YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Институциональная экономика (Под рук. акад. Д.С. Львова) arrow 10.2. Неравновесные процессы с позиций эволюционной макроэкономической теории
10.2. Неравновесные процессы с позиций эволюционной макроэкономической теории

10.2. Неравновесные процессы с позиций эволюционной макроэкономической теории

   Каким образом феномен эволюции макрогенераций может повлиять на развитие экономической теории? Напомним, что в разделе о сущности эволюционной экономики обсуждался вопрос о противоречивости экономического бытия. С одной стороны, экономическое развитие эволюционно, т.е. осуществляется через смену технологий, продуктов, организаций, институтов, а потому связано с неравновесием, неустойчивостью, разупорядоченностью. С другой стороны, экономика консервативна. Она стремится к финансовой стабильности, к антициклическому развитию, а значит стремится к равновесию, устойчивости, порядку.
   Существенно то, что господствующая до сих пор традиционная экономическая теория (прежде всего теория общего экономического равновесия) ориентирована в основном на консервативные начала экономики. Эволюционные аспекты в рамках этой теории практически отсутствуют. Отсюда — неадекватное восприятие тех реалий (противоречий), которые присущи современной экономике.
   В частности, традиционная теория сформировала достаточно расхожее представление, будто неравновесные процессы в экономике имеют деструктивный характер, их можно и нужно преодолевать с помощью рыночного механизма или средствами государственного регулирования. Противоположный взгляд на неравновесие как некую перманентно существующую, созидательную силу, способствующую росту экономической эффективности, технологическому и организационному прогрессу, институциональным изменениям, хотя и высказывается отдельными экономистами [8], но в целом плохо согласуется с общей теорией равновесия и, что более важно, недостаточно разработан как таковой. Следствием такого положения дел можно считать:
   — во-первых, нарастающее отставание экономической науки от естественнонаучных исследований, в ходе которых установлено, что неравновесные процессы, присущие системам физичес-кого мира, играют заметную роль в развитии данных систем, формировании их свойств, установлении порядка и т.д. Вот что пишут по этому поводу И. Пригожин и И. Стенгерс: «На протяжении XIX века... на неравновесные процессы смотрели как на второстепенные детали, возмущения, мелкие несущественные подробности, не заслуживающие специального изучения. В настоящее время ситуация полностью изменилась. Ныне мы знаем, что вдали от равновесия могут спонтанно возникать новые типы структур. В сильно неравновесных условиях может совершаться переход от беспорядка, теплового хаоса к порядку. Могут возникать новые динамические состояния материи, отражающие взаимодействие данной системы с окружающей средой» [9, с. 53—54];
   — во-вторых, неадекватность некоторых разделов теории равновесия реальным экономическим явлениям. Ссылаясь на академика В. Макарова, приведем один из характерных примеров такого рода: «Теория общего экономического равновесия, которая в настоящее время доминирует как в науке, так и в экономическом образовании, как известно, не вполне согласуется с реальностью, по крайней мере в ее классическом варианте... В реальном экономическом мире наблюдается огромное разнообразие в эффективности, в частности, в прибыльности фирм, отраслей, регионов. Причем это разнообразие отнюдь не уменьшается со временем, а, скорее, наоборот, возрастает. Теория общего экономического равновесия не объясняет этот феномен. По классике должен происходить перелив капитала и труда от менее эффективных областей к более эффективным, что уравнивает эффективность» [7, с. 118];
   — в-третьих, и это особенно важно для современной России, неспособность теории общего экономического равновесия реально помочь становлению рыночных отношений в посткоммунистических странах или, по крайней мере, правильно выделить ключевые проблемы, которые этим странам следует решать. На этот счет высказано немало критических замечаний. Одно из них, достаточно резкое, принадлежит Дж. Стиглицу: «Те, кто ратует за шоковую терапию с ее упором на приватизацию, потерпели... неудачу, потому что не смогли понять современный капитализм: они находились под слишком сильным влиянием упрощенных моделей рыночной экономики, заимствованных из учебников (здесь Дж. Стиглиц имеет в виду прежде всего неоклассическую модель равновесия Эрроу — Дебре. — В.М.). Однако мы не должны быть снисходительными к этому заблуждению. Ведь еще Хайек и Шумпетер разработали альтернативные парадигмы, которые не были надлежащим образом интегрированы в главное русло англо-американской научной традиции» [10, с. 8].
   Используя феномен эволюции макрогенерации, рассмотрим, как ведут себя неравновесные процессы на макроуровне экономики, в чем состоят их особенности, каким образом неравновесные процессы сочетаются с состояниями статического равновесия. Естественно, что такого рода анализ следует начать с определения неравновесных процессов.
   Как известно, в экономической литературе существуют две пары родственных понятий: потребности и платежеспособный спрос, возможности производства и предложение. Платежеспособный спрос взаимодействует с предложением. Это взаимодействие протекает в пространстве текущих цен, номинальных ставок процента, на фоне конкретных значений уровней доходов и т.д. Поскольку объем покупок всегда равен объему продаж, можно говорить, что платежеспособный спрос и предложение уравновешивают друг друга.
   Иначе обстоит дело с парой «потребности — возможности производства». Будучи физически основой платежеспособного спроса, потребности выражают отношение людей к потребительским свойствам конкретных продуктов и услуг. Строго говоря, потребности не зависят от цен. Они показывают, какое количество того или иного вида товара (или группы товаров) хотели бы приобрести потребители, исходя из потребительских свойств товара, а не из его стоимости. В силу изложенного, потребности и возможности производства формируются в пространстве не текущих цен, а потребительных стоимостей. Поскольку потребительные стоимости не обладают собственной мерой, то в качестве паллиатива, на наш взгляд, можно использовать систему сопоставимых цен.
   Важным свойством пары «потребности — возможности производства» является то, что потребности в своем развитии, как правило, опережают возможности производства, или, что то же самое, имеет место запаздывание производства относительно меняющихся потребностей. Именно это свойство порождает неравновесные процессы в экономике. В свою очередь именно макрогенерации позволяют полноценно исследовать данные неравновесные процессы.
   Обратимся к одной из американских макрогенераций, например, родившейся в 1925 г. (рис. 19). Данная макрогенерация изображена в форме продуктовой, показывающей ежегодные объемы ВНП в ценах 1982 г., которые создает макрогенерация в течение всего срока своей жизни. Если допустить, что возможности производства данной макрогенерации систематически запаздывают относительно потребностей на 1 год, то нетрудно построить функцию, характеризующую зависимость между потребностями и возможностями производства рассматриваемой макрогенерации (рис. 22).

