YourLib.net
Твоя библиотека
Главная arrow Уголовное право. Общая и Особенная части: Курс лекций (В.Т. Батычко) arrow 2. Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния
2. Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния

2. Виды обстоятельств, исключающих преступность деяния

   Обстоятельства, исключающие преступность деяния сами по себе не однородны и вызываются множеством внешних факторов. Условия правомерности действий в рамках этих обстоятельств носят различный характер. Поэтому законодатель и разделяет их на отдельные виды. Рассмотрим каждый из этих видов:
   Необходимая оборона (ст. 37 УК РФ) - заключается в причинении вреда посягающему лицу при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой такого насилия.
   Обязательным условием правомерности необходимой обороны является соблюдение ее пределов, которые нельзя превышать.
   Право на необходимую оборону принадлежит каждому человеку и является важной гарантией защиты законных прав и интересов личности, общества и государства от общественно опасных посягательств. Необходимая оборона является субъективным правом человека, независимо от его профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, вне зависимости от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти. На гражданах не лежит правовая обязанность осуществлять акт обороны, она носит, скорее всего, моральную обязанность и является их общественным долгом.
   Однако для некоторых лиц защита охраняемых законом прав и интересов личности, общества и государства является не только моральной, но и правовой обязанностью. К числу таких лиц относятся сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, военнослужащие, сотрудники Федеральной службы безопасности, федеральных органов государственной охраны, других охранных служб, инкассаторы и т.п. Осуществление акта необходимой обороны со стороны этих лиц является их служебным долгом.
   Условия правомерности акта необходимой обороны принято подразделять на относящиеся к посягательству и защите.
   Условиями правомерности необходимой обороны, относящимися к посягательству, являются: 1) общественная опасность посягательства, 2) наличность посягательства, 3) его действительность, реальность.
   Первый признак необходимой обороны - ее основание. Им в законе названо общественно опасное посягательство, то есть деяние, которое причиняет вред личности, охраняемым законом общественным и государственным интересам или которое создает угрозу причинения вреда, например, при покушении на преступление.
   Посягательство при необходимой обороне можно охарактеризовать рядом других признаков: объектом посягательства, его интенсивностью, намерениями виновного, средствами посягательства, личностью посягающего, что в совокупности определяет сущность и степень опасности посягательства.
   Действующее уголовное законодательство признает объектами посягательства при необходимой обороне интересы личности, общества и государства, права обороняющегося или другого лица, то есть по существу любые охраняемые правом интересы. По своей значимости они могут быть различны: жизнь и здоровье граждан, общественная безопасность, основы правопорядка, имущественные права государства и т.д. Характер объекта посягательства решающим образом влияет на степень его опасности, а, следовательно, на выбор средств защиты от него.
   Право на оборону порождает только общественно опасное посягательство на правоохраняемые интересы. Чаще всего оборона осуществляется против преступного, уголовно наказуемого посягательства, например, при отражении покушений на убийство либо на причинение вреда здоровью, а также при пресечении изнасилований, похищений людей, грабежей, разбоев, бандитских налетов, вымогательства, угонов транспортных средств и других посягательств на собственность, хулиганства и пр.
   В то же время не требуется, чтобы посягательство было непременно преступным. Достаточно, чтобы оно было общественно опасным и по объективным признакам воспринималось как преступное нападение. Поэтому допустима необходимая оборона от посягательства душевнобольного, малолетнего или лица, действующего под влиянием устраняющей его вину фактической ошибки. Нельзя не согласится с мнением А.Ф. Кони, что “лицу, подвергшемуся нападению, некогда размышлять, с сознанием или без сознания на него нападают”. Поэтому Федеральным законом РФ от 8 декабря 2003 г. в ст. 37 УК РФ было внесено дополнение под частью 21 в котором указывается, что “не является превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения”. Таким образом, законодатель значительно расширил пределы необходимой обороны при внезапном нападении.
   Под интенсивностью посягательства понимается его сила (соотношение сил нападающей и защищающейся сторон), стремительность нападения (активность, упорство в достижении цели, внезапность), что в значительной мере влияет на степень опасности посягательства.
   Намерения виновного определяют те общественно опасные последствия, которые посягающий стремится достичь при нападении (убить или избить лицо, похитить мелкую или особо крупную сумму и т.д.), что не может не повлиять на степень опасности посягательства.
