YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Институциональная экономика (М.И. Одинцова) arrow 1.4.3. Роль механизмов принуждения к соблюдению правил
1.4.3. Роль механизмов принуждения к соблюдению правил

1.4.3. Роль механизмов принуждения к соблюдению правил

   Отсутствие работоспособных механизмов принуждения является причиной того, что многие формальные правила, принятые в процессе осуществления реформ в России, не работают. В качестве примера можно привести российскую систему корпоративного управления. По качеству корпоративного права Россия относится к числу стран, где акционеры де-юре защищены от злоупотреблений менеджмента, возможно, даже лучше и надежнее, чем акционеры во Франции и Германии. Но реально, де-факто, акционеры защищены очень слабо, и при разрешении корпоративных конфликтов в России открыто применяется насилие. Разработчики «Закона об акционерном обществе», активное участие в разработке которого принимали американские специалисты Блэк и Кракман, создавая модель корпоративного права для России, в недостаточной степени учли слабость механизмов принуждения к исполнению закона.
   В отличие от самих формальных правил, механизмы принуждения не поддаются заимствованию. Очень редко их удается заимствовать в готовом виде, в основном приходится создавать самим. Если следовать аналогии со спортивными играми, которой пользуется Д. Норт, то проблема заключается не в изменении устаревших правил, а в том, чтобы найти судей, которые судили бы честно, не шли на сговор с командами, и вообще приходили бы судить [Капелюшников, 2000]. Когда у новых формальных институтов нет надежных механизмов защиты и контроля, то они неизбежно модифицируются неписаными правилами и используются в качестве инструментов для проведения неформальных сделок.
   Роль механизмов принуждения хорошо иллюстрируется историческим примером попытки трансплантации кредитных кооперативов Райффайзен в Ирландии, где в 1894 году были созданы сельскохозяйственные кредитные кооперативы, смоделированные по образцу работавших весьма успешно сельскохозяйственных кооперативов Райффайзен в Германии. Но в Ирландии эти кооперативы потерпели крах, несмотря на то, что ирландский вариант кредитного кооператива по форме был почти точной копией германского оригинала. Германские кооперативы привлекали людей, которые искали возможности вложения свободных средств, и эти люди были заинтересованы в контроле над процессом выдачи кредитов. В ирландских кооперативах практически не было депозитов, сельское население не нуждалось в них для сбережения средств, в кооперативах были заинтересованы только те индивиды, которые хотели получить кредит. Ирландские кооперативы в основном перераспределяли кредиты, которые они получали от государства. Механизмы принуждения к выполнению обязательств в ирландских кооперативах работали очень слабо. Ключевое значение для работы подобных кооперативов имеет неявная угроза, что тот член кооператива, который не возвращает заем или каким-либо другим образом нарушает свои обязательства, будет наказан соседями. В Ирландии сосед заемщика не был склонен заставлять должника возвращать заем, и это лишало кооператив потенциальных преимуществ перед банками в контроле и защите контрактов. Кроме того, структура капитала кооперативов была такова, что заемщик, не возвращающий кредит, не подвергал опасности сбережения соседа, он просто уменьшал способность кооператива вернуть заем государству [Guinnane, 1994].
   Описанные трудности в работе кредитных кооперативов в Ирландии позволяют выделить два важнейших момента в отношении возникновения и развития институтов. Первый заключается в том, что институты — это нечто большее, чем формальный набор правил. И члены кооперативов, и те, кто не был их членом, но пользовался услугами кооперативов, зависели от местной среды. Преимущества кооперативов перед банками заключаются в возможности получения информации о заемщике и возможности применения к заемщикам тех санкций, которые недоступны крупным кредитным учреждениям. Ирландская среда препятствовала контролю и не поддерживала механизм принуждения, поэтому информационные преимущества кооперативов не смогли проявиться. Второй момент заключается в том, что важную роль играет правильный выбор времени для развития институтов. Германские кооперативы сформировались в то время, когда сельскохозяйственные сберегательные институты были развиты слабо, и в них нуждались как заемщики, так и те люди, которые хотели осуществить сбережения. В начале 1990-х годов, когда начали возникать сельскохозяйственные кредитные кооперативы в Ирландии, система привлечения сбережений из сельского хозяйства уже сложилась, поэтому у ирландских кооперативов не было времени, чтобы сформировать местные навыки управления, контроля и твердого подхода, которые необходимы для выживания института подобного рода.
   Принуждение к соблюдению установленных правил можно определить как достоверную угрозу заставить выполнять правила. Суть принуждения к соблюдению правил — это способность налагать издержки разнообразными методами — нагрубить, использовать физическую силу, отказаться иметь с кем-то дело или испортить его репутацию и т.д. Способность налагать издержки не требует специальной организации. Физическое насилие — это лишь один из методов принуждения, обычно используемый в том случае, когда нет возможности испортить репутацию. В долгосрочных отношениях физическое насилие может использоваться, но у него нет преимущества по сравнению с испорченной репутацией. Использование насилия отличается от других способов наказания, во-первых, тем, что оно часто бывает более дешевым по сравнению с другими способами; во-вторых, оно в большей степени угрожает конфискацией [Barzel, 2000]. Единственная сторона, которая обладает законным правом использовать насилие, — это государство. Государство можно определить как иерархическую организацию, обладающую юридическими полномочиями причинять вред лицам (в пределах географических территорий, на которые распространяется ее юрисдикция), которые не обязательно добровольно подчиняются ее власти. См.: [Ellickson, 1987, p.72; Michelman, 1977, p. 1167].
   Каждый из людей наделен определенной способностью к наложению издержек на другую сторону. Но люди различаются абсолютными и относительными способностями налагать издержки, представляющиеми определенную ценность для тех, кто ими обладает, и они могут осуществлять инвестиции в развитие этих способностей.
   Можно выделить следующие элементы системы принуждения к соблюдению правил. Для этого мы воспользуемся классификацией, предложенной Робертом Элликсоном [Ellicrson, 1987, p. 76]. Все эти элементы контроля в совокупности образуют систему общественного контроля.