Рис. 22. Фазовый портрет макрогенерации, возникшей в 1924 г. 

Рис. 22. Фазовый портрет макрогенерации, возникшей в 1924 г.

   Траектория на рис. 22 отражает неравновесный процесс между потребностями и возможностями производства. Действительно, если учесть, что биссектриса ОЕ— это прямая, все точки которой есть равновесные состояния, то рассматриваемая траектория оказывается в равновесном состоянии всего,один раз, когда проходит точку Е. Все остальное время данная траектория неравновесна. Она показывает, что в фазе подъема макрогенерации потребности превышают возможности производства. В фазе деградации, напротив, возможности больше потребностей.
   Экспериментально установлено, что фазе подъема каждой макрогенерации присущ сильно неравновесный режим развития. Причем, подобно системам физического мира, именно в этом сильно неравновесном режиме в экономике возникают так называемые диссипативные структуры [9], т.е. системы новых производств, кластеры шумпетеровских нововведений. В фазе деградации каждая макрогенерация находится, напротив, в слабо неравновесном режиме угасания.
   С помощью ретроспективной модели удалось установить, что в экономике США в период 1929—1994 гг. неравновесные процессы между потребностями и возможностями производства оказывали заметное влияние на формирование текущих цен [5]. При этом цены, обусловленные неравновесными процессами, позволяли балансировать совокупный платежеспособный спрос (ВНП в текущих ценах) с совокупным предложением (сумма продуктов макрогенераций в текущих ценах).
   Теоретическая значимость полученного результата состоит в следующем. Не отрицая того факта, что равновесие между платежеспособным спросом и предложением достигается за счет соответствующих изменений в системе текущих цен, мы убеждаемся в том, что сами текущие цены зависят от неравновесных процессов между потребностями и возможностями производства, присущих каждой макрогенерации. А это значит, что неравновесные процессы и состояния статического равновесия существуют одновременно. Они не конкурируют между собой, а дополняют друг друга. При этом ведущая роль, на наш взгляд, принадлежит неравновесным процессам, действующим в пространстве потребительных стоимостей и выражающим предпочтения общества в области продуктов, услуг, технологий, способов организации производства.
   Возможен еще один вывод: неравновесные процессы, действующие в фазе подъема новой макрогенерации (потребности больше возможностей), проявляются в росте цен. В этом смысле неравновесие есть важный фактор максимизации прибыли новаторов. Разумеется, ни один практикующий новатор не мыслит категориями неравновесия. Однако любой предприниматель согласится с тем, что, приступая к производству того или иного товара, он мечтает о том, чтобы как можно большее число людей желало купить его товар, т.е. он мечтает о неравновесии. Другое дело, что такие мечты не всегда сбываются. Более того, если предприниматель входит в состав деградирующей макрогенерации, где потребности все более уменьшаются относительно возможностей производства, то целью такого предпринимателя становится не максимизация прибыли, а выживание. Поскольку же в эволюционирующей экономике одни макрогенерации растут, а другие в то же самое время деградируют, то можно сказать, что цели выживания и максимизации прибыли существуют одновременно. Этот вывод не является откровением для эволюционной теории (см., например: [1, с. 27]). Наше дополнение состоит в том, что мы связываем данный вывод с неравновесными процессами, присущими макрогенерациям.
   В ходе экспериментальных расчетов было установлено, что инфляция в США, фиксируемая через рост дефлятора ВНП, сопряжена с ростом цен на продукцию новой (растущей) макрогенерации. Она является фактором, обеспечивающим получение высоких Прибылей новаторами, входящими в эту макрогенерацию, а значит — фактором экономического роста. Поскольку рост цен на продукцию новой макрогенерации сопровождается падением цен на продукцию старых макрогенераций, то можно сказать, что экономический рост в США финансируется из следующих двух источников:
   — денежная эмиссия, связанная с ростом дефлятора ВНП и реального объема ВНП;
   — перелив наличных (ранее сэмитированных) денежных средств от старых макрогенераций к новой, растущей.
   Оценка степени участия каждого из двух указанных источников в обеспечении экономического роста США приводит к следующим выводам (табл. 9).
   Первый вывод, который можно сделать из анализа табл. 9, таков: американская экономика, особенно в 70—90-е годы, развивалась в значительной мере за счет кредитной эмиссии. Говоря словами Й.Шумпетера, банки создавали покупательную силу «из ничего». Они кредитовали за счет эмиссии реальный сектор под его

Таблица 9. Обеспечение денежными средствами экономического роста США, %


  

1933
  

1941
  

1946
  

1950
  

1955
  

1959
  

1971
  

1976
  

1983
  

1992
  

Всего
В том числе:
  

100
  

100
  

100
  

100
  

100
  

100
  

100
  

100
  

100
  

100
  

перераспределяемые
  

84
  

76
  

23
  

100
  

90
  

85
  

35
  

41
  

61
  

59
  

эмитируемые
  

16
  

24
  

77
  


  