   Личность посягающего, его характеристика учитываются практикой при оценке намерений виновного, возможного вреда от его действий, а также при оценке степени опасности посягательства, поскольку эти обстоятельства сознавались защищающимся.
   Давая общую характеристику общественно опасного посягательства как основания для необходимой обороны, следует ответить на вопрос о том, против любого ли посягательства возможна защита.
   Необходимая оборона не может осуществляться против посягательства на многие общественные отношения, в том числе на ряд экономических интересов, на политические, социальные и трудовые права граждан. Она вряд ли возможна и против таких общественно опасных деяний, которые немедленно и неминуемо не ведут к наступлению материального, физического и иного вреда. Оборона против таких деяний недопустима по той причине, что деяние и возможность наступления вреда отдалены друг от друга во времени и предотвращение последнего обеспечивается с большей гарантией путем обращения в соответствующие органы или иным способом. К таким деяниям относятся вымогательство государственного или общественного имущества, вымогательство взятки, мошенничество.
   Не допускается оборона или отражение малозначительного посягательства, не представляющего большой общественной опасности.
   Не является допустимой необходимая оборона в отношении правомерных действий должностных лиц (например, правомерное задержание лица совершившего преступление). Это правило, однако, не распространяется на явно незаконные действия должностных лиц, посягающих путем злоупотребления служебным положением на законные права и интересы граждан.
   Допустима ли необходимая оборона против действий, которые сами совершены в состоянии необходимой обороны? Этот вопрос в уголовно-правовой литературе решается отрицательно. В связи с этим лицо, совершившее, например, разбойное нападение и встретившее решительный отпор со стороны потерпевшего, не может ссылаться на то, что причинило вред здоровью потерпевшему, чтобы самому избежать причинения им подобного вреда.
   Во всех случаях на необходимую оборону не может ссылаться и тот, кто своими неправомерными действиями спровоцировал ситуацию, при которой окружающие вынуждены были применять в отношении него какие-либо насильственные действия.
   Вторым важным признаком правомерности необходимой обороны, относящимся к посягательству, теория называет наличность. Этот признак можно охарактеризовать следующей формулой - началось и еще не закончилось, то есть речь идет о том, что посягательство уже началось или по складывающимся условиям неизбежно начнется и на момент применения мер необходимой обороны еще не закончилось. Поскольку необходимая оборона возможна в пределах посягательства, важно выяснить его начальный и конечный моменты. Начальным моментом посягательства признается как момент непосредственно самого общественно опасного посягательства (например, вор залез в чужой карман), так и наличие реальной угрозы посягательства. Конечный момент посягательства связывается с его фактическим прекращением. Посягательство может быть прекращено достижением цели, которую поставил перед собой посягающий, его добровольным отказом, приведением нападающего в такое состояние, при котором он уже не может продолжать посягательство.
   Состояние необходимой обороны может иметь место и тогда, когда защита, последовала непосредственно за актом, хотя бы оконченного нападения, но по обстоятельствам дела момент завершения посягательства был не ясен для обороняющегося.
   На основании судебной практики общепринято, что переход оружия или других предметов, использованных при нападении, от посягающего к обороняющемуся сам по себе не может свидетельствовать об окончании посягательства.
   Третьим признаком, относящимся к посягательству, является действительность, реальность посягательства. Формула, характеризующая данный признак, звучит так - нападение существует не только в сознании обороняющегося, но и в объективной действительности. Признать посягательство существующим в реальной действительности - это значит, установить, что оно (посягательство) объективно было способно причинить существенный вред правоохраняемым интересам.
   В теории уголовного права, и в судебной практике необходимую оборону следует отличать от так называемой мнимой обороны. Последняя отличается от необходимой обороны тем, что при мнимой посягательство фактически отсутствует, оно существует лишь в сознании обороняющегося, но возникает лишь на базе какого-то реального поведения потерпевшего, ошибочно принимаемого в конкретной обстановке за общественно опасное посягательство. Юридические последствия мнимой обороны определяются по общим правилам о фактической ошибке.