Таблица 9. Система общественного контроля

Кто контролирует соблюдение правил?
  

Правила
  

Наказание
  

Система
  

контроля
  

Первая сторона
  

личная этика
  

угрызения совести, чувство вины
  

внутренний
  

контроль
  

Вторая сторона
  

контракты
  

наказание осуществляет пострадавшая сторона
  

в рамках контракта за контроль осуществляет ы- сторона, которой дается обещание
  

Третья сторона
  


  


  


  

а) сообщество людей
  

нормы, действующие в данном сообществе
  

наказание, осуществляемое членами сообщества
  

неформальный
контроль
  

б) организация
  

правила, действующие в в организации
  

принуждение со стороны организации
  

контроль со стороны организации
  

в) государство
  

законы
  

принуждение со стороны государства
  

правовая
система
  

   Первая сторона — это сам человек, который следит за соблюдением тех норм поведения, которые стали его внутренним убеждением, и он сам наказывает себя, если нарушает их.
   Вторая сторона — это лицо, которому при заключении контракта дается обещание (кредитор по договору). Оно следит за исполнением данных ему обещаний и применяет награды и санкции в зависимости от того, исполняет ли другая сторона свои обязательства перед ним.
   Контроль третьей стороной, отличается от контроля, который осуществляет вторая сторона, тем, что в этом случае действуют правила, на которые контролируемое лицо не давало явного согласия, а санкции осуществляют люди, не принимавшие участия в исходном взаимодействии. Третьей стороной, осуществляющей контроль, могут быть не организованные в форме иерархии социальные силы, организации, или государство. Третьи стороны, которые осуществляют принуждение, весьма разнообразны. Они могут включать правовую систему государства, фирмы с двумя или более занятыми, католическую церковь, международную федерацию тенниса, Всемирную торговую организацию и т.д. Третьи стороны налагают издержки различными способами. Государство налагает издержки путем использования физического насилия (заключение в тюрьму), католическая церковь — путем отлучения от церкви. В рамках неформального контроля внутри определенного сообщества людей, контролерами могут быть родственники, друзья, те лица, которые передают слухи о нарушителе, члены «комитета бдительности» и другие лица.
   Различные контролеры могут разнообразными способами объединять свои усилия, и тогда возникают смешанные системы контроля. Один контролер может сознательно следить за соблюдением правила, установленного другим контролером. Граждане государства могут стать членами «комитетов бдительности», которые следят за соблюдением требований закона. С другой стороны представители государственной власти (полицейские), исполняя свои обязанности, могут руководствоваться неформальными правилами и собственной этикой, а не буквой закона.
   Когда суды обращаются к обычаям делового оборота, чтобы конкретизировать неполный контракт, заключенный сторонами, они принуждают к исполнению неформальных правил, возникших в определенном деловом сообществе.

 
< Пред.   След. >