10
  

15
  

65
  

59
  

39
  

41
  

будущие доходы. Между тем российская экономическая политика до сих пор строится на том, что экономический рост следует осуществлять за счет наличного (накопленного) капитала, тогда как эмиссионная «закачка» денег в экономику провоцирует лишь инфляцию. Такая политика, как видим, противоречит практике обеспечения роста США. Она базируется на ошибочном восприятии инфляции как полностью деструктивного процесса. Другое дело, что эмиссия под экономический рост всегда сопряжена с определенными рисками. Эти риски необходимо минимизировать. Однако нельзя отказываться от кредитования роста.
   Второй вывод таков: инфляция, поскольку она сопряжена с ростом новой макрогенерации, а значит — с экономическим ростом в целом, есть явление позитивное, ибо она выступает в качестве финансового фактора экономического роста, служит макроэкономической формой проявления той денежной эмиссии, которая обслуживает экономический рост .
   Отметим, что современная теория относится к феномену инфляции примерно так же как и к неравновесным процессам. И то и другое рассматривается как нечто негативное, и то и другое предлагается подавлять всеми доступными средствами. Характерным примером современного понимания инфляции служит определение, сформулированное в «Российской банковской энциклопедии»: «Инфляция — обесценение денег в связи с нарушением закона денежного обращения, вызванным диспропорциями в процессе общественного воспроизводства и курсом экономической политики государства. Инфляция проявляется в избытке денежной массы в обращении по сравнению с реальными потребностями оборота в них и росте цен. Инфляция используется как средство перераспределения национального дохода и дохода предприятий, банков, коммерческих структур и государства за счет снижения жизненного уровня трудящихся, получающих фиксированные доходы» [2, с. 175].
   Справедливости ради следует отметить, что многие экономисты-теоретики, опираясь на статистические наблюдения, признают, что умеренная инфляция (но не гиперинфляция) вполне согласуется с экономическим ростом. Однако и в этом случае инфляция воспринимается не как финансовый фактор роста, действующий совместно с нефинансовыми факторами (техническим прогрессом, притоком дополнительных ресурсов труда, организационными и институциональными изменениями), а как неизбежная плата за рост, издержки роста, которые следует минимизировать, но не в ущерб интересам роста.
   Наша позиция такова: инфляция опасна тем, что она способна легко выходить из-под контроля, превращаться в гиперинфляцию, которая в свою очередь нарушает устойчивость денежной системы, отрицательно влияет на функционирование реального сектора экономики. Инфляция особенно опасна в тех случаях, когда она протекает на фоне спада производства (стагфляция). В России 90-х годов стагфляция свидетельствовала о деградации экономики, катастрофическом падении уровня жизни населения. Ограничение высоких темпов инфляции, безусловно, должно быть одним из фундаментальных приоритетов экономической политики. Однако мы считаем, что инфляция, заключенная в определенных границах, является важнейшим инструментом экономического роста. Формально этот тезис подтвержден расчетами, проведенными на основе ретроспективной модели. Рассмотрим этот же тезис в неформальном аспекте.
   Попытаемся показать, что инфляция (умеренная) представляет собой один из основных элементов экономического рыночного механизма, предопределяющего развитие новых и отмирание старых макрогенераций. .
   Начнем с того, что в экономике в году t действует несколько старых макрогенераций и совсем недавно (скажем, в году t — 1) появилась новая макрогенерация, представляющая собой некий кластер новых технологий и новых продуктов труда. Чтобы предельно упростить анализ, оставим без внимания все те предстартовые и стартовые трудности, которые пришлось преодолеть предпринимателям, организовавшим новую макрогенерацию в году t — 1 (это и борьба с конкурентами, пытавшимися организовать иную новую макрогенерацию, и затраты на проектно-изыскательские работы, на экспериментальные производства, на рекламу своей продукции и т.д.). Будем считать, что все эти трудности позади, что менеджеры, руководящие новой макрогенерацией, уверены в том, что потребность в их продукции высока и что настало время широкомасштабного развертывания всей системы производств, входящих в состав новой макрогенерации.