   При решении этого вопроса судебная практика предусматривает два возможных варианта:
   а) в тех случаях, когда обстановка происшествия давала основание полагать, что совершается реальное посягательство, и лицо, применявшее средства защиты, не сознавало и не могло сознавать ошибочность своего предположения, его действия рассматриваются как совершенные в состоянии необходимой обороны;
   б) в тех случаях, когда по обстоятельствам дела лицо должно было и могло предвидеть, что отсутствует реальная общественно опасность и, несмотря на это, причиняет вред мнимо посягающему, действия виновного влекут за собой ответственность за совершение соответствующего преступления по неосторожности.
   Таким образом, условия, относящиеся к посягательству, дают возможность реально оценить действия нападающего и позволяют выработать критерии правомерности защиты.
   Условия правомерности необходимой обороны, относящиеся к защите.
   Защита при необходимой обороне противопоставляется посягательству и является, таким образом, непременным, само собой разумеющимся моментом необходимой обороны. К условиям правомерности защиты относятся следующие признаки:
   а) определение объекта защиты;
   б) направленность защиты;
   в) своевременность защиты;
   г) соразмерность защиты.
   Первый признак относится к определению круга объектов, которые возможно защищать по правилам необходимой обороны. Уголовный закон к таковым относит:
   - права и законные интересы обороняющегося;
   - права и законные интересы другого лица;
   - интересы общества;
   - интересы государства.
   Таким образом, по сути дела, путем необходимой обороны можно защищать любой правоохраняемый интерес.
   Вторым признаком, относящимся к защите, является то, что вред должен быть причинен обязательно непосредственно посягающему (его жизни, здоровью, собственности и т. д.), а не третьим лицам. При этом не требуется, чтобы вред нападающему был меньше предотвращенного, поскольку причинение меньшего вреда не всегда способно предотвратить или пресечь нападение.
   Однако, исходя из гуманных соображений, если посягательство совершается невменяемым или малолетним лицом, то обороняющийся должен стремиться по возможности устранить опасность, не прибегая к причинению им вреда. В случае же, когда избежать опасность таким образом нельзя, то обороняющийся должен стараться причинить наименьший вред нападающим.
   Третьим признаком является своевременность защиты. Оборона считается своевременной если она осуществляется в пределах того времени, которое занимало само посягательство, то есть с начала общественно опасного действия до его фактического окончания. Действия обороняющегося не могут считаться совершенными в состоянии необходимой обороны, если вред причинен после того, как посягательство было предотвращено или окончено и в применении средства защиты отпала необходимость.
   Четвертыми самым спорным признаком необходимой обороны является не превышение пределов необходимой обороны, то есть требуется, чтобы необходимая оборона была соразмерной. Соразмерной признается такая защита, которая явно не превосходит посягательство. Однако при необходимой обороне вред, причиненный нападающему, может быть больше того вреда, который он успел нанести обороняющемуся либо мог причинить в процессе посягательства. Соразмерность является оценочной категорией необходимой обороны и большей мере зависит от усмотрения суда. Пределы необходимости обороны определяются соответствием защиты характеру и опасности посягательства. Это несоответствие может быть выражено: в средствах защиты и нападения; в интенсивности посягательства и защиты; мер защиты характеру посягательства.
   Общеобязательным условием правомерности необходимой обороны является то, что защита не должна превышать пределов необходимости. В соответствии с ч. 3 ст. 37 УК РФ, превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства. Отсюда следует, что превышение пределов необходимой обороны по неосторожности ответственность исключает.
   Вместе с тем, разрешая вопрос о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны, следует учитывать то обстоятельство, что во время нападения, его внезапностью, обороняющийся не всегда в состоянии точно взвесить и оценить характер возникшей опасности и избрать соразмерные средства защиты, что, естественно, может иногда повлечь и более тяжкие последствия, за которые он не может нести ответственность.
   В настоящее время, как показывает судебная практика, не требуется, чтобы защищающийся уравнивал свои возможности защиты с возможностями нападающего, что соответствует общепринятым международным принципам. Защищающийся, в этом случае, всегда должен иметь преимущество перед нападающим.
   Право на необходимую оборону остается у любого лица, независимо от того, имел ли он возможность избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти.
   Вывод о том, имело ли место превышения необходимой обороны, можно сделать лишь в результате тщательного анализа конкретных обстоятельств дела, личности посягающего и обороняющегося. Необходимо учитывать не только соответствие или несоответствие средств защиты и нападения, но и характер опасности, угрожающей оборонявшемуся, его силы и возможности по отражению посягательства, а также все иные обстоятельства, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягающего и защищающегося (количество посягавших и оборонявшихся, их возраст, физическое развитие, наличие оружия, место и время посягательства и т.д.)
   Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ) как обстоятельство, исключающее преступность деяния впервые было закреплено в новом уголовном законодательстве. Закрепление этого обстоятельства в качестве основания освобождения от уголовной ответственности было обусловлено рядом обстоятельств.
   Во-первых, в старом уголовном законодательстве это обстоятельство не учитывалось и считалось, что лица, производящие задержание действуют в состоянии необходимой обороны. Но такое положение вещей не всегда отвечало требованиям законности и по своей сути могло учитываться только в тех случаях, когда лицо, совершившее преступление оказывало при задержании сопротивление. Причинение вреда при задержании лица, совершившего преступления и пытающегося скрыться выходило за рамки необходимой обороны, а значит, не могло расцениваться как правомерное.
   Во-вторых, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление и пытающегося скрыться, нельзя расценивать и как крайнюю необходимость, так как вред, причиняемый при этом невозможно сравнивать с вредом предотвращенным.
   В-третьих, задержание лиц, совершивших преступление, направлено, прежде всего, на предупреждение совершения ими новых преступлений и обеспечение условий быстрого и полного раскрытия содеянного ими, а значит, является благом для общества и вред, причиняемый этим лицам при задержании, оправдан.
   В-четвертых, закрепление в качестве обстоятельства исключающего преступность деяния причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, с одной стороны, создает определенные гарантии от неосновательного привлечения к уголовной ответственности за такое причинение вреда, а с другой, - является гарантией для преступника от возможной расправы на месте.
   Поэтому в новом уголовном законодательстве - вынужденное причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление - было закреплено в качестве самостоятельного обстоятельства, исключающего преступность деяния.
   Задержания лица, совершившего преступление, по своей юридической природе является осуществлением права и в ряде случаев - выполнением моральной обязанности гражданина по пресечению противоправных действий и доставлению лиц, их совершивших, органам власти. Для ряда должностных лиц, задержание преступника является правовой обязанностью.
   Как и любое другое обстоятельство, исключающее преступность деяния, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление, имеет ряд признаков и условий правомерности. К ним относятся:
   а) основания задержания;
   б) цель задержания;
   в) основания причинения вреда при задержании;
   г) соразмерность причиняемого вреда.
   Первое условие заключается в том, что причинение вреда допускается только при задержании лица, совершившего преступление, а не иное правонарушение (административный или дисциплинарный проступок, гражданско-правовой деликт, малозначительное деяние, предусмотренное ч. 2 ст. 14 УК РФ). При этом должна быть твердая уверенность, что именно это лицо совершило преступление. Например, когда лицо застигнуто при совершении преступления или непосредственно после его совершения, когда очевидцы, в том числе и потерпевшие, прямо укажут на данное лицо, как на совершившее преступление, если на подозреваемом или на его одежде, при нем или в его жилище обнаружены явные следы преступления и т. д. Основаниями задержания является также наличие обвинительного приговора суда об осуждении задерживаемого за конкретное преступление либо наличие постановления о розыске лица совершившего преступление, а также побег его из мест лишения свободы, из-под ареста или из-под стражи.
   На практике имеют место случаи причинения при задержании вреда лицам, ошибочно принятым за преступника, мнимым преступникам. Вопрос об ответственности за причинение вреда при мнимом задержании решается по общим правилам о фактической ошибке. В случаях, когда лицо, осуществляющее задержание, не только не осознает, но, исходя из конкретных обстоятельств дела, не должно и не может осознавать ошибочности своего представления относительно личности потерпевшего и оснований задержания, уголовная ответственность вследствие отсутствия вины исключается. Налицо - случай (казус), невиновное причинение вреда. Если же оно по обстоятельствам дела должно было и могло при более внимательном отношении к создавшейся ситуации не допустить ошибки, ответственность за причиненный вред наступает как за преступление совершенное по неосторожности.
   Вторым условием правомерности является цель задержания. Вред лицу, совершившему преступление, может быть причинен лишь с целью его задержания и доставления в соответствующие органы власти. Причинение вреда лицу, задерживаемому за совершение преступления, с другой целью носит противоправный характер и влечет за собой уголовную ответственность.
