. Chandler A.D. The Visible Hand. The Managerial Revolution in American Business. Cambridge: Univ. Press, 1997.
   30. Dore R. Flexible Rigidities: Industrial Poiisy and Structural Adjasment in the Japanese Economy 1970—1980. L.: The Athlone Press, 1986.
   31. Dore R. Taking Japan Seriously. Stanford, Calif.: Stanford University Ptress, 1987.
   32. Economic Survey of Japan, 1993. P. 226.
   33. Gerlach M. Alliance capitalism: the social organization of Japanese business. Berkley: University of California Press, 1992.
   34. Imai, Ken-ichi. Evolution of Japan's corporations and industrial networks / B. Carlsson (ed.). Industrial Dynamics. Boston: Kluwer Academic Publishers, 1989. P. 122—155.
   35. Nakatani I. The Economic Role of Financial Corporate Grouping / Aoki M. (ed.). The Economic Analisis of the Japanese Firm. North Holland, Amsterdam, 1984.
   36. Nelson R., Winter S. An Evolutionary Theory of Economic Change. Cambridge, Mass.: Harvard Univ. Press, 1982.
   37. Wolf Ch. Markets or Goverments. Choosing between Imperfect Alternatives. Cambridge (Mass.): The MIT Press, 1988.

 
< Пред.   След. >