   В этой ситуации новая макрогенерация резко повышает свой спрос на факторы производства: рабочую силу, сырье, энергию, оборудование, станки и т.д. Однако значительная часть перечисленных ресурсов используется старыми макрогенерациями, так что единственный экономически приемлемый способ удовлетворения спроса новой макрогенерации — это перераспределение ресурсов, используемых старыми макрогенерациями в пользу новой посредством повышения цен на эти ресурсы.
   В реальности так оно и происходит: 1) поскольку спрос на ресурсы в связи с появлением новой макрогенерации возрастает относительно некоторого фиксированного предложения, владельцы ресурсов повышают цены на свои товары; 2) данное повышение цен не является серьезным препятствием для новой макрогенерации: предприниматели этой макрогенерации, видя, что потребности в их продукции высоки (выше возможности производства), компенсируют рост цен на ресурсы повышением цен на свою конечную продукцию; 3) напротив, предприниматели, владеющие производствами в рамках старых макрогенераций, понимают, что потребности в их продукции меньше или в лучшем случае равны возможностям производства, а потому не идут на адекватное повышение цен. Они пытаются найти резервы экономии факторов производства, сокращают закупки соответствующих ресурсов.
   Таков в простейшем виде стандартный рыночный механизм перераспределения части ресурсов, используемых до года t старыми макрогенерациями, в пользу новой макрогенерации. В основе этого механизма лежит процесс повышения цен на продукцию новой макрогенерации и на большинство видов ресурсов, используемых всеми макрогенерациями. Налицо феномен инфляции, который проникает в экономику локально через новые технологии и новые продукты, но затем приобретает глобальный характер, распространяясь на большинство видов ресурсов.
   Но это не все. Общеизвестно, что инфляция имеет в основном монетарную природу: сначала происходит денежная эмиссия, потом растут цены. Аналогичным образом происходят события и по нашей схеме. Дело в том, что до сих пор мы игнорировали тот факт, что хотя предприниматели новой макрогенерации и готовы купить нужные им ресурсы по более высокой цене, у них, как правило, нет на это собственных денег (заметим, что в году t речь идет уже о широкомасштабных закупках факторов производства). «Предприниматель мчится к успеху, оседлав долги» (Шумпетер), он обращается за кредитами в коммерческие банки. Но откуда могут взять деньги сами банки: их пассивы уже распределены по старым макрогенерациям. Однако банкиры, если они убеждены, что новая макрогенерация действительно имеет высокие шансы на успешное развитие (такая убежденность — результат деятельности аналитических групп, занимающихся финансовым менеджментом), принимают решение о заимствовании денег у Центрального банка, а последний автоматически осуществляет денежную эмиссию. Эти дополнительные денежные средства попадают в руки менеджеров новой макрогенерации, используются для закупки ресурсов по повышенным ценам, обеспечивают перераспределение ресурсов.
   Таким образом, инфляция действительно имеет монетарную природу. Но та же самая инфляция есть фактор роста новой макрогенерации (ибо является важным элементом механизма перераспределения ресурсов), фактор подавления старых макрогенераций. В этом состоит ее позитивная роль в процессе экономической эволюции.
   Такого рода инфляцию мы называем эволюционной. И это не случайно: один из основных признаков эволюции — необратимость развития. Эволюционная инфляция обеспечивает данную необратимость, в этом ее особенность.
   Обратимся еще раз к Й. Шумпетеру. Согласно его теории, перераспределение средств производства (факторов производства, ресурсов производства) «происходит благодаря денежному кредиту, посредством которого тот, кто хочет реализовать новые комбинации, платит на рынке средств производства более высокую цену (курсив наш. — В.М.), чем производитель, обеспечивающий данный кругооборот, и лишает того определенной части этих средств» [13, с. 165]. Именно эта более высокая цена представляет собой эволюционную инфляцию, инфляцию, пробивающую дорогу новым продуктам и новым технологиям, а значит, — экономическому росту.