   Третьим непременным условием является невозможность произвести задержание иными способами, кроме как причинив вред лицу, совершившему преступление. Действия задерживаемого лица в этом случае должны явно указывать на желание скрыться либо уклониться от задержания. Такие действия выражаются в невыполнении законных требований следовать в органы власти, попытки бежать, в оказании сопротивления и т.п.
   Меры, которые принимаются для задержания лица, совершившего преступление, должны быть необходимыми, то есть оправданными обстоятельствами дела. Вопрос о том, является ли причинение того или иного вреда необходимым для задержания преступника, - это вопрос факта. Он должен решаться в каждом конкретном случае, исходя из конкретных обстоятельств дела. Насилие (тем более тяжкое) должно быть вынужденной, крайней мерой, когда иными средствами задержание осуществить невозможно.
   Четвертым условием является соразмерность мер задержания лица его противодействию, а также общественной опасности содеянного. Предпринимаемые меры по задержанию такого лица должны соответствовать характеру и опасности совершенного им преступления, а также опасности его личности.
   Следует иметь в виду, что лицо, задерживающее преступника, не всегда в состоянии избрать абсолютно соразмерные характеру и опасности совершенного преступления средства задержания. Это зависит от различных факторов: сильного душевного волнения; быстро меняющейся обстановке; профессионализма и опытности лица, производящего задержание; времени и месте задержания и т.п. Поэтому допускается причинение вреда задержанному более значительного, по сравнению с тем, который нанес он сам.
   Превышение мер при задержании лица, признается в тех случаях, когда средства и методы задержания явно не соответствуют характеру и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом преступления, его личности, реальной обстановке задержания. Такое превышение влечет уголовную ответственность лишь в случаях умышленного причинения вреда. Вред, причиненный по неосторожности при задержании лица совершившего преступление не влечет за собой наступление уголовной ответственности. При этом следует иметь в виду, что о превышении мер, необходимых для задержания преступника, речь может идти лишь при наличии права на задержание. Поэтому причинение вреда преступнику без цели его задержания должно рассматриваться не как превышение рассматриваемых мер, а как обьганое преступление против личности.
   Крайняя необходимость (ч.1 ст. 39 УК РФ) - это такое состояние, когда лицо для устранения опасности, непосредственно угрожающей личности и правам данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества и государства, причиняет вред интересам третьих (посторонних) лиц при условии, что грозящая опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами и при этом не было допущено превышения пределов крайней необходимости.
   Крайняя необходимость - это всегда столкновение двух правоохраняемых интересов, когда предотвратить наступление вреда одному из них можно, лишь причинив вред другому. Лицо, оказавшееся в состоянии крайней необходимости, из двух зол выбирает меньшее и путем сознательного нарушения одного из интересов спасает другой, более важный по своему значению. Именно поэтому действия, совершаемые в состоянии крайней необходимости, полезны для общества, они правомерны и морально оправданы.
   Правовое основание крайней необходимости - это опасность, угрожающая личности или правам данного лица, либо другим гражданам, общественным интересам или интересам государства. Закон не конкретизирует понятие этой опасности, поэтому есть основания вкладывать в него общеупотребительный смысл. Под опасностью понимают способность или возможность вызывать, причинять какой-нибудь вред.
   Опасность причинения вреда может порождаться различными процессами: технологическими, производственными, патологическими, физиологическими, происходящими в организме человека (например, болезнь, холод, голод).
   Состояние крайней необходимости может быть создано действиями человека. Оценивая природу этих действий, одни юристы характеризуют их как преступное поведение, другие - как общественно опасные действия, третьи - как противоправные действия и четвертые допускают возможность любых действий. Наиболее правильным следует считать мнение, согласно которому состояние крайней необходимости порождается общественно опасными действиями (бездействием) человека. Правильно оно потому, что понятие “общественно опасное деяние” включает в себя деяние преступное и по существу аналогично понятию “противоправное деяние, создающее опасность”.
   Опасность характеризуется тем, что она должна быть наличной. Устанавливаются начальный и конечный моменты опасности. Если опасность еще не возникла и угроза правоохраняемым интересам отсутствует либо, напротив, уже реализовалась в причиненном вреде, то она перестает быть правовым основанием крайней необходимости. Начальный момент возникновения опасности связывается не только с тем, что угроза причинения вреда реально стала воплощаться, но и с тем, что возникла сама угроза причинения вреда (например, существует угроза затопления, пожара, аварии, смерти и т. п.). Таким образом, правовое основание существует с момента возникновения, в течение всего времени реализации опасности и до момента прекращения угрозы.