Заключение

   Подобно тому, как в естественных науках существуют «два противоборствующих взгляда на физический мир: статический подход классической динамики и эволюционный взгляд, основанный на использовании понятия энтропии» [9, с. 56], в экономической науке все более имеет место противостояние теории общего равновесия и эволюционного подхода. Экономическим механизмом эволюции макрогенераций является так называемая эволюционная инфляция. Эволюционная инфляция выполняет в экономике ту же роль, что энтропия в мире физических необратимых процессов.
   Действительно, энтропия есть принцип отбора. Она запрещает некоторые процессы, например, перетекание тепла от холодного предмета к теплому [9, с. 355]. Более того, «при неравновесных условиях энтропия может производить не деградацию (как это раньше считалось. — В.М.), а порядок, организацию, жизнь» [9, с. 26]. Но точно такие же функции выполняет в экономике эволюционная инфляция: она есть механизм отбора, запрещает старым макрогенерациям подавлять новые, более прогрессивные, обеспечивающие прогресс технологий, способов организации производства, совершенствование экономических институтов.
   Конечно, в реальной экономике бывает так, что инфляция провоцируется бюджетным дефицитом, который в свою очередь нередко возникает вне связи с задачами экономической эволюции. В этом смысле инфляция деструктивна. Но известно, что и энтропия тоже может выступать в качестве фактора разрушения (классическая термодинамика именно так и воспринимает энтропию). То же можно сказать и о неравновесных процессах в экономике. В одних случаях неравновесные процессы есть созидательная сила, в других — разрушительная. А это значит, что основные факторы экономической эволюции проявляются в определенных ограничивающих условиях. Стоит выйти за пределы таких ограничений, и эволюция может остановиться или даже превратиться в свою противоположность.

Основные положения темы

   1. Эволюционная экономика — научное направление, исследующее экономическое развитие в предположении, что состав действующих лиц в экономике меняется по законам естественного отбора. Действующими лицами являются: технологии, виды продукции, организации, институты.
   2. Экономическая эволюция — необратимый во времени процесс развития, в значительной мере связанный с явлениями неравновесия, неустойчивости, разупорядоченности, неопределенности. Вместе с тем экономике свойственно стремление к финансовой стабильности, согласованию затрат и результатов, спроса и предложения, антикризисному развитию, а значит, — к равновесию, устойчивости, порядку, определенности. Сочетание этих разнонаправленных явлений порождает противоречия реальной экономики. В научном аспекте данное сочетание требует синтеза эволюционной и традиционной экономических теорий.
   3. На основе эволюционной теории экономического развития Й. Шумпетера, а также с помощью экспериментальных расчетов по данным экономики США и стран Западной Европы установлено, что на макроуровне данных стран имеет место процесс смены макрогенераций, где каждая макрогенерация есть подсистема макроуровня, производящая ежегодно некоторую часть ВНП и обладающая свойством рождаться, жить и умирать, конкурировать с другими макрогенерациями по поводу ресурсов. Процесс смены макрогенераций сопряжен с бизнес-циклами таким образом, что время появления новой макрогенерации совпадает с началом фазы экономического подъема.
   4. Система макроотраслей (в нее входят: обрабатывающая промышленность, сельское хозяйство, добывающая промышленность, строительство, транспорт, связь, финансы и т.д.) образует генотип экономики и каждой макрогенерации. Однако удельные веса макроотраслей в разных макрогенерациях различны. При этом конкретные виды продукции меняются хотя бы частично от макрогенерации к макрогенерации.
   5. Феномен эволюции макрогенераций представляет интерес как с точки зрения развития экономической теории, так и для решения практических задач, экономической политики. В частности, вопреки расхожему представлению, будто неравновесные процессы в экономике — явление деструктивное и их нужно преодолевать всеми доступными средствами, с помощью феномена эволюции макрогенераций доказывается, что неравновесный процесс между потребностями и возможностями производства представляет собой перманентно существующую, созидательную силу, способствующую росту экономики, ее эффективности, технологическому и организационному прогрессу, институциональным изменениям.
   6. Теоретическая значимость существования неравновесного процесса между потребностями и возможностями производства состоит в том, что этот процесс оказывается одним из важных факторов формирования текущих цен на продукцию, а эти цены, в свою очередь, обеспечивают состояние статического равновесия между платежеспособным спросом и предложением. Таким образом, возможен важный вывод, что в экономике неравновесные процессы и состояния статического равновесия существуют одновременно. Они не только не отрицают друг друга (поскольку присущи разным пропорциям, а именно: неравновесные процессы, связаны с парой «потребности — возможности», состояния статического равновесия — с парой «платежеспособный спрос — предложение»), но, напротив, дополняют друг друга, не могут существовать друг без друга.
   7. Практическая значимость феномена неравновесных процессов в том, что он отчетливо показывает: в нормально эволюционирующей экономике рост текущих цен (т.е. инфляция) порождается процессом развития новой макрогенерации. А это значит, что умеренная инфляция есть явление позитивное, ибо она выступает в качестве финансового фактора экономического роста, служит макроэкономической формой проявления той денежной эмиссии, которая обслуживает экономический рост. До сих пор, как известно, инфляция рассматривалась в качестве негативного явления. На самом же деле инфляция становится негативным фактором, когда выполняет перераспределительные функции, когда эмиссия направлена на покрытие бюджетного дефицита, а последний не связан с задачами роста. Инфляцию, обслуживающую экономический рост (а значит — процесс смены макрогенераций), мы называем эволюционной инфляцией.
   8. Экспериментальные расчеты по США показывают, что в 70— 90-е годы XX в. американская экономика финансировала свой рост на 40—65% за счет кредитной эмиссии и лишь на 35—60% за счет перераспределения накопленного капитала. Между тем российская экономическая политика в течение 90-х годов XX в. строилась на том, что экономический рост должен финансироваться в основном из накопленного капитала. Такую политику следует признать ошибочной. Другое дело, что эмиссия под экономический рост всегда сопряжена с определенными рисками. Эти риски необходимо минимизировать, но нельзя отказываться от кредитования роста.