   Опасность должна быть действительной, то есть реально существующей. Иногда субъект может ошибочно считать, что опасность существует, а в действительности она отсутствует. В таких случаях его действия должны оцениваться по правилам мнимой обороны. Фактическое основание крайней необходимости -это отсутствие у конкретного лица возможности устранить грозящую опасность в сложившейся обстановке иными средствами, чем совершением действия, подпадающего под признаки какого-либо деяния, предусмотренного уголовным законом. Состояние крайней необходимости оправдывает лишь такая обстановка, при которой все иные средства, не связанные с причинением вреда, внешне подпадающего под признаки преступления, отсутствуют, либо их использование недостаточно для успешного устранения грозящей опасности. Таким образом, при данных обстоятельствах опасность не может быть устранена другими средствами, не связанными с причинением вреда иным охраняемым правом интересам.
   Условия правомерности крайней необходимости принято подразделять на относящиеся к грозящей опасности и к защите от нее.
   Условиями, относящимися к грозящей опасности, являются:
   а) источники опасности могут быть самыми различными (действие человека, силы природы и др.) и угрожать личности данного лица или иных лиц, охраняемым законом интересам общества или государства;
   б) опасность должна быть наличной;
   в) опасность должна быть действительной, а не мнимой;
   г) опасность должна быть при данных обстоятельствах неустранимой другими средствами, не связанными с причинением вреда интересам третьих лиц.
   Условиями, относящимися к действиям по устранению грозящей опасности, являются:
   а) защищать можно любые охраняемые уголовным законом интересы;
   б) вред может быть причинен только третьим лицам;
   в) причиненный вред должен не превышать пределов крайней необходимости, то есть должен быть меньшим, чем вред предотвращенный;
   г) вред другому, охраняемому уголовным законом интересу может быть причинен лишь тогда, когда грозящая опасность не могла быть устранима иными средствами.
   Осуществление акта крайней необходимости путем причинения вреда интересам посторонних лиц, а также общественным и государственным интересам - субъективное право гражданина. Однако на некоторые категории лиц (сотрудники милиции, других подразделений органов внутренних дел, работники пожарной охраны, военнослужащие и др.) возложены правовые обязанности по осуществлению соответствующих действий в соответствии с крайней необходимостью. Так, например, при тушении пожара пожарные вынуждены частично разрушать жилище или иные помещения с целью предотвращения большего ущерба от огня.
   Под превышением пределов крайней необходимости понимается причинение вреда, явно не соответствующего характеру и степени угрожавшей опасности и обстоятельствам, при которых опасность устранялась, когда правоохраняемым интересам был причинен вред, равный или более значительный, чем предотвращенный. При этом необходимо учитывать объективные и субъективные обстоятельства, то есть время принятия решения лицом, действующим в состоянии крайней необходимости, его профессиональный и жизненный опыт, психологическое и эмоциональное состояние, физические возможности и т.д.
   Превышение пределов крайней необходимости влечет за собой уголовную ответственность только в случаях умышленного причинения вреда правоохраняемым интересам. Неосторожное причинение вреда в таких случаях исключает наступление уголовной ответственности.
   Физическое или психическое принуждение (ч. 1 ст. 40 УК РФ) - это причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам в результате физического принуждения, если вследствие такого принуждения лицо не могло руководить своими действиями или бездействием. Это обстоятельство, как исключающее уголовную ответственность впервые нашло отражение в новом уголовном законодательстве России.
   Физическое или психическое принуждение лица к причинению вреда правоохраняемым интересам заключается в применении по отношении к нему незаконных методов физического или психического воздействия, которое лишает его возможности свободного выбора своего поведения. Это может выражаться как в физическом насилии (нанесением побоев, пытки, причинением вреда здоровью, введением в его организм психотропных и наркотических веществ, незаконном лишении свободы, связыванием, помещением в запираемое помещение и др.) так и в психическом воздействии (различные угрозы, объектом которых может являться безопасность жизни, здоровья, честь, достоинство, имущественные интересы).
   Физическое или психическое принуждение может выступать как непреодолимая сила, в связи с чем, лицо не могло руководить своими действиями, то есть действовать избирательно, и в результате этого причиняет вред охраняемым уголовным законом интересам. Так, связанный охранник не может охранять вверенный ему объект.
   Если же лицо, несмотря на физическое принуждение, сохраняло возможность руководить своими действиями, то при причинении им вреда правоохраняемым интересам, вопрос о его уголовной ответственности решается, по правилам о крайней необходимости, указанных в ст. 39 УК РФ. В данном случае лицо действует (бездействует), выбирая между угрожаемым ему или другим интересам вредом и тем вредом, который необходим для устранения этой угрозы. Например, сотрудник милиции отдает оружие преступнику под угрозой причинения смерти одному из заложников. Хотя такое положение и является спорным, так как выполнение требования о передачи оружия само по себе не исключает возможность в дальнейшем причинения преступником смерти заложнику.
   Условия правомерности действия (бездействия) при физическом или психическом принуждении, если лицо сохраняет возможность руководить своими действиями (бездействием) имеют сходство с крайней необходимостью, но и содержат ряд существенных отличий, которые и предопределили в ведение в новое уголовное законодательство этой нормы. К таким отличиям относятся:
   а) при физическом или психическом принуждении объективная сторона выражается не только в действии, как при крайней необходимости, ной в бездействии;
   б) при физическом или психическом принуждении, важное значение приобретает способность лица руководить своими действиями и возможность обращения за помощью в соответствующие органы. Если такая возможность присутствует, а лицо не воспользовалось этим, то совершение преступления при физическом или психическом принуждении является уголовно наказуемым деянием.
   Если состояния крайней необходимости в подобных случаях не усматривается либо имеет место превышение ее пределов, примененное к лицу принуждение, может рассматриваться как обстоятельство, смягчающее наказание (п. “е” ст. 61 УК РФ).
   Обоснованный риск (ч. 1 ст. 41 УК РФ) - это причинение вреда охраняемым уголовным законом интересов для достижения общественно полезной цели.
   Включение в уголовное законодательство нормы об обоснованном риске представляется весьма своевременным. В современных условиях достижение научно-технического прогресса, освоение новой техники, усовершенствование технологического или производственного процесса, создание и улучшение медицинской аппаратуры и новых лекарств, проведение различных экспериментов нередко связано с определенным риском причинения вреда. Поэтому обоснованный риск, состоящий в правомерном создании возможной опасности правоохраняемым интересам в целях достижения общественно полезного результата, который не мог быть получен обычными средствами без определенного риска, включен в уголовное законодательство, как обстоятельство, исключающее преступность деяния.
   Риск возможен в любой сфере деятельности - производственной, научно-технической, врачебно-медицинской, правоохранительной и т.д. Он может возникать и при экстремальных ситуациях. Право на риск имеет любой гражданин независимо от того, в каких условиях это происходит.
   При обоснованном риске источником, порождающим опасность причинения вреда, являются действия самого лица, которое намеренно отклоняется от общепринятых правил и устоявшихся требований безопасности для достижения общественно полезной цели.
   Как и другие обстоятельства, исключающие преступность деяния обоснованный риск имеет определенные рамки, превышение которых влечет уголовную ответственность. К условиям правомерности обоснованного риска относятся:
   а) вред охраняемым уголовным законом интересам причиняется действиями, (бездействием) рискующего, направленными на достижение общественно полезного результата;
   б) общественно полезный результат не может быть достигнут обычными средствами, не связанными с риском;
   в) вредные последствия при обоснованном риске должны осознаваться рискующим лишь как побочный, возможный вариант его действий (бездействия), а не как закономерность;
   г) совершенные действия (бездействие) основываются на знаниях и умении рискующего предупредить наступление вредных последствий;
   д) лицо, допустившее риск, предприняло достаточные меры для предотвращения вреда охраняемым уголовным законом интересам.
   Таким образом, обоснованный риск признается правомерным только при совершении действий (бездействия) для достижения результата, который приносит выгоду, главным образом, не лично тому, кто действует в условиях риска, а другим людям, обществу или государству. Именно эта цель определяет социальную полезность тех или иных действий при обоснованном риске.
   Обязательным условием является невозможность достижение общественно полезного результата без определенного риска. Если существовала такая возможность, но лицо не воспользовалась ею, а предпочло рисковать и в результате причинило вред правоохраняемым интересам, то такой риск будет являться не обоснованным и повлечет за собой наступление уголовной ответственности.