Ключевые термины

   Эволюционная экономика
   Экономическая эволюция
   Макрогенерации
   Генотип и макроотрасли
   Старые и новые комбинации Й.Шумпетера
   Неравновесные процессы
   Состояния статического равновесия
   Пара «потребности — возможности»
   Пара «платежеспособный спрос — предложение»
   Эволюционная инфляция
   Энтропия

Вопросы по теме

   1. Определите сущность эволюционной экономики. В чем состоит ее отличие от традиционной экономической науки (мейнстрима)? Почему необходим синтез эволюционной экономики и традиционной экономической науки?
   2. Что такое макрогенерация? Как соотносятся макрогенерации и кластеры комбинаций И. Шумпетера? Что показывают ретроспективные экспериментальные расчеты по экономике США и стран Западной Европы, ориентированные на выявление макрогенераций?
   3. Каким образом связаны между собой макроотрасли и макрогенерации?
   4. Почему негативное отношение традиционной экономической науки к неравновесным процессам препятствует адекватному восприятию экономической действительности?
   5. В чем суть неравновесного процесса между потребностями и возможностями производства? Каким образом можно обнаружить данный процесс в рамках отдельной макрогенерации? Как связана эволюция отдельной макрогенерации с сильно неравновесными и слабо неравновесными процессами?
   6. Каким образом неравновесные процессы влияют на формирование текущих цен? Как в свою очередь текущие цены влияют на соотношение между платежеспособным спросом и предложением? Как получается, что в экономике существуют одновременно и неравновесные процессы и состояния статического неравновесия?
   7. Что такое эволюционная инфляция? Почему данную инфляцию нельзя рассматривать как деструктивное явление? В каком смысле эволюционная инфляция в экономике корреспондирует с энтропией в термодинамике?
   8. Почему кредитная эмиссия есть финансовый фактор экономического роста? В каких случаях кредитная эмиссия играет позитивную и в каких — негативную роль?

Литература

   1. Глазьев С. Ю. Теория долгосрочного технико-экономического развития. М.: Владар, 1993.
   2. Красавина Л.H. Инфляция. Российская банковская энциклопедия. М.: Эта, 1995.
   3. Маевский В.И. Введение в эволюционную макроэкономику. М.: Япония сегодня, 1997.
   4. Маевский В.И. Эволюционная теория и макроэкономика // Вопросы экономики. 1997. № 3. С. 27—41.
   5. Маевский В.И. Эволюционная теория и неравновесные процессы // Экономическая наука современной России. 1999. № 4.
   6. Макаров B.Л. Эволюционная экономика: некоторые фрагменты теории // Эволюционный подход и проблемы переходной экономики. М., 1995.
   7. Макаров В.Л. О применении метода эволюционной экономики // Вопросы экономики, 1997, №3.
   8. Ноув А. Какой должна быть экономическая теория переходного периода? // Вопросы экономики. 1993. № 11. С. 16—23.
   9. Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.: Прогресс, 1986.
   10. Стиглиц Дж. Куда ведут реформы? (К десятилетию начала переходных процессов) // Вопросы экономики. 1999. №7. С. 4—30.
   11. Тоффлер О. Предисловие // Пригожин И., Стенгерс И. Порядок из хаоса. М.: Прогресс, 1986.
   12. Фримен К. Научно-технический прогресс и социально-экономическое развитие // Длинные волны. Новосибирск: Наука, 1991.
   13. Шумпетер И. Теория экономического развития. М.: Прогресс, 1982.
   14. Baumol W.Y., Blinder A.S. Economics: Principles and Policy. HBY, 1991. P. 83.
   15. Haberler G. Joseph Alois Shumpeter // The Quarterly Journal of Economics. 1950. August. P. 370.
   16. U.S. Bureau of the Census. Historical Statistics of the United States. — Washington, DC, 1960/1965.

 
< Пред.