   Риск не должен быть связан с заведомым причинением вреда. Такая возможность должна носить только лишь условный характер, т.е. учитываться как вероятность причинения вреда. При этом обязательным условием является то, что риск не должен быть связан с угрозой для жизни многих людей, вероятностью экологической катастрофы или общественного бедствия (ч. 3 ст. 41 УК РФ).
   При выполнении действий (бездействия) направленных на достижение общественно полезного результата должны учитываться современные научно- технические познания в данной области науки и техники, накопленный опыт, конкретно сложившиеся условия, чтобы риск причинения вреда правоохраняемым интересам свести к минимуму.
   Лицо, допустившее риск, должно в обязательном порядке предпринять достаточные, по его мнению, меры для предотвращения вреда. При этом необходимо учитывать невозможность практически предусмотреть все необходимые меры для предотвращения вреда в силу различных обстоятельств. К сожалению, более четкой регламентации правомерности обоснованного риска пока в законодательстве не дано. Это связано с отсутствием судебной практики по данному вопросу.
   Превышение обоснованного риска возможно лишь при косвенном умысле либо при преступном легкомыслии, когда лицо предвидело возможность наступления несоразмерно крупных вредных последствий своих рискованных действий, но относилось к этому безразлично, сознательно допуская их наступление, или легкомысленно рассчитывая не допустить их. Другие формы вины при этом исключаются, так как при прямом умысле на причинения вреда отсутствует обоснованность риска, а при преступной небрежности будет отсутствовать осознание наступления вредных последствий.
   Исполнение приказа или распоряжения (ч. 1 ст. 42 УК РФ) - исключает преступность деяния при причинении вреда охраняемым уголовным законом интересам лицом, действующим во исполнение обязательных для него приказа или распоряжения. Это обстоятельство, в качестве исключающего преступность деяния, также впервые нашло свое отражение в правовой норме уголовного закона. Такие обстоятельства довольно часто возникают на практике. Они касаются не только государственных служащих. Законодатель определяет, что уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконные приказ или распоряжение.
   Под приказом или распоряжением понимается обязательное для исполнения требование, предъявляемое начальником к подчиненному. Требование это может быть сделано как в письменной, так и в устной форме. При этом совсем не обязательно, чтобы этот приказ или распоряжение были отданы непосредственно начальником. Они могут быть переданы через других лиц. Приказ или распоряжение являются необходимым атрибутом любой совместной деятельности людей, и их выполнение обязательно для любого подчиненного лица.
   Освобождение от уголовной ответственности лица, причинившего вред в результате исполнения приказа или распоряжения, будет иметь место лишь в том случае, если не будут превышены определенные пределы, которые установлены законодателем. К таким условиям правомерности относятся:
   а) приказ или распоряжение должны быть отданы соответствующим начальником (руководителем) в соответствии с его компетенцией и только лицу, подчиненному ему по службе или работе;
   б) приказы или распоряжения должны быть оформлены надлежащим образом, то есть носить соответствующую им форму: устную или письменную;
   в) приказы и распоряжения не должны выходить за пределы компетенции отдающего их начальника, (руководителя);
   г) лицу, исполняющему приказы или распоряжения, не должно быть известно об их незаконности (преступности).
   Незаконные приказы и распоряжения исполнению не подлежат. Незаконность приказа или распоряжения выражается, как в неправомочности должностного лица отдавать такой приказ (распоряжение), так и в не соблюдении установленной формы и порядка их отдачи. Преступность незаконного приказа или распоряжения означает то, что они направлены на причинение вреда охраняемым уголовным законом интересам. Уголовную ответственность за причинение такого вреда несет лицо, отдавшее незаконный приказ или распоряжение. Оно будет являться исполнителем преступления.
   Если подчиненный совершит умышленное преступление во исполнение заведомо незаконных приказа или распоряжения, то есть исполнит преступный приказ, то он будет нести уголовную ответственность на общих основаниях. В данном случае налицо соучастие в преступлении. При этом лицо, отдавшее приказ или распоряжение будет выступать в роли организатора либо подстрекателя, а лицо, исполняющее приказ либо распоряжение, будет исполнителем.
   Уголовная ответственность за исполнение заведомо незаконного (преступного) приказа или распоряжения имеет только умышленную форму вины.

 
< Пред.   След. >